Из отчета политсектора МТС Наркомзема Казахской АССР за 1933 год. 22 декабря 1933 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1933.12.22
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 3. Конец 1930 - 1933. Москва РОССПЭН 2000. Стр. 687-691
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 112. Оп. 47. Д. 7. Л. 226, 269-283. Подлинник.

№ 299

г .Алма-Ата

№ 6/сс »

Секретарю ЦК т. Сталину

Тов. Кагановичу

Начальнику Политуправления МТС т. Криницкому

Секретарю Казкрайкома т. Мирзояну

I. Состояние сельского хозяйства Казахстана к весне 1933 г.

Сельское хозяйство Казахстана в результате ошибок старого руководства краевого комитета, сильного и острого сопротивления классового врага, большой засоренности колхозов, советского и партийного аппаратов, особенно в его низовом и районном звеньях, к началу 1933 г. оказалось сильно подорванным.

Посевная площадь по колхозному и единоличному сектору к весне 1933 г. сократилась по сравнению с 1931 г. с 5012 тыс. га до 4428 тыс. га.

Урожайность — по всем основным культурам снижалась из года в год. Так, если средняя урожайность по пшенице в МТС в 1930 г. была 6 ц; то 1932 г. дал 4,4 ц с га. По овсу — снижение с 7-8 ц до 4,9 ц; по ячменю — с 7,3 до 5,1; по просу — с 5,5 до 3,4 ц.

За это же время произошло резкое сокращение посевных площадей основных зерновых культур с заменой их второстепенными культурами. Посевные площади основных зерновых культур 1932 г. по сравнению с 1930 г. сократились: по пшенице с 2458 тыс. га до 1965 тыс., по овсу — с 288,2 тыс. га до 195,3 тыс. га.

За счет сокращения посева пшеницы и овса вдвое увеличили посев проса. В 1930 г. посев проса составлял 653,3 тыс. га, а в 1932 посевы проса возросли до 1262,3 тыс. га.

Если обратиться к цифрам, рисующим состояние поголовья скота, то здесь картина прямо катастрофическая.

Сокращение поголовья скота по краю рисует следующая таблица по данным Нархоз учета.

Сведения о движении скота по колхозно-крестьянскому сектору (тыс. голов)

 

Актю-

бинская

обл.

Алма-

Атинская

обл.

Восточ-

но-

Казах

станская

обл.

Западно-

Казах

станская

обл.

Караган

динская

обл.

Южно-

Казах

станская

обл.

Всего

по

краю

Лошади на 1 июня 1930 г.

/ 477,2

672,0

841,6

237,9

557,8

466,5

3262,0

на 1 июня 1931 г.

308,4

380,9

507,2

159,5

376,5

272,1

1998,6

на 1 февраля 1932 г.

115,9

113,3

224,8

77,0

146,9

122,3

800,2

на 1 июня 1933 г.

55,15

45,7

109,0

53,9

55,6

46,9

366,3

Рогатый скот на 1 июня 1930 г.

860,5

776,3

1054,3

591,6

903,0

553,0

4727,7

на 1 июня 1931 г.

463,3

370,1

464,2

277,7

536,6

277,7

1389,6

на 1 февраля 1932 г.

166,6

118,4

248,8

113,3

252,7

105,5

1005,3

на 1 июня 1933 г.

149,8

89,8

208,0

109,1

199,0

60,9

876,7

Верблюды на 1 июня 1930 г.

292,9

93,1

57,1

230,5

53,9

229,9

1057,4

на 1 июня 1931 г.

114,0

44,2

30,6

124,7

19,6

163,8

496,9

на 1 февраля 1932 г.

29,5

9,8

8,7

60,7

6,9

53,5

179,1

на 1 июня 1933 г.

18,8

2,8

2,5

35,6

1,5

11,5

72,8

Овцы и козы

на 1 июня 1930 г.

2086,0

4537,3

2283,8

7126,7

1263,1

3928,2

15593,7

на 1 июня 1931 г.

555,5

798,2

742,7

365,8

571,3

1144,5

4188,2

на 1 февраля 1932 г.

731,9

208,8

311,3

183,0

196,9

209,7

1241,7

на 1 июня 1933 г.

131,6

162,8

315,1

156,4

196,5

136,2

1098,6

Таким образом, даже по сравнению с 1932 г. к весне 1933 г. по краю имеем сокращение поголовья скота: по лошадям с 800 тыс. голов до 366 тыс., по крупному рогатому скоту — с 1005 тыс. голов до 816 тыс. голов, по верблюдам с 179 тыс. до 72 тыс., по овцам и козам с 1241 тыс. до 1098 тыс. голов.

Все это не могло не отразиться на крепости и устойчивости колхозов края. 1932 г. — начало 1933 г. характеризуются массовыми выходами из колхозов и откочевками.

 

Количество колхозов

Хозяйств в колхозах

На 1 октября 1931 г.

6937

772545

На 1 января 1932 г.

4950

637940

На 1 января 1933 г.

5635

515789

За 1931 — 1932 гг. число хозяйств в колхозах сократилось на 260 тыс. Эти цифры значительно преуменьшены. По другим данным за указанное время откочевало до 400 тыс. колхозных хозяйств.

Зима 1932 — 1933 г. была особенно тяжела. Массовые откочевки, смертность, особенно в казахской части населения, неуверенность в завтрашнем дне, массовое расхищение колхозного имущества, массовый убой и разбазаривание скота, отсутствие хлеба для питания, фуража для рабочего скота, необеспеченность семенами характеризует состояние колхозов.

II. Весенний сев 1933 г.

Колхозы Казахстана, пережив тяжелую зиму, вступили в весенний сев очень слабо подготовленными. Последствия ошибок старого краевого партийного руководства при общей слабости партийной организации, засоренности колхозов враждебными элементами не могли не повлиять на подготовку и проведение весеннего сева 1933 г.

Краевое партийное руководство сменилось только в феврале, когда подготовка к весеннему севу по сути дела кончалась. Южная и Алма-Атинская обл. вступили в сев в начале марта.

Политотделы в Казахстане в большинстве МТС были организованы только в апреле-мае, т.е. в отдельных областях в конце сева, а в некоторых областях в самом разгаре посевной. Сколько-нибудь решительно повлиять на подготовку к севу ни новое краевое руководство, ни организованные партией политотделы уже не могли. Надо было на ходу, в период самого сева вносить поправки, исправлять и добиться проведения весеннего сева наиболее организованно.

В весенний сев 1933 г. Казахстан вступил, при следующих условиях:

а) Семена: — обеспеченность семенами по краю перед весенним севом выражалась в 49,3%. Из 2640,3 тыс. ц, необходимых для обсеменения, было засыпано всего 1300,4 ц...

б) Подготовленные земли. — План паровой 1932 г. был выполнен на 40% (из 850 тыс. га по плану — к весне имелось паров 338 тыс. га). План зяби 1932 г. был выполнен всего на 18,9 (или 369 тыс. га из 2100 тыс. на намеченного по плану).

В результате этого весенний сев проведен почти исключительно по весновспашке. 

в) Живое тягло и средняя нагрузка на одну тягловую единицу:

В весенний сев Казахстан вступил имея рабочего скота в переводе на лошадей 462 962 гол., что дает нагрузку 7,9 га на одну тягловую единицу при плане на 3,6 га обработки живой тягловой силой, плюс 563 540 га подлежало Обработке тракторами.

В областном разрезе нагрузка на одну тягловую единицу живое тягло составляли: по Западной — 4,2 на, по Актюбинской — 9,4 га, по Восточно-Казахстанской — 8,1, по Карагандинской — 9,6 га, по Алма-Атинской — 8,3 га и Южной — 6,36 га...

Состояние живого тягла. Картину состояния рабочего скота в период весеннего сева наглядно рисуют начальники политотделов.

Начальник политотдела Тайнчинской МТС Карагандинской обл. т. Кузнецов пишет: «Живое тягло доведено до безобразного состояния. Большинство колхозов в начале посевной лошадей и быков буквально поднимали на ноги, много скота пало».

Начальник политотдела Интернациональной МТС сообщает: «Живое тягло в радиусе МТС уменьшилось вдвое, много слабых и больных лошадей»...

О таком же положении в колхозах сообщают начальники политотделов Приишимской МТС, Солотюбинской и др.

...Таково положение с рабочим скотом по всем донесениям начполитотделов.

г) Тракторный парк к весне 1933 г.

К весне 1933 г. тракторов в Казахстане было 3177 следующих марок:

ФП

- 419

Кейсов

- 730

Интер

- 10/20 - 340

Джандиров

- 388

Интер

- 15/30 - 1553

Прочих

- 2

Интер

- 22/36 - 44

   

Состояние тракторного парка: качество произведенного ремонта и готовность тракторов к весеннему севу можно видеть из сообщений начальников политотделов. 

Начпо Аксуйской МТС т. Малых сообщает: «Принятый по акту отремонтированный тракторный парк выбыл из строя при пробном выезде в поле».

Произведенный ремонт оказался прямым очковтирательством. Начпо Токаревской МТС, Карагандинской обл. Алиев пишет: «Ремонт тракторов признан вредительским. С первых дней при развертывании массового сева, трактора один за другим стали выбывать из строя».

Состояние МТС в целом очень наглядно рисует начпо Интернациональной МТС т. Войтман: «Большинство тракторов доставлялось в МТС в разобранном виде, без приема сваливались в кучу на усадьбе в МТС. Много частей растеряно в пути и на усадьбе МТС, хищение запчастей и инструмента массовое явление».

Начпо Садчиковской МТС Актюбинской области пишет: «Все трактористы не получили зарплаты, причина простая, чтобы не путаться с расчетами и не отвлекать силы от посевной, все расчеты решено производить после окончания кампании. Отсутствие заботы о трактористе и кулацкая агитация привели к однодневной забастовке трактористов».

...Начпо Салатюбинской МТС т. Иралин сообщает: «Тракторный парк не был подготовлен. Качество зимнего ремонта из рук вон плохое. Трактористы неопытные, из 70 чел. 30 работает первый год без всякой подготовки. Ни один из трактористов даже механиков не знают слесарного дела. Дирекция не руководила тракторными бригадами. На тракторах господствовали обезличка и уравниловка».

...По неполным данным пяти областей из 4996 трактористов 180 чел. совершенно не знали трактора, 350 чел. нуждались в переподготовке, 432 чел. оказались классово-чуждыми. Из остальных трактористов, допущенных к тракторам, большинство имели очень низкую квалификацию.

Производительность тракторного парка при этих условиях оказалась очень низкой. Качество работы никудышнее. Постоянные поломки, простои, вредительство, неорганизованность приводили к тому, что тракторный парк больше стоял, чем работал...

е) Настроение массы колхозников.

Беззастенчивое командование колхозами и их имуществом, допущенные перегибы в сельском хозяйстве и безнаказанность творимых в прошлом безобразий порождали у колхозников недоверчивость к решениям партии и правительства, давало оружие классовому врагу для усиления антисоветской деятельности.

Для характеристики настроений колхозников приводим некоторые сообщения начальников политотделов. Начпо Тайнчинской МТС говорит: «Только за один последний год поголовье скота сильно уменьшилось, 49 хозяйств в радиусе МТС без скота.

К людям, честным колхозникам отношение также было самое бесцеремонное. Поэтому колхозники нас в начале встретили весьма недоверчиво. Чувствовалась почти всюду разочарованность и затаенная злоба. Такое положение в конечном счете привело к тому, что они работали в колхозе не за совесть, а за страх и легче шли за кулачеством, чем за свирепствующими уполномоченными».

Начпо Аксуйской сообщает: «В ночь на 11 мая из аула № 23 снялись и ушли в горы по направлению к китайской границе 2 колхоза, остались только больные. Бежавшие колхозники захватили с собой 7 коров с колхозной фермы, лошадей, семена, полученные от государства. С колхозом ушли председатель колхоза — кандидат партии и 2 комсомольца».

Начпо Пресновской МТС т. Андреев пишет: «В настоящее время в связи с серьезнейшими продовольственными затруднениями почти во всех колхозах не имеется продовольственного хлеба»...

Возьмем другой пример. Луговская МТС, Южно-Казахстанской области. Обстановка в колхозах района деятельности МТС к прибытию политотдельцев в середине мая такова: «Перегибы и байское хозяйничание в колхозах привели к резкому снижению поголовья скота и массовым откочевкам. В колхозе «Кара-Кемир» из 229 лошадей на 1 октября 1932 г. к началу посевной 1933 г. осталось 13 голов. Колхоз «Кама-Су» из 75 осталось 9. Колхоз «Казак» из 360 голов рабочего скота осталось 63. Колхоз «Талды-Узен» — осталось 3. Оставшиеся лошади в колхозах к работе не пригодны.

Колхозники уходили в горы, пески, шли собирать коренья и семена дикорастущих трав. В колхозе «Казах Темир» во время весеннего сева оставалось 60% колхозников. Из них 30% не могли являться на работу вследствие сильного истощения и болезни. В колхозе Талды-Узень на 20 мая из 120 трудоспособных на работу явилось 20-25 чел. В колхозе «Жана-Су» из 90 чел. являлось 15 — 20 чел. Люди боялись сигнализировать о положении вещей. Замалчивали, что в колхозе нет и половины колхозников. Ни в одном колхозе партячеек не было. Были отдельные коммунисты. В 7 колхозах коммунистов совсем не было...

Такие примеры можно привести по Тайнчинской, Чистянской, Полудинской МТС Карагандинской обл., Аксуйской, Мукринской, Кастекской, Красногорской и др. МТС Алма-Атинской области и др. областям.

В этом разделе политдонесения мы коротко остановились на состоянии сельского хозяйства Казахстана к началу 1933 г., на обстановке, в которой проходил весенний сев и на той роли, которую сыграли политотделы уже с первых шагов своей работы...1*

Заключение

...В зиму 1933—1934 гг. колхозы Казахстана вступают прежде всего с другими колхозниками. На лицо возросшая политическая и производственная активность, желание работать, ясная перспектива результатов честной работы. Новое отношение к колхозной социалистической собственности.

Колхозы нынче в большинстве обеспечены хлебом, приостановлено сокращение поголовья рабочего скота, наметилась тенденция повышения поголовья. Поголовье крупного и мелкого рогатого скота уже растет.

Оформилась низовая партийная и комсомольская ячейки, выросли и с каждым днем воспитываются новые люди. Вырос многомиллионный отряд беспартийного актива, ударников. Женщина выходит на самостоятельную дорогу.

Приостановили откочевки. Казах-колхозник, тозовец садится прочно на землю. Развернулась подготовка к весне 1934 г. Весна 1934 г. будет другой.

Начальник политсектора МТС КАССР Литтебрандт

1* Не публикуется III раздел «Обстановка для работы политотделов МТС в Казахстане и борьба за организационно-хозяйственное укрепление колхозов и МТС».

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.