Запись бесед Народного Комиссара Иностранных Дел СССР с Министром Иностранных Дел Турции Арасом. 15-17 июля 1937 г.

Реквизиты
Датировка: 
1937.07.15
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 382-383.

15—17 июля 1937 г.

Свой первый разговор со мною Арас начал с извещения об ответе Югославии на нашу просьбу, переданную через Турцию, касательно ссудной кассы[1]. Ответ, весьма неудовлетворительный, изложен в письме Югославии на имя Турции.

Арас счел нужным упомянуть о заключенном в Тегеране Ближневосточном пакте, сообщив, что председателю совета новой Антанты, персидскому министру, будто бы было поручено обратиться ко мне по поводу пакта с особой телеграммой. На мое замечание, что я такой телеграммы не получил, Арас ответил, что она, вероятно, еще в пути (до сегодняшнего дня — 2 августа — телеграмма так и не поступила).

Вспомнив наши разговоры в Женеве касательно широкого пакта о взаимной помощи, по поводу которого Арас взялся выяснить позиции Югославии и Румынии, Арас сообщил, что первая обещала поговорить с ним на эту тему при следующей встрече, а Румыния хочет выяснить позицию Польши. Я напомнил Арасу, что в Женеве на мой прямой вопрос, примкнет ли Румыния к пакту без Польши, Антонеску мне ответил, что она пойдет вместе с Малой и Балканской Антантами, даже без Польши. Арас развел руками, желая этим сказать: Вы, мол, знаете Антонеску.

Говорили мы затем о разных пустяках, и, прощаясь при первой встрече, Арас сказал, что рассчитывает еще со мною поговорить об общем международном положении. К такому разговору мы, однако, в дальнейшем не возвращались, да я и не искал его, не придавая особой цены подобным разговорам с Арасом. Когда за час до отъезда турецких министров я согласовывал с ними коммюнике для печати, Арас пытался удалить из проекта указание на появившиеся за последнее время в международной жизни агрессивные тенденции. Он не скрывал своих опасений как-нибудь задеть Германию и в особенности Италию. Мне пришлось ему сказать, что предстоящим визитом турецкой эскадры в Италию будет заглажено мнимое оскорбление Италии. Любопытно, однако, что Арас пытался по существу отрицать факт появления за последние годы агрессивных тенденций, мотивируя тем, что агрессия, мол, существует со времени мирных договоров. Арас не постеснялся открыто в первый раз вступить на путь защиты ревизионизма и развивать взгляды, которые Гитлер и Геббельс охотно сделали бы своими.

М. Литвинов


[1] Речь идет о ценностях Петроградской государственной ссудной кассы, вывезенных в 1920 г. врангелевцами в Югославию. В конце 1936 г. НКИД СССР дал указание полпреду СССР в Турции Л. М. Карахану настаивать при посредничестве турецкого правительства, которое взяло на себя защиту советских интересов в Югославии, на принятии югославским правительством мер против распродажи названных ценностей.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.