Способ производства как главная сила общественного развития

Исторический материализм учит, что общественное бытие определяет общественное сознание: изменения в области общественного бытия вызывают соответствующие изменения во всех формах общественного сознания. Но встает вопрос, чем вызываются и определяются изменения в самом общественном бытии, в силу чего само общественное бытие развивается и изменяется, вызывая соответствующие изменения во всей общественной надстройке, в формах общественного сознания.

В древние времена люди полагали, что движущими силами общественного прогресса являются боги и герои. Богам и героям люди приписывали технические изобретения и все перемены в жизни общества. Этот взгляд с некоторыми видоизменениями удерживался на протяжении многих веков и теперь еще разделяется темными, отсталыми людьми. Этот взгляд настойчиво проповедуется богословами, стремящимися в угоду эксплуататорским классам распространять ложные представления об общественной жизни и затушевывать действительные причины общественного развития.

В более утонченной форме этот взгляд пропагандируется всеми философами-идеалистами, которые рука об руку с попами и другими разносчиками мракобесия затемняют сознание народных масс и усердно помогают эксплуататорам держать в узде угнетенные массы трудящихся. Различие между философами-идеалистами, с одной стороны, и попами — с другой, состоит лишь в том, что на место бога идеалистическая философия ставит некий мистический дух и объявляет его главной силой общественного развития. Ревностным проповедником реакционно-идеалистических общественных взглядов являлся немецкий философ Гегель. Ссылками на абсолютный дух как на движущую силу развития Гегель по сути дела защищал привилегии дворянства, незыблемость частной собственности, королевской власти. При помощи того же абсолютного духа Гегель пытался обосновать «право» немцев господствовать над другими народами. С точки зрения Гегеля, всемирная история есть проявление духа во времени. Гегель уверял, что немцы и являются тем народом, который призван быть носителем высшей ступени, развития мирового духа.

Философы-материалисты домарксовского периода, давая материалистическое объяснение явлениям природы, в понимании общественной жизни стояли на идеалистической точке зрения. Перемены в общественной жизни они объявляли результатом изменения сознания людей, результатом прогресса разума.

Таким образом, идеалистическое понимание истории сводится к тому, что будто бы сознание людей или некий стоящий над миром дух вызывает изменения во всей общественной жизни и является движущей силой общественного прогресса. Причины всех изменений в общественной жизни идеалисты видят либо в изменении сознания людей, либо в развитии абсолютного духа. Но если допустить, что развитие сознания вызывает изменения во всей общественной жизни, то чем в этом случае объяснить изменения самого сознания? Ответ идеалистов гласит: таковы свойства духа. Этот ответ лишь отодвигает вопрос, но не разрешает его.

Возникновение материалистического понимания истории означало революционный переворот во взглядах на общество. В противоположность идеализму исторический материализм утверждает, что источник общественного развития надо искать не в свойствах духа, а в условиях материальной жизни общества, которые определяют в конечном счете характер общественного строя, общественные идеи и его политические учреждения.

Но что представляют собой условия материальной жизни общества? Товарищ Сталин в работе «О диалектическом и историческом материализме» дал исчерпывающий и предельно ясный ответ на этот вопрос. В понятие «условия материальной жизни общества» входит прежде всего географическая среда, окружающая людей природа. Она оказывает определенное влияние на развитие общества, служит одним из необходимых условий его материальной жизни, но не является главной, определяющей причиной общественного развития. В понятие «условия материальной жизни общества» входит рост народонаселения, который имеет определенное влияние на развитие общества, но рост народонаселения, та или иная плотность населения также не может служить главной, определяющей силой общественного развития.

Главной силой развития общества марксизм считает способ производства материальных благ, необходимых для существования людей. Изменения в общественной жизни, развитие общества, его движение вперед вызываются в конечном счете изменениями, развитием способа производства, производственной деятельности людей.

Но почему способ производства признается главной, определяющей силой общественного развития? Потому, что именно производство доставляет людям средства к жизни, которые необходимы для того, чтобы общество могло жить и развиваться. Прежде чем заниматься политикой, наукой, философией и т. д., люди должны жить, а для этого они должны производить средства существования. Способ производства материальных благ является поэтому необходимым и решающим условием жизни общества. Как в природе материя является первичным, а сознание вторичным, производным, так и в обществе развитие производства материальных; благ предшествует развитию духовной жизни общества.

Люди выделились из животного мира, создали человеческое общество и достигли высокого развития цивилизации именно благодаря производству средств существования. Животные пользуются средствами существования, которые они находят готовыми в природе, пожирая растительную пищу или других животных. Поэтому животные находятся в полной зависимости от окружающей природы. Изменения в животном мире происходят лишь в силу стихийных законов развития природы, в силу изменения естественных условий существования животных. Человек не пассивно приспосабливается к природе, но активно воздействует на нее, заставляет природу служить своим целям, все больше и больше подчиняет ее себе, преобразует вещества природы, изготовляя из них средства своего существования. Этим отличием от животных человек обязан именно труду, производству. Именно благодаря труду человек в течение длительного исторического периода постепенно овладевал силами природы в своих интересах. Труд, указывает Маркс, есть вечное, естественное условие человеческой жизни.

Способ производства обусловливает развитие и изменение общества. Производство обладает той особенностью, что оно не может стоять на месте, оно непрерывно изменяется. Если географическая среда есть величина более или менее постоянная, то способ производства беспрерывно изменяется. В зависимости от изменения способа производства совершается переход от одного общественного строя к другому и не к любому другому, а именно к тому, для которого созрели соответствующие материальные условия. Вот почему не в свойствах духа, не в географической среде и не в росте населения, а в способе производства марксизм видит главную, определяющую силу общественного развития.

Для производства средств существования необходимы орудия производства. В собственном смысле производство и начинается лишь с изготовления орудий производства. Использование палки и камня в качестве «орудия» для удара и метания встречается и у обезьян. Создание и употребление искусственных орудий труда составляет характерную отличительную черту человеческого труда. Орудия труда — это, как указывает Маркс, не только мерило развития человеческой рабочей силы, но и показатель тех общественных отношений, при которых совершается труд. «Такую же важность, как строение останков костей имеет для изучения организации исчезнувших животных видов, останки средств труда имеют для изучения исчезнувших общественно-экономических формаций». (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XVII, стр. 200.)

Поэтому первобытная история народов подразделяется на каменный век, бронзовый век и железный век в зависимости от характера орудий труда. Маркс отмечает, что орудия труда, которые можно назвать костной и мускульной системой производства, составляют характерные отличительные признаки определенной эпохи общественного производства.

Для производства необходимы не только орудия труда, но прежде всего люди, умеющие производить эти орудия и пользоваться ими. Все это вместе взятое характеризует производительные силы общества.

Товарищ Сталин дал классическое определение производительных сил общества.

«Орудия производства, при помощи которых производятся материальные блага, люди, приводящие в движение орудия производства и осуществляющие производство материальных благ благодаря известному производственному опыту и навыкам к труду, — все эти элементы вместе составляют производительные силы общества» (И. Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 550. Изд. 11.), — учит товарищ Сталин.

В процессе производства материальных благ люди используют предметы и силы природы, но эти последние не входят в понятие производительных сил. Земля, сырые материалы, топливо и другие средства производства являются необходимыми условиями производства, но сами по себе они не могут определить изменение, развитие производства.

Марксизм учит, что решающей, главной производительной силон является сам человек, сами производители, трудящиеся массы. «Изо всех орудий производства, — говорил Маркс, — наибольшую производительную силу представляет сам революционный класс». (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. V, стр. 415).

Анализируя экономическую обстановку и пути развития страны в 1918 году, Ленин говорил, что в стране, которая разорена, первая задача — спасти трудящегося. Первая производительная сила всего человечества, указывал Ленин, есть рабочий, трудящийся, поэтому, если он выживет, мы все спасем и восстановим.

В этом же направлении идут указания товарища Сталина, что «из всех ценных капиталов, имеющихся в мире, самым ценным и самым решающим капиталом являются люди, кадры». Именно люди составляют главную производительную силу, от них исходит оживляющее, преобразующее природу воздействие человеческого труда.

Социал-демократические теоретики опошлили и извратили марксистское понимание производительных сил. Они отождествили производительные силы общества, постоянно растущие, развивающиеся, с естественными силами природы, которые на протяжении длительного времени остаются более или менее постоянными. Так, небезызвестный социал-демократический идеолог Кунов утверждал: «К производительным силам относятся все силы, применяемые в общественном производственном процессе, — как силы природы, так и рабочая сила человека и животных и так называемая сила техники». Такое же толкование производительных сил распространял лидер немецкой социал-демократии Каутский, включавший в понятие производительных сил залежи угля, нефти, железа, дикие стада животных, растения.

Смешивая производительные силы общества с естественными богатствами природы, социал-демократические теоретики запутывали вопрос об источниках общественного развития, о движущих силах, определяющих изменения в общественной жизни. При этом посредством отождествления производительных сил общества с силами природы эти «ученые» прислужники буржуазии стремились затушевать социальные противоречия в буржуазном обществе, прикрыть конфликт между возросшими производительными силами общества и отжившим капиталистическим общественным строем. Двести-триста лет назад неиспользованных залежей угля, нефти, железа было больше, чем в эпоху империализма, но это не значит, что тогда производительные силы были более могущественными. Наоборот, за это время производительные силы в огромной степени возросли, пришли в вопиющее противоречие с капиталистической системой хозяйства, а реформисты стараются замазать эти противоречия.

Классически-чеканное определение производительных сил, данное товарищем Сталиным, разбивает социал-демократические извращения этого важнейшего "понятия исторического материализма, вносит полную ясность в вопрос о сущности производительных сил.

Коренные причины общественного развития заключены в самом процессе труда, в производственной деятельности людей. Именно в производственной деятельности людей заложена та творческая сила, которая двигает вперед развитие производительных сил, развитие производства в целом. Таким образом, источник прогресса общества, источник развития производительных сил находится внутри самого общества, а именно — в производственной деятельности людей.

Маркс в «Капитале» писал: «Труд есть прежде всего процесс, совершающийся между человеком и природой, процесс, в котором человек своей собственной деятельностью опосредствует, регулирует и контролирует обмен веществ между собой и природой. Веществу природы он сам противостоит как сила природы. Для того чтобы присвоить вещество природы в известной форме, пригодной для его собственной жизни, он приводит в движение принадлежащие его телу естественные силы: руки и ноги, голову и пальцы. Воздействуя посредством этого движения на внешнюю природу и изменяя ее, он в то же время изменяет свою собственную природу. Он развивает дремлющие в последней способности и подчиняет игру этих сил своей собственной власти». (К. Маркс. Капитал, т. I, стр. 184—185. Изд. 1949.)

Воздействуя на природу в процессе производства, человек преобразует предметы природы, приспосабливает их к своим потребностям и целям. С другой стороны, он совершенствует свои навыки к труду, свой производственный опыт, свое уменье овладевать природой, развивает свои способности в процессе производства.

Характеризуя роль средств производства и человеческого труда в процессе производства, Маркс отмечает: «Машина, которая не служит в процессе труда, бесполезна. Кроме того она подвергается разрушительному действию естественного обмена веществ. Железо ржавеет, дерево гниет. Пряжа, которая не будет использована для тканья или вязанья, представляет испорченный хлопок. Живой труд должен охватить эти вещи, воскресить их из мертвых, превратить их из только возможных в действительные и действующие потребительные стоимости». (К. Маркс. Капитал, т. 1, стр. 190).

Естественные условия и орудия труда — это еще только возможность для производства, но нужен живой труд, чтобы превратить возможность в действительность, использовать эти условия для производства материальных благ, необходимых человеку. Маркс указывает: «Охваченные пламенем труда, который ассимилирует их как свое тело, призванные в процессе труда к функциям, соответствующим их идее и назначению, они хотя и потребляются, но потребляются целесообразно, как элементы для создания новых потребительных стоимостей, новых продуктов, которые способны войти как жизненные средства в сферу индивидуального потребления или как средства производства в новый процесс труда». (Там же).

Созданные человеческим трудом материальные блага служат основой для дальнейшего развития производства. С одной стороны, они являются средством существования людей, т. е. средством воспроизводства рабочей силы, с другой стороны, в виде орудий труда, сырых и вспомогательных материалов они становятся средствами производства. Но и в том, и в другом случае материальные блага выступают как источник дальнейшего развития самого производства.

В этом смысле, говорит Маркс, производство можно рассматривать как потребление, а потребление в свою очередь как производство. В процессе производства потребляются рабочая сила и ранее созданные средства производства. Потребление нельзя рассматривать как простое уничтожение произведенных благ. Оно есть, во- первых, восстановление рабочей силы, необходимой для дальнейшего производства; во-вторых, потребление средств производства в процессе труда есть новый процесс самого же производства.

Потребление создает потребность в новом производстве и является, по словам Маркса, внутренне побуждающим началом и целью производства. Без потребления нет производства. С развитием производства растут и потребности людей. Производство не только создает предметы потребления, но создает определенный способ потребления, обусловливает разнообразие и уровень потребностей и потребления. Ограниченному производству дикарей, например, соответствовали и их ограниченные потребности. Человек современного общества не может жить и развиваться при тех средствах существования, которыми довольствовался первобытный человек, ибо с развитием производства возрастали и потребности людей.

Экономическое развитие и прогресс общества невозможны без известного накопления материальных благ, произведенных трудом, без некоторого превышения производства материальных благ над их потреблением. История знает простое воспроизводство и расширенное воспроизводство. При простом воспроизводстве ежегодно производится одно и то же количество продуктов. При расширенном воспроизводстве объем производимых материальных благ растет из года в год. В начале человеческой истории преобладало простое воспроизводство, и лишь на протяжении длительного периода происходило некоторое увеличение и накопление производимых материальных благ в виде средств производства. Этим обусловливалось крайне медленное развитие общества в первобытные времена. С ростом производительности труда расширенное воспроизводство все чаще и чаще становится правилом, но и тут в силу социально-экономических условий эксплуататорского общества производство сплошь да рядом низводилось до уровня простого воспроизводства и длительное время топталось вокруг этого уровня. Но в целом в истории пробивала себе дорогу тенденция к расширенному воспроизводству.

«В самых различных общественно-экономических формациях, — говорит Маркс, — имеет место не только простое воспроизводство, но и воспроизводство в расширенных размерах, хотя последнее совершается не в одинаковом масштабе. С течением времени все больше производится и больше потребляется, следовательно больше продукта превращается в средства производства». (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XVII, стр. 657.)

Решающей предпосылкой для развития производства, для накопления средств производства, для экономического развития общества вообще является рост производительности труда. Люди с их производственным опытом и навыками к труду обеспечивают прогресс производства. Живой труд переносит на произведенный продукт стоимость потребленных им средств производства и вместе с тем присоединяет к ней новую стоимость. В процессе производства совершенствуются и орудия производства.

Таким образом, главная производительная сила есть сам человек, от него исходит то движение, которое оживляет средства производства, приводит их в действие. Значит, развитие производительных сил имеет своим источником внутреннюю диалектику самого производства, которое по самой своей природе — не мертвое, неподвижное, застывшее состояние, а беспрерывный процесс, вечно устремляющийся вперед.

Производственный опыт людей воплощается не только в совершенствовании орудий производства, но также и в развитии научных знаний.

Наука играет исключительно важную роль в развитии производительных сил. При этом наука движется вперед вовсе не какими-то потенциями духа, как это утверждают идеалисты, а потребностями материального производства. Крупнейшие открытия, изобретения, знаменовавшие революцию в развитии познания, всегда были связаны с жизнью и являлись ответом на потребности производства, на потребности развития производительных сил.

Маркс и Энгельс, анализируя важнейшие научные открытия, показали, как эти открытия вызывались техническими потребностями. Энгельс в письме к Штаркенбургу писал:

«Если, как Вы утверждаете, техника в значительной степени зависит от состояния науки, то в гораздо большей мере наука зависит от состояния и потребностей техники. Если у общества появляется техническая потребность, то она продвигает науку вперед больше, чем десяток университетов. Вся гидростатика (Торичелли и т. д.) вызвана была к жизни потребностью регулировать горные потоки в Италии в XVI и XVII веках. Об электричестве мы узнали кое-что разумное только с тех пор, как была открыта его техническая применимость. В Германии, к сожалению, привыкли писать историю наук так, как будто бы они свалились с неба». (К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные письма, стр. 469—470. Изд. 1947.)

Наука бесспорно имеет огромное значение в развитии производства. Но при всем этом наука сама зависит в конечном счете от условий материальной жизни общества. В буржуазных странах прогресс науки используется реакционерами для озлобленных атак на материалистическое мировоззрение. Идеологи буржуазии преподносят научные открытия как доказательство первенства духа перед материей, как доказательство зависимости развития общества от развития сознания. Усиленно проповедуется реакционная теория технократии, согласно которой обществом призваны управлять инженеры, ученые й т. д.

Исторический опыт учит, что как бы ни развивалась наука, как бы ни велики были ее открытия, она всегда остается в зависимости от развития производительных сил, от развития общественной жизни. Прогресс науки не колеблет, а, наоборот, подтверждает и укрепляет материалистическое понимание истории.

Развитие науки, естественно, оказывает обратное воздействие на развитие производства, на развитие общественной жизни. Но развитие науки подчиняется основным законам общественной жизни так же, как и развитие всех других общественных явлений.

Загнивание капитализма в империалистическую эпоху привело к задержке прогресса науки и техники; капиталистический строй все более тормозит развитие науки и применение ее достижений в производстве. Наоборот, победа социализма в СССР привела к небывалому расцвету науки, и советские ученые смогли не только догнать, но превзойти достижения зарубежной науки в ряде важнейших областей знания. Достижения науки в советском обществе беспрепятственно и организованно внедряются в производство, содействуя быстрому техническому прогрессу всех отраслей народного хозяйства, ускоренному развитию социалистических производительных сил.

Исторический материализм учит, что люди производят материальные блага не в одиночку, не изолированно друг от друга. Производство обособленных индивидов вне общества, говорит К. Маркс, — это такая же бессмыслица, как развитие языка без совместно живущих и разговаривающих между собой индивидов. В процессе производства люди вступают в определенные отношения друг с другом. Эти отношения есть производственные отношения.

В крупной промышленности общественный характер производства очевиден сам собой. Но даже индивидуальное крестьянское хозяйство в условиях феодализма или капитализма, которое выглядит на первый взгляд как нечто замкнутое, обособленное, находится в многосторонних экономических отношениях. Крепостной крестьянин находится в определенных производственных отношениях к помещику, отбывая барщину и выплачивая оброк в натуральной или денежной форме. Мелкособственническое крестьянское хозяйство в условиях капитализма втягивается в рыночный товарооборот, многообразными нитями связывается с капиталистической системой хозяйства, подвергаясь эксплуатации со стороны кулаков, купцов, ростовщиков, банкиров, крупных землевладельцев.

Явления общественной жизни, как и явления природы, находятся во взаимной связи и взаимной зависимости друг от друга. В общественном производстве нет изолированных, независимых друг от друга производителей. Взаимная связь людей в процессе производства и проявляется прежде всего в форме производственных отношений.

«В общественном производстве своей жизни, — говорит Маркс, — люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения, — производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного coзнания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще». (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XII, ч. I, стр. 6.)

В сложной сети общественных явлений марксизм выделил производственные отношения людей как основные, существенные, определяющие собой все другие общественные отношения. Политические, правовые, нравственные и другие отношения, которые идеалисты выставляют в качестве первичных и определяющих собой развитие человеческого общества, предстали теперь как производные от производственных отношений и ими обусловливаемые.

Марксизм раскрыл общественный характер производства, за отношениями вещей вскрыл отношения людей и доказал зависимость всех сторон общественной жизни от экономической структуры общества.

Характеризуя производственные отношения людей, товарищ Сталин указывает:

«Люди ведут борьбу с природой и используют природу для производства материальных благ не изолированно друг от друга, не в качестве оторванных друг от друга одиночек, а сообща, группами, обществами. Поэтому производство есть всегда и при всех условиях общественное производство. Осуществляя производство материальных благ, люди устанавливают между собой те или иные взаимные отношения внутри производства, те или иные производственные отношения. Отношения эти могут быть отношениями сотрудничества и взаимной помощи свободных от эксплоатации людей, они могут быть отношениями господства и подчинения, они могут быть, наконец, переходными отношениями от одной формы производственных отношений к другой форме. Но какой бы характер ни носили производственные отношения, они составляют — всегда и при всех строях — такой же необходимый элемент производства, как и производительные силы общества». (И. Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 550—551.)

Поэтому способ производства охватывает не только производительные силы, но и производственные отношения людей. Производительные силы выражают отношение людей к предметам и силам природы, которые используются для производства материальных благ. Производственные отношения выражают отношения людей друг к другу, которые независимо от них складываются в процессе производства. Способ производства есть воплощение единства производительных сил и производственных отношений. Состояние производительных сил характеризуется степенью развития орудий производства и производственного опыта людей, а состояние производственных отношений характеризуется формой собственности на средства производства, т. е. тем, в чьем владении находятся средства производства (земля, леса, недра, сырые материалы, орудия производства и т. д.).

Формы собственности, т. е. отношения людей к средствам производства, определяют собой характер общественно-экономических формаций. «Каковы бы ни были, — указывал Маркс, — общественные формы производства, рабочие и средства производства всегда остаются его факторами. Но в состоянии отделения друг от друга и те и другие являются его факторами лишь в возможности. Для того, чтобы вообще производить, они должны соединиться. Тот особый характер и способ, каким осуществляется это соединение, различает отдельные экономические эпохи социальной структуры». (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XVIII, стр. 36—37.)

Ревизионисты на разные лады фальсифицировали марксистское понимание производственных отношений. Одни из них отвергали материальную основу производственных отношений, а именно отношение людей, классов к средствам производства, и трактовали производственные отношения идеалистически, как чисто правовые или даже морально-психологические отношения. Другие же давали вульгарно-механистическое толкование производственным отношениям, изображая их как организационно-технические отношения, как техническую расстановку людей на производстве. И те и другие затушевывали классовый характер производственных отношений буржуазного общества, замазывали антагонизм между классами, основанный на различном отношении их к средствам производства. Современные правые социалисты утверждают, будто в буржуазном обществе исчезает разница между классами, уничтожаются грани между рабочими и капиталистами. Марксистско-ленинское понимание производственных отношений разбивает эти реакционные домыслы, раскрывает классовую структуру и основы классовых противоречий любого антагонистического общества.

В зависимости от форм собственности, в зависимости от того, в чьем распоряжении находятся средства производства, — в распоряжении всего общества или отдельных лиц, групп, классов, — различаются формы производственных отношений. Если средства производства являются частной собственностью, находятся во владении одной части общества, во владении определенных классов, а другая часть общества, другие классы лишены средств производства, то производственные отношения будут отношениями господства и подчинения, отношениями эксплуатации. Если в обществе нет частной собственности и средства производства находятся в распоряжении общин или всего общества, то здесь нет места для эксплуатации и производственные отношения будут отношениями сотрудничества свободных от эксплуатации людей.

При первобытно-общинном строе господствует общественная собственность, средства производства находятся в распоряжении родовых или племенных общин, и потому здесь нет эксплуатации человека человеком. С появлением частной собственности и расколом общества на классы основой производственных отношений становится частная собственность на средства производства. Эта форма производственных отношений характерна для рабовладельческого общества, феодализма и капитализма, которые представляют различные типы производственных отношений, основанных на эксплуатации людей, на господстве и подчинении. В рабовладельческом, феодальном и капиталистическом обществах основные средства производства сосредоточены в руках господствующих классов — рабовладельцев, феодалов, капиталистов, — и поэтому здесь массы населения — рабы, крепостные крестьяне, рабочие — подвергаются жестокой эксплуатации. В социалистическом обществе нет частной собственности на средства производства, здесь основой производственных отношений является общественная собственность на средства производства, и отношения людей в процессе производства являются отношениями товарищеского сотрудничества и социалистической взаимопомощи свободных от эксплуатации людей.

Переходные производственные отношения характеризуются тем, что они составляют переход от одной формы производственных отношений к другой. Когда в период разложения первобытной общины начал применяться рабский труд в виде так называемого домашнего рабства, экономика общества приобрела переходный характер. Наряду с общинными отношениями сотрудничества появились и отношения господства и подчинения, а затем утвердился рабовладельческий строй, одержавший победу над общинным строем жизни. Несостоятельными являются утверждения, будто рабовладельческому обществу предшествовал способ производства мелких производителей. Рабовладельческий строй пришел на смену не мелкособственническому производству, а первобытно-общинному строю.

Советские историки, исходя из марксистской теории классов и классовой борьбы, дали научное подтверждение процесса разложения первобытного общества на антагонистические классы и возникновения в его недрах отношений эксплуатации. Данные советской археологии показывают, например, что в Средней Азии, в древнем Хорезме, такого типа переходные производственные отношения складывались в середине первого тысячелетия до нашей эры. Первобытно-общинный строй здесь уже в ту эпоху сочетался с элементами раннего рабовладения (См. С. П. Толстов. Древний Хорезм, стр. 77—82. Изд. 1948.). В Закавказье, на территории государства Урарту, переход от доклассового общества к рабовладельческому совершался еще раньше — в начале первого тысячелетия до нашей эры. (См. Б. Б. Пиотровский. История и культура Урарту, стр. 336.). В Южной Сибири, на Енисее, появление элементов рабовладения в недрах первобытно-родовой общины советские археологи относят к концу первого тысячелетия до нашей эры и к началу нашего летоисчисления. (См. С. В. Киселев. Древнейшая история Южной Сибири, стр. 216—268. Изд. 1949.). У славянских племен превращение первобытно-общинного строя в классовый (в основном феодальный) падает на середину первого тысячелетия нашей эры. (См. Б. Д. Греков. Киевская Русь, стр. 21—22, 63—65. Изд. 1944.). Переход от доклассового общества к рабовладельческому строю или, в силу особых исторических условий, к феодальным отношениям совершался в результате разложения первобытно-общинного строя и возникновения в его недрах элементов эксплуатации, что и означало переходный характер производственных отношений. Это был переход от производственных отношений, основанных на общественной собственности, к производственным отношениям, основанным на частной собственности на средства производства.

Переходный характер носит экономика после социалистической революции, когда возникает и развивается социалистический уклад, но наряду с ним остаются еще частнокапиталистический уклад и мелкотоварное хозяйство. Такой многоукладной была экономика СССР в переходный период от капитализма к социализму. При этом, понятно, производственные отношения, лежавшие в основе социалистического и капиталистического укладов, сами по себе вовсе не были переходными. Социалистический уклад как ведущий выражал собой социалистические производственные отношения и развивался в ожесточенной борьбе против капиталистических элементов. Капиталистический уклад выражал собой капиталистический тип производственных отношений, враждебный социалистическому укладу, и не мог превратиться ни в какую другую форму производственных отношений. Победа социалистических элементов над капиталистическими привела к ликвидации капиталистического уклада. Что касается мелкокрестьянского хозяйства, то оно заключало в себе противоречивые тенденции. В мелкотоварном хозяйстве не было отношений господства и подчинения, не было эксплуатации, поскольку оно базировалось на личном труде крестьян. Эти отношения нельзя было назвать и отношениями сотрудничества и взаимной помощи, поскольку они базировались на единоличном труде и единоличной собственности на средства производства. Мелкотоварное производство порождало частнокапиталистические элементы, но в условиях диктатуры пролетариата в нем была заложена и другая возможность — возможность перехода на путь социалистического развития. Осуществив коллективизацию сельского хозяйства, партия большевиков обеспечила превращение мелкотоварного хозяйства в крупное, социалистическое хозяйство. Таким образом, во всем общественном производстве утвердились социалистические производственные отношения, отношения сотрудничества и взаимной помощи свободных от эксплуатации людей.

Исторический материализм учит, что совокупность производственных отношений, соответствующих определенному уровню производительных сил, составляет базис общества, на котором возвышается соответствующая надстройка. Товарищ Сталин дал классическое определение базиса и надстройки. «Базис есть экономический строй общества на данном этапе его развития. Надстройка — это политические, правовые, религиозные, художественные, философские взгляды общества и соответствующие им политические, правовые и другие учреждения». (И. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания, стр. 5. Госполитиздат. 1950.).

Базис и надстройка имеют исторически преходящий характер. Рабовладельческое общество имеет свой базис и свою надстройку, так же обстоит дело с феодализмом и капитализмом. Социалистическое общество имеет также свой базис и свою надстройку. При этом надстройка порождается базисом; всякий базис имеет свою, соответствующую ему надстройку.

Производительные силы являются определяющим элементом развития производства, а стало быть, развития всей общественной жизни. Но неправильно было бы механически связывать развитие производительных сил с изменениями в надстройке и полагать, будто любое изменение в области производительных сил вызывает немедленное изменение в надстройке. Товарищ Сталин дал гениальный анализ взаимосвязи производства и надстройки, разбил вульгаризаторские взгляды по этому вопросу. «Надстройка, — указывает товарищ Сталин, — не связана непосредственно с производством, с производственной деятельностью человека. Она связана с производством лишь косвенно, через посредство экономики, через посредство базиса. Поэтому надстройка отражает изменения в уровне развития производительных сил не сразу и не прямо, а после изменений в базисе, через преломление изменений в производстве в изменениях в базисе». (Там же, стр. 10—11.).

Марксизм-ленинизм учит, что от изменения и развития способа производства зависит изменение всего строя общественной жизни.

Чем объяснить, например, возникновение классов в обществе, историю развития классов и классовой борьбы, как не развитием способа производства? Можно ли объяснить смену классов и форм их борьбы географическими условиями или ростом народонаселения? Нет, нельзя.

Только развитие и изменение способа производства объясняет нам, почему возникли классы, каким образом изменялись формы классовой борьбы и почему классы на известной ступени общественного развития должны неизбежно исчезнуть. В первобытном обществе не было классов и эксплуатации. Производительные силы были настолько неразвиты, что все, что производилось, потреблялось без остатка; избыточного продукта, который мог быть присвоен отдельными людьми, не создавалось. В первобытном обществе поэтому эксплуатация человека человеком была невозможна.

С развитием производительных сил люди стали производить больше, чем нужно для непосредственного потребления. Появился прибавочный продукт, а вместе с ним экономический стимул и реальная возможность присвоения продуктов чужого труда; тогда именно возникают частная собственность и имущественное неравенство. В связи с этим изменяется отношение к военнопленным. Если раньше военнопленных убивали или принимали в свою общину, то теперь, когда труд людей стал давать больше, чем нужно для прокормления их самих, военнопленных заставляли работать на победителей, превращали в рабов.

Эксплуататорские классы стремились увеличить размер прибавочного продукта и усилить эксплуатацию трудящихся. Угнетенные массы не могли мириться с таким положением и стремились сбросить с своих плеч эксплуататоров. Отсюда неизбежность классовой борьбы, которая наполняет всю историю классового общества. Борьба трудящихся масс за свержение эксплуататорских классов развертывалась на протяжении тысячелетий. Но почему же эксплуатируемым массам, которых всегда было большинство, не удавалось в течение нескольких тысячелетий уничтожить господство эксплуататоров? Объяснение этого вопроса следует также искать в развитии способа производства. Энгельс в «Анти-Дюринге» писал, что существование классов было связано с относительно неразвитой производительностью труда. Пока основное большинство населения было целиком поглощено необходимой работой по добыванию средств к жизни и не имело времени для управления производственными и государственными делами, для занятия наукой, искусством и т. д., еще можно было объяснить существование особого класса людей, освобожденного от физического труда и занятого выполнением перечисленных функций. Этот особый класс существовал за счет эксплуатации большинства населения. Но с дальнейшим развитием производительных сил наступает время, когда существование такого класса становится излишним. Современные эксплуататорские классы превратились в колоссальное препятствие на пути развития общества. Они стали вреднейшими паразитами на теле общества, и уничтожение паразитических эксплуататорских классов открывает неограниченные возможности для всестороннего развития всех членов общества.

Об этом свидетельствует опыт социалистического строительства в нашей стране. Когда эксплуататорские классы были уничтожены и паразитический нарост на теле общества был снят, советский народ в полной мере развернул свои творческие силы и создал в короткий срок в отсталой, аграрной стране передовое, социалистическое хозяйство с высокоразвитой индустрией и механизированным сельским хозяйством. Если в прошлом все общественное развитие основывалось на угнетении одного класса другим, то социалистическое общество открыло новую эру в развитии человеческой истории, когда сами трудящиеся массы, без эксплуататоров, управляют общественной жизнью, развивают производство и культуру.

Вот почему марксизм-ленинизм считает, что именно в развитии производительных сил надо видеть определяющую причину всех изменений общественной жизни, что все общественные отношения людей друг к другу определяются производственными отношениями, в конечном счете уровнем развития производительных сил.

Производительные силы являются показателем степени господства людей над силами природы. Изменения в развитии производства начинаются всегда с изменения производительных сил и прежде всего с изменения орудий труда. На примере каждого предприятия, на примере роста квалификации каждого рабочего можно наблюдать, как в самом процессе труда совершенствуются старые и открываются новые способы и приемы производства, расстановки инструмента, применения машин и т. д. В процессе труда совершенствуются инструменты, машины, растут трудовые навыки людей, накапливается производственный опыт, повышается производственная квалификация — все это в совокупности составляет развитие производительных сил общества. Так как производство совершается непрерывно, ибо люди не могут существовать без необходимых материальных благ, то и производительные силы развиваются также непрерывно; вслед за развитием производительных сил развиваются, изменяются и производственные отношения людей. Это, однако, не означает, что изменение производственных отношений автоматически следует за развитием производительных сил, что между ними всегда существует соответствие.

Способ производства развивается и изменяется путем раскрытия и преодоления противоречий. Производительные силы и производственные отношения развиваются неравномерно, изменяются не одновременно. В то время как производительные силы непрерывно растут и изменяются, производственные отношения в течение более или менее длительного периода остаются постоянными. На известной ступени развития производительные силы приходят в столкновение с производственными отношениями, из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Этот конфликт между новыми производительными силами и старыми производственными отношениями составляет экономическую основу всех социальных антагонизмов и революционных переворотов, он составляет экономическую основу и военных столкновений между государствами.

Эксплуататорские классы стремятся сохранить существующие производственные отношения, т. е. стремятся сохранить свою частную собственность на средства производства, и, наоборот, производители материальных благ заинтересованы в уничтожении этих производственных отношений, в преобразовании формы собственности. Отсюда — обострение противоречий между производителями и владельцами средств производства, отсюда — борьба между классами.

Противоречия между производительными силами и производственными отношениями порождают и обостряют противоречия между государствами. Товарищ Сталин говорит: «С точки зрения экономической нынешние конфликты и военные столкновения капиталистических групп между собой, равно как борьба пролетариата с классом капиталистов, имеют своей основой конфликт нынешних производительных сил с национально-империалистическими рамками их развития и с капиталистическими формами присвоения. Империалистические рамки и капиталистическая форма душат, не дают развиваться производительным силам». (И. В. Сталин. Соч., т. 5, стр. 109—110.).

Конфликт между производительными силами и производственными отношениями в эпоху империализма обостряет борьбу классов, чрезвычайно усиливает противоречия между нациями и государствами, тормозит экономическое развитие. Недаром Ленин назвал империализм «загнивающим капитализмом», ибо неслыханное обострение противоречий между производительными силами и производственными отношениями оказывает губительное влияние на развитие производства. Несмотря на отдельные достижения техники и скачкообразное развитие отдельных отраслей промышленности, в целом эпоха империализма есть эпоха загнивания капитализма.

Социалистическая революция ликвидирует конфликт между производительными силами и производственными отношениями и открывает простор для новых, несравненно более высоких темпов развития производства и для более высокой производительности труда. Производственные отношения при социализме, находясь в полном соответствии с характером производительных сил, не только не задерживают роста производительных сил, но, наоборот, дают полный простор для их развития. Поэтому производительные силы развиваются при социализме такими темпами, какие невозможны при капитализме. В советском обществе, где навсегда ликвидирована возможность кризисов, производство неуклонно из года в год развивается по восходящей линии. Планомерная социалистическая организация производства открыла небывалые творческие источники ускоренного развития общества.

Если в буржуазном обществе рост производства сопровождается разорением и обнищанием масс, понижением их жизненного уровня, то в социалистическом обществе рост производства ведет к неуклонному подъему материального благосостояния и культурного уровня трудящихся. В этом преимуществе социалистического общества заключаются неисчерпаемые силы общественного прогресса.

Таким образом, способ производства, являющийся воплощением единства производительных сил и производственных отношений, составляет главную силу общественного развития, определяющую характер общественного строя, политические учреждения, теории, взгляды и идеи.

Исторический материализм, раскрыв в способе производства главную, определяющую силу развития общества, разоблачил несостоятельность буржуазных теорий общественного развития, показал неизбежность банкротства всяческих буржуазных направлений в социологии.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.