Директивное письмо Наркомюста РСФСР судебным органам и прокуратуре о реализации инструкции ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 8 мая 1933 г. Июнь 1933 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1933.06
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 3. Конец 1930 - 1933. Москва РОССПЭН 2000. Стр. 758-761
Архив: 
ГАРФ. Ф. 353. Оп. 16. Д. 13. Л. 44—46. Подлинник.

№ 339

Секретно.

Председателям краевых, областных и главных судов, краевым, областным прокурорам и прокурорам автономных республик

Центральный Комитет ВКП(б) и СНК Союза ССР постановлением от 24 мая о подготовке к уборочной кампании206 ставят перед партийными и советскими организациями конкретные задачи по закреплению достигнутых в ходе сева успехов.

СНК и ЦК подчеркивают, что «успешное проведение сева в настоящем году достигнуто благодаря разгрому саботажа кулацких элементов во время хлебозаготовок, укреплению колхозов, росту и сплочению в них советского актива, созданию политотделов, мобилизации широких масс колхозников вокруг лозунга партии «сделать всех колхозников зажиточными», переходу в деле хлебозаготовок от системы контрактации к обязательной поставке хлеба, заранее определившей твердые размеры сдачи хлеба с гектара для каждого колхоза».

Это постановление является конкретной программой работы и для органов юстиции.

Серьезнейшее внимание уделяется в этом постановлении СНК и ЦК вопросу охраны урожая от расхищения.

«ЦК и СНК обязывают все карательно-судебные органы строжайше применять закон от 7 августа 1932 г. об охране общественной собственности ко всем ворам и расхитителям колхозного и совхозного урожая». Эта директива, обращенная непосредственно к работникам органов юстиции, должна бесприкословно и строжайшим образом выполняться как боевой приказ правительства и партии.

Совершенно ясно, однако, что роль и задачи органов юстиции в борьбе за сохранность урожая не могут быть ограничены тем, что они будут лишь привлекать и судить воров и расхитителей урожая.

Борьба должна пойти также и по линии выполнения требований ЦК и СНК об «организации строжайшей охраны и защиты колхозного и совхозного урожая как на корню, так и при уборке, молотьбе и перевозке, от расхищения со стороны воров, лодырей, кулаков и подкулачников». Эта задача также должна находиться в центре внимания органов юстиции. Решительная борьба с такой системой работы, которая порождает возможность и создает почву для хищения хлеба, должна явиться столь же важной задачей для органов НКЮ, как и борьба с самими расхитителями.

Но это последнее может быть достигнуто только тогда, когда органы юстиции сумеют теснейшим образом связаться с передовыми слоями колхозников и при их помощи будут оповещаться не только о всяком факте хищения, но и о недочетах в организации охраны, которые способствуют хищению. Только в этом случае органы юстиции сумеют принять своевременные меры для предупреждения хищения, привлекая к уголовной ответственности лиц, не принимающих мер к охране общественной собственности и колхозного хлеба. Таковы основные задачи органов юстиции в предстоящей кампании.

Органы юстиции в то же время ни в какой мере не должны забывать инструкцию ЦК и СНК от 8 мая, в которой указано, что нашей задачей является теперь сделать наши удары более меткими и организованными так, чтобы каждый удар был поддержан сочувствием широчайших масс трудящихся.

Органы юстиции всю свою судебную работу должны вести в соответствии с этой установкой.

Инструкция ЦК и СНК от 8 мая указала, что на базе разгрома классового врага и достигнутых успехов нет необходимости в деревне применять массовую огульную репрессию, необходимо бить только по действительному врагу, организуя проведение судебных процессов так, чтобы каждый судебный процесс одновременно был политическим действием и активно помогал окончательному преодолению пережитков прошлого и кулацкого влияния среди отсталых слоев трудящихся.

В то же время установленные факты хищений обязательно должны влечь за собой репрессию.

Для того, чтобы избежать в будущем при проведении уборочной и других кампаний повторения как общих ошибок органов юстиции, указанных в инструкции ЦК и СНК от 8 мая, так, в частности, ошибок, допущенных при проведении закона от 7 августа, НКЮ предлагает к руководству нижеследующее:

1. По закону от 7 августа обязательно должны привлекаться организаторы и участники: а) вооруженных хищений, б) крупных или систематических хищений, в) хищений, произведенных бандами или организованными группами, г) хищений, организованных кулацкими элементами, д) хищений, организованных в соучастии с должностными лицами колхозов или совхозов, а также е) в отношении крупных растратчиков, профессиональных скупщиков и спекулянтов похищенным общественным имуществом. В отношении этих лиц репрессия должна применяться в полной мере.

Все остальные дела о хищениях и воровстве надлежит направлять по ст. 162 УК по пп. «г» и «д»207, в том числе и при отсутствии указанных в этих пунктах осложняющих признаков.

2. В отношении должностных лиц, не организовавших должной охраны урожая и тем самым содействовавших расхитителям, закон от 7 августа следует применять только в тех случаях, когда в результате плохой постановки охраны явилось массовое или крупное хищение. Во всех остальных случаях применять статьи должностных преступлений.

3. Учитывая, что постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) возлагает непосредственную охрану хлеба на полевую колхозную бригаду и ее бригадира, и последний полностью несет ответственность в случае невыполнения этой важнейшей обязанности, привлекать к ответственности указанных лиц как необеспечивших выполнение этой обязанности, как правило, по статьям о должностных преступлениях, применяя закон от 7 августа лишь при наличии доказанного умысла или классовых мотивов сопротивления кулаков, проникших в колхозы и совхозы и занявших там должности бригадиров.

В отношении середняцких и бедняцких элементов и при привлечении по статьям должностных преступлений лишение свободы следует применять лишь к лицам, совершившим корыстные или серьезные преступления.

Эти указания, являясь основными и руководящими, должны применяться и во всех остальных областях борьбы за охрану общественной собственности.

Корыстные злостные хищения, хищения, к организации которых приложили руку заведомые белогвардейцы, бывшие помещики, попы и кулаки, хищения, сопровождавшиеся антисоветской агитацией, — должны влечь за собой применение закона от 7 августа и жесткую меру репрессии.

Но судебные работники и работники прокурорского надзора должны уметь разбираться в конкретной обстановке каждого дня, должны знать, как политически лучше направить удар.

Судья и прокурор должны уметь разбираться в каждом конкретном деле: имеют ли они дело с организованным обманом, а тем паче продиктованным классовыми мотивами, когда применение закона от 7 августа является политически необходимым, либо они имеют дело с простой халатностью и нерадивостью, когда жесткие меры закона 7 августа утрачивают свой политический смысл.

Судья и прокурор должны уметь видеть, когда несоблюдение сроков уборки, установленных СНК СССР и ЦК ВКП(б), вызвано халатностью или бездействием должностных лиц и когда оно вызвано злостным намерением сорвать кампанию или когда количественные размеры этого бездействия таковы, что перерастают в качество и объективно ведут к срыву работы.

В одних случаях должна быть применена ст. 58-14 (контрреволюц. саботаж), в других должно ограничиться статьями должностных преступлений — 111, 112.

Также должен разрешаться вопрос о борьбе за ремонт тракторов и подготовку живого тягла к уборке на основе указаний прокуратуры Республики в директивах от 5 февраля № 26 и от 23 марта № 132 «об охране конского поголовья».

Для обеспечения более правильной линии в работе органов юстиции они должны помнить о необходимости всячески поддерживать связь с политотделами МТС и совхозов, с тем, чтобы применение репрессии никоим образом не носило механического характера, а направлялось на преступления, срывающие работу и обуславливающие неудовлетворительный ход паровой, прополочной или уборочной кампаний на тех или других участках с тем, чтобы была обеспечена немедленная сигнализация обнаруженных органами юстиции дефектов организационно-хозяйственного порядка соответствующим органам.

Органы юстиции в то же время должны максимально усиливать воспитательное значение судебных процессов; в каждом процессе вопросы организации надлежащей охраны общественной собственности, в целях предотвращения возможности хищения, должны занять определенное место и каждый процесс должен сопровождаться, в случае необходимости, соответствующим частным определением, направленным в вышестоящие хозяйственные центры.

Органы юстиции должны, наконец, максимально активизировать в том же направлении работу сельских общественных, колхозных судов208, производственно-товарищеских судов, групп содействия прокуратуре, соцсовместителей, секции ревзаконности и т.д.

Наркомюст требует немедленной перестройки своей работы в соответствии с директивой СНК и ЦК. Более вдумчивым и действительно партийным подходом к каждому делу органы юстиции должны немедленно оказать серьезную помощь партии и правительству в деле охраны урожая и успешного проведения уборочной кампании.

Народный комиссар юстиции РСФСР Крыленко

206 Речь идет о постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О подъеме паров и организации уборки зерновых» от 24 мая 1933 г. (СЗ СССР. 1933. № 33. Ст. 190).

207 Пункт «Г» Ст.162 УК РСФСР («Имущественные преступления») гласит, что совершенное частным лицом тайное похищение чужого имущества из государственных и общественных складов, вагонов, судов и иных хранилищ и других общественных мест путем применения технических средств или по сговору с другими лицами или неоднократно влечет за собой лишение свободы па срок до двух лет или принудительные работы на срок до одного года, В пункте «Д» записано, что кража имущества, совершенная из государственных и общественных складов и хранилищ лицом, имеющим особый доступ в таковые или охранявшим их путем применения технических средств или неоднократно, или по сговору с другими лицами, а равно всякая кража из тех же складов и хранилищ, при особо крупных размерах похищенного, влечет за собой наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет (Уголовный Кодекс РСФСР редакции 1926 г. Ст. 162).

208 29 сентября 1930 г. президиум ВЦИК СССР принял постановление «Об организации сельских судов», которое предусматривало создание при сельских советах судов для рассмотрения гражданских и уголовных дел. Председатель и заместитель председателя сельского суда избирались пленумом сельского совета из числа его членов и утверждались затем районным исполнительным комитетом. Народные заседатели сельского суда избирались на общих собраниях граждан села, имеющих избирательные права и утверждались пленумом сельского совета. Все должностные лица сельского суда выполняли свою работу в порядке общественной нагрузки (бесплатно). Сельские общественные суды могли рассматривать дела «о нарушениях общественной безопасности и порядка, правил, охраняющих народное здравие, о хулиганстве, клевете, оскорблениях, нанесенных словесно, письменно или действием, и о нанесении побоев, не причинивших телесных повреждений», а также — «имущественные споры на сумму не свыше 50 руб., дела по искам об оплате установленных элементов на содержание детей, по разделам и спорам, о праве на землю трудового пользования, трудовые споры на сумму не свыше 25 руб., о заработной плате, об оплате сверхурочных работ и т.п.». Сельские суды могли налагать по рассматриваемым делам следующие взыскания: предупреждение, общественное порицание с объявлением на сельском сходе, денежный штраф не свыше 10 руб., идущий на общие культурные мероприятия местного значения и на нужды отдельных местных общественных организаций, принудительные работы на срок не более 5 дней (см.: СЗ СССР. 1930. № 51. Ст. 531). 17 апреля 1932 г. президиум ВЦИК принял постановление «О сельских общественных судах», в которых расширил их полномочия, передав на их разрешение: а) дела, связанные с невыполнением отдельными бедняцко-середняцкими хозяйствами обязательств по государственным и общественным заданиям, если, по мнению сельского совета, в отношении руководителей этих хозяйств более целесообразно применение методов общественного воздействия, чем привлечение их к судебной или административной ответственности; б) дела, направленные выборными органами колхозов или по решению общего собрания колхозников, о краже и порче колхозного имущества или нанесении ущерба колхозу, если эти действия совершены единоличниками или колхозниками и если ущерб, причиненный колхозу, не превышает 50 руб.; в) дела о мелких, совершенных впервые кражах, истреблении или повреждении имущества, если размер причиненного ущерба не превышает 50 руб.; г) дела об имущественных спорах на сумму не свыше 75 руб. (СЗ СССР. 1932. № 29. Ст. 180).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.