Запись беседы Полномочного Представителя СССР в Польше с Министром Иностранных Дел Польши Беком. 17 июня 1937 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1937.06.17
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 318-320.

17 июня 1937 г.

Я начал с вопроса о ратификации соглашения о статусе торгпредства. Напомнив ему историю вопроса, я повторил то, что уже нами было на днях сообщено Кобылянскому[1]: оставить пока вопрос с планом торгпредства открытым и ратифицировать соглашение. Я мотивировал это предложение еще тем, что торгпредство все равно собирается переезжать в другое помещение.

Бек, видно, не ожидал постановки мною этого вопроса (на столе у него лежала приготовленная переписка о консульствах) и начал говорить вначале очень неопределенно. Потом сказал, что ему сейчас неудобно ставить в правительстве вопрос об этом, пока не разрешен вопрос о консульствах, дав понять, что там могут отказать и пр. Он перешел затем к консульствам. Он сказал, что уже приготовил мне ответную памятную записку, которую он хотел послать, но решил подождать еще разговора со мной и затем ее уточнить. Приводя уже известные нам аргументы, он добавил, что в СССР целый ряд других государств имеют гораздо больше консульств, чем мы у них. Он привел цифры немецких, японских и ряда других консульств. Он, мол, не хотел бы, чтобы у правительства создалось впечатление о дискриминации для Польши. Он опять намекнул па плохое политическое впечатление и пр.

Я ответил, что, прежде всего, не вижу никакой связи между двумя вопросами. Соглашение о статусе торгпредства нами подписано ровно год тому назад и является совершенно независимым вопросом (Бек вставил реплику, что формально, конечно, это так, но опять стал говорить о впечатлении и пр. — Я. Д.). Вопрос о консульствах является чисто практическим вопросом. Никакой речи о дискриминации и пр. нет. Наша взаимная консульская сеть в теперешнем ее виде возникла больше десяти лет тому назад, и сейчас условия не те. Эти условия могут меняться и в будущем в любую сторону, и польское правительство имеет полную возможность на основании консульской конвенции ставить любой практический вопрос о том или ином консульстве. Если мы теперь подняли вопрос об уравнении числа консульств, то потому, что не видим никаких практических трудностей это сделать. В частности, число польских граждан очень незначительно в ряде консульских пунктов.

Бек указал опять на экономические функции польских консульств. Я отвел этот аргумент указанием на то, что Польша имеет коммерческого советника, и заметил, что наше торгпредство не имеет филиалов в провинции.

В результате всей этой довольно длительной дискуссии, причем Бек проявлял очень примирительный тон, он задал мне вопрос, является ли вопрос о паритете решающим или он еще дискутабелен. Я очень твердо ответил, что этот вопрос не дискутабелен и является основным.

Бек, явно желая найти какой-нибудь компромисс, сказал, что он обсудит все эти вопросы и еще раз переговорит со мной. Я выразил готовность заехать, когда ему удобно. Мы условились, что он мне позвонит в субботу (послезавтра)[2].

В конце разговора я указал, что и вопрос о таможенно-контингентном соглашении повис в воздухе. Бек заметил, что он слышал, как будто торгпредство ведет какие-то переговоры с министерством торговли. Я ответил, что торгпредство без всякого соглашения уже разместило ряд заказов и теперь обсуждает вопрос о контингентах, но весь вопрос упирается в таможенное соглашение. Бек сказал, что переговорит с министром торговли Романом и в субботу и об этом даст мне ответ.

Перед уходом Бек, по своему обычаю, начал что-то неопределенно говорить о европейских дипломатических переговорах, решениях британской имперской конференции и пр. Все это в очень туманных и общих выражениях. Я выразил надежду, что результатом всех этих разговоров будет укрепление Лиги наций, а не наоборот.

Я. Давтян



[1] 12 июня 1937 г. советник полпредства СССР в Польше Б. Д. Виноградов, как следует из записи беседы, передал Кобылянскому предложение «ратифицировать соглашение о статусе торгпредства без плана дома, Кобылянский принял к сведению мое предложение и обещал немедленно довести его до сведения Бека».

[2] В записи беседы Я. X. Давтяна с Беком, состоявшейся 19 июня 1937 г., отмечено: «Ему [Беку] пришла мысль, которая, по его мнению, может помочь делу и покажет нам его желание дружественно разрешить этот вопрос. Именно: польское правительство само ликвидирует свое одно консульство — харьковское — и одновременно проведет ратификацию соглашения о статусе торгпредства. Я ограничился лишь выслушиванием его предложения, сознательно не вдаваясь в его обсуждение, и лишь обещал передать его т. Литвинову. Но одновременно я все-таки выразил личное сомнение в его приемлемости для нас, подчеркнув, что целью нашего демарша было уравнение общего числа консульств».

Ответа по вопросам торговли Бек в этой беседе не дал.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.