Докладная записка начальника управления по организации труда и распределению доходов Наркомзема Н.А.Татаева наркому земледелия Я.А.Яковлеву

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1932.09.17
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 3. Конец 1930 - 1933. Москва РОССПЭН 2000. Стр. 484-487
Архив: 
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 202. Л. 44-50. Копия.

№ 173

Докладная записка начальника управления по организации труда и распределению доходов Наркомзема Н.А.Татаева наркому земледелия Я.А.Яковлеву «По поводу обобществления коров, мелкого рогатого скота в колхозах Восточно-Казахстанской и Карагандинской областях Казахской АССР».

Не ранее 17 сентября 1932 г.1*

Секретно.

Во время моей поездки в Карагандинскую и Восточно-Казахстанскую обл., в тех колхозах, где я был, всюду я встретил полностью обобществленный продуктивный и мелкий рогатый скот (коровы, овцы, молодняк).

Ни один колхозный двор, где я был, не имеет коровы, подтелка, или хотя бы теленка, свиней и т.д.

Для примера приведу следующий колхоз: с/х артель «Пробуждение» (Джарминский район, Восточно-Казахстанская обл.).

В этом колхозе еще в конце 1930/31 г. обобществлены полностью все коровы, все овцы и весь молодняк крупного и мелкого рогатого скота. Были обобществлены и куры, которые, по заявлению колхозников, подохли в колхозе.

В настоящее время в колхозе имеется молочная ферма. На этой ферме находится 507 голов крупного рогатого скота, из них молочных коров — 253, 120 нетелей, около 140 телят — приплода 1932/33 г., остальные — бычки и быки-производители. Точно так же на ферме обобществлены все овцы и находятся на ней 1,6 тыс. курдюкских овец.

В колхозе 200 дворов украинского и русского населения с. Покровки.

Молочная ферма выполняет государственный план сдачи молока, и так как у колхозников нет коров и другого продуктивного скота, то каждому колхознику ежедневно выдается поллитра молока.

Я был в этом колхозе во время весеннего сева в середине апреля. Молоко колхозникам выдается утром перед выходом в поле, причем идя на работу, колхозники идут на ферму за молоком с бутылками, с кружками, с банками. Благодаря большому числу дворов, на ферме скопляются громадные очереди за получением молока. Женщины, колхозники рассказывали мне о том, что в очередях за получением молока происходит ругань, были случаи драки, когда взрослые избивали детей за то, что дети не соблюдали очереди и добивались получения молока раньше взрослых. При разговорах с колхозницами-женщинами выявилось большое недовольство со стороны колхозников и колхозниц тем, что колхоз обобществил весь скот и не дает возможности ни одному колхознику иметь у себя корову, подтелка, теленка или овцу. На мой вопрос, известно ли им решение ЦК ВКП(б) и речь т. Сталина по поводу того, что каждый колхозник должен иметь корову, мелкий скот и птицу, колхозницы мне ответили, что это, конечно, очень хорошо, но у них этого не будет, так как заводить теленка или овцу в настоящее время опасно, потому что их опять будут обобществлять.

Относительно того, как обобществляются коровы, овцы и другой продуктивный скот, колхозники и колхозницы мне рассказали: «Приказали всех коров согнать в колхоз, мы и согнали», — никакой добровольности в обобществлении скота не было.

Кроме того, в этой же с/х артели «Пробуждение» оказалось, что все приусадебные огороды колхозников ликвидированы, обобществлены все семена картофеля и других огородных культур. Засеиваются колхозные огороды, которые от села находятся на расстоянии 5 — 6 км, в то время как позади каждого колхозного двора имеются прекрасные и унавоженные приусадебные земли и на каждом колхозном огороде вырыт колодец, из которого раньше производилась поливка огородов.

Так же колхозники выявили большое недовольство тем, что им не представляется возможности посадить у себя огород и иметь хоть небольшое количество картофеля на огороде. Указывая на этот недостаток, одна из колхозниц заявила: «Если бы мне можно было посадить свой огород, то у меня бы его убирала мать-старуха и я сама либо в выходной день, либо пораньше утром и попозже вечером. В случае, если бы мне потребовалось сварить суп или щи, я выкопала бы на огороде два-три куста картофеля и сготовила себе, а то иди куда-то к черту на кулички за 5 —6 верст, да еще будешь стоять в очереди и просить 2 — 3 картошки на похлебку».

Правление колхоза как раз ко времени моего приезда открыло колхозную столовую в с. Покровке для того, чтобы организовать общественное питание.

Общественная столовая должна была отпускать обеды колхозникам, проживающим в с. Покровке, а так как в летнее время большинство колхозников находятся на работе в поле, то обеды в столовой, разумеется, будут получать те колхозники, которые остаются в деревне и не выезжают на работу.

При ознакомлении со всеми этими вопросами и после разговоров с правлением колхоза, директором МТС, для меня ясно, что с/х артель «Пробуждение» путем обобществления всех коров, обобществления крупного и мелкого рогатого скота, огородов, ликвидировала полностью до основания индивидуальную часть хозяйства колхозников, благодаря чему в среде колхозников существует большое недовольство.

Кроме того, мне стало ясно, что перегибы, проделанные при принудительном обобществлении коров в 1930/31 г., не исправлены, и решение ЦК партии от 26 марта 1932 г., а также от 17 сентября 1932 г. (специально по Казахстану)174 остаются не выполнены, благодаря чему для колхозников фактически закрыта возможность иметь корову и другой рогатый скот.

На мой вопрос председателю правления с/х артели «Пробуждение»: «Почему не раздать часть коров и молодняка тем колхозникам, у кого этот скот был обобществлен, а также тем колхозникам, которые не имели скота при вступлении в колхоз (батраки и бедняки, которые добросовестно работают в колхозе)», — председатель правления заявил, что это было бы очень хорошо, это ликвидировало бы недовольство среди колхозников, но этого сделать невозможно, так как на этот счет не имеются никаких директив. Тогда я разъяснил решение ЦК партии от 26 марта 1932 г. о том, что колхоз обязан содействовать колхозникам в разведении продуктивного скота и указал ему на то, что колхоз не потеряет, а больше выиграет, если выдаст примерно около 100 коров и около 60 — 70 голов молодняка, выдавая его колхозникам, у которых были обобществлены коровы, а также тем колхозникам, которые не имели скота при своем вступлении в колхоз, но добросовестно работают в колхозе. Я предложил правлению колхоза провести это мероприятие и подготовить списки совместно с директором МТС. Кроме того, я предложил председателю колхоза восстановить огороды колхозникам и для этой цели часть семян картофеля и огородных культур выдать колхозникам, разъяснив им, что они обязаны для себя на своем огородах засеять картофель и овощи с тем, чтобы обеспечить себя на весь год этими продуктами. Огородные продукты и картофель с колхозных огородов будут переданы для потребности государству. В то же время я предложил ликвидировать правлению общественную столовую, которая предназначалась для снабжения обедами не тех колхозников, которые работают в поле, а тех, которые находятся в деревне. Взамен этого я предложил организовать артельное питание на производстве, бригадных участниках из продуктов, получаемых колхозниками за трудодни.

Для меня было ясно, что выдача примерно 100 коров и 60 — 70 голов молодняка укрепит колхоз, ликвидирует недовольство и настроение среди колхозников (части) уйти из колхоза. В то же время можно сохранить полностью молочно-животноводческую ферму, на которой после такой выдачи останется до 150 коров, свыше 150 голов молодняка и 1,6 тыс. овец.

Восточно-Казахстанский обком ВКП(б) утвердил мое предложение и за подписью секретаря обкома т. Статума дал телеграмму райкому партии и директору МТС о проведении в жизнь моих предложений.

В этом же Джарминском районе, по справке, данной мне колхозниками и директором МТС, во всех других украинских и русских колхозах коровы, весь продуктивный крупный и мелкий рогатый скот полностью обобществлены, и колхозники не имеют в своем пользовании этого скота. При моих разговорах с секретарем Восточно-Казахстанского обкома т. Статумом подтвердилось, что действительно, по русским и украинским колхозам решение ЦК ВКП(б) по вопросу о коровах полностью не проведено, что это решение проведено только по отношению к казахским колхозникам. Действительно, что касается казахских колхозников, то я был в одном из колхозов того же Джарминского района «Ак-Бузау», где колхозникам ранее принудительно обобществленный скот возвращен обратно и каждый двор казахских колхозников имеет корову, 1—3 мелкого рогатого скота и 3 — 5 овец.

Такую же картину я встретил в двух колхозах Мамлютского района Карагандинской обл. (Петропавловск). Так, например, колхоз «Трудовой Казак» имеет 56 дворов. Ни один из колхозников не имеет ни одной головы крупного или мелкого рогатого скота, а также свиней. Весь скот обобществлен и находится на колхозной ферме. Я осматривал этот скот. Он находится в крайне плохом состоянии. Тот же порядок раздачи молока — очереди ежедневные, где двор присылает одного колхозника за литром или поллитром, причитающегося ему молока.

Рядом расположена с/х артель «Путь Октября» — 45 дворов. Точно так же обобществлены все коровы, весь молодняк, мелкий рогатый скот. При возвращении из этого колхоза — в Мамлютских районных организациях я выяснил, что по всему району во всех колхозах коровы, молодняк продуктивного скота — полностью и целиком обобществлены. На весь район всего лишь 23 колхозных двора имеют по 1 корове.

Возвратившись в Карагандинский обком, я доложил об этом на заседании бюро обкома. Беседовал лично с секретарем обкома т. Беккером. Он подтвердил, что положение с коровами действительно таково, каково[е] я видел и как информировал в районе. Я внес предложение обкому рассмотреть этот вопрос и решить его в направлении осуществления решения ЦК партии от 26 марта2* 1932 г., с тем, чтобы обеспечить колхозникам возможность разведения в их единоличных хозяйствах крупного продуктивного и мелкого рогатого скота. В двух районах различных областей Казахской АССР одинаковое положение с обобществлением коров, мелкого и крупного рогатого скота. Для меня возник вопрос, что, как видно и по всему Казахстану, решение ЦК партии от 26 марта 1932 г. не нашло своего полного практического осуществления. Если решение ЦК партии от 26 марта и 17 сентября 1932 г. по вопросу о корове нашло свое частичное применение специально в казахских колхозах, то в русских и украинских колхозах это решение фактически не проведено.

Такое положение для Казахстана тем более ненормально, что к перекочевке из Казахстана переходит не только казахское кочевое и полукочевое население, но и давно оседлое украинское и русское население, которое благодаря не ликвидированным полностью перегибам 1930/31 г. в части построения с/х артелей и невозможности разведения в единоличном хозяйстве колхозников крупного, мелкого рогатого скота, свиней, птиц и невозможности иметь свой огород, — более легко снимается с мест и уходит, бросая земледелие.

Н.Татаев

1* Датируется по содержанию документа.

2* В тексте 22 марта

174 См. док. № 113 и 172.

Постановление Комзага при СТО № 509 с от 20 сентября 1932 г. предусматривало следующие мероприятия: а) уменьшение плана хлебозаготовок по Казахстану на 3 млн пуд.; б) перенос возврата части продсемссуды па 1 млн пуд., выданной в виде продпомощи. Уполномоченный Комзага Крист обязывался обеспечить безусловное выполнение плана хлебозаготовок и возврата семссуды по Казахстану, за исключением указанных выше льгот (РГАЭ. Ф. 8040. Оп. 8. Д. 1. Л. 132).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.