Письмо Полномочного Представителя СССР в Швеции Заместителю Народного Комиссара Иностранных Дел СССР В. П. Потемкину. 10 сентября 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Датировка: 
1937.09.10
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 495-501.

10 сентября 1937 г.

Глубокоуважаемый Владимир Петрович,

После возвращения Сандлера из Варшавы я была у него на очередном приеме. Так как это было первое наше свидание после его возвращения из Москвы (Сандлер был в отпуске), то естественно, что Сандлер еще раз выражал свою благодарность за радушный и, как он сказал, «дружески-теплый» прием, оказанный ему в Москве. Он сожалел, что ему пришлось пробыть так кратко в Москве, но что его «подвели» турки. Рюштю Арас намерен был проехать через Швецию по дороге к нам и только в «последний час» изменил свой маршрут, т. е. уже после того, как срок пребывания Сандлера был установлен. Сандлер несколько раз повторял, что для него беседы в Москве, как с Максимом Максимовичем [Литвиновым], так и с другими членами Советского правительства, были «очень поучительными» и что эти беседы «еще раз подтвердили его всегдашнее убеждение, что у Союза к демократической Швеции имеются вполне дружеские настроения». Теперь, после пребывания в Союзе, он может отстаивать это убеждение с еще большей настойчивостью во всех тех случаях, когда менее дружественно к Союзу настроенные круги пытаются доказывать противное.

Я, конечно, выразила удовлетворение, что он вынес данное впечатление, которое полностью отвечает действительности, тем более что мы и практически доказали уже «демократическому правительству» Швеции нашу дружественность. Я вскользь напомнила ему, как мы в свое время спасли кабинет Хансена (1934 г.).

Сандлер ответил на это, что и Союз не имеет оснований сомневаться в дружественности шведской политики к Союзу и что совместные выступления в Женеве это подтверждают. Сандлер напомнил, что он был председателем Ассамблеи, когда решался вопрос о вхождении Союза в Лигу наций.

Сандлер заговорил сам о своей поездке в Варшаву, подчеркивая, что этот визит им был обещан Польше еще два года тому назад, после заезда Бека в Стокгольм в 1935 г. Я выразила Сандлеру свое «недоумение», как могли польские газеты утверждать, что у Сандлера и Бека «по всем вопросам внешней политики не было расхождения».

Сандлер поспешил дать весьма «оригинальное» объяснение, а именно: «Да, но это касалось лишь тех вопросов, где расхождений не намечается. Остальных вопросов мы с Беком не касались». Бек, по словам Сандлера, очень тактично избегал «щекотливых» тем.

Я сказала, что заявление польской печати меня тем более удивило, что не могло же быть «единогласия» между политикой Швеции и польской в вопросе, например, об Абиссинии или Испании. Сандлер подтвердил, что в этих вопросах Швеция действительно стоит на совершенно иной точке зрения, чем Польша. Но добавил, что Польша сейчас заметно изменила курс своей политики и в значительно большей степени, чем раньше, желает вести политику «укрепления мира и Лиги наций».

Я ответила Сандлеру, что без признания неделимости мира и укрепления коллективной безопасности никакое укрепление Лиги неосуществимо. Сандлер с этим согласился и поспешил добавить: «В моем заявлении в Варшаве Вы должны были заметить, что я говорил о параллельной политике Швеции и Польши для стабилизации мира, а не о единодушной политике этих двух стран. Этим я подчеркивал разницу в нашем подходе к вопросу о том, как закреплять мир».

Был затронут в нашей беседе и вопрос о нейтралитете, причем Сандлер и в этом случае старался дать понять, что и Швеция по-иному подходит к вопросу нейтралитета, чем Польша. В чем именно расхождение, Сандлер не конкретизировал.

Из прессы видно, что поляки сделали все, что от них зависело, чтобы подкупить честолюбивых шведов (ордена, торжества в честь гостей, неотлучное пребывание Бека при Сандлере — все было пущено в ход). Все же Сандлер хотя и польщен, но достаточно опытный и осторожный политик, чтобы не попасться на польскую удочку. Никаких конкретных результатов поездка Сандлера в Польшу не дала. И если у скандинавов и растет стремление к блокированию нейтралов, то, во всяком случае, не в совокупности с Польшей и не под ее эгидой. Здесь слишком хорошо понимают опасность такого шага именно в связи с политикой скандинавов укрепить позицию малых стран. Блок мыслится здесь в форме «укрепления стран Ослоской конвенции».

Очень характерно, что в Швеции и, по-видимому, в других северных странах намечается стремление к сближению с Соединенными Штатами. В беседе Сандлера с Максимом Максимовичем Сандлер подчеркивал необходимость обеспечить сотрудничество США в Лиге наций, что, по его мнению, возможно достигнуть лишь при помощи развития ст. 11. Сейчас намечается поездка министров иностранных дел в Соединенные Штаты с визитом к Рузвельту. Первым едет Кут, затем Мунк и Сандлер. По тому интересу, какой проявляют шведы к Северной Америке и США к скандинавам за последнее время, тут преследуется, очевидно, особая цель.

Посещение Авеноля прошло в Швеции без шума, и печать подчеркнула, что Авеноль пробыл в Стокгольме лишь «от парохода до поезда». Однако он был у Сандлера и посетил также Маркуса Валленберга, хозяина мощного «Эншильда-банк». В прессу не просочилось, о чем велись беседы. Очевидно, Авеноль подготовлял с Сандлером вопросы, которые будут обсуждаться в Женеве. Здесь считают, что вряд ли на сессии Лиги наций в этом году встанет вопрос о ст. 16. Но, во всяком случае, близкие Сандлеру друзья говорят, что он не связал себя никакими обещаниями Авенолю, ссылаясь на то, что предстоит конференция четырех министров иностранных дел северных стран 7 и 8 сентября, которой будет установлена линия по основным вопросам сессии.

Конференция четырех министров официально проходит под знаком «защиты интересов нейтральных судов в Средиземном море». Однако Холсти заявил в печати, что предположено обсуждать и вопросы, связанные с сессией. Кут сказал, что в числе вопросов на конференции стоит также обсуждение позиции скандинавов к вопросу продления действия так называемых нансеновских паспортов. Мунк особенно подчеркивал значение сотрудничества и тесной дружбы северных стран. Газеты выдвигают основную мысль Сандлера, что пятая встреча министров иностранных дел стран Севера (первая имела место в сентябре 1934 г.) подтверждает, что встреча, явившаяся импровизацией, превратилась «в постоянный институт», притом без писанных договоров и «соглашений», что показывает действительную жизненную сущность подобного сотрудничества. Газеты подчеркивают, что конференция занята чисто практическими вопросами и что в основном совещание имеет задачу договориться по вопросу о плавании нейтральных судов в Средиземном море и какие меры вытекают из необходимости обеспечить безопасность торгового мореплавания в этих водах. Вопрос этот связан с конференцией держав по Средиземному морю. Здесь ожидается, что Норвегия также будет приглашена на конференцию больших держав. Северные страны поэтому договорятся, какова будет их позиция на этой конференции.

В число пунктов обсуждения четырех министров иностранных дел включен также абиссинский вопрос. Что же касается вопроса о пересмотре Пакта Лиги наций, то пресса считает, что, ввиду того что вопрос о реформе Лиги в эту сессию едва ли встанет, скандинавы не намерены выступать с какими-либо предложениями по статьям нейтралитета. Этим недовольна правая печать (особенно «Аллеханда», см. обзор печати), считающая, что опасность крайне возросла и поэтому следует уменьшить и ослабить международные обязательства по отношению к агрессору именно тем странам, которые желают остаться нейтральными. Другими словами, «Аллеханда» выражает пожелания правых групп, стоящих за ослабление обязательств членов Лиги наций по ст. 16 и недовольных тем, что совещание министров, по-видимому, не намерено выступать со своими предложениями о нейтралитете в Женеве, если вопрос о реформе Лиги не будет выдвинут в эту сессию. Однако даже правая печать приветствует укрепление сотрудничества северных стран, что проявляется, по мнению шведской общественности, в единодушных выступлениях и сотрудничестве на экономической и культурной почве между странами Севера.

К числу факторов, свидетельствующих о практическом сближении стран Севера, следует отнести многомиллионное (20—30 млн. крон) пожертвование директора мировой шведской фирмы «Электролюкс» Веннергрена на премирование достижений в области гуманитарных наук четырех северных стран и для укрепления их сотрудничества в социальной и научной области. Премия будет составлять около миллиона крон в год, причем будет образован институт, наподобие института Нобеля, для присуждения премий по следующим отраслям: социальным наукам, естествознанию и медицине. Печать и общественность придают большое значение этому «новому фактору», содействующему сближению стран Севера на культурно-научной почве.

Недавно (3 сентября) германофильским адмиралом де Шеном закончен и внесен на рассмотрение правительства порученный ему парламентом проект о новом типе военно-морского флота. Основные положения де Шена помещаем в нашей сводке печати.

В своих рассуждениях де Шен исходил главным образом из положения, что основным противником во время войны является Советский Союз. Официоз «Социалдемократен» выступил по этому поводу со статьей, в которой в ироническом тоне говорит о страхе де Шена перед СССР и о том, что адмирал вообще считает «удивительным» и «стоящим внимания» тот факт, что Союз «вообще обладает морским флотом». «Социалдемократен» также подчеркивает, что записки де Шена совершенно не выясняют, каким образом по его проекту флот может защитить Швецию от агрессии флота великих держав, подвергая сомнению эффективность дешеновского проекта и [указывая на] ошибочность его политической установки.

8-го закончилось совещание четырех министров иностранных дел, в коммюнике указано, что «обсуждалось общее международное положение и [они] обменивались информациями, особенно по отношению к впечатлениям при посещении министрами иностранных дел разных стран».

В числе вопросов обсуждались: вопрос об отношении Лиги наций к происходящим конфликтам, к вопросу о так называемой реформе Пакта, вопросам разоружения, вопросам беженцев и о культурном сближении стран Севера. «Министры обменялись также сведениями, какие достижения достигнуты в различных областях в смысле сотрудничества стран Севера на основании ранее принятых решений». В число обсуждений входила также выработка формулировок по пересмотру правил нейтралитета, обеспечение продуктами при «исключительных положениях», просветительная работа касательно стран Севера, зашита интересов мореходства этих стран в Средиземном море и касательно лондонского соглашения о морском вооружении.

Вчера, т. е. 9-го, несмотря на то что Сандлер уезжает в Женеву, я добилась, что он меня принял. Сандлер начал с того, что основным вопросом конференции министров иностранных дел была зашита интересов судового мореходства в Средиземном море от пиратских действий. Он высказался весьма резко по поводу Италии и добавил, что он считает действия Муссолини «противоречащими здравому смыслу» и [что они] могут быть объяснены лишь тем, что Муссолини хочет добиться немедленного вмешательства держав, пока положение Франко еще дает основание с ним считаться.

Сандлер сказал, что страны Севера не получили приглашение на средиземноморскую конференцию больших держав, но что Дания уже обратилась с требованием постановки и разбирательства вопроса о пиратских действиях в Средиземном море в Комитете по невмешательству и что Дания в этом случае действовала с согласия остальных стран. Сандлер довольно пространно говорил о том, что подобные встречи министров иностранных дел имеют «задачу укрепить политику мира той из стран, которая в данной ситуации вынуждена проявлять наибольшую осторожность», и добавил, что Дания со времени речи Стаунинга в Лунде (весною) значительно устойчивее стоит за укрепление сотрудничества стран Севера в вопросе нейтралитета.

Я спросила Сандлера, обсуждались ли ст. 16 и 11. Сандлер ответил, что так как ст. 16 (об агрессоре и санкциях) не будет подвергнута обсуждению на данной сессии, то конференция министров иностранных дел не считала нужным подвергнуть данную статью специальному обсуждению. По ст. 11 состоялось известное согласование, ввиду того что эта статья войдет в число работ сессии.

По вопросу о голосовании за место Испании в Совете Сандлер сказал, что, несмотря на то что все симпатии стран Севера на стороне Валенсии, прежняя «принципиальная установка» скандинавов затрудняет принятие решения теперь же в пользу Испании, поэтому вопрос остается открытым до встреч в Женеве. Либеральная газета «Свенска моргонбладет» (центральный орган фолькпарти[1]) считает, что северные страны должны голосовать за место Валенсии в Совете Лиги наций.

Что касается абиссинского вопроса, то Сандлер считает, что этот вопрос не будет обсуждаться.

Сандлер выразил уверенность, что конференция министров иностранных дел укрепит позицию стран Севера в их неизменном стремлении остаться нейтральными. Но в чем выразилось их решение по этому вопросу, Сандлер, по-видимому, считал для себя неудобным сообщить, сославшись, что «новых установок не принято и лишь более детально разбирались прежние положения по вопросу сотрудничества стран Севера».

Политические (не правительственные) круги Швеции и правая пресса считают, что в интересах Англии и Франции возможно скорее разрешить конфликт в Испании, чтобы развязать себе руки для защиты своих угрожаемых интересов со стороны Японии на Дальнем Востоке. Печать очень обеспокоена, какие последствия будут иметь наши ноты Италии и не стоим ли мы накануне открытой войны в Европе.

Состав шведской делегации, едущей на сессию в Женеву, следующий: Сандлер (соц.-дем.). проф. Унден (соц.-дем.), министр юстиции Вестман (бундефербундет[2]), проф. Багге (правый), редактор Андерсон (правый), помещик Стокеншерн (либерал), фрекен Хессельгрен (либералка), посланник в Швейцарии[3] Вестман.

6 сентября Шведское общество культурных связей организовало очень удачный и многолюдный доклад проф. Графтио о «Свирьстрое» и наших гидростанциях. На доклад пришло необычно много народу, причем серьезная публика: представители науки и техники, члены Академии наук, директора больших предприятий, государственных учреждений по электрификации и гидравлическим сооружениям в Швеции и пр.

Из дипломатов были чехи, испанцы, литовцы, китайцы.

Я вылетаю 11-го в Женеву. Поверенным в делах остается т. Смирнов (второй секретарь и зав. консульской частью).

С приветом

Полпред СССР в Швеции

А. Коллонтай


[1] Народная партия.

[2] Крестьянский союз.

[3] В документе ошибочно – Швеции.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.