Докладная записка заместителя председателя СНК РСФСР Т.Р.Рыскулова И.В.Сталину о мерах по восстановлению животноводства в Казахстане. 6 октября 1932 г.

Реквизиты
Направление: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1932.10.06
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 3. Конец 1930 - 1933. Москва РОССПЭН 2000. Стр. 502-509
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 670. Л. 11—14об. Подлинник.

№ 183

Секретно.

Признавая важность решения ЦК от 17 сентября 1932 г. о животноводстве в Казахстане176, однако для более эффективного его осуществления, считаю необходимым дополнить это решение следующими мерами, которые прошу Вас учесть и обратить внимание на приводимые справки о действительных размерах огромной убыли скота (в сопоставлении с СССР), в одной из его основных баз, в Казахстане (где в скотоводство упиралось большая часть благосостояния 3,5 млн казахского населения), последствиях убыли и действительного состояния оседания кочевников, так как очевидно к эти вопросам еще придется возвращаться, а сама ликвидация последствий убыли скота и меры оседания (при их действительном проведении) потребуют огромных средств со стороны союзного и республиканского правительства.

Меры восстановления животноводства в Казахстане

ЦК разрешает ввиду специфических особенностей кочевых и полукочевых районов Казахстана и в виде исключения допустить индивидуальное пользование казахами до 100 голов овец, 8—10 голов рогатого скота, 3 — 5 верблюдов и 8 —10 табунных лошадей на хозяйство. Но нужно иметь в виду, что поголовье скота в Казахстане с 32 млн голов в 1928 г. (казахские органы считали даже до 40 млн голов) сократилось к данному времени (с учетом данных всесоюзной переписи скота в феврале 1932 г.) до 5397 тыс. голов, т.е. на 83% (в том числе овцы сократились на 88% и коровы на 86%). Как раз после директив ЦК об исправлении искривлений в ходе коллективизации (статья т. Сталина «Головокружение от успехов» была напечатана еще 2 марта 1930 г.) и борьба с разбазариванием скота в промежутке с февраля 1931 г. до февраля 1932 г. (данные переписи) происходит сокращение скота на 55%, а по СССР сокращение за то же время — 16,7% (в том числе по рогатому скоту сокращение за то же время — 15,7% (в том числе по рогатому скоту сокращение на 40%, а по СССР — 10,1%), или в головах — сокращение за год на 4139,7 тыс. голов, из коих на мясозаготовки дано около 1,5 млн голов, а остальные разбазарены.

По сокращению скота можно привести следующие конкретные факты: в 10 районах Южного Казахстана из 445 400 голов сдано было на мясо 103 300 голов, разбазарено 284 300 голов и осталось 57 800 голов (из речи т. Голощекина на Южно-Казахстанской партконференции в текущем году). В Кургальджийском, Каратальском и Нуринском районах большинство колхозов обобществили на 100% крупный и мелкий и убыль скота выражается на 75 — 100%. Тонкерейский район объявил соцсоревнование с соседним русским Пресновским районом по 100% обобществлению скота и в результате массу скота население вырезало. В колхозе «Энбекши» в июне 1931 г. было 1788 обобществленного скота, через 5 мес. осталось всего 664 голов (из доклада т. Исаева на III пленуме Казкрайкрома177). На ферме колхоза «Новый путь» за шесть мес. поголовье сократилось в два раза; колхоз «Энбекши» (второй) имел осенью 1931 г. 130 телят, сейчас не осталось ни одного; колхоз «Кенес» имел 400 голов, осталось 29 голов; колхоз «Андабай» в прошлом году имел 328 голов, осталось 53 голов. Колхоз «Сталин» получил в свое время по конфискации баев скот и 200 коров, теперь около 600 голов скота не хватает; в колхозе «Кедей брлыгы» из 450 голов осталось четверть; [в] колхозе «Турксиб» из 129 лошадей весною осталось 43 головы; колхозе «Коминтерн» то же — из 208 лошадей весною осталось 48 голов. В Талдыкурганском районе, колхозе «Еркин» в 1931 г. было 550 голов, осталось 13 голов, колхозе «Парижская Коммуна» было 570, осталось 36 голов, колхозе «Батлакты» было 600, осталось 84 голов и в 7-м аульсовете из 2 тыс. лошадей в прошлом году осталось 25 лошадей. Таких примеров сокращения скота можно привести много.

Это сокращение связано было, наряду со злостным убоем скота баями, с перегибами и в том числе с перегибами по коллективизации. Несмотря на директивы ЦК ВКП(б) не форсировать коллективизацию в кочевых и полукочевых национальных районах в Казахстане178, при охвате в среднем коллективизацией на 32% на 1 января 1931 г., переходящие в оседлость 84 340 казахских хозяйств были коллективизированы на 61,2%, по состоянию на 1 декабря 1931 г. при коллективизации на 68,9% по краю оседлые казахские районы были коллективизированы на 72,3% и полукочевые — на 57,6% и на 10 апреля 1932 г. при охвате коллективизацией в среднем по краю 64,3%, оседлые казахи коллективизированы на 68,8% и полукочевые — 54% (цифры взяты из доклада т. Голощекина на краевом активе в мае текущего года, «Казахстанская правда», № 109), а на 1 мая текущего года при общей коллективизации на 78,4% по краю переходящие в оседлость 200 тыс. казахских хозяйств коллективизированы на 90%. Сейчас происходит процесс укрупнения казахских колхозов путем слияния вместе нескольких колхозов, состоящих иногда из нескольких родов (ввиду убыли в них хозяйств) с радиусом территории такого гиганта-колхоза 10 — 15 км.

Правда, крайком ВКП(б) в связи с соответствующими общими директивами ЦК давал немало директив (подчас строжайшие) местам не делать перегибы, но эти директивы не выполнялись, местами или в ряде районов нельзя было выполнить, так как спущены были планы заготовок скота и хлеба без учета действительного положения этих районов и трудно было менять объявленные уже населению размеры заготовок. Но с другой стороны казахские органы еще в январе 1932 г. (III пленум крайкома) считали, что на весну 1932 г. будет 10 млн голов скота, а перепись скота установила в два раза меньше, еще большее расхождение в цифрах было за 1931 г., а между тем планы заготовок давались из расчета на большее поголовье. Много наделали тут, вопреки воле крайкома, перегибщики в районах. Действительно, в условиях отсталого еще казахского аула есть отдельные низовые работники (часто выходцы из байской среды), работающие в правлениях колхозов, аулсоветах и даже районных органах, которые не только продолжают еще перегибы, но способствуют расхищению скота и имущества, расхищению прибывающих промтоваров и разложению колхозов. Неслучайно было недавно событие в Чубартавском районе, где районные руководители творили насилие над казахским населением, присваивали имущество населения, расхитили 4400 голов скота, 346 пуд. хлеба и денег и убили председателя райРИК т. Масыргапова, его жену и спутника (в пути) за то, что т. Масыргапов разоблачил преступную работу этой кампании.

Из оставшихся 5 542 тыс. голов (к моменту переписи) принадлежало казахам 28% (тогда как в 1928 г. принадлежало 80%). Из 1555,9 тыс. голов казахского скота (в феврале 1932 г., данные переписи) обобществлено было в колхозах 1247,2 тыс. голов, или 80% (большая часть в фермах), в единоличном пользовании колхозников было 166,0 тыс. голов и у единоличников — 142,7 тыс. голов, а вместе 308, 7 тыс. голов (в том числе 43 тыс. коров) или 20% всего казахского поголовья скота. Иначе говоря, в индивидуальном пользовании осталось (из расчета 670 тыс. казахских хозяйств теперь, а в 1928 г. было 802 тыс. хозяйств) на каждые два хозяйства — одна голова скота, в том числе на каждые 15 хозяйств — одна корова и на каждые 40 хозяйств одна овца. Если же взять весь скот (включая обобществленный), то на одно хозяйство приходится 2,3 головы, в том числе 0,7 головы рабочей лошади или скота (последнее обстоятельство уже создало большие затруднения с тяглом и связи по обширной степи). Величина убыли бросается в глаза, если учесть, что в 1929 г. приходилось на одно хозяйство около 35 тыс. голов скота.

Хозяйственное и политическое значение этой убыли скота понятно из следующего решения VI Всеказахской партконференции179, где совершенно правильно говорилось: «Анализ (сделанный еще V конференцией) показывает, что главным стержнем народного хозяйства КАССР является животноводство, которым занимается 75% населения и которое дает 50% всей валовой продукции сельского хозяйства. Таким образом, наилучшее развитие этой отрасли хозяйства Казахской АССР будет иметь решающее влияние на все народное хозяйство, на поднятие благосостояния и благополучия большинства населения Казахстана. А поскольку 90% коренного населения занимается животноводством, постольку этот вопрос является в значительной степени национальным вопросом.

Несмотря на ряд директив ЦК за последние два года, кончая директивой ЦК от 28 марта 1932 г. «О принудительном обобществлении скота», мало возвращено скота колхозникам, наоборот, по линии местной колхозной системы, земорганов и печати проводится линия ничего не возвращать из обобществленного скота (пример — статья об этом в «Социалдык Казахстан»180), а в некоторых местах, например, в 20 колхозах Кокчетавского района недавним обследованием установлено, что там на 100% обобществлен скот. В контрольных цифрах на 1932 г. намечено было в колхозных товарных фермах иметь 2732 тыс. голов скота и районы стремятся это выполнить за счет обобществленного скота. В большинстве колхозов идет дальнейшая убыль скота вследствие хищений, убоя, краж (последние носят массовый характер) со стороны части самих колхозников, которые рассматривают скот обобществленный как скот «казенный». Большая убыль молодняка. Имеет место хищение и кражи скота в живсоюзах, которые страдают еще от продолжающейся «гигантомании». Таким образом, большинство казахских хозяйств (как раз кочевые и полукочевые) никакого скота в единоличном пользовании уже не имеют, а у кого имеется этот скот, то последний частью неизбежно в эту зиму будет уничтожен. Поэтому многим казахам просто не из чего начать разводить скот. Казахи почти не разводят огородов и птиц, многие посевы зерновых культур с низкой урожайностью и скотоводческие доходы, составляющие 3/4 всех доходов, теперь почти вычеркнуты, отсюда значительная часть казахских трудящихся очутилась сейчас в тяжелом положении. Половина казахских хозяйств кочуют вне своих районов, значительное количество хозяйств осталось в соседних краях, из которых большинство живет под открытым небом и неустроены, и в ряде пунктов голод. Голодные казахи массами скопляются около промышленных пунктов (Караганда, Балхашстрой, Карасакпай и др.) и не могут пристроиться и нарушают нормальный ход работы этих промышленных пунктов, также скопляются казахи к линиям железных дорог, особенно по северу Казахстана, распространилось нищенство, особенно детей, немало случаев убийства и грабежей на почве голода. При этом положении по части животноводства снятие скотозаготовок, являясь мерой важной, все же лишь частично облегчает положение, ибо этой мерой предполагают охватить только 1/3 населения и большая часть плана скотозаготовок этого года уже выполнена, а на будущий год план не имел бы особенного значения, так как скот, видимо, дополнительно сократится за зиму. По контрольным цифрам второй пятилетки, к концу 1937 г. у казахов скот доводится до 3,3 млн голов или 12% того поголовья скота, которое казахи имели в 1929 г. Конечно, эта цифра недопустимо мала, но пока ее наметили. Для того, чтобы снятие скотозаготовок и другие виды помощи, предусмотренные решением ЦК, дали более эффективный производственный результат (в виде приостановки убыли скота и роста поголовья), чтобы население всерьез поняло разрешение увеличить поголовье скота индивидуального пользования необходимо обязательно подкрепить этот акт некоторыми дополнительными реальными мерами.

Предложения:

а) Теперь же возвратить часть обобществленных коров и мелкого скота колхозникам (казахам и не казахам), оставив процент обобществления скота хотя бы равным среднему размеру по СССР, т.е. около 25% вместо 50%, как в Казахстане, а в кочевых и полукочевых районах распустить существующие колхозы (все они артели, в большинстве соединенные из разных родов, где обобществлено до 60 — 70% всего скота, а ТОЗов, как правило, в крае нет нигде), возвратив колхозникам весь продуктивный скот, сохранив артели там, где настаивает самое население, а в остальных случаях организовав ТОЗы, как предлагает в своем решении ЦК.

б) Установить, начиная с 1933 г., в течение трех лет покупку в сопредельных восточных странах (Западный Китай и др.) ежегодно по 1 млн голов овец для раздачи казахскому населению в целях восстановления овцеводческой базы в Казахстане на условиях возврата населением государству этих овец по истечении двух лет.

в) На тех же условиях возврата дать к весне 1933 г. из совхозной системы в Казахстане 200 тыс. голов овец (для производственных целей).

г) Собрать средства у казахского населения (по добровольному желанию) и закупить через государственные органы овец и др. видов скота из других районов СССР или из сопредельных восточных стран и доставить заказчикам (тут реальные возможности большие).

д) Обязать смежные с Казахстаном края и республики, на территории которых имеются переселившиеся казахи, в связи с приближением зимы устроить их (в первую очередь детей) в жилища и работоспособных на работу, оказав продовольственную помощь из местных ресурсов.

Об оседании казахов

ЦК в своем решении признает правильной линию Крайкома по оседанию кочевого и полукочевого казахского населения, в частности предлагает, чтобы оседание происходило постепенно и предостерегает от искусственного навязывания населению размеров поселков и колхозов, от искусственного механического соединения родов. При правильности основной линии по оседанию, однако, в практике оседания имеются существенные ошибки: не отменено публично до сих пор постановление Казкрайкома и Казахского совнаркома от 25 декабря 1931 г., по которому оседание всего казахского населения должно закончиться к концу 1933 г. и по которому должны быть созданы укрупненные, европейского типа, поселки, собранные на одном массиве в 500 хозяйств, с переселением при отсутствии таких массивов из центрального Казахстана на юг и север Казахстана населения для занятия полеводством, но под это подпадет много населения, так как 3/4 территории центрального Казахстана годны под пастбища, но негодны для рентабельного земледелия, осадков выпадает в этой части ниже 250 мм в год, а для искусственного орошения воды недостаточно и дорого обойдется. Поэтому такое переселение означает оставить огромные пастбищные территории центрального Казахстана без использования во вред животноводству, не указывая при таких переселениях и укрупнениях поселений (на территории в 280 млн га) на то, как быть с теми 70 тыс. оседло-зимовочными пунктами, где имеются постройки, ирригационная сеть, посевы, люцерники, насаждения, луга и др., и можно ли быстро возместить их на новом месте и как пользоваться пастбищами, которые отдалятся от новых населенных мест на десятки километров. На юге Казахстана население расселено по орошаемым пунктам и переселять это население в укрупненные пункты это значит нужно искусственно оросить новые площади (так как имеющийся оросительной сети не хватает), что возможно только по линии крупных рек с вложением средств по примеру хлопковых районов. Состояние перешедших в оседлость около 200 тыс. хозяйств характеризуется следующим образом (по данным обследования специальной бригады НКЗема РСФСР): действительно имеет место значительный рост посевов, но низка очень урожайность и в некоторых местах выявляется невыгодность полеводства ввиду плохого качества земли и недостатка влаги. Около 30% указанных хозяйств откочевало обратно, осело на новых местах действительно около 50 тыс. хозяйств и значительно сократилось поголовье скота: крупный рогатый скот — сокращение на 75%, коровы — сокращение на 65% и овцы — сокращение на 88%. Оседанием, в основном, охвачено было уже осевшее до того население и в малой доле кочевое население (5,2%), в частности, в пограничных районах, включенных в план оседания, охвачено мерами только 7%. Из начатых строительством точек подлежит переносу 21, 20% хозяйств недовольны местоположением (мало воды и др.), и некоторые пункты оседания менялись по несколько раз. В выборе мест и строительстве мало учитывают интересы животноводства. Так, например, в Нуринском районе в животноводческих колхозах отведенные угодья состоят из: 55,3% пашни, 7,3% — сенокос и 37% выгона. В целях укрупнения поселков забрасываются старые зимовки и скотные дворы, большинство начатых строительством жилищ и скотных дворов не закончены, частью рушатся (при постройке 17 тыс. жилых домов строится только около 900 скотных дворов, при общем освоении 74,5% отпущенных средств на скотные дворы освоены 47,7%), имеют место злоупотребления и многие средства израсходованы без представления отчетов. По 8 районам из посева в 34 970 га на посевы кормовых трав приходится только 586,5 га. По Джамбейтинскому животноводческому району из посевов в 26 675 га кормовыми было засеяно лишь 27 га, по Тайпакскому району из посевов в 18 773 га под корма 21 га и т.д. Целый ряд пунктов оседания ввиду малых осадков и ограниченной возможности орошения (как указывалось) невыгодны для полеводства, но в таких пунктах пытаются разводить зерновые культуры, сводя животноводство на второе место. Из переводимых в 1932 г. на оседлость 19 тыс. хозяйств должны заняться свеклосеянием и 60 тыс. хозяйств — хлопководством. Все это говорит об игнорировании интересов животноводства в районах, которые как раз являются в основном животноводческими.

Предложения:

а) Поручить СНК СССР и РСФСР рассмотреть и утвердить план оседания, определить сроки завершения оседания с тем, чтобы оседание происходило без особенного отрыва от тех мест, где население сейчас живет с максимальным использованием существующих построек, орошенных полей и лугов и в интересах первоочередного развития животноводства (как об этом указывается в решении ЦК), рассматривая в животноводческих районах полеводческую часть хозяйств в основном как подсобно-потребительскую. На юге Казахстана оседание связать с планом ирригационного строительства по линии технических культур и исправить допущенные ошибки в строительстве за истекшее время.

б) Поручить Казкрайкому охватить мероприятиями хозяйственно-культурного строительства (не охватываемые в ближайшие годы планом оседания) кочевые и полукочевые районы и, в частности, обеспечить проведение директив высших органов по хозяйственно-культурному устроению пограничных районов (они же животноводческие).

Животноводство в плане второй пятилетки

В результате убыли скота в Казахстане удельный вес последнего по отношению к СССР по скоту по сравнению с 1928 г. снизился с 13% до 4,5% и снизился значительно удельный вес по выходу мяса (составлявший 16%), кожи крупной (10,1%), масла (9%). Снижается удельный вес по экспорту животных продуктов. Таким образом, Казахстан потерял свое значение первого животноводческого района в СССР. В связи с убылью скота во всем Союзе, затруднениями мясоснабжением населения, возросшим большим дефицитом в потребности промышленности в шерсти, коже и др. продуктах животноводства и необходимостью обеспечения сырьем трех действующих мясокомбинатов Казахстана с потребностью в одну смену 2,5 млн голов в год — решительно нужно поставить вопрос о форсированном восстановлении животноводства в Казахстане. Если с 16 млн голов скота в 1920 г. Казахстан удвоил это поголовье к 1928 г. (перегнав довоенное поголовье) при меньшей технической вооруженности (правда, роль сыграли тут зажиточные хозяйства), то при росте удельного веса социалистического сектора, лучшем техническом снабжении и большей помощи почему нельзя такими же темпами восстановить это животноводство? Конечно, вполне можно. Из общей территории Казахстана в 285,3 млн га (что превышает территорию Франции, Германии и Италии вместе взятых) по угодиям приходится: на сенокосные угодия — 5 694 тыс. га, выгона — 150 950 тыс. га, годных для обработки земель — 48 586 тыс. га и неудобных (которые частью также годны для животноводства) — 73 456 тыс. га. «Наличие выгонов в полной мере обеспечивает прокормление того количества скота, которое запроектировано пяти летним планом, поскольку мы имеем на голову всякого скота около 4 га в 1929-1930 гг. и около 3 га к концу пятилетки» (из материалов к отчету Казкрайкома ВКП(б) на VII Всеказахской партконференции)181. По данным разных обследований установлено, что естественные кормовые запасы Казахстана могут вполне прокормить до 50 — 60 млн голов скота (40 млн голов уже кормилось), а если провести улучшение пастбищ и правильно их использовать и учесть сеяные травы и отходы полеводства, то у Казахстана есть огромные возможности. Если Аргентина, которая по размерам территории и населения приближается к Казахстану и где только 8% территории занято под земледелие (и то больше кормовые культуры), имеет около 100 млн голов скота и дает около половины мирового экспорта мяса, почему мы не можем Казахстан превратить в действительно мощную базу животноводства? Учесть нужно примеры степных районов Северной Америки, Австралии и Аргентины (этих мировых поставщиков скота и продуктов), где для скота используется в максимальной степени естественные пастбищные ресурсы, а искусственными кормами скот лишь поддерживается. Тов. Яковлев в своем докладе на XVI съезде партии182 правильно указывал на важность улучшения существующих лугов и пастбищ, которые дают по СССР половину корма для скота. Сейчас на одну оставшуюся голову скота в крае приходится в среднем уже 30 га пастбищ.

Поэтому неправильно, когда предлагают отказаться от пастбищного скотоводства и перевести на стойловое содержание скот с преобладанием в кормлении концентрированных и искусственных кормов в Казахстане. Усиливать в возможных размерах нужно долю сильных кормов, но одновременно необходимо максимально использовать естественные запасы. Так приходится говорить на основании уже приведенных фактов. В частности, в своей речи на III пленуме Казкрайкома о контрольных цифрах на 1932 г. т. Голощекин так определил задачи по переустройству казахского аула:

«Социалистический аул — это аул оседлый с поселковым населением, с европейского типа жилищем, хозяйственными постройками для обобществленного с/х инвентаря и скота. Животноводство — типа товарных ферм. Животноводческое хозяйство, базирующиеся на кормовых запасах, на травосеянии, на концентрированных кормах. Животноводческое хозяйство комбинированное с земледелием».

Вопросы использования огромных естественных пастбищных богатств и его улучшение отбрасываются как «байское», пережитки прошлого. При такой постановке потребовалось бы огромное количество хлеба и концентрированных кормов, с завозом части концентрированных кормов (жмыха и др.) извне (например, в 1927—1928 гг. по Союзу на корм скоту употребили до 200 млн пуд. зерна, муки и отрубей). Потом нельзя не учесть климатические и природные особенности в Казахстане: на юге Казахстана непременно скот (после пастьбы весной, где есть еще трава) должен быть направлен на горные и приторные пастбища, ибо сильная жара и множество насекомых в степи истощают скот и к тому еще трава в степи летом выгорает (например, в Кзыл-Ордынском районе днем скот даже прячут от жары и насекомых в сараях и землянках). Без перегонов на пастбища также нельзя обойтись на северном Казахстане.

Наряду с безусловно огромными успехами по линии всех отраслей народного хозяйства в Казахстане и, несмотря на ряд решений и проводимые меры крайкома по развитию животноводства, в крае все же имеет место недооценка значения этой отрасли, что видно не только из результатов огромной убыли скота в Казахстане, из игнорирования использования и улучшения естественных пастбищ (в отношении чего мало сделано за эти годы), но это видно из представленных контрольных цифр на второе пятилетие, где недостаточно дается рост посевам кормовых трав, в частности, не указывается о люцерне (под которой имеется уже значительно старая площадь), дающей на юге Казахстана 3 — 4 покоса за лето, и чрезвычайно высокопитательной, и не предусматриваются в планах задачи улучшения естественных пастбищ, являющиеся на данной стадии решающими. Проектируется рост поголовья к 1937 г. до 11 758 тыс. голов, из коих в совхозах приходится в 1937 г. 5168,5 тыс. голов и доля казахского населения (как уже указывалось) составит около 3,3 млн голов, т.е. к концу второй пятилетки восстановится только 12% того скота, который казахи имели в 1929 г. и на 20 га пастбищ на территории казахской части населения придется одна голова казахского скота. Безусловно, намеченный рост скота у населения недостаточен. Недостаточно правильно определяют рост по отдельным видам скота, недостаточно разработаны конкретные меры по улучшению пород, поднятия живого веса и удоя, борьба с эпизоотиями, по подготовке кадров и др. для животноводства.

В решениях Казкрайкома ВКГТ(б) о второй пятилетке от 28 июля 1932 г. вообще мало говорится о задачах животноводства и лишь особым пунктом подчеркивается следующее: «При дальнейшей разработке второй с/х пятилетки расширить внедрение новых отраслей животноводства — кролиководство и птицеводство в казахские колхозы и в необобществленное стадо колхозников и единоличников». То же самое о скороспелом свиноводстве, кроликах и птице подчеркивалось в решении крайкома о второй пятилетке в апреле текущего года, а в специальном постановлении Казкрайкома о кролиководстве 15 мая текущего года прямо предлагается: «Крайком особенно подчеркивает необходимость широкого внедрения кролиководства в казахский аул». Отсюда в печати и в речах заостряется внимание на свинье, кролике и птице. Правильно, нужно это дело развивать, но нужно учесть, что казахи свиноводством пока не занимаются, кроликов не знают (переводят теперь на казахский язык словом «заяц») и их можно разводить в оседлых местах, и птицу тоже можно разводить в оседлых местах. Но колоссальные возможности по другим видам животноводства не подчеркиваются. Например, следовало бы сказать об овцеводстве, которое является после свиньи (если не брать кролика) самой скороспелой породой, в один год достигающей полного веса, с высоким содержанием сала и шерсти и приспособленная к степи порода, на развитие которой нужно налегать в связи с острой нуждой страны в мясе и шерсти, и то же самое определить нужно было задачи по основным другим видам животноводства.

Предложения:

Заслушать в ЦК ВКП(б) специальный доклад Казкрайкома об итогах проведения ранее принятых решений ЦК о животноводстве и о дальнейших мерах развития животноводства в Казахстане.

Т. Рыскулов

176 См. док. № 172.

177 Третий, расширенный, пленум Казкрайкома ВКП(б) состоялся в январе 1932 г. в Алма-Ате. Он рассмотрел следующие вопросы: об итогах народнохозяйственного плана 1931 г.; о контрольных цифрах народнохозяйственного плана 1932 г.; о плане организации весенней посевной кампании 1932 г. и организационно-хозяйственном укреплении колхозов; о развитии и контрольных цифрах на 1932 г. Карагандинского каменноугольного бассейна; о переименовании руководящих краевых газет «Энбекши казак» и «Советская степь» и др. (Резолюции и постановления III расширенного пленума Казкрайкома ВКП(б). Алма-Ата, 1932).

178 Имеется в виду постановление ЦК ВКП(б) от 17 сентября 1932 г. «О сельском хозяйстве, и в частности животноводстве, Казахстана» (см. док. № 172).

179 VI Всеказахская партконференция состоялась в Кзыл-Орде 15 — 23 ноября 1927 г. Конференция, заслушав и обсудив доклады секретаря ЦК ВКП(б) А.А.Андреева и Муранова об итогах истекшего десятилетия диктатуры пролетариата в СССР, одобрила генеральную линию партии. Кроме того, она одобрила деятельность за последние два года Казкрайкома ВКП(б), с отчетом о которой выступил секретарь Казкрайкома Ф.И.Голощекин (Отчет краевого комитета VI Всеказахской партконференции. Доклад и заключительное слово тов. Голощекина на VI Всеказахской партконференции (15 — 23 ноября 1927 г.). Кзыл-Орда, 1928. Резолюции VI Всеказахской краевой партийной конференции. Кзыл-Орды, 1928).

180 «Социалды-Казахстан» — один из официальных органов Казахского крайкома ВКП(б) и крайисполкома. Газета получила такое название в январе 1932 г. в соответствии с решением III расширенного пленума Казкрайкома ВКП(б) о переименовании газеты «Энбекши-казак». По мнению пленума, старое название не отражало «нынешнего лица Казахстана, идущего под знаком ускоренного развития социалистической индустрии и роста совхозов, колхозов на основе машинизации» (Резолюции и постановления III расширенного пленума Казкрайкома ВКП(б). Алма-Ата, 1932).

181 VII Всеказахская партконференция состоялась в июне 1930 г. в Алма-Ате. Конференция подвела итог социально-экономического и общественно-политического развития Казахстана в условиях социалистической реконструкции за период после VI партконференции и XV съезда ВКП(б). Конференция поддержала генеральную линию партии и одобрила работу партийной организации республики по ее воплощению в Казахстане (Казахстан в полосе социалистической реконструкции. Отчетный доклад Казахского крайкома ВКП(б) на VII Всеказахской партконференции. Алма-Ата, 1930).

182 XVI съезд ВКП(б) («съезд развернутого наступления социализма по всему фронту») проходил с 26 июня по 13 июля 1930 г. Нарком земледелия СССР Я.А.Яковлев выступил с докладом «О колхозном движении и подъеме сельского хозяйства».

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.