Телеграмма Полномочного Представителя СССР в Китае в Народный Комиссариат Иностранных Дел СССР, из Шанхая. 19 июля 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1937.07.19
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 392-394.

Немедленно

19 июля 1937 г.

Ко мне зашел сегодня Чэнь Ли-фу. Он сказал, что только что приехал из Кулина и хочет поговорить со мной по поручению Чан Кай-ши. Он спросил прежде всего, не имею ли я в связи с происшедшей переменой в обстановке каких-либо новых инструкций касательно переговоров с Ван Чун-хоем. Я ответил, что никаких новых инструкций я не имею. Я сделал лишь предложения и теперь жду на них ответа китайского правительства.

Чэнь Ли-фу начал длительно объяснять китайскую точку зрения, почему именно китайское правительство не может взять на себя инициативу предложения Тихоокеанского пакта (то же самое, что раньше говорил Ван Чун-хой). Я ответил, что я, наоборот, считаю сложившуюся обстановку крайне благоприятной для проявления китайским правительством инициативы в этом вопросе. Если китайское правительство находит возможным обращаться к другим государствам с напоминанием о пакте девяти держав, то тем более ему должно быть удобно выступить с новым предложением, гораздо более радикальным, чем пакт девяти.

Чэнь Ли-фу сказал, что не хочет вмешиваться в мои переговоры с Ваном и высказывает только свое личное мнение. Он считает, что смысл Тихоокеанского пакта — отпор японской агрессии. В этом интересы Китая и СССР совпадают, так как Китай является первоначальным, а СССР — вторым объектом нападения Японии; третьи державы заинтересованы в пакте меньше, так как им будет угрожать опасность только после того, как Китай и СССР будут разбиты. Поэтому для Китая и СССР лучше сразу говорить о пакте взаимопомощи.

Я сказал, что смысл политики СССР совершенно другой. Мы строим всю нашу политику только на учете своих собственных сил. Мы вполне уверены в том, что Япония не может воевать с СССР один на один, так как уже сегодня СССР в военном отношении сильнее Японии, японцы это теперь тоже понимают и могут строить свои планы нападения на СССР только в расчете, что и на западе СССР будет вовлечен в войну. Но мы безусловно против агрессии Японии в Китае, так как это является угрозой миру на Дальнем Востоке, в котором СССР крайне заинтересован. Этим вызывается наше желание помочь Китаю и, как следствие этого, желание предложения Тихоокеанского пакта.

Чэнь Ли-фу заявляет, что он понимает политику СССР. Он понимает также, что предложенный мной порядок переговоров соответствует интересам СССР. Но он хочет сказать, что интересам Китая соответствовало бы больше, если бы мы начали с третьего пункта переговоров — о пакте взаимопомощи. Он по поручению Чан Кай-ши заявляет мне официально, что китайское правительство в любую минуту готово подписать пакт о взаимопомощи, и просит меня довести об этом до сведения Советского правительства. Я ответил, что, конечно, немедленно информирую мое правительство о его заявлении, однако я должен вновь подтвердить, что мнение моего правительства заключается в том, что сперва необходима акция Тихоокеанского пакта и одновременно договор о ненападении и затем только можно говорить о двустороннем пакте взаимопомощи.

Далее Чэнь Ли-фу заявил, что приехал повидать меня главным образом для того, чтобы передать ответ Чан Кай-ши на мое предложение о военных заказах. Он сказал, что наше предложение принципиально желательно и приемлемо для китайского правительства, но Чан Кай-ши хотел бы расширить сумму до 150 или 200 млн. китайских долл. Срок передачи вооружений надо сократить хотя бы до одного года. Срок возвращения займа (товарами) должен начаться через 5 лет и кончиться через 10 лет. При этом китайское правительство хотело бы получить от нас следующие вооружения: 1) аэропланы (спецификация по просмотре наших каталогов), 2) танки, 3) противотанковые, зенитные орудия калибром в 3,7 см, 4) такие же орудия калибром в 2 см, 5) зенитные орудия в 7,5 см. Я напомнил ему наше предложение. Чэнь Ли-фу опять повторил свои и просил передать их в Москву, что я и обещал сделать.

Я напомнил Чэнь Ли-фу, что он ни словом не обмолвился о пакте неагрессии. Я подчеркнул, что Советское правительство придает этому вопросу чрезвычайно важное значение. Если говорить о других далеко идущих соглашениях, то тем более необходимо начать немедленно переговоры о пакте неагрессии, Чэнь Ли-фу сказал, что даст ответ на этот вопрос при нашем следующем свидании. Он очень просит ответа Советского правительства на просьбу Чан Кай-ши о скорейшем ответе на его предложение.

Мое заключение: возвращение китайского правительства к прежнему предложению о пакте взаимопомощи показывает только, что под давлением японской агрессии оно мечется из стороны в сторону. Я не вижу нужды менять наше предложение. Что же касается просьбы Чан Кай-ши увеличить сумму поставки, то я считал бы желательным пойти навстречу, увеличив сумму до 150 или по крайней мере до 100 млн. мексиканских долл.[1]. Считал бы желательным также уменьшить срок наших поставок до одного года, а плату установить на срок от трех до восьми лет. Однако одновременно я считал бы желательным настаивать на заключении пакта неагрессии, мотивируя это тем, что мы должны иметь гарантию, что наше оружие не будет направлено против нас.

Срочно шлите в Нанкин ваши инструкции.

Богомолов


[1] Так иногда назывались китайские серебряные юани, чеканившиеся в Мексике.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.