Спецсообщение ПП ОГПУ по Восточно-Сибирскому краю Зирниса о ходе зернопоставок в крае. 25 ноября 1933 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1933.11.25
Метки: 
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 3. Конец 1930 - 1933. Москва РОССПЭН 2000. Стр. 818-820
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 1050. Л. 126—130. Заверенная копия.

№ 373

25 ноября 1933 г.1*

Совершенно секретно.

Анализ состояния посевных площадей Восточно-Сибирского края показывает ежегодное снижение последних по основным зерновым культурам. Если в 1929 г. посевная площадь по пшенице составляла (в тыс. га) 606,5, то в 1933 г. она равняется 552,1; по яровой ржи, в 1929 г. — 342,1, в 1933 г. — 219,0; озимой ржи в 1929 г. — 280,3, в 1933 г. — 206,2.

Это положение усугубляется снижением урожайности по отдельным культурам, особенно по пшенице, что нашло свое прямое отражение в ходе весеннего сева. План сева по краю был выполнен на 86,8%, колхозами — на 93,6%, единоличниками — 50,2%. Невыполнение плана весенних работ по краю шло в основном за счет 14 отстающих районов (Усольский, Сухо-Бузимский, Б.Муртинский, Черемховский и др.) Из общей площади недосева, равной примерно 240 тыс. га, эти районы недосеяли 130 тыс. га.

Планирование сева производилось крайземуправлением без реального учета и знания районов, особенно единоличного сектора. На 1933 г. план составлен из расчета увеличения посевных площадей по колхозам МТС на 47 тыс. га, колхозам вне МТС — 27 тыс. га и единоличному сектору — 61 тыс. га.

Увеличив план весеннего сева на 61 тыс. га по отношению к 1932 г. по единоличному сектору, не выполнявшему из года в год хозполиткампаний, крайземуправление заведомо определило явно нереальный план сева, чем еще больше усугубило затруднительное положение части единоличников, которое имело место в результате неправильного планирования, перегибов и общей недооценки единоличника со стороны ряда районных совпарторганизаций.

Отсутствие твердых установок районам в отношении плана весенних площадей привело к тому, что по отдельным районам крайЗУ было спущено до 7 различных планов, это в значительной степени дезорганизовало работу районов. В этом отношении характерна телеграмма заведующего райЗО Енисейского района:

«Мы окончательно запутаны вашим планированием посевных площадей весеннего сева. Вашей телеграммой от 4 ноября нам план установлен в 6300 га, тогда же почтой получен ваш план в 6470 га, телеграммой от 21 февраля вами дано 6620 га, тогда же почтой выслан план по культурам 6510 га. При отношении от 23 февраля со схемами севооборотов посевной план указан в 6200 га, датированный 7 февраля. Справкой о нормах сдачи зерна государству нам план указывается уже 6680 га, телеграммой от 11 марта план яровых указан вами 6620 га. От вас получено 7 разных планов, все они не сходятся» (копия п/телеграммы за подписью заведующего райЗО Кондрутова из Енисейска от 16 марта 1933 г. № 2-34).

Аналогичная телеграмма получена от К.-Забайкальского райземуправления.

Изменения посевных планов со стороны крайземуправления допускались и после того, как обязательства в районах уже были вручены. Такая политика планирования крайЗУ окончательно запутала районы, которые, в свою очередь, также механически распределяли эти планы внутри района по колхозам и сельсоветам без учета особенностей отдельных колхозов и сельсоветов. Так, по Солонецкому сельсовету Нижне-Удинского района райЗО запланировал посевные площади 957 хозяйствам, а фактически в сельсовете оказалось 43 хозяйства. В Хингуевском сельсовете план преподан 12 хозяйствам, фактически оказалось 23 хозяйства. План крайЗУ по району выполнен на 44%. По Шебартинскому сельсовету план сева по единоличному сектору доводился 3 раза: первый — 96 га, второй — 200 га и третий — 700 га. Сельсовет довел задание Исаеву Зах., который не занимается сельским хозяйством с 1929 г., работает на ж.д. транспорте кондуктором, в деревне не живет — план сева доведен на 1,4 га и вручено обязательство на сдачу 3,42 ц; Терентьеву И. Н. — в 1932 г. (сбежал из пределов сельсовета и неизвестно, где находится) план доведен из расчета 2,5 га зернопоставок 7,2 ц. Посев не производился. Единоличникам д. Донниковой Красноярского района (24 хозяйства) план преподан в 185 га, тогда как в действительности у них весь земельный надел, включая и сенокосные угодья, составляет 135 га.

Пировскому сельсовету преподан план из расчета 72 га посева, между тем единоличников по этому сельсовету не оказалось. Балахтинский район в 1932 г. посеял бобовых культур 19 га, в 1933 г. план посева бобовых дан ему в 110 га, фактически посеяно 4 га.

Аналогичные факты отмечены и в ряде других районов.

Наряду с этим, при планировании посевных площадей крайЗУ также не был учтен ряд районов, не обеспеченных семенами вследствие напряженности хлебозаготовок 1932 г., между тем именно этим районам дан значительно повышенный план сева по сравнению с 1932 г. Так, по Сухо-Бузимскому району посевной план 1933 г. составлял 39 350 га, в 1932 г. — 37 700 га, а план засыпки семфондов выполнен на 33,5%; по Большемуртинскому району соответственно 21 710 га — 19017 га и 49,6%. Такое же положение отмечается в Жигаловском и Усольском районах.

Уполномоченные комзагот. СНК на местах, пользуясь посевными планами райЗО, проводили начисление зернопоставок и вручение обязательств. В результате закон о зернопоставках по ряду районов, по существу, был смазан. Райземотделы, не зная экономики своих районов, значительно увеличив план сева по сравнению с планом крайЗУ, для страховки, не смогли добиться его выполнения.

В результате значительного недовыполнения плана весеннего сева по ряду районов края процент изъятия по зернопоставке к валовому сбору всего урожая выражается от 34,1% до 81,2% (Усть-Удинский, Усольский, Балаганский, Зиминский, Черемховский и др.). Такой высокий процент изъятия от валового сбора урожая по отдельным районам, колхозам и единоличному сектору только по одной зернопоставке, не включая натуроплаты МТС, 2% начисления от зернопоставки, возврат семпродссуды и засыпки семян приводят к тому, что отдельные колхозы, выполнив свои обязательства, останутся без продовольственного хлеба и семян, а ряд колхозов даже не сможет выполнить свои обязательства перед государством.

Особенно остро стоит вопрос в значительной части районов с преобладанием единоличного сектора, где процент изъятия по зернопоставке от валового сбора составляет от 60 до 122% (Жигаловский район — 122%, Усть-Удинский — 110,4%, Б.-Муртинский — 96,3%).

Отсутствие внимания к единоличнику со стороны партсоворганов края и районов, систематическое невыполнение планов хозполиткампаний обуславливает рост тенденций к ликвидации частью единоличников своих хозяйств и бегству из деревни.

По предварительному подсчету Уполкомзага СНК, общее количество зерна, подлежащего сдаче в счет зернопоставки, по сравнению с фактически врученными обязательствами по краю снижается, ориентировочно, на 4 млн 453 тыс. пуд. Исходя из этого краю предоставлена льгота на 1,5 млн пуд. Этот лимит несколько сглаживает остроту положения, но не разрешает в должной мере создавшегося положения с зернопоставками по ряду районов и колхозов края.

Зирнис

1* Датируется по содержанию документа.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.