Из справки Секретно-политического отдела ОГПУ «Об отрицательных явлениях на селе и деятельности антисоветского элемента». 5 августа 1932 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1932.08.05
Метки: 
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 3. Конец 1930 - 1933. Москва РОССПЭН 2000. Стр. 438-446
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 1449. Л. 89—105. Подлинник.

№ 157

Совершенно секретно.

На 1 августа 1932 г.

Отрицательные явления на селе

Явно недостаточно внимание со стороны районных и сельских организаций качественному закреплению колхозов, слабость политмассовой работы, недочеты в реализации последних решений партии по вопросам сельского хозяйства, продзатруднения, принявшие острую форму в период весенне-посевной и в начале уборочной кампании, непорядки, бесхозяйственность, злоупотребления, пьянство, грубое и нечуткое отношение к колхозникам со стороны ряда руководителей колхозов, многочисленные перегибы и искривления классовой линии и активизация кулацко-антисоветских элементов обусловили нарастание по отдельным областям антиколхозных настроений среди отдельных групп колхозников.

Ухудшение настроений части колхозников нашло свое выражение прежде всего в росте выходов из колхозов. С конца июня и на протяжении июля мес. выходы и развал колхозов по отдельным районам приняли массовый характер. По далеко не полным данным с июня с.г. по ЦЧО, СВК, УССР, БССР, Московской и Западной обл. вышло из колхозов (вместе с вышедшими из-за развала) свыше 76 тыс. хозяйств, совершенно распалось 509 колхозов с 17 456 хозяйствами.

Интересны следующие данные по Украине и Московской обл., характеризующие динамику выхода из колхозов:

УССР

в 1 декаде июня подано заявлений о выходе

2655 по 104 колхозам

31 районов

во 2 декаде июня подано заявлений о выходе

3471 по 158 колхозам

74 - -

в 3 декаде июня подано заявлений о выходе

7929 по 306 колхозам

81 - -

в 1 декаде июля подано заявлений о выходе

13 743 по 417 колхозам

73 - -

МО

За период с 1 июня по 15 июня вышло из колхозов

913 хозяйств

 

За период с 15 июня по 1 июля вышло из колхозов

1386 хозяйств

 

и за 20 дней июля

4073 хозяйств

 

Рост выходов из колхозов в июле отмечен также в некоторых районах НВК, ЗСК, Татарии, Башкирии, Нижкрая и др.

Восстановление колхозов и обратный прилив в них еще незначительны.

Обращает на себя внимание организованная подготовка колхозников к выходу из колхозов целыми группами. Местами со стороны выходцев отмечены попытки связаться с окружающими селами в целях вызова массовых выходов из соседних колхозов.

В целом ряде случаев выходы из колхозов сопровождаются разбором обобществленного имущества, скота и с/х инвентаря.

На Украине в июне разобрано 1640 и в первой декаде июля свыше 1300 лошадей.

В СВК за июнь мес. разобрано более 6400 лошадей.

В связи с выходами и развалами колхозов наметившиеся по окончании сева тенденции к индивидуальной уборке урожая заметно расширяются, и в ряде районов наблюдается раздел колхозных посевов и уборка урожая единоличным порядком, отмечаются также случаи хищения хлебов с колхозных полей, носящие по ряду районов СКК, УССР и др. массовый характер.

Следует подчеркнуть, что выходы из колхозов, разбор имущества и рабочего скота, раздел посевов и последующие массовые волынки нередко проходят под лозунгами: «Поддержать Советскую власть, но без колхозов», «Долой колхозы, да здравствует Советская власть», «Да здравствуют единоличники» и т.д.

В некоторых местах волынки носили характер демонстраций — шествий по селу с флагами и контрреволюционными лозунгами (УССР, СВК, ЦЧО, Западная обл., БССР).

При попытках рассеять массовые волынки со стороны участников их встречается упорное, иногда вооруженное сопротивление.

Наряду с выходами из колхозов и расширении тенденций к индивидуальному сбору урожая особого внимания заслуживают настроения отдельных групп колхозников остаться в колхозе до окончания уборки, а затем разделить собранный урожай и выйти из колхоза (БССР, ЦЧО и др. области). По ряду районов наблюдаются также случаи массовых невыходов колхозников на работы.

В ряде районов УССР в связи с продзатруднениями и кулацкой деятельностью отмечается рост эмиграционного движения со стороны значительных групп колхозников и единоличников. За январь — май по неполным данным эмигрировало 745 чел. и задержано при попытках эмиграции 1130 чел.

Указанные моменты при возросшей активности кулачества и антисоветского элемента обусловили напряженное положение в некоторых районах ЦЧО, СВК, УССР, Западной и др. областях и ставят под угрозу успешный ход уборочной и хлебозаготовительной кампаний.

Массовые выступления

Во II квартале 1932 г. отмечается значительный рост числа массовых выступлений. По неполным данным за апрель — июнь 1932 г. зарегистрировано 949 массовых выступлений против 576 в I квартале.

По отдельным краям и областям тенденция к росту массовых выступлений за последние месяцы еще более наглядна.

В ЦЧО за первую декаду июля учтено 26 массовых выступлений против двух в июне.

В Западной обл. за 15 дней июля зарегистрировано 23 массовых выступления против 9 за июнь.

ПО СВК во II квартале 1932 г. зарегистрировано 36 массовых выступлений, за две недели июля — 12 против 30 в I квартале.

В СКК в июне учтено 45 массовых выступлений против 28 в мае.

Еще более интересны сравнительные данные по СКК с прошлым годом. За первое полугодие 1932 г. зарегистрировано 164 массовых выступления с 13 752 участниками против 78 и 9084 участниками в первом полугодии 1931 г.

Аналогичное положение в УССР и БССР (приведенные данные далеко не полные).

Количественный рост числа массовых выступлений сопровождается также ростом антисоветской активности выступающих и организованностью выступлений.

На протяжении января — мая выступления в большинстве случаев имели характер голодных волынок, групповых или массовых сборищ около сельсоветов с настойчивым требованием отпуска продовольствия. Тем не менее следует отметить, что такие волынки нередко выливались в самоуправство толпы, самовольно разбиравшей продовольственные и семенные запасы в колхозах, ссыпных пунктах и т.п. Однако случаи, когда эти выступления сопровождались разгромом складов, амбаров и нападением на госпредприятия и кооперативы с целью расхищения продовольствия, были в общем немногочисленны.

За последние месяцы (июнь —июль) обращает на себя внимание значительно возросшая активность массовых выступлений. В ряде случаев эти выступления сопровождаются разбором всего общественного имущества, скота, захватом и разделом колхозных посевов и т.п. Лозунги в выступлениях приобретают все более четко выраженный контрреволюционный характер: «Долой Советскую власть, долой колхозы, давай царя» и т.п. В некоторых случаях у выступающих появляется оружие (дробовики, берданы, обрезы, наганы). Местами толпа оказывает активное противодействие мероприятиям представителей власти, не допуская арестов, отбивая арестованных зачинщиков, подвергая арестам и избиениям низовых совпартработников и т.д. (ЦЧО, СВК, УССР, Западная обл. и др.).

На первом месте по количеству массовых выступлений стоит УССР, где зарегистрировано 923 выступления (из 1630 всего по Союзу за 7 мес.), затем идет СКК — 173, ЗСК — 119, НВК — 95, СВК — 78, Западная обл. — 59 и ЦЧО - 43.

В этих районах отмечены наиболее острые выступления, отличавшиеся наибольшей активностью со стороны выступавших и проходившие под махрово-контрреволюционными лозунгами и при организованном руководстве со стороны антисоветских элементов и кулачества.

Большинство массовых выступлений ликвидировалось в основном изъятием кулацко-антисоветского актива и проведением разъяснительной работы. Часть массовых выступлений была ликвидирована оперативными группами, командированными в эти районы, и лишь в отдельных случаях при ликвидации выступлений применялось оружие.

Террор

Общее количество терактов по Союзу за I и II кварталы 1932 г. в сравнении с 1931 г. за этот же период значительно снизилось:

В 1931 г. в I квартале — 2008 терактов, во II квартале — 2714 терактов.

В 1932 г.в I квартале — 1305 терактов, во II квартале — 1076 терактов.

В отдельных же из наиболее пораженных районов, например, СВК и ЗСК, теракты, вместе с увеличением массовых выступлений во II квартале 1932 г. имеют повышение:

В СВК в I квартале — 76 терактов, во II квартале — 105 терактов

В ЗСК в I квартале — 95 терактов, во II квартале — 175 терактов.

Как в I, так и во II кварталах физический террор по Союзу продолжает преобладать над имущественным, так, например:

В I квартале террор

физический

— 780 случаев,

имущественный

— 525 случаев.

В II квартале террор

физический

— 612 случаев,

имущественный

— 464 случаев.

В основном теракты направлены против активистов (30%), колхозников (18,6%) и колхозов (23,90%). Это явление продолжает отмечаться и в июле.

Листовки

Количество случаев распространения антисоветских листовок и анонимок в первом полугодии 1932 г. в сравнении с этим же периодом 1931 г. уменьшилось в 2 раза, но в сравнении со вторым полугодием 1931 г. дает некоторое повышение:

В 1 полугодии 1931 г.

всего случаев распространения 1626,

из них листовок 915

анонимок — 711

В 2 полугодии 1931 г.

всего случаев распространения 797,

из них листовок 509

анонимок — 288

В 1 полугодии 1932 г.

всего случаев распространения 821,

из них листовок 555

анонимок — 266

Основное количество листовок по своему характеру являются повстанческие (48%), антиколхозные (18%).

Наиболее пораженные районы по распространению листовок и анонимок являются:

УССР

191 случай, из них 174 листовок и 17 анонимок

ЗСК

133 случая, из них 48 листовок и 85 анонимок

НВК

89 случаев, из них 50 листовок и 39 анонимок

СВК

75 случаев, из них 53 листовок и 22 анонимок.

Организованная контрреволюционная деятельность кулачества и антисоветского элемента

Контрреволюционный актив деревни, как, например, эсеры, церковники, б/бандиты и особенно остатки кулачества, широко используя продзатруднения, перегибы и недочеты в работе низовых совпарторганов, пытается возглавить отдельные группы недовольных колхозников и трудящихся единоличников и организовать широкое движение против Советской власти.

В целом ряде случаев кулацко-антисоветский элемент является организующей силой указанных отрицательных явлений на селе. Так, например, в пораженных районах ЦЧО вскрыта кулацко-церковная контрреволюционная повстанческая организация, члены которой возглавляли в ряде сел антиколхозное движение и массовые волынки, распространяли листовки антиколхозного содержания, занимались систематической антисоветской агитацией, направленной на развал колхозов, срыв уборочной и хлебозаготовительной кампаний.

Особого внимания заслуживает организованная контрреволюционная деятельность внутри колхозов. Наиболее распространенными контрреволюционными образованиями внутри колхозов являются контрреволюционные группировки, занимающиеся вредительством, провокационной и разлагательской работой. Особенно активное противодействие со стороны членов группировки встречают мероприятия по организационно-хозяйственному укреплению колхозов: налаживание организации труда, переход колхозов на сдельщину, распределение доходов по трудодням и т.п.

Играя на трудностях и неполадках, используя отсталость и мелкособственнические инстинкты отдельных групп колхозников, кулак становится в ряде колхозов, особенно организационно-слабых, организующим центром сопротивления этих групп социалистическому переустройству села. Провокационная деятельность контрреволюционных кулацких группировок в данное время направлена в основном на срыв уборочной и хлебозаготовительной кампаний. Разжигая потребительские настроения части колхозников, антисоветскому элементу в отдельных районах удается повести за собой значительные группы колхозников и трудящихся единоличников (см. выходы из колхозов и массовые выступления).

Обращает на себя внимание рост контрреволюционных группировок в сравнении с 1931 г. — по отдельным областям. Например, в БССР за последние 9 мес. 1931 г. было ликвидировано 137 группировок, а за 4 мес. 1932 г. — 235 группировок, в СВК за 10 мес. 1931 г. ликвидировано 182 группировки, а за 6 мес. 1932 г. — 191 группировка. Некоторый рост организованной контрреволюционной деятельности (группировки и организации) отмечается в ДВК, на Урале, в УССР и др. областях.

Вскрытый и ликвидированный ряд контрреволюционных организаций («Крестьянская партия», «Крестьянский союз», «Народно-Трудовая партия» и т.п.) сигнализирует о том, что на данном этапе борьбы с нами кулачество все больше сознает необходимость более широкого организационного объединения сил, выходящего за пределы данного села и района. Ряд этих организаций имели подробно разработанные программы или платформу. В программно-тактических установках контрреволюционные организации «Крестьянский союз»163 (ЛВО) для большего их веса имеются ссылки на труды В.И.Ленина. В других программах и платформах заслуживают внимания следующие весьма характерные политические установки:

«Работа организации не должна замыкаться только в одном селе, колхозе и проч., работа организации должна сводиться к тому, чтобы образовать КС в других селах и помогать им наладить их работу».

«Организация обязательно должна привлечь в свою организацию сельскую интеллигенцию для работы и всячески способствовать материальному обеспечению последней».

«Организация ставит перед собой задачу разъяснить цели и задачи «Крестьянского Союза» рабоче-крестьянской Красной Армии через призывников, которые должны идти в армию» (из платформы КС — ЦЧО и Татарии).

«Международное положение осложняется. Китай и Япония намерены захватить СССР. Нашей организации необходимо на этом заострить внимание, так как колхозное и совхозное строительство ухудшается, необходимо выделить делегата для связи с Семеновым и его представителями в Забайкалье» (из речи руководителя организации Иванова — ВСК).

Заслуживают также внимания настойчивые попытки со стороны кулачества к созданию антисоветского блока деревенских и городских контрреволюционных сил.

Следует также подчеркнуть в связи с усилившейся угрозой интервенции возросшую активность террористически повстанческих группировок на селе (Украина, ДВК, ЗСК, СКК). Вновь выявляемые контрреволюционные группировки намечают планы действий, ориентируясь на войну в ближайшее время, рассчитывая, в случае объявления войны, организованно выступить с оружием в руках против Советской власти. Участниками группировок ведется активная пораженческая и погромно-повстанческая агитация.

В Посьетском (пограничном) районе ДВК ликвидирована контрреволюционная повстанческая организация, ставившая перед собой задачу вооруженного восстания, оказания помощи интервентам, деморализации тыла в момент нападения японских войск...1* -

Национальная контрреволюция (УССР)

Ликвидированные на Украине 8 контрреволюционных националистических групп являются типичными для Украины группировками украинской шовинистической интеллигенции. Среди них выделяются только две группы бывших укпистов164, которые значительно отличаются по своим программным и тактическим установкам от ликвидированных ранее (1931 г.) организаций типа «УНЦ». Новое в этих установках заключается в том, что укаписты при наличии «левой» программы в практической деятельности ведут осторожную, но систематическую работу среди членов КП(б)У, доказывая, что ВКП(б) и Советская власть душат украинскую национальную культуру. Объявляя в своей платформе решительную борьбу советскому режиму и «польскому фашизму» на Западной Украине, бывшие укаписты (как это уже установлено) завязывают связи с закордоном и выполняют поручения 2 отдела польского Генштаба на Украине.

Восточная деревня (восточные национальные районы СССР)

Истекшие 7 мес. 1932 г. характерны почти для всех восточно-национальных районов СССР значительной остротой классовой борьбы в деревне, особенно в марте — апреле.

В этот период по ряду республик (Татария, Казахстан, Закавказье и др.) наблюдался массовый отлив из колхозов; широкое бандитско-повстанческое движение (в Чечне); повсеместный рост, в связи с непосредственно угрожавшей СССР интервенции, контрреволюционных кулацких группировок и организаций, готовившихся к вооруженным выступлениям в период войны (национальные районы СКК, Казахстан, Средняя Азия, Башкирия, Закавказье); усиление пораженческой и повстанческой агитации и слухов; усиление анти-колхозной агитации.

Антисоветский элемент, используя слабость разъяснительно-массовой работы в колхозах вокруг решений ЦК и продолжающиеся искривления линии партии в ряде районов (Казахстан, национальные районы СКК, Крым и др.), задержку с выдачей 15 — 20% натураванса колхозникам и остроту продзатруднений в последнее время (после некоторого спада антисоветской деятельности в мае —июне) повсеместно усилил разложенческую агитацию среди колхозников, разжигая иждивенческие настроения последних.

В Закавказье на протяжении всего 1932 г., и особенно в последние месяцы, наблюдается сильная активизация дашнаков. Замечается втягивание в активную дашнакскую работу до этого пассивных элементов, быстрый рост и распространение дашнакских ячеек, поиски и приобретение оружия.

Основной линией большинства вскрытых дашнакских группировок было накапливание и организация сил к выступлению в момент внешних осложнений для Советского Союза, отказ от локальных выступлений, поиски возникающими дашнакскими группами организующих центров и попытки ряда группировок установить связь с закордонными центрами дашнаков, при встречных попытках в этом отношении со стороны последних (разработки «Связь», «Сосунцы»). Характерным также является большая законспирированность работы дашнаков.

Наряду с общей активизацией работы дашнаков наблюдается особенно значительная активизация дашнакски настроенной учащейся молодежи (дашсомольцы).

Наметившееся оживление работы групп «молодых марксистов» локализовано изъятием основного актива в течение мая —июля мес.

Среди грузинских меньшевиков165 наблюдается усиление тенденций к объединению с др. партийными и антисоветскими группами (муссаватисты, дашнаки, горские контрреволюционные организации) и втягивание в организации непартийного антисоветского элемента, ранее не втягиваемого в партгруппы.

Рядом последовательных оперативных ударов по активу грузмеков и большой агентурной работой по захвату связей грузмеков нашей агентурой пресечены попытки расширения грузмекской работы.

В Казахстане и, в несколько меньшей мере, в Средней Азии в последнее время наблюдается заметный рост родовой борьбы и рост шовинизма и националистических проявлений в деревне, в соваппарате и на предприятиях.

Наиболее характерные показатели антисоветской активности в деревне за 1932 г.

По Средней Азии за период январь-июль по линии СПО выявлено и ликвидировано 73 контрреволюционные байско-кулацкие группировки в деревне с охватом ими 834 чел.; за этот же срок учтено 82 теракта, из коих до 60 убийств.

В приграничных районах отмечены многочисленные случаи ухода населения в сопредельные страны. Под влиянием кулацко-байской агитации уходили часто бедняцкие и середняцкие хозяйства.

По далеко не полным данным эмигрировало в Персию 1073 хозяйства, в Афганистан — 1218, в Китай около 40 и задержано на границе 1867 хозяйств. В 49 случаях эмиграция сопровождалась налетом закордонных басмаческих банд, прикрывавших переход границы.

В Татарии за январь —апрель под влиянием провокационной агитации антисоветского элемента из колхозов вышло около 24 тыс. хозяйств, из них только 12,5 тыс. хозяйств вернулись обратно.

В мае —июне массовые выходы из колхозов почти прекратились, отмечены выходы лишь незначительных групп.

Июль вновь показывает некоторое нарастание колхозного отлива. За июль, по неполным данным, вышло из колхозов свыше 2300 хозяйств.

За 6 мес. 1932 г. учтено: 183 теракта, из коих 7 убийств, 40 ранений и избиений и остальные имущественного порядка, главным образом поджоги; 70 случаев распространения листовок; свыше 120 случаев подстрекательства к разгрому хлебных амбаров; распространение провокационных слухов о войне, о восстаниях и т.п. более чем в 600 населенных пунктах; 30 массовых выступлений.

Башкирия. За январь —июль вскрыто и ликвидировано 23 контрреволюционные и повстанческие группировки, из них три с охватом населенных пунктов в нескольких районах. В этих группах участвовало 247 чел.

За тот же срок учтено 48 массовых выступлений, 12 терактов и 5 случаев распространения листовок. Из колхозов вышло свыше 2240 хозяйств.

По Крыму за 1932 г. выявлено и ликвидировано 11 контрреволюционных группировок (48 чел.), обнаружено 5 листовок; зарегистрировано 2 теракта.

Политически наиболее напряженными являются восточные национальные районы СКК и Казахстан (подробней о них см. в приложении2*).

Оперативные мероприятия

По большинству областей нашими органами проведена большая оперативная работа против контрреволюционного кулацкого актива на селе. Размеры оперативного удара по отдельным областям характеризуются следующими данными: 

УССР. С 1 января 1932 г. оперативно ликвидирована 21 организация по сельской контрреволюции с 1330 участниками.

По национальной контрреволюции за это же время ликвидировано 8 организаций с 179 участниками.

При проведении массовой операции в апреле и мае арестовано из актива сельской контрреволюции 2901 чел.

Кроме того, в порядке очистки погранполосы арестовано 1550 чел., а всего по неполным данным в деревне УССР изъято 5960 чел.

СВК. За первое полугодие 1932 г. ликвидированы 3 контрреволюционные организации с количеством участников — 199 чел., 191 контрреволюционная группировка с 1583 участниками, репрессировано контрреволюционных одиночек 987 чел. — всего 2769 чел.

Западная обл. По области ликвидировано 82 контрреволюционные группировки с общим количеством участников 482 чел. Изъято контрреволюционных одиночек 518 чел. Данные об оперативных мероприятиях в районах, охваченных антиколхозным движением, еще не получены.

БССР. С 1 января по 10 мая ликвидировано 8 организаций с количеством участников 267 чел., 235 контрреволюционных группировок с количеством участников 1089 чел.

Кроме того, изъято контрреволюционных антисоветских одиночек 1674 чел., а всего арестовано 3030 чел.

НВК. За период с 1 января по 1 июля 1932 г. ликвидировано 105 контрреволюционных группировок с общим количеством участников 656 чел. Арестовано контрреволюционных одиночек 510 чел. и беглых кулаков 377 чел.

Зам. начальника СПО ОГПУ Горожанин

Пом. начальника 2 отделения Коркин

1* Далее опущены разделы: «Правые эсеры»; «Левые эсеры».

2* Не публикуется.

163 Крестьянские союзы (союзы трудового крестьянства) — массовые беспартийные крестьянские организации, возникшие стихийно во многих регионах России и принимавшие участие в крестьянском движении па протяжении 1918—1922 гг. Идея «крестьянского союза», как особой организации, независимой от Коммунистической партии как партии рабочего класса, получила распространение в деревне в 20-е годы (Советское крестьянство. Краткий очерк истории (1917 — 1970). М., 1973. С. 164).

164 Укаписты — сторонники и члены Украинской коммунистической партии (сокращ. название по трем заглавным буквам наименования партии УКП). Украинская коммунистическая партия основана в январе 1919 г. под названием УСДРП «незалежпых» («независимых») па базе вышедшего из Украинской социал-демократической рабочей партии левого крыла. Партия стояла на платформе украинского коммунизма (одной из разновидностей национал-коммунизма). Укаписты протестовали против политики большевиков на Украине, полагая, что коммунизм победит в ней только тогда, когда она станет независимой. В 20-е годы они выступали за экономическую самостоятельность Украины, отвергали конкретные формы военно-политического союза РСФСР и УССР, настаивали па необходимости образования «особой Украинской армии», независимых профсоюзов. Одновременно укаписты критиковали большевиков за взятый ими курс на проведение «новой экономической политики», обвиняя их в перерождении и реставрации капиталистических отношений. Ликвидирована в 1925 г. Наиболее лояльная часть укапистов была принята в ряды ВКП(б) (Политические партии России. Конец XIX — первая треть XX века; Энциклопедия. С. 635-636).

165 Грузинские меньшевики — члены социал-демократической партии Грузии. Партия образовалась в ноябре 1918 г. в Тифлисе после отделения от российских меньшевиков (к августу 1918 г. — свыше 70 тыс. членов). Лидеры — Н.Н.Жордания, Е.П.Гегечкори, Н.В.Рамишвили, И.Г.Церетели и др. С мая 1918 г. грузинские меньшевики возглавляли правительство Закавказской демократической федерации. Н.Жордания возглавлял правительство Грузинской буржуазной республики. В результате вооруженного восстания в Грузии при поддержке частей Красной армии меньшевистское правительство было свергнуто, а лидеры бежали за границу, где продолжали антисоветскую деятельность. Оставшиеся на территории советской Грузии меньшевики, действуя легально, в августе 1923 г. на своем съезде (представлял свыше 12 тыс. членов) заявили о самороспуске партии.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.