Письмо Полномочного Представителя СССР в Германии Народному Комиссару Иностранных Дел СССР М. М. Литвинову. 31 июля 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1937.07.31
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 433-435.

31 июля 1937 г.

Многоуважаемый Максим Максимович,

Как будто выходит так, что предсказания берлинского дипкорпуса относительно предстоящего улучшения наших отношений с Германией начинают сбываться.

Как Вы знаете из моего дневника от 7 июля, Нейрат высказал при первой же моей с ним встрече предположение о том, что «отношения между нашими странами могут неожиданно улучшиться». Правда, видимо сообразив, что он несколько перехватил в оптимизме, министр тут же прибавил, что твердой уверенности в этом у него, разумеется, нет. Однако оптимистический прогноз наших отношений был все же дан. Заявление Нейрата имело место на фоне известного смягчения тона германской прессы в отношении нас, воздержания от прежних бешеных кампаний.

Моя поездка в Берхтесгаден к Гитлеру, не явившаяся для нас дискриминацией, произвела как в Германии, так и за границей значительную сенсацию. Сенсация заключалась как в самой поездке, так и в моей и Гитлера речах, произнесенных во время вручения мною ему верительных грамот[1]. Признание Гитлером необходимости установления нормальных отношений с нами также произвело сенсацию. На словечко относительно невмешательства в политических кругах обратили гораздо меньше внимания, нежели на его согласие со мной о необходимости установления нормальных отношений между нашими странами. Здешняя печать подала сообщение о наших речах на видных местах с заголовками, набранными крупным шрифтом. Некоторые мои коллеги припоминают в беседах, что в 1934 г. речи т. Сурица и Гитлера, произнесенные при вручении первым верительных грамот, не были опубликованы в печати.

Заслуживает быть отмеченным то обстоятельство, что статья «Известий» от 23 июля, посвященная «обмену нотами», была изложена в здешней печати достаточно точно и корректно. При этом газеты не вступили ни в какую полемику с «Известиями ».

Вчерашняя моя беседа с начальником политического отдела аусамта Вейцзекером заслуживает на фоне всего выше изложенного несомненного интереса. Проявив инициативу в обсуждении вопроса о наших отношениях, Вейцзекер высказал сожаление по поводу их ненормальности, надежду на то, что «прошлое не повторится» (под прошлым подразумевалась открытая кампания вражды против нас), что мой приезд является своего рода новой эрой наших отношений и т. д.

Несомненно, что высказывание такого опытного, умного чиновника, каким является Вейцзекер, отнюдь не случайно. Он действовал по инструкции своего начальства и, конечно, не без согласия Гитлера. Естественно, встает вопрос, откуда все сие: не собирается ли Гитлер улучшением отношений с нами шантажировать такие государства, как Франция и Англия, или же тут есть какое-то «искреннее» желание улучшить, хотя и не заходя сколько-нибудь далеко, отношения с нами? Я не отрицаю возможности шантажных намерений со стороны Гитлера, но думаю, что все же не в этом смысл его желания «нормализовать отношения» с нами. Мне кажется, что дело главным образом в том, что Германия, испытывая тяжелые экономические затруднения, лучшим доказательством чего является последний закон о сдаче крестьянами хлеба властям, до крайности заинтересованная в нашем сырье (руда, лес, лен, зерно и т. д.), хочет создать более или менее спокойную, благоприятную для завершения с нами сделки по хозяйственной линии политическую атмосферу. У меня нет никаких фактических данных, подтверждающих это положение, но мне кажется, что оно правильно.

Я полагаю, что нам необходимо продолжать прежнюю тактическую линию на теснейшее связывание проблемы улучшения экономических отношений между Германией и нами с вопросом о действительной нормализации политических отношений (пресса, речи министров и т.д.).

Эвентуальные ссылки промышленников и представителей заинтересованных в нашем сырье ведомств Германии на уже наступившее улучшение «общей атмосферы» должны быть решительно признаны неубедительными.

Предстоящий в сентябре в Нюрнберге партейтаг национал-социалистской партии, на котором, как и всегда, выступит с программной речью Гитлер, покажет, насколько серьезно собирается национал-социалистская Германия менять свои «вехи». Некоторые из здешних дипломатов уверены в том, что в речи Гитлера не будет нападок на нас. Поживем — увидим. Во всяком случае, некоторое улучшение отношений с Германией может быть полезно не только ей, но и нам.

С товарищеским приветом

К. Юренев


[1] См. газ. «Известия», 23 июля 1937 г.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.