Доклад секретаря Харьковского обкома КП(б)У Р.Я.Терехова в ЦК КП(б)У о положении в Кобелякском районе. 16 декабря 1932 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1932.12.16
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 3. Конец 1930 - 1933. Москва РОССПЭН 2000. Стр. 588-597
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 362. Л. 3—5. Типографский экземпляр.

№ 232

Секретно.

ЦК КП(б)У Тов. С. Косиору

Вскрытие обкомом факта организации саботажа хлебозаготовок бывшим Кобелякским районным руководством во главе с секретарем РПК Ляшенко заслуживает особого внимания. Если в Сахновщинском районе мы столкнулись с оппортунистической слепотой районного руководства, с потерей классовой бдительности со стороны секретаря РПК, с верой на слово кулацким руководителям колхозов, с неумением вскрыть маневры кулака, то в Кобеляках мы столкнулись с фактом прямой измены партии со стороны руководителя партийной организации, сознательной организации секретарем РПК Ляшенко саботажа хлебозаготовок.

Первоначальный план хлебозаготовок Кобелякского района был установлен обкомом 14 300 т, в том числе колхозному сектору — 12 500, единоличному — 1800 т.

Сниженный план хлебозаготовок по Кобелякскому району сейчас равняется 9300 т, в том числе по колхозному сектору — 8 тыс. т, по единоличному — 1300 т. Изъятие с га — 2,6 ц. Заготовлено в прошлом году 15 тыс. т. Из сопоставления этих двух цифр (план этого года 9300 т и план прошлого года 15 тыс. т) видно, что Кобелякский район в этом году получил отнюдь не преувеличенный план.

Несмотря на это, на 15 ноября план хлебозаготовок по Кобелякскому району был выполнен на 32,8%, в т.ч. по колхозам — 35,2%, по единоличникам — на 17,8%.

Если в прошлом году в Кобелякском районе на 15 ноября было заготовлено 14 442 т, то в этом году на это же число было заготовлено 3053 т хлеба.

Ввиду катастрофического падения темпов хлебозаготовок в ноябре, секретарь РПК Ляшенко был вызван нами 16 ноября специально в обком для отчета о положении дела с хлебозаготовками.

Ляшенко, будучи в обкоме, доказывал нереальность плана хлебозаготовок, излагая такой хлебный баланс, что следовало бы не только в районе заготовлять хлеб, но еще завезти в район часть посевфондов. Этот баланс был нами тут же разоблачен, после чего т. Ляшенко дал обкому твердое обещание в ближайшие дни покончить с оппортунистической размагниченностью и добиться решительного перелома.

Здесь следует упомянуть о том, что Ляшенко был в числе тех секретарей, которые при доведении первоначального плана додали заявление о нереальности плана.

Естественно, что и факт подачи Ляшенко этого заявления и представленный им в обком баланс не могли не вызвать тревогу обкома за состояние Кобелякского района. И действительно, мизерные заготовки после обещаний Ляшенко обкому заставили обком выслать в Кобелякский район бригаду для того, чтобы ознакомиться с положением дела на месте.

Первые предварительные материалы, которые начали поступать от посланной нами бригады, заставили меня с группой работников обкома и облКК выехать в Кобелякский район для того, чтобы непосредственно проверить партруководство.

Первое, с чем пришлось столкнуться в районе, это со сплошной вакханалией составления дутых балансов как со стороны районных организаций (РИК, МТС), так и председателей сельсоветов, руководителей колхозов. Люди буквально находились в плену цифр, в каждом сельсовете составлены были дутые балансы, готовые таблицы, к тому же однотипные, точно по заказу.

Эти дутые балансы исходили из почти одинаковой урожайности. Везде, во всех сельсоветах и колхозах, фигурировала урожайность в 2 или 3 ц с га, только в отдельных колхозах, очень редко, можно было встретить урожайность свыше 3 ц с га.

Нами было установлено, что секретарь РПК Ляшенко в целях доказательства нереальности плана хлебозаготовок давал лично директивы председателям сельсоветов и колхозов о том, чтобы последние показали низкие цифры урожайности. Этим районное партийное руководство ориентировало парторганизацию и руководство сел и колхозов на прямой обман партии и правительства. Директор МТС Обыдало, который был допрошен уполномоченным ГПУ, подтвердил, что, следуя личным указаниям секретаря РПК Ляшенко, он специально для обкома составлял такие расчеты, которые должны были доказать нереальность плана хлебозаготовок.

Привожу выписку из этой докладной записки, поданной директором МТС Обыдало секретарю РПК, председателю РИК и председателю РКК:

Название колхозов

По данным районных экспертных комиссий

Фактически намолочено с га

Расхождение в ц

«Еднання»

4,5

2,5

2,0

«Жовтнева перемога»

4,5

2,2

2,3

«Бидняцька перемога»

6,12

2,2

4,0

«Певний шлях»

6,31

2,2

3,92

«Коммунар»

6,44

3,3

3,14

«Пролетар»

7,58

4,1

3,48

«Червоний стяг»

7,58

3,4

4,18

«Для примера взято только 7 колхозов МТС, но аналогичных колхозов с таким урожаем много: артель им. Петровского Белицкого сельсовета, артель «Вторая пятилетка», Волчанского сельсовета, артель им. Чапаева, Бутенковского сельсовета и пр.».

И дальше он приводит такой расчет: «По документальным данным колхозов всего обмолочено по МТС 45 124 ц, а план хлебосдачи, повторяю, имеем 56 779 ц, что показывает расхождение против фактического намолота на 11 655 ц».

И в конце докладной записки он делает такой вывод: «И вот, как видно из приведенных примеров, план хлебосдачи по МТС в целом и по большинству колхозов выполнен быть не может, а отсюда и позорное состояние хлебосдачи, а потому, чтобы не поставить колхозников, которые хорошо работали, в тяжелое положение с хлебом и не допустить фактов, которые были в прошлом году, когда забрали семена яровых, — прошу РПК, РИК и РКИ пересмотреть планы по МТС и в колхозах, учесть их реальность и довести до сведения областных центров о действительном состоянии хлебосдачи в колхозах, обслуживаемых МТС».

Проверка больше десятка колхозов показала, что все эти приведенные Обыдало цифры фактического обмолота являются фальшивыми. Ряд колхозов (им. Петровского, «Червоний партизан» и др.), которые по заявлению Обыдало и Ляшенко не имели хлеба, в настоящее время свой план хлебозаготовок уже выполнили.

Эта докладная записка была написана Обыдало по предложению Ляшенко. Когда ГПУ допросило Обыдало, он сказал, что эти «балансы» он составлял по указанию секретаря РПК Ляшенко. На собрании районного актива, специально созванного нами, ряд выступавших низовых работников подтвердили, что Ляшенко ориентировал их на обман партии.

Председатель Бутенковского сельсовета т. Васильковский в своем выступлении о причинах провала хлебозаготовок в районе прямо сказал: «Ляшенко весь час говорив, що треба доказати, що хлиба в райони нема». Лебеденко, зав. райземотделом, когда мы его прижали к стенке, на том же активе, заявил: «Балянс почався не з низовых робитникив, а з бюро РПК. Нас вызвали вночи и заставили скласти балянси».

Когда Ляшенко в последний раз получил сообщение о вызове в обком по поводу хлебозаготовок, он вызвал к себе работников аппарата, среди них Винокурова — бывшего председателя колхозсоюза (преданный нашей бригадой суду и осужденный на 10 лет), Обыдало (того, который писал по предложению Ляшенко докладную записку о нереальности плана хлебозаготовок) и предложил им на протяжении одной ночи путем рассылки людей в колхозы и села «выяснить» состояние наличных хлебных ресурсов. Путем объезда колхозов района были на протяжении ночи собраны все «сведения» по всем колхозам.

Некоторые руководители колхозов до того обнаглели, что даже не потрудились правильно подбить итоги в книгах. При проверке нами в артели «Червона перемога» выяснилось, что с площади посева озимой пшеницы 129 га, при урожайности с га (по записям в книгах колхоза) в 3,20 ц с та должно быть записано 412 ц, а записано было только 289 ц, т.е. скрыто от учета 123 ц. То же самое и с ярой пшеницей: с площади посева в 145 га, при урожайности с га (по данным колхоза) 3,30 ц с га, должно быть заприходовано 478 ц, а записано 391 ц. Здесь тоже скрыли от учета 87 ц пшеницы.

Артель «Червона Украина» села Беляки — валовой сбор по этой артели, путем записи книгам, определен самим правлением колхоза в 9293 ц. Эта цифра о фактическом урожае колхоза дана за подписью председателя правления МТС. При посещении нами колхоза председатель колхоза — член партии Гаврик, не зная о том, что мы имеем сведения, подписанные им же самим, начал доказывать, что его валовой сбор 8472 ц и что хлеба у него нет и плана хлебозаготовок он выполнить не может. Он также заявил нам, что после вывоза в счет плана хлебозаготовок 3239 ц в колхозе больше хлеба не осталось, и поэтому остальные 1189 ц плана хлебозаготовок колхоз выполнить не может. А в действительности при проверке нами данных валового сбора и расхода хлеба колхозом получилась следующая картина:

1. Выдано по авансам и на общественное питание (Полагается 15% или 1394 ц, т.е. перерасход 492 ц).

1886 ц

2. Расход на посевы озимых

1361 ц

3. Оставлено семян на весенний сев

934 ц

4. Возвращено семссуды

361 ц

5. Выдана социальная помощь другим колхозам

118 ц

6. Учительский Фонд

98 ц

7. Содержание курсов пропагандистов

4 ц

8. Продано дому отдыха

25 ц

9. Продано МТС

16,7 ц

10. Обменено на гвозди

1,5 ц

11. Продано «ІПляхбудивництву»

9,8 ц

12. Израсходовано на фураж

39,8 ц

13. Обменено на разные материалы

2,6 ц

14. Сдали в счет хлебозаготовок

3239 ц

Итого израсходовано хлеба

8096 ц

Таким образом, по их подсчетам остаток составляет (8472 — 8096) = 376 ц. Когда мы проверили, то установили, что, если даже исходить из их данных, в колхозе после обеспечения себя семенами и разбазаривания хлеба, остается (9293 - 8096) = 1197 ц, а для окончания плана хлебозаготовок нужно 1184 ц, а по их подсчетам не хватало для выполнения плана хлебозаготовок 768 ц.

Председатель этого колхоза писал в ЦК КП(б)У обманное заявление о том, что им дали непосильный план и у них не хватает посевматериала при 30% выполнении плана хлебозаготовок. Теперь этот председатель, припертый к стенке фактами, заявляет, что он ошибся. Есть основание предполагать, что это заявление написано с ведома секретаря РПК и пред. исполкома. Такая же картина вскрыта и в других колхозах, как, например:

Сельсоветы

Колхозы

Валовой сбор, записанный в книгах

Оказалось хлеба после проверки нашей комиссией

Куст-Кущевский

«Прогресс»

1810

1930

Кобелякский

«Певний шлях»

1053

1356

Велики

Им. Петровского

821

872

Далее, по данным, которыми оперировало районное руководство и которые оно направило в область, по колхозу им. Буденного валовой сбор определен в 1530 ц. После проверки комиссией обкома урожайности этого колхоза выяснилось, что валовой сбор достигает 1767 ц, т.е. разница в 237 ц. По тому же Бутенковскому сельсовету в колхозе им. Свердлова по данным района валовой сбор определен в 1999 ц, после проверки нашей комиссией валовой сбор установлен в 2498 ц, разница — 499 ц. Таково количество утаенного хлеба, обнаруженного нами, при самом беглом ознакомлении с состоянием колхозов. Вне всякого сомнения, что более глубокая проверка дала бы еще значительно больше центнеров скрытого хлеба.

Вся эта вакханалия наглого обмана государства, разложения части колхозов и партийного актива исходила от руководства и, главным образом, от Ляшенко.

Ляшенко в разговоре с членами бюро заявил: «Информировать Терехова я могу по посевной, ну, по свекле, но что писать о хлебе, когда колхозы сидят без хлеба — бить будут».

Эти же настроения имели место среди остальных членов бюро. Председатель райисполкома Бема говорил: «Многие колхозы уже не имеют семян, самое большое мы сможем выполнить план на 15%, пускай приезжает из обкома Резников и начинает сам заготовлять хлеб». Журко — председатель райпрофсовета, член бюро райпарткома заявил: «План хлебозаготовок по району нереален, мы в этом году будем голодать, и вместе с нами колхозники, так как на колхозы наложили столько хлеба, сколько ими даже не намолочено».

С первых же дней хлебозаготовок районное руководство попустительствовало, а порой само поощряло растаскивание и разбазаривание хлеба. Разрешения на получение хлеба из колхозов давались секретарем РПК Ляшенко, председателем райисполкома Бема, председателем райколхозсоюза. Хлеб в колхозах брали все, кому не лень: райколхозсоюз, МТС, райпотребсоюз. Организованное сверху разбазаривание и растаскивание хлеба в огромной мере способствовало усилению краж, утайке и воровству хлеба в колхозе. Этим самым районное руководство по сути дало лозунг: разбазаривать хлеб, кто как может. Факты:

Райпотребсоюз в ноябре этого года получил из колхозов 20,7 т ржи и пшеницы. МТС также в ноябре с.г. получила от колхозов 11,2 т продовольственных культур, преимущественно ржи и пшеницы.

Райколхозсоюз за этот же период получил из колхозов 5,1 т продовольственных культур. Хлеб брали даже из таких колхозов, которые выполнили свой план на 10—14% («Бедняцька перемога», «Верный путь»). По распоряжению райснаба изъято из мельниц 5,5 т мерчука.

Полученные районом 23,8 т посевной пшеницы были использованы целиком для снабжения районного центра. Из этого количества райпотребсоюз получил 16,4 т и райколхозсоюз 1,8 т. Все это было сделано ими с ведома Ляшенко или по его прямому распоряжению.

Разложение дошло до того, что уполномоченные райпарткома начали «заготовлять» хлеб для своих личных нужд.

Это дало сигнал всем колхозам сначала обеспечить хлебом себя, а то, что останется — государству.

Председатель правления колхоза «Единение» Таранушечевского сельсовета Соболь Александр — член партии, говорит: «Продавайте хлеб; если не выполните хлебозаготовки, вас никто судить не будет».

В с. Маячка секретарь партячейки Дробитько не допустил вывоза из села в счет хлебозаготовок 150 ц хлеба, заявляя: «Можно вывезти только 20 ц пшеницы, пока что и этого хватит».

Уполномоченный райпарткома по Комаровскому сельсовету вместо усиления темпов хлебозаготовки по селу заявляет: «Сначала мы должны обеспечить тех, кто будет гонять тягловую силу во время весеннего сева, а потом им будем вывозить хлеб».

Возьмем выдачу авансов. Сам Ляшенко на одном из совещаний дал такую установку: «Для нашего района 15% обмолота недостаточно, у нас нужно выдать авансов больше». В постановлениях писалось одно, а на деле нарушались и не выполнялись директивы ЦК и правительства. Вопреки директивам ЦК и обкома партии, еще в августе, о прекращении всякой выдачи печеного хлеба на общественное питание по колхозам, с ведома секретаря райпарткома, в отдельных случаях по его распоряжению, хлеб колхозникам выдавался еще в момент прибытия комиссии обкома.

Секретарь райпарткома Ляшенко и председатель райисполкома Бема знали о незаконном расходовании хлеба на общественное питание, на преувеличенные выдачи авансов, но никаких мер против этого воровства не принимали, а как видно из приведенных фактов, наоборот якобы в целях стимулирования хода осенней посевной кампании, молотьбы, разрешали все эти выдачи печеного хлеба вопреки решениям партии и правительства. Приведу ряд фактов: на бюро райпарткома, в моем присутствии, 2 декабря, выяснился факт, которого не отрицал сам Ляшенко. В момент приезда Ляшенко в один из колхозов, где происходила молотьба, председатель колхоза спросил его, можно ли колхозникам выдавать хлеб за работу, и Ляшенко дал разрешение выдавать по одному килограмму хлеба в день на каждого колхозника. Этого было уже совершенно достаточно, чтобы хлеб раздавался лодырям, рвачам во всяком виде: мукой, зерном, печеным хлебом и т.д.

Чербивский сельсовет, колхоз «Новая громада» по распоряжению пред. артели Калиберды, после выдачи натуравансов — 15% фактического обмолота — начал выдавать всем работающим колхозникам вместо печеного хлеба по 800 г муки, зерна на каждый трудодень. Вследствие такого расхищения хлеба авансы по данному колхозу составляют 23,4%, и по данному колхозу таким образом разбазарено 389 ц хлеба.

По сельхозартели им. Шевченко Волчанского сельсовета до последних дней выдавался колхозникам на трудодни печеный хлеб по 800 г, кроме полученного аванса, вследствие чего израсходовано на общественное питание 593 ц.

По установке председателя райколхозсоюза Винокурова в Бродчанском сельсовете, в артели «Коминтерн» была принята следующая резолюция: «Кроме ранее полученного хлеба в счет аванса и получения печеного хлеба, каждому колхознику выдавать дополнительно по 2 фунта на трудодень».

То же самое по ряду сельсоветов, которые объехали члены комиссии. В колхозе «Путь к социализму», в колхозе «Жовтень» Рассыпаевского сельсовета колхозы раздавали еще и до 2 декабря печеный хлеб. В результате выдачи натуравансы по тем колхозам, где мы успели выявить, составляют 21%, или явный перерасход составляет 5732 ц.

Воровство хлеба в колхозах Кобелякского района приняло массовые размеры, хлеб раскрадывался в колосках, при молотьбе, в амбарах, скрывали хлеб в соломе, полове, так называемых «последах», причем в большинстве колхозов, которые объехали члены комиссии обкома, отходы и «последы», как правило, нигде не заприходовались.

Например, в колхозе им. Чапаева Сухомятского сельсовета председателем Шинкаренко, счетоводом Рудько, кладовщиком Гулем не заприходовано до 400 ц отходов, в которых имеется хорошего зерна до 40%.

В Белицком сельсовете в колхозе «Червона Украина» пущено в полову проса до 30%. По заявлению директора МТС Обыдало, в с. Марковке, где он сидел уполномоченым райпарткома, при перевеивании «отходов» находят до 20 — 25% зерна.

В с. Дрижина-Гребля, в колхозе им. Чубаря, в котором насчитывается до 300 семейств колхозников, на вопрос к председателю колхоза (в присутствии зав. оргинстра райпарткома и секретаря ячейки, которые заявили, что в этом колхозе колхозники хлеба не воровали и краж не было): «Много ли в колхозе разворовано хлеба?», — председатель колхоза и стоящие рядом колхозники прямо заявили, что «хлеб воровали при молотьбе, кто хотел, и что человек 130—140 колхозников имеют каждый, кроме трудодней, пудов до 100—150 наворованного хлеба».

В с. Рассыпаловка, в колхозе «Жовтень», в течение одной ночи колхозники разворовали 4 га путем срезывания колосков.

Не менее угрожающие размеры приняли по Кобелякскому району торговля и спекуляция хлебом. Хлеб совершенно безнаказанно продавался на базарах, хлеб продавали под видом зерна для посева колхозы друг Другу, например колхоз «Червона Украина» продал МТС и колхозу им. Петровского 41 ц хлеба, обменял на гвозди и другие материалы 14 ц, а в общей сложности 55 ц, и в то же самое время колхоз отказывается выполнять план хлебозаготовки, мотивируя отказ отсутствием хлеба.

В сельсовете Суха-Маячка продано до 1 пуд. пуд. хлеба. Обо всех этих фактах разбазаривания хлеба, которые составляют тысячи центнеров, знало партийное руководство, знал секретарь райпарткома, и никаких мер борьбы с этими безобразиями ни партийное, ни советское руководство не принимали.

Бывший председатель райколхозсоюза Винокуров, принимавший активнейшее участие в спекуляции и раскрадывании хлеба на протяжении долгого периода, не исключался из партии, и лишь после нажима товарищей, приехавших из обкома, он был исключен из партии, но в отношении предания суду этого агента классового врага Ляшенко категорически возражал. В процессе судебного следствия Винокуров показал, что разбазаривание хлеба, торговля хлебом и т.д. производились им с ведома и согласия секретаря РПК Ляшенко.

По распоряжению председателя РИК Бемы, с ведома секретаря РПК Ляшенко в районе незаконно открыт ряд мельниц под видом перемола зернофуража для лошадей, но на таковых производили перемол ячменя, ржи и других культур без мерчука. На основе данного распоряжения уполномоченные РПК Жадро, Дробиш, Гарагуля, Павлов открыли мельницы в селах: Павловка, Таранушичи, Куст-Кущи, Золотаревка.

В большинстве проверенных колхозов, кроме разбазаривания, краж, растаскивания хлеба, существует целый ряд «фондов», под флагом которых прячутся и разбазариваются сотни центнеров хлеба: фонд трактористов, в 2 — 3 раза преувеличенный, фонд учителей, фонд нетрудоспособных, фонд общественного питания, а в колхозе им. Якира даже додумались организовать фонд для «приезжающих».

Районное руководство во главе с Ляшенко отрицало, что в колхозах имеется кулак, что часть коммунистов на деле переродилась и сама стала агентурой кулака.

В результате объезда ряда колхозов выяснилось, что в некоторых колхозах имеется засилье кулака, кулак засел в правлении счетоводом, полеводом, кладовщиком, подчинил своему влиянию коммунистов и, нагло издеваясь над законами Советской власти, при помощи переродившихся и сомкнувшихся с ним коммунистов, саботирует выполнение хлебозаготовок.

Нами выявлено кулацкое засилье в колхозе «Шлях социялизму», план хлебозаготовок в этом колхозе 1900 ц, выполнено 557 ц, или 37%. Хлебозаготовки колхоз прекратил, мол, «вывозить нечего». В этом колхозе никакого учета нет. Никаких данных об обмолоте, нет учета расходов и т.д. Представленный баланс никакими документами не подтверждается — составлен с потолка. Проверка представленных цифр показала, что даже по этим цифрам выходит (не нарушая посевфонды), что в колхозе должно быть еще 473 ц хлеба, которые можно вывозить по плану хлебозаготовок, и это после того, когда обнаружено, что в колхозе уже роздано 918 ц хлеба, или 40% валового сбора, по трудодням и на общественное питание. Кто же хозяйничает и руководит колхозом?

1) счетовод — кулак;

2) кассир — раскулаченный кулак;

3) полевод — кулак;

4) помощник счетовода — бывший урядник;

5) заведующий пасекой — кулак-вредитель.

Характерно, что с этой кулацкой компанией срослись, пьянствуя вместе с кулаками, покрывая кулака, став на деле сами кулацкими агентами, уполномоченный РПК и секретарь сельячейки.

В артели «Червона Левада» счетовод — кулак, во второй бригаде кладовщик — кулак, два мельника — кулаки, сторож коморы — кулак. Все эти кулаки — родственники.

В артели «Вірний Шлях» счетовод — сын раскулаченного кулака. Особой амнистией по хлебозаготовкам в Кобелякском районе пользовался индивидуальник. Нужно сказать, что единоличник вообще выпал из поля зрения районных организаций, среди него не ведется никакой работы, хлеб начали заготовлять, по заявлениям ряда председателей сельсоветов и секретарей ряда сельских ячеек, всего дней 10—12 тому назад, в результате такого руководства план хлебозаготовок по индивидуальному сектору на 2 декабря выполнен всего на 23,4%.

Инструкция Совнаркома о взимании штрафов с индивидуальников, уклоняющихся от выполнения плана хлебозаготовок, была расценена районным и сельским руководством как инструкция, которая должна немного «попугать» индивидуальника. В результате по району наложено штрафов на индивидуальников около 35 600 руб., взыскано же всего около 2 тыс. руб., для взимания остальных сумм по штрафам никаких мер ни судебные, ни административные органы не принимали.

Факты говорят о следующем: в с. Волча индивидуальник Билан Степан, имеющий 7 га посева, до сего времени сдал в счет хлебозаготовок 4 пуд. хлеба, причем характерно, что часть хлеба он ссыпал в бочку, сверху которой написал «посивний», а наши партийцы дураки ходят кругом этой бочки, боятся взять хлеб, не понимая того, как нагло издевается над ними классовый враг. Другой индивидуальник того же села Кузьменко Яков Тимофеевич, имеющий 5 га посева, не сдал в счет хлебозаготовок ни одного килограмма хлеба, его сельсовет оштрафовал на 500 руб. и ожидает, когда он внесет этот штраф, а сам Кузьменко запряг пару лошадей, взял хлеб и поехал торговать.

В с. Губаревке оштрафовано 5 хозяйств, ни с одного хозяйства штраф не взят. Председатель сельсовета Варич члену комиссии заявил: «Штрафами мы их пугаем, а они и так обещают выполнить план».

В с. Рассыпаловке имеется 200 индивидуальных хозяйств, из них только 3 выполнили план хлебозаготовок, 140 еще не начали выполнять. Сельсовет оштрафовал 6 хозяйств, злостно не выполняющих план хлебозаготовок на 7955 руб., часть этих штрафов райисполком еще не утвердил.

В то же самое время целый ряд фактов показал, что при правильном проведении в жизнь инструкции ЦК и Совнаркома о штрафах достигаются определенные результаты. Например, в том же самом с. Рассыпаловке оштрафовали двух индивидуальников: Рилла Ивана Васильевича на 1 тыс. руб. и Нестеренко Ивана на 1800 руб. Сельсовет описал их имущество. К 2 декабря они закончили уже свой план хлебозаготовок: Рилла Иван уже сдал 8 ц (пшеницы), Нестеренко Иван сдал 5 ц.

Несколько слов о доведении снижения плана. Снижали план тем колхозам, которые совершенно не нуждались в снижении, и наоборот, не снижали там, где в этом была действительная потребность.

Больше того, вопреки решениям ЦК и обкома об использовании снижения плана для усиления темпов хлебозаготовок, партийное и советское руководство Кобелякского района стало на путь механического распределения данного району снижения, снижая в одинаковой степени как тем колхозам, которые добросовестно начали выполнять свой план хлебозаготовок, так и тем колхозам, которые фактически прекратили хлебозаготовки, стали на путь открытого саботажа хлебозаготовок.

Район имеет несколько колхозов, которые годовой план хлебозаготовок уже выполнили. Когда комиссия проверила выполнение плана колхозом «Коммунар» Дрижино-Греблянского сельсовета, то оказалось, что этот колхоз выполнил свой план потому, что трижды получал снижение плаца. Первый план хлебозаготовок был дан в 1675 ц, второй — 837 ц, и третий — 687 ц, снижение около 1 тыс. ц.

Ляшенко объяснил, что это делалось для того, чтобы было в районе хоть несколько колхозов, выполнивших план.

Еще худшего типа извращения были допущены при доведении сниженных планов индивидуальникам. Бралось общее количество индивидуальных хозяйств по данному сельсовету и давалось снижение всем хозяйствам без исключения, в том числе и тем, которые злостно саботировали выполнение хлебозаготовок и не давали государству ни одного фунта хлеба. Кроме этого были и такие факты, когда снижение давалось даже тем индивидуальникам, которые свой план хлебозаготовок уже успели выполнить. Пример — с. Дрижина-Гребля имеет целый ряд индивидуальников, которые свой план хлебозаготовок уже выполнили, а им после выполнения дали скидку.

Все эти извращения, допущенные при снижении планов, исправляются по нашему указанию новым руководством района.

Созванный нами районный актив целиком подтвердил вскрытые нашей комиссией факты составления кулацких балансов, показания преуменьшенных урожаев по прямому указанию руководства во главе с Ляшенко, воровства и разбазаривания хлеба при прямом попустительстве Ляшенко и компании, засилья кулачества в ряде колхозов, отсутствие действительного большевистского руководства низовым активом со стороны переродившегося районного партийного руководства. Выступление на активе председателя Бутенковского сельсовета т. Васильковского, ряда уполномоченных со всей ясностью показали, что при правильном политическом руководстве со стороны РПК, своевременной мобилизации сил и правильной расстановке людей на борьбу за хлеб район смог бы добиться выполнения плана хлебозаготовок.

Организованный саботаж хлебозаготовок в Кобелякском районе вскрыт нами с большим опозданием. Это, безусловно, свидетельствует о слабости конкретного ежедневного оперативного руководства районами со стороны обкома, недостаточном знании районов.

Характерно, что никто из района нам не сигнализировал. Это свидетельствует о том, что там была полная круговая порука и зажим самокритики.

Бюро обкома в своем постановлении приняло решительные меры: секретарь РПК Ляшенко исключен из партии, арестован и предан суду; председатель РИКа Бема снят с работы и предан суду; директор МТС Обыдало исключен из партии, арестован и предан суду. Несколько раньше исключен из партии, арестован и осужден на 10 лет председатель райколхозсоюза Винокуров.

Редактор газеты, культпроп, орготдел, агитмасс сняты с работы со строгим выговором с предупреждением.

Арестованы и преданы суду руководители колхозов «Шлях до социялизму», «Еднання» и др.

Кроме того, нами приняты меры к оздоровлению организации, очистке ее от переродившихся элементов и кулацких агентов, усилению организационной работы и связи обкома с районами. В Кобеляки послана группа работников для исправления допущенных ошибок.

Секретарь Харьковского обкома Терехов194

194 На склоне лет Р.Я.Терехов вспоминал о своей встрече в конце 1932 г. со Сталиным и попытках сообщить ему о массовом голоде крестьян на Украине. Сталин в резкой, оскорбительной для «собеседника» форме отверг эту информацию: «Нам говорили, что вы, товарищ Терехов, хороший оратор, оказывается, вы хороший рассказчик — сочинили такую сказку о голоде, думали нас запугать, но — не выйдет! Не лучше ли вам оставить посты секретаря обкома и ЦК КП(б)У и пойти работать в Союз писателей: будете сказки писать, а дураки будут читать». (Правда. 1964. 26 мая). Угроза не осталась без последствий. Постановлением ЦК ВКП(б) от 24 января 1933 г. Терехов был освобожден от занимаемых должностей и «направлен в распоряжение ЦК». Вместо него первым секретарем Харьковского обкома и секретарем ЦК КП(б)У был утвержден П.П.Постышев. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 26. Д. 66. Л. 2).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.