Телеграмма Заместителя Народного Комиссара Иностранных Дел СССР Полномочному Представителю СССР в Японии К. К. Юреневу. 13 мая 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Датировка: 
1937.05.13
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 243-244.

Вне очереди

13 мая 1937 г.

На телеграммы от 6 и 11 мая. Заявите Сато, что мы не можем принять его предложений по вопросу о составе конфликтных комиссий. Мы не можем по вопросу о конфликтах исходить из «независимости» маньчжурской стороны, поскольку по японо-маньчжурскому договору[1] Япония взяла на себя охрану маньчжурских границ. Если японская сторона действительно хочет соглашения по вопросу о рассмотрении пограничных конфликтов, она должна признать, что единственно практическим является наше предложение о том, чтобы переговоры с нашей делегацией в конфликтной комиссии вела японо-маньчжурская делегация как одна сторона. Третьей стороны в этих конфликтах мы признать не можем.

Не можем мы также принять предложения Сато о гарантии мира на границе, кроме нескольких «спорных пунктов». Прежде всего, для нас таких «спорных пунктов» не существует; принятие же предложений Сато означало бы легализацию конфликтов на границе. Напоминаем, что при предыдущих конфликтах японо-маньчжурская сторона всегда утверждала, будто они происходят вследствие спорности границы. Если теперь японское правительство заявляет, что оно не может дать гарантии, что на ряде пунктов границы будет спокойствие, то это еще ухудшает положение, ибо означает, что японское правительство становится на точку зрения некоторых японских военных в Маньчжурии, которые пытаются «исправлять» существующую границу, несмотря на точные постановления Пекинского и Мукденского договоров об обязательности соблюдения существующих границ.

Предложение об отводе наших войск от «спорных» участков границы не может быть предметом переговоров между нами не только потому, что для нас таких «спорных» участков не существует, но и потому, что отвод наших войск от тех участков границы, которые некоторым японским военным в Маньчжурии хотелось бы объявить спорными, только увеличил бы напряженность и опасности на границе, ибо поощрил бы этих военных к дальнейшим попыткам «исправлять» границу вопреки существующим договорам.

Стомоняков



[1] По-видимому, имеется в виду протокол от 15 сентября 1932 г.: см. газ. «Известия», 16 сентября 1932 г.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.