Из доклада комиссии ВЦИК «Об обследовании Центрально-Черноземной области по вопросу выполнения всеми органами власти постановления Президиума ВЦИК от 20 августа 1930 г. «О мероприятиях по рассмотрению крестьянских жалоб». 31 марта 1932 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1932.03.31
Метки: 
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 3. Конец 1930 - 1933. Москва РОССПЭН 2000. Стр. 300-311
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 631. Оп. 5. Д. 48. Л. 108-126. Копия.

№ 115

Не позднее 31 марта 1932 г.

Секретно.

Комиссия проверила постановку дела рассмотрения жалоб всех областных органов власти (облисполком, облпрокуратура и др.). Для изучения положения в районах, была организована проверка 30 районов и около 100 сельсоветов.

Одновременно с этим комиссия проверила на месте и другое решение ВЦИК, имеющее самое непосредственное отношение к крестьянским жалобам — это циркуляр Президиума ВЦИК от 30 ноября 1931 г. «О практике наложения взысканий в административном порядке».

Обширность материала проверки дает возможность сделать один основной категорический вывод о том, что приведенные директивы правительства в Центрально-Черноземной обл. не выполнены ни областным, ни особенно районными исполкомами, не говоря уже о сельсоветах.

Комиссия считает, что на выполнение указанных директив правительства не было обращено достаточного внимания, совершенно отсутствовала проверка того, как эти законы выполняются местами.

Общее количество жалоб, поступивших в 1931 г.

Изучение количества поступивших жалоб в целом ряде районов области дает возможность предположить, что в 1931 г. поступило от населения ЦЧО примерно 350—400 тыс. жалоб (сельские советы в расчет не принимаются).

...К этому необходимо добавить, что по линии облРКИ за год поступило 10,8 тыс. крестьянских жалоб, в облисполком — 12 тыс. жалоб, в облпрокуратуру, облФУ, облснаб и облколхозсоюз — 6 — 7 тыс. Кроме этого, на имя председателя ВЦИК М.И.Калинина поступило 12 тыс. жалоб. Значительное количество жалоб, несомненно, поступает в Прокуратуру Республики, НК РКИ126 и др. органы.

Все это говорит за то, что цифру в 350 тыс. — 400 тыс. жалоб можно, как ориентировочную, принять и считать близкой к действительности (несмотря на то, что, несомненно, очень много жалоб поступает от одного жалобщика в ряд учреждений).

Вне всякого сомнения, что аналогичное количество жалоб будет в других краях, областях нашей страны, так как общее количество жалоб еще вовсе не говорит о том, что они объясняются какими-либо перегибами.

В условиях, когда в области произошла в связи с коллективизацией коренная переделка всего сельского хозяйства, когда проводится решительное выкорчевывание в деревне всяких остатков кулачества, общий рост жалоб, несомненно, неизбежен.

Эти же данные показывают, что вопрос своевременного и правильного рассмотрения жалоб — есть большой политический вопрос.

Штрафная политика низовых органов власти

Комиссия ознакомилась со штрафной политикой, так как налагаемые штрафы на разного рода нарушения имеют самое тесное отношение к ряду жалоб и своевременному их рассмотрению.

Приведенные ниже некоторые факты показывают, что по области имеют место случаи, когда массовая работа среди населения при проведении кампании подменяется голым администрированием. Поэтому в области надо поставить вопрос о самом решительном проведении в жизнь циркуляра ВЦИК от 30 ноября 1931 г. «О практике наложения взыскания в административном порядке», так как целый ряд приведенных ниже фактов говорит о том, что в ряде мест есть, несомненно, перегибы в проведении штрафной политики.

Вот некоторые данные по ряду сельсоветов Горшеченского района: Ново-Меланский сельсовет имеет всего 636 хозяйств, оштрафовано за разного рода кампании 612 чел. (штрафуют, как правило, главу хозяйства, т.е. можно считать 612 чел. за количество дворов), или 96% всех дворов. С/х налог исчислен по этому сельсовету в размере 17,5 тыс. руб., а штрафов наложено 21,4 тыс. руб....

Само взыскание штрафов проводится также явно с перегибами. Почти во всех обследованных районах штрафы взыскиваются с нарушением законов: отбирается имущество, которое по закону отбирать за неуплату налогов и сборов нельзя (постановление СНК РСФСР от декабря 1929 г., ст. 271 ГПК127) (дома, лошадей и т.п.). Есть случаи массового выселения из домов...

Ознакомление с докладами районных прокуроров подтверждает наше утверждение о массовом нарушении указанных выше законов. К этому еще необходимо добавить, что есть несомненное в отдельных районах увлечение штрафами и по линии административных органов (милиции).

Для примера приведем такого рода факты: В Грязинском районе милиция оштрафовала за убой скота 950 чел., однако, несмотря на эти штрафы, убой скота все-таки не прекратили, так как массово-политической работы никто ни в одном сельсовете не вел. Сами штрафы превратились, по существу говоря, в нечто вроде налога на право убоя скота.

Вся работа облисполкома за 3 мес. существования циркуляра от 30 ноября 1931 г. выразилась к рассылке этого циркуляра в РИКи и сельсоветы с такой конкретной и четкой директивой: ниже публикуется циркулярное распоряжение ВЦИК от 30 ноября 1931 г. «Об обязательных постановлениях — для исполнения и руководства».

Политическая недооценка этого циркуляра как директивы правительства о борьбе с перегибами в штрафной политике мест — совершенно очевидна.

Никакого перелома в штрафной политике после 3-месячного существования этого циркуляра не произошло: как штрафовали до него, так и штрафуют сейчас.

Ряд райисполкомов «так проводят в жизнь» этот циркуляр: в Ржаксинском районе постановление Президиума ВЦИК от 30 августа 1930 г. и циркуляра ВЦИК от 30 июня 1931 г. большинство районных и сельских работников не знают совершенно...

Подавляющее большинство сельсоветов не знает постановления Президиума ВЦИК от 20 августа 1930 г. и циркуляра от 30 ноября 1931 г.

При обследовании сельсоветов выяснилось одно из двух: или сельсовет заявляет, что он этого циркуляра не получал, а поэтому не знает, или получил, но не прочитав, подшили к делу...

О революционной законности

Обследуя сельсоветы, знакомясь с материалами райпрокуроров, комиссия не сталкивалась с состоянием революционной законности в обследованных районах. В ряде районов у руководящих товарищей по этому вопросу существуют настроения, что при проведении кампаний на строгое исполнение законов не следует обращать внимания.

Вот например, установка председателя Новосильского РИКа т. Енина: «Законы существуют только для того, чтобы по ним судить, в других случаях никаких законов не существует, мы — это законы».

В Добринском районе один из руководящих товарищей на попытки прокурора бороться за революционную законность, заявил ему: «На время кампаний прокуроры должны фактически жить, но политически умереть», т.е. прокуроры должны молчать.

В Грязинском районе существует неписанная «установка», определяется она двумя словами: «Победителей не судят».

В целом ряде районов существуют такие настроения: сначала закончим на 100% кампании, а потом будем исправлять перегибы и разбирать жалобы.

Другая отрицательная сторона заключается в том, что, как правило, прокуроры посылаются в качестве уполномоченных в сельсоветы для проведения кампаний и этим самым принижается значение прокуратуры как органа борьбы за революционную законность.

Меры борьбы с перегибами принимаются решительные и даже иногда с перегибами в другую сторону. Например, в Тамбовском районе за истекший год привлечено к уголовной ответственности 19 председателей сельсоветов, 100 членов сельсоветов, 17 председателей колхозов, 10 чел. правл[ений] и 24 чел. других советских работников. Целый ряд районов дает по 100—1300 чел. осужденных судом и привлеченных к ответственности сельских работников за разного рода кампании.

Одновременно с левыми загибами необходимо отметить, что фактов правооппортунистического порядка в области имеется больше, чем достаточно. По неполным данным облпрокуратуры, за 5 мес. 1931 г. при проведении хозяйственно-политических кампаний обнаружено 1244 случаев правооппортунистического порядка и 563 случая «левых загибов». По вопросам они распадаются так: по хлебозаготовкам — 563 случая правых дел, 283 — «левых загибов», по мобилизации средств — 105 правых дел и 100 «левых загибов», по коллективизации — 296 правых дел и 33 случая «левых загибов» и т.д.

Постановка дела рассмотрения жалоб в областных органах

По линии областных органов (облисполкома и др.) дан ряд очень хороших директив местам по вопросу рассмотрения крестьянских жалоб, но ни один из этих органов не проверил, как выполняются эти директивы местами. Проверка же показала, что РИКи и сельсоветы, как правило, эти директивы не только не проводят в жизнь, но даже просто не прочитали.

Бюро жалоб облисполкома

Работа бюро жалоб, безусловно, неудовлетворительна.

Явная беспомощность аппарата до последнего времени решительно действовать тогда, когда факты перегибов, произвола и волокиты налицо, аппарат ограничивается обыкновенной «бумажкой» и этим самым объективно способствует волоките, например: невнимательно рассматривает дела раскулаченных. Облкомиссия на одном заседании (протокол № 78) рассмотрела сразу 328 дел в 4 часа, т.е. на рассмотрение каждого дела потребовалось комиссии меньше одной минуты. Качество таких решений не нуждается в характеристике...

Волокита по делам раскулаченных продолжается до сих пор.

595 жалоб на раскулачивание до сих пор не рассмотрены, несмотря на то, что с момента раскулачивания прошло два года.

Наблюдается большая волокита по делам лишенцев, в среднем 6 мес. — это довольно «короткий» срок для прохождения дела от РИКа до облисполкома.

Сейчас 2653 дела лишенцев числится за районами, которые не отвечают по несколько месяцев облРИКу.

При лишении избирательных прав сельсовет часто не руководствуется избирательным законодательством, а лишает «по своим законам». Вот пара примеров из практики лишения избирательных прав: Хворостянского района Салтыковский сельсовет — 19 ноября 1931 г. заседание президиума лишает избирательных прав сразу 49 семей, исключает их из колхоза Для того, чтобы дать твердое задание по заготовкам. Характеристика лишения следующая (у всех 19 хозяйств одинакова). Приводим дословно: «Наставина К.И. вычистить из колхоза и со всем семейством, как кулака, лишить избирательных прав, дать твердое задание — 200 пуд. картофеля», после отдают под суд как лишенца.

В числе исключенных из колхоза и лишенных избирательных прав есть хозяйства, которые имеют в своей семье по три красноармейца.

К.-Байгорский сельсовет — 26 декабря 1931 г. одним протоколом лишает избирательных прав сразу 36 чел. Характеристики написаны более «умело», указывают ряд кулацких признаков, но ни одна характеристика никакими документами и фактами не подтверждена. Само же обоснование лишения избирательных прав проводится сразу, чохом, на всех ссылкой на 69 ст. Конституции128. Хворостянский РИК вместо того, чтобы сейчас же проверить это дело на месте, так как факт массового извращения избирательного законодательства налицо, подшивает эти материалы к «делу». Президиум РИКа механически вписывает характеристику сельсовета в свой протокол и лишает избирательных прав. Так было с лишением избирательных прав 13 хозяйств из Отскоченского сельсовета...

Облпрокуратура.

Основным недостатком Облпрокуратуры является то, что она совершенно недостаточно боролась за выполнение постановления Президиума ВЦИК от 20 августа 1930 г. Кое-где отдельные райпрокуроры пытались вести борьбу за выполнение этого постановления, но и эти отдельные факты недостаточно решительно поддерживались прокуратурой области.

ОблКК РКИ. Основной недостаток заключается в том, что районные РКИ все-таки не осуществляют полностью возлагаемых на них задач.

Расследование жалоб, особенно по твердым заданиям, проводится плохо, а иногда и волокита тянется не меньше, чем в других учреждениях. Вот несколько фактов: в делах Мордовской НК РКИ установлено, что весь 1931 г. на бюро жалоб РКИ жалобы не рассматривались. Там же обнаружено, что 24 апреля 1931 г. облРКИ прислала жалобу гр-на Минаева И.С. по 98 ст. для проверки. Жалоба лежит без движения почти целый год...

Облколхозсоюз. Комиссия считает, что в облколхозсоюзе не обращается того внимания, которого заслуживают жалобы на неправильное исключение из колхозов, как в аппарате облколхозсоюза, так и особенно в его периферии. Увлечение чистками колхозов кое-где на местах до сих пор имеет место. Чистят все «сквозные бригады», сельсоветы, разного рода уполномоченные и т.д. До самого последнего времени облколхозсоюз недооценивал значения чистки, как одной из форм организационно-хозяйственного укрепления колхоза.

На основании обследования райколхозов по части рассмотрения ими жалоб на исключение комиссия сталкивалась и с вопросом чистки.

Ряд районов, по далеко неполным данным, дает, примерно, такие данные (на 20 января):

Волховский район имеет

16 016 хозяйств

вычищено

или 2%

 

в колхозах.

408 хозяйств.

 

Дрязгинский район имеет

291 хозяйств

вычищено

или 3,9%

 

в колхозах.

326 хозяйств.

 

Мордовский район имеет

8673 хозяйств

вычищено

или 2,7%

 

в колхозах.

239 хозяйств.

 

Хворостянский район имеет

7017 хозяйств

вычищено

или 3,6%

 

в колхозах.

250 хозяйств.

 

Ряд этих данных из облколхозсоюза позволяет уверенно сказать, что в среднем по районам вычищено 200 — 300 хозяйств. Для области, при 155 районах, это дает 30 тыс. — 45 тыс. хозяйств, вычищенных из колхозов.

Эти данные сугубо ориентировочные. К общему числу колхозников области, они, конечно, составляют небольшой процент.

Положение с рассмотрением жалоб в районах

Основными недостатками при рассмотрении жалоб являются:

а) недопустимая волокита по жалобам; б) отсутствие всякой проверки по жалобам; в) бюрократический подход к рассмотрению жалоб.

Все это объясняется тем, что в районах недооценивают значения жалоб как сигналов об извращениях советского аппарата. Отсюда вытекает ряд нездоровых настроений районных работников. Довольно часто в районе смотрят на жалобщика как на кулака: «Раз жалуется на твердое задание, значит кулак»...

Утверждение крестьян в целом ряде районов о том, что райисполкомы не обращают никакого внимания на их жалобы и поэтому они вынуждены жаловаться выше, имеют под собой самое серьезное основание.

В процессе обследования выявлена масса фактов прямо преступного отношения к рассмотрению жалоб, направленных из центральных учреждений и организаций. Для примера приведем несколько фактов:

11 октября 1930 г. секретариат председателя ВЦИК по поручению М.И.Калинина поручил Бобровскому РИКу проверить правильность раскулачивания хозяйства гр-на Романова С.С. Несмотря на вопросы по этому делу, ответа все-таки РИК не прислал. В архиве РИКа оно обнаружено с такой пометкой: «Кулак, делопроизводством прекратить».

30 ноября 1930 г. направлена жалоба гр-на Пашкова Ф. И., 16 февраля 1931 г. сельсовету шлет материал по этому делу, а тот в течение года его не рассматривает.

Делопроизводитель Бобровского РИКа на жалобе гр-на Соколова о неправильном обложении твердым заданием, не докладывая никому, сам пишет резолюцию: «Твердое задание дано правильно». Такая же участь постигла и заметку, присланную из редакции газеты «Новая деревня».

Основными категориями жалобщиков в районах являются:

а) жалобы на неправильное обложение твердым заданием, по разного рода заготовкам (самая многочисленная группа жалобщиков, она составляет 90% всех жалоб);

б) жалобы, связанные с вопросами коллективизации (исключения из колхозов, непорядки в них и т.п.);

в) жалобы финансового порядка. Здесь жалобы основные по с/х и по другим видам платежей как обязательных, так и добровольных;

г) жалобы на лишение избирательных прав менее многочисленны, но через район проходят до 250 — 300 дел.

Рассмотрение жалоб на твердые задания

Из материалов обследования районов видно, что процент обложения твердыми заданиями по заготовкам в отдельных случаях достигает 15 — 20% и даже по 30% к числу всех единоличников. Это говорит о том, что в ряде случаев твердыми заданиями облагаются типичные середняки, причем основное заключается не только в твердом задании, сколько в характере репрессий за его невыполнение. Репрессии к середняку-твердозаданцу, как правило, ничем не отличаются от репрессий, применяемых к кулацким хозяйствам...

Прокурор Верхне-Карачанского района в докладе пишет: «За отчетное время выявлено 38 особо злостных случаев искажения линии партии и правительства. Массовое доведение твердых заданий середнякам и беднякам (80 хозяйствам) с целью вовлечения их в колхоз, незаконное применение штрафов за невспашку зяби, отбор всего имущества с нарушением 271 ст. ГПК. Взыскание штрафов за неявку на собрание от 20 до 25 руб., избиение твердообложенных и т.д.»...

Надо подчеркнуть, что борьба за хлеб действительно развертывается в условиях самой ожесточенной классовой борьбы. В ряде мест под влиянием кулацкой агитации происходило массовое закапывание хлеба в землю. Например, в Добринском районе в двух сельсоветах было обнаружено почти по 100 ям в каждом, в одном из сельсоветов Хворостянского района около 80 ям.

Местные работники, не умея развернуть массовую работу, мобилизовать против кулака всю общественность деревни, становятся на путь администрирования, а то и прямого произвола. В Хворостянском районе один из советских работников заявил: «Чтобы без перегибов в нашем сельсовете — и кило хлеба не возьмем, у нас такой сельсовет».

Отсюда есть случаи поголовных обысков в поисках хлеба уполномоченными, бригадами и т.п. лицами, изъятие всего наличного хлеба, в каких бы размерах не был обнаружен (Хворостянский р[айон]). Были случаи, когда уполномоченные отбирали по 1—2 кг муки. Один из уполномоченных, когда ему заметили, что он неправильно берет кило муки, гордо ответил: «Я борюсь за каждое кило выполнения плана заготовок».

Несмотря на ряд перегибов, жалобы на твердые задания в районах рассматриваются, безусловно, плохо-

Факты безобразного отношения в районах по жалобам, по имеющимся у комиссии материалам, настолько обширны, что приводить из них хоть одну маленькую часть нет никакой возможности.

Это такое бесспорное положение, что в области все ответработники, которые сталкиваются с жалобами на твердые задания, это сами признают...

А одной из главных ошибок и недостатков является то, что райисполкомы почти никогда не приостанавливают репрессий к жалобщикам, а ограничиваются писанием «бумажек», сельские же советы за это время, пока им «пишут» бумаги, в 24 часа распродают имущество, а потом, как правило, если все-таки РИК восстанавливает жалобщика, то сельсовет заявляет, что все имущество продано и возвратить уже нечего. Таких примеров, как приведено ниже, можно привести сколько угодно. После 8 мес. волокиты Бобровский РИК восстановил хозяйство гр-на Бабушкина, вычищенного из колхоза и распроданного за заготовки, но и из этого восстановления жалобщик больше получает «моральное удовлетворение», так как все его имущество распродано и вернуть ничего нельзя.

Продажа имущества проводится по чрезвычайно ничтожным ценам. Самый лучший дом-пятистенка, крытый железом, продается за 100 — 150 руб. Лошадь с упряжью за 40 руб., новая меховая шуба — 15 руб.

На почве штрафов и торгов наблюдается ряд случаев злоупотреблений должностных лиц, производящих торги. Часто вещи по безусловно дешевым ценам попадают в руки сельсоветчиков (актива).

В Срединском сельсовете изъятие имущества производилось зачастую без постановления сельсовета и производилось единолично председателем сельсовета Поповым. Вся оценка производилась двумя лицами — председателем сельсовета и зав. магазином местной кооперации. Вещи оценивались за бесценок. Документов по изъятому имуществу найти нельзя.

В этом же сельсовете обнаружено из проданного имущества, по данным потребкооперации, числится на 4552 руб., в сельсовете же заприходовано на 1418 руб. меньше.

Нередко бывает и так, как вот, например, с гр-ном Овсянниковым М. И. За неуплату твердого задания его оштрафовали на 194 руб., имущество все продали на 304 руб., перевзыскание — 110 руб., зачислили в культсбор и др. платежи. У середняка гр-на Мокина незаконно отобрали имущество, РИК предписывает его вернуть, сельсовет возвращает «юридически» 50 руб., а фактически не дают и копейки, так как эти 50 руб. зачисляются в культсбор (Бобровский район).

Ясеневский сельсовет распродал хозяйство семьи красноармейца Пашкова П.Я., РИК предложил вернуть двор, ригу, амбар и лошадь. Сельсовет не возвращает, мотивируя это тем, что имущества этого уже нет.

Кроме волокиты по жалобам в районах, необходимо сюда прибавить, что райисполкомы и др. отделы (РКИ, прокуратура) очень часто совершенно не проверяют этих сведений, которые дают сельсоветы на жалобщика (к примеру, Березовский РИК не проверил ни одной жалобы, поданной ему на твердое задание). Обследование сельских советов говорит о том, что здесь необходима сугубая проверка данных сельсоветов, так как сельсоветы часто совершенно безответственно относятся к даче характеристик.

Несмотря на категорическое запрещение постановлением Президиума ВЦИК от 30 августа 1930 г., до сих пор наблюдается массовая посылка жалоб на рассмотрение тех учреждений, на которые она приносится. Жалуются, например, на сельсовет, ему и направляют на рассмотрение жалобу.

Рассмотрение жалоб на неправильную чистку колхозов

При чистке колхозов, устав с/х артели, утвержденный правительством, часто не выполняется. Ряд общих соображений о размерах чистки выше уже освещены.

Вот один из фактов «увлечения чистками».

По Грязинскому району, колхоз им. Сталина чистился 3 раза в течение 6 — 7 мин.; в первый раз вычистили 7 хозяйств; во второй раз — 19 хозяйств и в третий раз — 1 хозяйство. Всего в колхозе меньше 100 дворов, а вычистили 25 дворов, т.е. четверть всего колхоза...

Вычищенных из колхоза 10—15 — 20% — это обычное явление по Дрязгинскому району. (Надо отметить, что все эти сведения далеко неполные и приуменьшенные.) По данным Дрязгинского райколхозсоюза, из 2970 хозяйств зажиточных только 11 хозяйств.

Насколько это соответствует действительности, трудно сказать, но одно, видимо, ясно, что в колхозах кое-где происходит массовая вычистка зажиточных из колхозов и т.п. По мнению комиссии, это противоречит всем директивам партии о колхозном строительстве и уставу сельхозартели.

В Касторинском сельсовете Касторенского района был установлен факт вычистки 50 хозяйств из колхоза. Когда явился для личного объяснения председатель сельсовета, то он заявил: «Что большинство из исключенных не кулаки, а лодыри, разваливающие колхоз, поэтому мы решили их из колхоза исключить и разложить на них 20 тыс. руб. кредита, подлежащего уплате колхозу за 1931 г.»

Но и в тех случаях, когда чистка действительно необходима, часто она проводится административным путем. Вот, например, как иногда проводится чистка в Рождественско-Хавском районе. В Орловском сельсовете работала «сквозная бригада» во главе с судьей Востриковым. Выяснилось, что сквозная бригада свое решение через общее собрание колхозников не проводила, протокола об исключении гр-н нет, председатель ревизионной комиссии колхоза на заседании бригады 18 февраля с.г. заявил, что «секретарь партячейки Королев просто предложил исключить из колхоза таких лиц и точка»...

При наличии фактов перегибов при чистках колхозов исключительно большое значение имеет своевременное рассмотрение всех жалоб, поступающих в райколхозсоюзы на неправильное исключение из колхозов.

Ознакомившись с рассмотрением жалоб в райколхозсоюзах, комиссия может дать только одну характеристику: это не только безобразное, а местами прямо преступное отношение к рассмотрению жалоб исключенных в райколхозсоюзах. Бюрократизм, волокита, бездушное отношение к жалобщику процветает здесь в широких размерах. Для подтверждения такой крайне резкой оценки даем ряд фактов из материала обследования:

Ново-Оскольский район (из доклада комиссии облисполкома). Райколхозсоюз: хуже всего и безобразно дело поставлено с разбором жалоб в райколхозсоюзе Ново-Оскольского района. В аппарате РКС отсутствует учет поступления и рассмотрения дел. Ответственности по жалобам нет.

Сколько имеется не рассмотренных жалоб — учесть нельзя.

Срок прохождения обнаруженных жалоб: до 3 мес. — 154, до 6 мес. — 175, до 1 года — 178, свыше 1 года — 12.

К преступной волоките надо добавить не менее преступное отношение к рассмотрению жалоб. Из рассмотренных 218 жалоб на исключение только 9 хозяйств восстановлено, или 3,5%. Такой ничтожный процент восстановления показывает, что райколхозсоюз механически утверждает любое решение об исключении...

Райколхозсоюзы, где поставлено сравнительно хорошо дело рассмотрения жалоб, очень немногочисленны.

Все это говорит о том, что необходимо самое сугубое внимание со стороны Облколхозсоюза, органов РКИ к этому делу и принятие самых решительных мер к непременному изжитию указанных безобразий.

Мобилизация средств, рассмотрение жалоб, связанных с платежами

Прежде всего необходимо отметить один факт, имевший место в ряде районов — это незаконное поголовное взыскание с населения денег в Золотухинском, Новосильском, Воронцовском районах за неучастие населения в дорожном строительстве (пока обнаружено в трех районах, но, по еще непроверенным данным, деньги взыскивались в 9 районах).

В постановлении ВЦИКа и СНК от 10 августа 1931 г. прямо сказано, что «замена трудового участия населения в дорожном строительстве допускается лишь в случаях уклонения от трудповинности, нахождения на отхожих промыслах и по ходатайству отдельных граждан в исключительных случаях»129.

Размер взыскания этого вида налагает на «железнодорожное строительство», — так окрестило население эти незаконные сборы, — превышает в ряде случаев у отдельных хозяйств в 3 — 5 — 8 раз с/х налог (в зависимости от числа трудоспособных).

Облисполком по протесту облпрокуратуры признал 26 января взыскание этого налога незаконным, решение Хворостянского РИКа отменил, но ни одного слова не сказал, как быть с незаконно взысканными деньгами (по Хворостянскому району взыскано 42 тыс. руб., а по Новосильскому району прокурор утверждает, что взыскано около 200 тыс. руб.).

От населения по этому вопросу поступает большое количество жалоб на неправильное взыскание денег, но никто этим делом не интересуется. Налог уплатила наиболее добровольная часть деревни, а другая часть не платила и с нее не взыскивают, а отсюда, естественно, создаются психологические настроения у населения: нечего платить скоро налоги, выгодней затягивать платежи, так как, может, тот или иной вид платежа тоже «незаконный».

Ряд фактов подмены массовой работы «голым администрированием» приводим ниже.

У гр-на Сапунова Н.К. (Ясеневский сельсовет Горшеченского района) за неуплату 4 руб. 66 коп. отобраны телка и овцы.

В Задонском районе обнаружены такие факты, когда сельсоветы, при уплате населением обязательных налогов, 50% этих денег зачисляли в принудительном порядке за заем и тракторные акции.

В Алгасовском районе обнаружены прокурором: 2-й Алгасовский сельсовет принудительно распространял «Заем пятилетки в 4 года» среди бедняков и середняков путем удержания сельсоветом денег в счет погашения займа за сданные населением коровы.

В Рождественском сельсовете Тимского района прокуратурой выявлены факты грубейшего администрирования, доходящего до прямого грабежа. При взимании задолженности по госплатежам, член сельсовета Телегин, уполномоченный РИКа Бобков в составе «бригады» ходили по домам, взыскивая платежи. У гр-на Яковлева задолженность была равна 90 коп., бригада выломала окно, сломала дверь. У беднячки Маркуловой, не имеющей никакой задолженности, изъяли суконный полушубок, одеяло, веревки и шапку. Всего по этому сельсовету незаконно было отобрано у бедняков и середняков имущества на 1 тыс. руб. (Виновные привлечены к ответственности.)

Тов. Василенко, член ВЦИК, сообщает, что при взимании штрафов за заготовки и налоги в Готищевском сельсовете при 25-градусном морозе раздевали и разували на улице лиц, не уплативших штрафов и налогов, пуская их раздетых и разутых по снегу. Причем всем это проделывал сам председатель сельсовета Федоров. В этом же сельсовете штрафы взыскивали так: «Разбирали окна, ломали двери, заваливали печки». На ее указание, что это извращение политики партии, за которое будут судить, председатель сельсовета заявил, что «это «кулаки», вот мы их и добиваем как класс».

По Красно-Долинскому сельсовету Касторенского района штраф налагается за неуплату с/х налога:

1. Чембуров И.Н. за неуплату с/х налога, страхплатежей оштрафован сельсоветом на 300 руб.; 2) Семенов Н.Е. оштрафован за неуплату с/х налога, страхплатежей и самообложения на 250 руб.; 3) Осока А.И. оштрафован на 400 руб. (сведения от председателя сельсовета 25 февраля 1932 г.). Взыскание штрафов за неуплату с/х налога — вещь совершенно незаконная.

С рассмотрением жалоб по финансовым вопросам лучше несколько обстоит дело со сроками прохождения дел.

Финансовые органы имеют технически лучшую систему рассмотрения жалоб. Обследователи нигде не обнаружили большой завал жалоб. Как правило, жалобы все рассмотрены. Качество же рассмотрения далеко не отличается от рассмотрения дел по заготовкам. И здесь вся вера сельсовету. Его сведения непогрешимы.

Рассмотрение жалоб на лишение избирательных прав ничем не отличается от жалоб раскулачивания и заготовки. Такая же волокита, то же невнимательное рассмотрение дел по существу.

Комиссия считает необходимым отметить отношение к рассмотрению жалоб красноармейцев.

Безобразная постановка рассмотрения красноармейских жалоб очевидна всякому, кто с ними сталкивается (прокуратура и др.). До сих пор грубейшим образом искажаются категорические и ясные директивы центральных органов в отношении семей красноармейцев.

Комиссия целиком присоединяется к нижеследующему выводу военной прокуратуры X стрелкового корпуса:

«В этом отношении не случайным является то обстоятельство, что из всех частей Московского военного округа, расположенных в нескольких областях РСФСР, — наибольшее количество жалоб от красноармейцев на применение твердых заданий падает на части, расположенные в ЦЧО».

Комиссия поддерживает и второй вывод о том, что до настоящего времени продолжает иметь место грубая волокита и безобразно-бюрократическое отношение на местах к расследованию красноармейских жалоб.

Для характеристики положения с красноармейскими жалобами приведем несколько примеров:

В 1930 г. был по ошибке отозван красноармеец Тимошенко, как однофамилец сына кулака. Несмотря на очевидную ошибку, РИК ничего не сделал для ее исправления до сих пор, а сын кулака действительного до сих пор находится в Красной Армии.

Прокурор Ржаксинского района вместо того, чтобы бороться с безобразиями при обложении семей красноармейцев, сам эти безобразия узаконивал. Так, например, прокурор отказал в сложении твердого задания 6 красноармейским хозяйствам...

Рассмотрение жалоб в сельсоветах

Иногда даже трудно представить, что в отдельные сельсоветы поступает такое большое количество жалоб. Вот несколько примеров:

В Алексеевский сельсовет Алексеевского района поступило жалоб за 1931 г. — 1073, которые распадаются в основном на следующие группы: по налогам — 725 жалоб, по заготовкам — 284, по лишению избирательных прав — 60 и 4 жалобы на раскулачивание.

В Буденновском сельсовете, по неполным данным, поступило 464 жалобы. По вопросам они распадаются так: по налогам — 162 жалобы, по колхозному вопросу — 42, по заготовкам — 127, по восстановлению в избирательных правах — 28 жалоб и 80 жалоб разного порядка.

Поступление 300-400 жалоб в год в сельсоветы, видимо, надо считать нечто близким к истине.

Отсюда совершенно понятно то огромное значение, которое имеет правильное и своевременное рассмотрение жалоб в сельских советах.

Проверка около 100 сельских советов показывает, что в подавляющем большинстве рассмотрение крестьянских жалоб поставлено исключительно плохо. Почти ни один сельсовет не знает постановление Президиума ВЦИК от 20 августа 1930 г. «О мероприятиях по рассмотрению крестьянских жалоб» и совершенно не приходится говорить о каком то ни было выполнении сельсоветами циркуляра Президиума ВЦИК от 30 ноября 1931 г. «О практике административных штрафов».

По существу надо считать, что эти директивы правительства не доведены до сельсоветов. В огромном большинстве сельсоветов этих директив не оказалось, а там, где они есть, сельсоветам никакого инструктажа не сделали, проглядев, несомненно, очень большое политическое значение циркуляра о штрафах. После трехмесячного существования последнего циркуляра штрафная политика в сельсоветах ни на йоту не изменилась.

Основными типичными недостатками здесь являются: неимоверная волокита в сельсоветах при рассмотрении жалоб; 6) отсутствие всякой проверки жалоб через широкую общественность деревни (а не 2 — 3 активистов); в) рассмотрении жалоб не на президиуме сельсовета или секретарем; г) недопустимое отношение к запросам, требованиям по пересланным из РИКов для заключения в сельсоветы жалобам; д) безответственное отношение к даче характеристики на жалобщиков, в ряде случаев эти характеристики граничат прямо с уголовным преступлением; е) прямой саботаж со стороны ряда сельсоветов при выполнении ими постановлений вышестоящих органов в тех случаях, когда решение сельсоветов отменяется; ж) прямое неподчинение сельсоветов в тех случаях, когда им предлагают приостановить репрессии к жалобщикам.

Все это объясняется тем, что в сельсоветах довольно широко существует убеждение о том, что это «пустяковое дело», что заниматься жалобами — это «зря терять время», пусть жалобами занимаются те, «кому делать нечего», «а мы проводим кампанию».

В Хворостянском районе дело дошло до того, что один из председателей] сельсовета на предложение товарища, обследовавшего этот сельсовет в части рассмотрения жалоб, категорически отказался созвать президиум сельсовета, заявляя, что по таким пустякам нечего собирать президиум сельсовета.

Самое хаотическое состояние делопроизводства по жалобам в сельсоветах (да и в РИКах это дело обстоит также чрезвычайно скверно) — все это приводит к частым случаям потери жалоб и документов, не исключая и того, что в ряде случаев «неугодные жалобы» просто уничтожаются. Например, из 34 жалоб, направленных Бобровским РИКом в Чукановский сельсовет, 12 жалоб сельсовет потерял...

Рассмотрение жалоб проходит неправильно. Жалуется в сельсовет гражданин на решение налоговой селькомиссии или на комиссию по заготовкам, а он (сельсовет), получив жалобу, пересылает ее на рассмотрение той же комиссии.

Когда жалоба попадает на рассмотрение президиума сельсовета, часто это дело имеет лишь формально-юридическую сторону, так как по существу никакого обсуждения жалобы не проводится. Один из товарищей, присутствовавших при рассмотрении жалоб на президиуме сельсовета, говорит, что никакого обсуждения не ведется, а просто назовут фамилию жалобщика, а председатель сельсовета говорит секретарю: «Пиши — «отказать».

Обнаружена масса случаев, когда председатель сельсовета или секретарь на жалобе пишет «отказать» и это считается «постановлением сельсовета».

Характеристики на жалобщиков, на основании которых РИКи рассматривают жалобы, в подавляющем большинстве составлены секретарем или председателем сельсовета, тогда как в жалобах большинство жалуются на этих самых лиц. Отсюда совершенно понятна «вся объективность этих характеристик».

Из 431 жалоб, поступивших в Буденновский сельсовет этого же района, ни одна не проверялась, а когда новый состав сельсовета проверил 5 жалоб граждан на лишение избирательных прав, то он признал лишение их незаконным (РИК в избирательных правах восстановил). Или другой факт, когда комиссия, обследовавшая Ендовищенский сельсовет, «поставила на пленуме сельсовета с группой бедноты на обсуждение 21 жалобу крестьян. В результате 10 жалоб удовлетворены полностью, 8 жалоб удовлетворены частично и только 3 жалобы отклонены».

Качество проверки — самое слабое место в сельсоветах (даже в РИКах) при рассмотрении жалоб.

Вот несколько примеров, как сельсоветы выполняют постановления вышестоящих органов власти.

В Хавский райРКИ было предложено Богословскому сельсовету впредь до разбора жалобы гр-ки Старцевой изъятое имущество с торгов не продавать, но все-таки сельсовет имущество распродал.

Или другой случай. «Облисполком 10 ноября 1931 г. отменил раскулачивание и дачу твердого задания семье командира РККА Злобина, а за злоупотребления с использованием имущества постановил привлечь виновных лиц к уголовной ответственности. Когда мать командира гр-ка Злобина предъявила выписку из решения облисполкома, на другой день пришел уполномоченный сельсовета и секретарь сельсовета, отобрали последние 4 пуд. муки, разломали сарай и увезли, угрожая, что «мы вас научим, как жаловаться»...

Так «выполняется» сельсоветами в очень многих случаях решение вышестоящих органов власти. Сельсоветы каждую отмену их решений рассматривают как «подрыв их авторитета», начинают волокитить с выполнением этих решений, «создавать» материалы на жалобщика, упорно настаивая на том, что сельсовет прав. Решения правительства ни в какой мере подавляющим большинством сельсоветов не выполняются до сих пор.

Выводы

Из сказанного выше можно сделать только один вывод, что постановление Президиума ВЦИК от 20 августа 1930 г. «О мероприятиях по рассмотрению крестьянских жалоб» и циркуляр Президиума ВЦИК от 30 ноября 1931 г. «О практике наложения взысканий в административном порядке» не выполнены ни в какой мере.

Облисполком признает, что эти директивы не выполнены в ряде районов, комиссия же считает, что надо говорить не об отдельных районах, а целиком по области.

126 НК РКИ — Наркомат рабоче-крестьянской инспекции был создан по постановлению ВЦИК от 7 февраля 1920 г. как орган «социалистического контроля на основе привлечения в органы высшего государственного контроля рабочих и крестьян» (СУ РСФСР. 1920. № 16. Ст. 94). В его задачу входила борьба за строгий учет материальных ценностей и продовольствия и ограничение частного капитала. По решению XII съезда РКП(б) НК РКИ был объединен с Центральной контрольной комиссией (см. прим. № 184 ) и в 1931 — 1933 гг. действовал как объединенный орган. Упразднен в январе 1934 г. согласно решению XVII съезда партии, как выполнивший свою задачу.

127 Ст. 271 Гражданского процессуального кодекса РСФСР посвящена тем случаям, когда запрещается наложение на имущество должника ареста, производства описи, опечатывания и продажи. Применительно к сельским жителям конфискация имущества за неуплату налогов и сборов не могла осуществляться, если речь шла о необходимых орудиях сельского хозяйства, а также одной корове, одной лошади или заменяющего их другом виде скота; одной голове молодняка рабочего скота с необходимым до выгона на пастбище, но не более как на шесть месяцев, количеством корма; семенах в количестве, необходимом для предстоящего посева обрабатываемой должником земли; необходимых для должника и для находящихся на его иждивении лиц носильного платья, белья, обуви и предметов домашнего обихода; топливе и продуктах продовольствия, необходимых для членов семьи должника и проживающих вместе с ними иждивенцев; суммах, выдаваемых должнику в порядке социального страхования или социального обеспечения, а также суммах, выдаваемых крестьянскими обществами взаимопомощи в виде пособий и ссуд, а равно суммах, выдаваемых в виде ссуды маломощным крестьянским хозяйствам из учреждений сельскохозяйственного кредита (см,: Гражданский процессуальный кодекс с изменениями до 15 июля 1932 г. М., 1932, С, 62-66),

128 Ст. 69 Конституции РСФСР 1924 г. гласила: «Не избирают и не могут быть избранными: а) лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли;

б) лица, живущие на нетрудовой доход, как-то: проценты с капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества и т.п.;

в) частные торговцы, торговые и коммерческие посредники;

г) духовные служители религиозных культов всех вероисповеданий и толков, для которых это занятие является профессией, и монахи;

д) служащие и агенты бывших полиции, отдельного корпуса жандармов и охранных отделений, члены царствовавшего в России дома, а также лица, руководившие деятельностью полиции, жандармерии и карательных органов;

е) лица, признанные в установленном порядке душевнобольными или умалишенными;

ж) лица, осужденные за преступления с поражением в политических правах на установленный судебным приговором срок» (Конституция (основной закон) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики. М., 1930. С. 27).

129 Речь идёт о постановлении ВЦИК и СНК РСФСР от 10 августа 1931 г. «О дорожном строительстве и трудовом участии в нем населения». В разделе III постановления «О трудовом участии населения в дорожном строительстве» были определены условия, на которых колхозники и единоличники могли избежать непосредственного участия в строительстве и обустройстве дорог в районе их постоянного проживания. Так, все вопросы об освобождении от участия в дорожных работах по уважительным причинам должны были разрешаться сельскими советами в порядке особой инструкции, издаваемой Главдортрансом. Сельсоветам предоставлялось право, в исключительных случаях, заменять для отдельных граждан по их ходатайствам трудовое участие в дорожном строительстве денежными взносами из расчета средней ставки зарплаты, существующей в данной местности для аналогичных видов труда. Те же правила действовали и для граждан сельской местности, подлежащих привлечению к участию в дорожном строительстве, находящихся на отхожих промыслах. В случае уклонения граждан от выполнения данной трудовой повинности они должны были привлекаться к уплате денежного взноса в двойном размере против установленных средних ставок зарплаты за участие в дорожных работах в местности их проживания (Известия, 1931. 22 августа).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.