Телеграмма Народного Комиссара Иностранных Дел СССР в НКИД СССР, из Женевы. 6 октября 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Датировка: 
1937.10.06
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 534-535.

Немедленно

6 октября 1937 г.

Предложение передать китайский вопрос участникам Вашингтонского договора было выдвинуто Англией в Комитете [23-х] неожиданно. Это предложение делалось французами в самом начале конфликта, но Америка отклонила. Согласится ли теперь Америка, англичане не знают, но, по-видимому, полагают, что Америке трудно будет отклонить предложение, если оно будет сделано от имени Ассамблеи [Лиги наций]. Хотя Крэнборн в редакционном комитете публично сказал, что имеется в виду привлечение Советского Союза, я все же возражал против предложения, но не был поддержан китайцами[1]. Веллингтону Ку не хватало настойчивости, напористости и темперамента, а потому его легко было заставлять отказываться от собственных предложений. Если бы Китай был представлен человеком типа доктора Иена[2], то резолюция, несомненно, выглядела бы лучше. Китайцев приходилось тащить за собой и подталкивать. Если удалось улучшить первоначальные смехотворные формулировки англичан, то заслуга не китайцев, а наша. Возмутительнее всех, после поляков, вели себя французы, пославшие в подкомитет не члена делегации, а чиновника МИД, известного своим прояпонским настроением. Англичане были более уступчивы в отношении наших и китайских предложений, чем французы, австралиец и голландец. У меня создалось впечатление, что Англия готова не церемониться с Японией и решительно выступать против нее, если только с ней пойдет Америка. В противном случае Лига ничего больше не сделает. Не исключено, однако, что англичане прячутся за Америкой, чтобы скрыть свое собственное нежелание ввязаться в конфликт с Японией. Французы крепко боятся за Индокитай, а Голландия — за свои владения. Если бы Рузвельт произнес свою речь[3] на день раньше, то это, несомненно, сказалось бы на резолюции. В общем надо считать Лигу окончательно парализованной и недееспособной. Дальнейшее развитие событий зависит от позиции Америки.

Китайцы обращались ко мне по вопросу о транзите через Индокитай для наших поставок, но я отвечал незнанием.

Литвинов


[1] По возвращении из Женевы народный комиссар иностранных дел СССР беседовал 26 октября 1937 г. с послом Китая в СССР Цзян Тин-фу, информировав его о ходе обсуждения поставленного Китаем в Лиге наций вопроса и о позиции Советского Союза. При этом, как видно из телеграммы об этой беседе, направленной в тот же день в полпредство СССР в Китае, нарком «критиковал позицию китайской делегации в Женеве за ее согласие на передачу вопроса Советом Лиги совещательному [Консультативному] комитету, а затем конференции великих держав». В телеграмме также отмечалось: «На его вопрос, приняли ли мы приглашение в Брюссель, я ответил, что приглашения мы еще не получили, а если получим, то, вероятно, примем, но весьма неохотно, ибо ничего хорошего от конференции в данном составе нельзя ожидать. Италия и Германия будут выступать адвокатами Японии и саботировать всякое полезное для Китая действие. Многое будет зависеть от позиции Америки, которая пока весьма загадочна».

Об обстоятельствах созыва Брюссельской конференции полпред СССР в Бельгии Е. В. Рубинин телеграфировал 12 октября 1937 г. в НКИД СССР: «У меня только что был новый английский посол Клайв, сообщив, что он и американский посол обратились вчера к Спааку с предложением созвать в Брюсселе около 25 октября конференцию девяти держав». В дальнейшем участники Вашингтонского договора были вынуждены обратиться с приглашением к Советскому Союзу.

[2] Ян Хой-цин — посол Китая в СССР до 25 августа 1936 г.

[3] См. газ. «Известия», 8 октября 1937 г.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.