Значение народонаселения

В своей работе «О диалектическом и историческом материализме» товарищ Сталин блестяще развил марксистскую критику той социологической теории, которая видит главную причину развития общества в росте населения. Товарищ Сталин доказал, что рост народонаселения не является и не может явиться главной силой развития общества, определяющей характер общественного строя, физиономию общества.

Вопрос о роли народонаселения в развитии общества со всей остротой встал еще в период разложения феодализма и утверждения буржуазного общества. Между защитниками феодальной аристократии и идеологами буржуазии разгорелись тогда ожесточенные опоры по этому вопросу.

Идеологи подымавшейся буржуазии обосновывали благотворное влияние роста населения как основной силы общественного развития. Сторонники этой социологической теории утверждали, что густота населения является решающим условием для развития общества, что чем быстрее растет население, тем быстрее развивается само общество. Это направление в социологии тесно связано было с теорией трудовой стоимости, выдвинутой буржуазными экономистами. Признавая, что стоимость товаров определяется количеством труда, затраченного на их производство, представители этой теории учили, что благосостояние общества будет тем выше, чем больше труда прилагается к производству товаров. Разумеется, под благосостоянием общества они понимали рост богатства буржуазии, а предназначение труда видели в умножении этого богатства класса капиталистов.

Английский экономист XVII века Вильям Петти считал, что рост народонаселения является основой всех богатств. Редкое народонаселение, писал он, — это настоящая бедность; нация в восемь миллионов голов вдвое богаче нации, которая на этой же площади насчитывает только четыре миллиона.

Такого рода взгляды на роль народонаселения впоследствии развивали английские экономисты: Джемс Милль, Томас Годскин и др. Милль в книге «Элементы политической экономии» писал, что от плотности населения зависят социальные отношения и производительность труда. Подобные же соображения высказывал и Годскин в своей «Популярной политической экономии». Когда возрастает количество рабочих, писал он, производительная сила общества увеличивается в сложной пропорции, полученной путем умножения возрастания числа рабочих на результат разделения труда между ними.

Учение о том, что плотность населения является главной силой общественного развития, выражало в свое время идеологию буржуазии в ее борьбе против «непроизводительных сословий» — дворянства, духовенства, — против аристократической монархии с ее огромной массой чиновников и многочисленной челядью. Это учение в то время имело известное прогрессивное значение. Но понятно, что, выступая от имени всего общества, буржуазия боролась за свой классовые интересы, за переход экономического могущества и политической власти из рук феодалов в руки капиталистов.

Идеологи буржуазии ратовали за прогресс науки, промышленности и земледелия, заявляли, что улучшение техники производства может обеспечить получение все большего количества продуктов потребления. Они считали, что рост народонаселения будет сопровождаться более быстрым увеличением производства средств существования, а следовательно, потребности возрастающего населения будут все полнее удовлетворяться.

Эти идеи о неуклонном прогрессе человеческого общества особенно настойчиво пропагандировал идеолог французской буржуазии XVIII века Кондорсэ. В своей книге «Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума» Кондорсэ утверждал, что совершенствование производства будет иметь своим следствием сокращение времени и труда, необходимого для изготовления предметов потребления, и беспрерывное увеличение средств существования. «Тогда, — писал он, — обрабатывая меньшую земельную площадь, удастся получить массу пищевых продуктов гораздо большей полезности и более высокой ценности, чем раньше давала большая площадь... Итак, не только та же земельная площадь сможет прокормить большее количество людей, но каждый из них, занятый менее тяжелым трудом, будет питаться более целесообразно и сможет лучше удовлетворять свои потребности». (Кондорсэ. Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума, стр. 239.)

Буржуазия, рвавшаяся к власти, обвиняла земельную аристократию в том, что она довела до нищеты население, и выдавала себя за блюстителя интересов масс. Свое обогащение от эксплуатации трудящихся она преподносила как рост общественного богатства, как всеобщий прогресс человеческого общества.

Идеологи земельной аристократии, оправдывая господство землевладельцев, старались доказать, что в нищете населения повинны сами массы, так как они слишком быстро размножаются. Так, в истории социологии появилась школа, которая считает рост народонаселения злом, приводящим к нищете и ко всяким бедствиям в общественной жизни. Эту антинаучную и реакционную точку зрения развивали некоторые экономисты XVIII века и особенно яростно ее проповедовал английский экономист поп Мальтус.

В своей книге «Опыт о законе народонаселения» Мальтус утверждал, что население всегда оказывает давление на средства существования, что средства существования растут в арифметической прогрессии, а население увеличивается в геометрической прогрессии. Увеличивающийся рост населения сверх имеющихся в его распоряжении средств существования является, по Мальтусу, причиной всей нищеты, всех пороков. «Главная и непрерывная причина бедности, — уверяет Мальтус, — мало или вовсе не зависит от образа правления, или от неравномерного распределения имуществ; — богатые не в силах доставить бедным работу и пропитание; — поэтому, бедные, по самой сущности вещей, не имеют права требовать от них работы и пропитания». (Мальтус. Опыт о законе народонаселения, т. II. стр. 341. Изд. 1868.)

Книга Мальтуса о народонаселении, вышедшая в 1798 году, предназначена была служить оружием против народного возмущения, возросшего под влиянием французской революции. Раскрывая социальные корни и партийную направленность мальтузианской теории народонаселения, Маркс писал: «Большой шум, вызванный этим памфлетом, объясняется исключительно партийными интересами. Французская революция нашла в Британском королевстве страстных защитников: «принцип населения», медленно вырабатывающийся в XVIII веке, потом с трубными звуками и барабанным боем возвещенный среди великого социального кризиса как несравненное противоядие против теории Кондорсе и других, был с ликованием встречен английской олигархией, которая увидела в нем великого искоренителя всех стремлений к дальнейшему человеческому развитию». (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XVII, стр. 677.)

Маркс показал полную несостоятельность мальтузианской теории народонаселения, доказав, что так называемое перенаселение вовсе не является каким-то естественным законом природы, что оно порождается определенными историческими условиями, а именно капиталистическими условиями производства. Критикуя человеконенавистническую теорию Мальтуса и его сторонников, Маркс писал: «...консервативные интересы, слугою которых был Мальтус, мешали ему видеть, что чрезмерное удлинение рабочего дня вместе с необычайным развитием машин и эксплоатацией женского и детского труда должно было сделать «избыточной» значительную часть рабочего класса, в особенности с прекращением созданного войной спроса и английской монополии на мировом рынке. Само собой разумеется, было гораздо удобнее, гораздо более соответствовало интересам господствующих классов, которым Мальтус воскурял фимиам с чисто поповским усердием, объяснять это «перенаселение» вечными законами природы, а не исключительно историческими естественными законами капиталистического производства». (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XVII, стр. 577.)

Маркс с неотразимой обличительной силой показал, что Мальтус отстаивает интересы аристократии против буржуазии и интересы их обоих — против пролетариата. «Мальтус защищал интересы промышленной буржуазии лишь постольку, поскольку они тождественны с интересами землевладения, аристократии, т. е. против массы народа, против пролетариата; но там, где интересы буржуазии и аристократии расходятся и враждебно противостоят друг другу, он становится на сторону аристократии против буржуазии». (К. Маркс. Теории прибавочной стоимости, т. 11, ч. 1, стр. 204. Изд. 1936.)

Конфликт между буржуазией и аристократией в период борьбы буржуазии за политическую власть не помешал последующему объединению идеологических воззрений этих двух эксплуататорских классов. Острие мальтузианства было направлено против народных масс. Буржуазия по мере утверждения своего господства охотно перенимала мальтузианские бредни как оружие борьбы с поднимающимся рабочим движением.

Уже в произведениях Рикардо, наряду с критикой крайностей мальтузианства, обнаруживается признание с известными оговорками основного тезиса Мальтуса. «...Хотя при самых благоприятных обстоятельствах, — писал Рикардо, — возможность роста производительных сил, вероятно, превосходит способность населения к размножению, долго такое состояние продолжаться не может, потому что при ограниченности количества земли и неодинаковом качестве производительность ее с каждым новым увеличением капитала, прилагаемого к ней, будет понижаться, тогда как способность населения к размножению продолжает оставаться прежней». (Давид Рикардо. Соч., т. I, стр. 51. Изд. 1941.)

Рикардо утверждал, что в слабо развитых странах, где в изобилии имеется плодородная земля, возможно еще в течение долгого времени удовлетворять потребности возрастающего населения. Что же касается развитых европейских стран, то здесь, по его мнению, возрастающее население давит на средства существования, и единственным выходом является уменьшение населения.

Прослеживая развитие буржуазной политической экономии, Энгельс еще в 1843 году отмечал переход ее на позиции мальтузианства. Она, как указывал Энгельс, с успехом боролась с мальтусовыми нелепостями, но в конце концов опять пришла к мальтусовым выводам.

Буржуазные теории народонаселения во всех разновидностях как на Западе, так и в России давно уже стали идеологическим оплотом реакции. К такому концу пришла и теория, считающая рост населения главной движущей силой исторического прогресса.

В России сторонниками этой социологической теории были М. Ковалевский, П. Милюков и другие буржуазные историки и экономисты.

М. Ковалевский писал: «Продолжительные изыскания привели меня к тому заключению, что главным фактором всех изменений экономического строя является не что иное, как рост населения». (М. М. Ковалевский. Развитие народного хозяйства в Западной Европе, стр. 2. Изд. 1899.) Он утверждал, что изменение форм народного хозяйства, изменение форм жизни зависит от темпа роста населения. Формы народного хозяйства, писал Ковалевский, не следуют друг за другом в произвольном порядке, но подчинены известному закону преемства. Важнейшим фактором их эволюции является в каждый данный момент и в каждой данной стране рост населения, большая или меньшая его густота.

Положения об определяющей роли роста народонаселения в развитии общества, будучи крайне односторонними, вначале выражали все же некоторые антикрепостнические, демократические тенденции и были направлены против теории, видящей движущую силу истории в абсолютистском государстве. Однако с конца XIX и начала XX века эти положения в работах Ковалевского приняли реакционный смысл. Развитие рабочего движения в России под знаменем марксизма вызвало бешеную злобу в среде буржуазии. Идеологи буржуазии усиливали нападки на теоретические основы пролетарского социализма, стараясь подорвать материалистическое понимание истории.

Теория об определяющей роли народонаселения в развитии общества использована была Ковалевским и его единомышленниками для борьбы против марксизма. В предисловии к книге Монтескье «О духе законов», изданной в 1900 году, Ковалевский открыто противопоставляет свою теорию народонаселения марксистскому пониманию законов развития общества. Он утверждает, что рост народонаселения не зависит от перемен в производстве, а сам обусловливает эти перемены. В теории и политике Ковалевский становится глашатаем идей контрреволюционной либеральной буржуазии России.

Откровенно реакционный характер приобрела теория народонаселения у Милюкова. Этот «теоретик» кадетов использовал теорию народонаселения для оправдания эксплуатации труда капиталом, для обоснования колониальной экспансии. «...Население каждой страны, — писал Милюков, — имеет склонность увеличиваться само собой, стихийно, автоматически, и... такое автоматическое возрастание населения является главным толчком, заставляющим людей увеличивать количество труда, необходимого для поддержания жизни, и изменять его форму». (П. Милюков. Очерки по истории русской культуры, ч. 1, стр. 21. Изд. 1909.)

Таким образом, усиление эксплуатации труда объясняется Милюковым не законами капитализма, не капиталистической безграничной жаждой наживы, а автоматическим возрастанием населения, тем, что при увеличении населения людям необходимо больше- трудиться для своего же пропитания. Беззастенчиво оправдывая все большее наступление капитала на труд, Милюков заявлял, что по мере роста населения должна неизбежно возрастать напряженность, интенсивность труда.

Среди современных буржуазных социологов и экономистов Запада также встречается немало сторонников теории роста народонаселения, которое, конечно, рассматривается как объект капиталистической эксплуатации. Так, например, американский профессор- экономист Спигель в книге «Текущие экономические проблемы» доказывает, что чем больше населения, тем больше рынок для сбыта, товаров и тем дешевле рабочая сила. Он старается внушить буржуазии, что рост населения выгоден ей.

Однако следует подчеркнуть, что подавляющее большинство современных идеологов буржуазии является разносчиками людоедских мальтузианских теорий.

В эпоху империализма — эпоху загнивающего капитализма — резко обострилось относительное и абсолютное обнищание рабочего- класса, необычайно усилился гнет капитала над трудом и вместе с этим высоко поднялись волны освободительного движения народных масс против эксплуататоров, особенно под влиянием победы Великой Октябрьской социалистической революции. В борьбе против революционного движения трудящихся масс империалистическая буржуазия, наживающая огромные барыши на нищете, разорении и голоде масс, старается внушить трудящимся, что рост нищеты является естественным и неизбежным законом жизни, что нищета является не результатом капиталистической эксплуатации, а следствием быстрого размножения населения.

Реакционные теории народонаселения широко используются ныне империалистической буржуазией для оправдания насквозь, прогнившего капитализма, для защиты империалистической экспансии. Стародавние бредни мальтузианства стали теперь модным товаром на идеологическом рынке империалистов. Буржуазные экономисты, политиканы и философы призывают к истреблению десятков миллионов «избыточного населения». Появились специальные трактаты, проповедующие людоедские теории мальтузианства. Таковы вышедшие за последние годы в США книги: Пирсона и Харпера— «Мировой голод», Фогта — «Путь к спасению», Фримена — «Социальный упадок и возрождение» и многие другие. В этих человеконенавистнических сочинениях «доказывается» необходимость сокращения населения более чем в два раза и содержится прямой, открытый призыв к истреблению «излишних» народных масс. В гнусных мальтузианских трактатах воспеваются в качестве благотворных такие факторы, как война, голод, эпидемия и другие, ведущие к гибели миллионные массы людей.

Вот некоторые из человеконенавистнических откровений Фогта: «К несчастью, несмотря на войну, германские зверства и недоедание, население Европы, не считая России, увеличилось за время с 1936 до 1946 года на 11 миллионов человек». Или еще: «Самой страшной трагедией для Китая было бы сейчас снижение смертности населения... голод в Китае, пожалуй, не только желателен, но и необходим». Фогт готов приветствовать все бедствия и катастрофы, лишь бы они привели к резкому сокращению населения.

В оправдание капитализма буржуазными экономистами, социологами и публицистами усиленно распространяется мнение, будто бы причиной упадка европейских стран является рост народонаселения. В американском журнале «Форин афере» в июле 1948 года была опубликована статья бывшего президента Американского социологического общества Руперта Ванса «Мальтус и принцип народонаселения». Автор статьи сетует на то, что за последние 150 лет население земли удвоилось. «Наиболее характерной чертой этого развития за истекший период времени является перенаселенность Европы», — уверяет он.

Итак, перенаселенность Европы — вот, оказывается, в чем причина упадка европейских капиталистических стран, вот в чем, оказывается, кроется угроза цивилизации.

Такую же теорию развивает небезызвестный английский философ Бертран Расселл. В американском журнале «Юнайтед нейшенс уорлд» в августе 1948 года Расселл опубликовал статью о причинах упадка современной цивилизации, в которой тщится доказать, что населения развелось слитком много, что рождаемость очень быстро увеличивается, что средств существования не хватит уже для современного поколения, а при дальнейшем размножении населения вся человеческая цивилизация окажется под угрозой. «Если население земного шара, — угрожает Расселл, — будет расти, то невозможным станет прокормить его. Поэтому цивилизованное общество может быть устойчивым, если процент рождаемости будет настолько низок, что не приведет к сильному увеличению населения».

Не так давно в Англии вышла книга Дадли Баркера «Потребность в людях стран Британского содружества наций», в которой автор заявляет, что из 50 млн. населения британских островов 20 млн. являются излишним населением и должны эмигрировать. Без этого, по уверению Баркера, нельзя повысить жизненный уровень населения Англии.

Баркер при этом умалчивает, что английское правительство заботится не о повышении жизненного уровня населения, а о баснословном повышении прибылей капиталистов и о непрерывном увеличении расходов на вооружение, на подготовку войны. Известные английские прогрессивные ученые Бернал и Корнфорт в своей книге «Наука в борьбе за мир и социализм» сообщают красноречивые факты о том, куда направлено внимание правящих кругов Англии. Из всей суммы средств, предназначенных для научных исследований, около 80 проц. расходуется на создание новых видов вооружения, только 3,5 проц. — на работы в области сельского хозяйства и 1,5 проц. — на исследования в области медицины.

Капитализм давно уже прогнил, и в этом причина упадка капиталистических стран. Однако буржуазные идеологи твердят, что все беды проистекают от быстрого размножения населения. При этом сбрасывается со счетов находящийся в вопиющем противоречии с этой «теорией» факт, что экономический упадок больше всего проявляется в тех странах, в которых давно уже рост населения замедлился и даже прекратился. В Англии за десятилетие с 1931 по 1941 год прирост населения сократился в четыре раза по сравнению с последними десятилетиями XIX века. В Бельгии уже накануне второй мировой войны прирост населения прекратился, а во Франции началось сокращение населения, рождаемость стала меньше естественной убыли населения. Вторая мировая война и ее последствия привели к дальнейшему падению роста населения.

Тем не менее тезис о «перенаселении» стал официальной доктриной как правящих кругов империалистических держав, так и правосоциалистических предателей, которые и в этом отношении выступают подпевалами империалистических хищников. Состоявшееся в мае 1950 года в Лондоне совещание министров иностранных дел трех главных капиталистических держав — США, Англии и Франции — выдвинуло «проблему избытка населения в Западной Европе» и решило изыскать возможности для широкого переселения людей из западноевропейских стран.

Незадолго до этого совещания газета «Дейли Мейл» в сотрудничестве с ЮНЕСКО опубликовала серию статей на тему «Продовольствие и население». В статьях Олдоса Хаксли, открывших эту серию, выдвинуто было требование установить единую мировую политику сокращения населения, которая должна быть принудительно навязана всем нациям. Сопоставляя эти требования с лондонской декларацией Ачесона, Бевина и Шумана, нетрудно заметить, что буржуазная пропаганда о перенаселении нераздельно связана с агрессивными планами империалистических поджигателей войны, с их стремлением подавить демократическое движение в странах Европы.

Понятно, что человеконенавистническая теория, объявляющая миллионы людей «избыточными» и требующая «во имя цивилизации» сокращения населения земли, является весьма ненадежной идеологической подпоркой империализма. Эта гнусная теория вызывает жгучую ненависть народных масс по отношению к капиталистическому строю, который делает миллионы людей безработными, нищими, голодными, бездомными, обрекает их на вымирание. Идеологи империализма, объявляющие миллионы людей «лишними людьми», невольно признают, что капитализм стал тормозом прогресса, что он обрекает человечество на муки голода и нужду, на истребление и гибель.

В обстановке нарастающего нового экономического кризиса, когда и без того низкий жизненный уровень трудящихся еще более падает, когда в капиталистических странах уже десятки миллионов безработных и полубезработных обречены на муки нищеты и голода, буржуазные правительства резко сокращают бюджетные ассигнования на нужды населения, урезают даже те нищенские пособия по безработице, которые под давлением рабочего класса были введены в некоторых государствах. Характерно, что и здесь буржуазия в оправдание своей гнусной политики выпускает на сцену лжеученых, которые тщатся доказать, что помощь безработным со стороны государства незаконна, что она подавляет «свободу индивидуальности». Об этом с серьезным видом учености трактует, например, американский журнал «Социология и социальные исследования». В № 3 за 1949 год на стр. 200 этого журнала прямо так и говорится: «Правительство не должно снабжать людей работой или спасать их от бедствий безработицы. Это — дело индивидуальной предприимчивости и частной благотворительности».

Капитализм обрекает десятки миллионов на безработицу, сотни миллионов на нищету и нестерпимые страдания, а «ученые» лакеи буржуазии доказывают, что все это в порядке вещей, что в этом проявляется «свобода личности»! Буржуазия совершает тягчайшие преступления и злодеяния против народа и заставляет своих «теоретиков» обелять капитализм, доказывать естественную неизбежность страданий трудящихся.

Буржуазные урядники от науки, например, усиленно распространяют теорию «убывающего плодородия почвы», являющуюся разновидностью мальтузианских бредней. Эта пресловутая теория поучает, что дополнительные вложения труда и капитала в почву будто бы не могут привести к увеличению продуктивности земли, что ограниченность площади обрабатываемой земли является неодолимым препятствием для увеличения производства продуктов питания. Проповедники «закона убывающего плодородия» уверяют, что земля не в состоянии прокормить возрастающее население. Этим же целям наукообразного оправдания эксплуатации и нищеты масс служат реакционные теории вейсманизма-морганизма, отрицающие возможность Переделки растений и животных в интересах увеличения продовольственных ресурсов. «Ученые» приказчики буржуазии с яростной злобой нападают на мичуринскую биологию, ибо она разоблачила распространяемый буржуазными генетиками обман, будто в силу непреложных законов природы нельзя увеличить производство средств питания и удовлетворить потребности всех людей. Усердный лакей империализма английский биолог Дж. Хаксли в двух номерах английского журнала «Природа» за 1949 год опубликовал объемистую статью о советской генетике, в которой выразил недовольство тем, что в СССР, на науку смотрят, как на деятельность, предназначенную для достижения практических результатов. Хаксли яростно защищает менделизм, хотя сам же признает, что он никогда не приносил пользы людям в их практической жизни. Дж. Хаксли систематически выступает в печати и по английскому радио с мальтузианским призывом ограничить рост народонаселения. Под маской ученого этот лакей империализма упорно проповедует человеконенавистническую теорию сокращения населения.

Гниение капиталистической системы хозяйства с особой наглядностью видно из того, что буржуазия открыто провозглашает целью науки не избавление населения от нищеты, а оправдание нищеты населения, восхваление истребительных войн и всяческих бедствий.

Реакционные бредни мальтузианства ныне находятся на вооружении империалистических агрессоров, поджигателей новой войны. Империалистические захватчики, готовящие новую войну, стараются посеять презрение к людям, обесценить человеческую жизнь, насадить идеологию человеконенавистничества, утвердить варварский культ истребления людей.

Немецкие фашисты яростно проповедовали теорию человеко- истребления и проводили ее с устрашающей жестокостью. Гитлеровцы внушали своим приверженцам, что немцам не хватает «жизненного пространства», что мир должен быть завоеван немцами, что для этого надо прежде всего вытеснить и истребить славянские народы — русских, поляков, чехов, словаков, болгар, украинцев, белорусов. Гитлеровцы призывали убивать каждого, кто не хотел нести ярмо немецких империалистов. Миллионы убитых и замученных гитлеровцами людей, механизированное человекоистребление в Майданеке, Освенциме и в других фашистских лагерях смерти — таковы плоды человеконенавистнической теории и практики гитлеровцев.

Немецкие фашисты являлись партией наиболее хищных и разбойничьих империалистов среди империалистов мира. После разгрома гитлеровской Германии роль наиболее хищных и разбойничьих империалистов взяли на себя американские монополисты, рвущиеся к завоеванию мирового господства. Американские империалисты и их европейские пособники стали глашатаями человекоистребительной идеологии.

Современные англо-американские мальтузианцы неистово трубят о том, будто войны между народами неизбежны ввиду слишком быстрого роста населения и в связи с этим столь же быстрого уменьшения ресурсов природы. Так, редактор американского журнала «Пошолейшн бюллетин» Барч в опубликованной им статье «Сколько людей может прокормить земля» уверяет, что лишь одна треть нынешнего населения может быть обеспечена прожиточным минимумом, что в этом недостатке средств существования коренятся причины двух прошедших мировых войн. «В связи с ростом населения, — заключает сей «ученый» поджигатель войны, — существует постоянная угроза третьей мировой войны». Своей «ученой» болтовней мальтузианцы стараются снять с империалистов ответственность за развязывание разбойничьих войн, посеять в массах лживые измышления о причинах войн, подорвать борьбу масс против поджигателей новой войны.

Английский философ изувер Расселл, занимающийся проповедью мальтузианства, на протяжении ряда последних лет выступает с гнусными призывами к войне против народов Советского Союза. Этот злобный реакционер уверяет, что он проповедует «войну во имя уничтожения войн». Путь к миру философствующий людоед видит в том, чтобы уничтожить Советский Союз, задушить освободительное движение во всем мире, создать «единое мировое правительство», опирающееся на англо-американские вооруженные силы. Это разбойничье «сверхгосударство» должно, поучает Расселл, регулировать рост населения и установить «порядок» в мире.

Борьба против ига империализма и разрушительных войн включает в себя как необходимое условие разоблачение той духовной сивухи, которой буржуазия отравляет сознание масс. Марксизм-ленинизм ведет беспощадную войну против буржуазной идеологии, в том числе против реакционных мальтузианских бредней. История большевистской партии дает величественную картину борьбы Ленина и Сталина со всякими проявлениями буржуазной идеологии, со всяческими врагами и извратителями марксизма.

Руководя борьбой рабочего класса за свержение господства эксплуататоров, за социалистическое переустройство общества, развивая в ходе этой борьбы марксистскую науку, Ленин и Сталин нанесли сокрушительный удар по всяческим буржуазным теориям народонаселения.

Ленин подверг уничтожающей критике мальтузианские взгляды буржуазного идеолога Ланге, которого Маркс в свое время изобличил как проповедника напыщенного, высокопарного невежества. Опровергая измышления Ланге многочисленными фактами живой действительности, развивая марксистскую критику мальтузианства, Ленин сделал замечательно глубокий вывод о подходе к изучению законов народонаселения. «Условия размножения человека непосредственно зависят от устройства различных социальных организмов, и потому закон народонаселения надо изучать для каждого такого организма отдельно, а не «абстрактно», без отношения к исторически различным формам общественного устройства». (В. И. Ленин. Соч., т. 1, стр. 433.)

Ленин со всей остротой и беспощадностью разоблачил мальтузианство Струве — этого матерого апологета буржуазии. Струве усиленно пропагандировал тезис, будто «перенаселение вызывается несоответствием размножения со средствами существования». Критикуя этот подлый мальтузианский тезис, Ленин писал: «Перенаселение в земледельческой России объясняется господством капитала, а не отсутствием соответствия между размножением и средствами существования населения. (Там же, стр. 458.)

Ленин показал, как Струве бесстыдно и нагло прикрашивает и оправдывает капитализм, объясняя разорение крестьянства не ростом капитализма, а «ростом населения».

Ленин раскрыл глубочайшую пропасть между реакционной мальтузианской проповедью, выражающей страх гибнущих классов перед историческим развитием, и социалистической идеологией пролетариата как мировоззрением боевого, жизнеспособного, растущего, крепнущего класса, которому принадлежит будущее. Низким и трусливым, жизнененавистным и своекорыстным мальтузианским измышлениям Ленин противопоставил великое жизнеутверждающее мировоззрение рабочего класса, проникнутое глубоким историческим оптимизмом, несокрушимой верой в торжество социалистических идеалов.

«Рабочий класс не гибнет, а растет, крепнет, мужает, сплачивается, просвещается и закаляется в борьбе. Мы — пессимисты насчет крепостничества, капитализма и мелкого производства, но мы — горячие оптимисты насчет рабочего движения и его целей. Мы уже закладываем фундамент нового здания, и наши дети достроят его.

Вот почему — и только поэтому — мы безусловные враги неомальтузианства, этого течения для мещанской парочки, заскорузлой и себялюбивой, которая бормочет испуганно: самим бы, дай бог, продержаться как-нибудь, а детей уж лучше ненадобно...

Сознательные рабочие всегда будут вести самую беспощадную борьбу против попыток навязать это реакционное и трусливое учение самому передовому, самому сильному, наиболее готовому на великие преобразования классу современного общества». (В. И. Ленин. Соч., т. 19, стр. 206—207.)

В своих гениальных трудах по аграрному вопросу Ленин вскрыл до корней реакционную сущность «закона убывающего плодородия почвы». Ярыми проповедниками этого «закона» в России выступали Булгаков, Маслов и прочие буржуазные и меньшевистские экономисты, а на Западе — Брентано, Давид и многие другие буржуазные и социал-реформистские идеологи.

Критикуя «закон убывающего плодородия почвы», Ленин доказал, что «это есть вульгарный буржуазный апологетизм».

Мальтузианство и, в частности, «закон убывающего плодородия почвы» служили и служат прямым оправданием эксплуатации и нищеты масс, паразитизма и насилий господствующих классов. Они являются также прямым оправданием империалистических захватов.

Империалистическую суть этого «закона» откровенно выболтал немецкий экономист Давид. Он уверял, что этот «закон» не позволяет увеличить количество продуктов на ограниченной земельной площади, что в силу «закона понижающихся урожаев» германское земледелие не в состоянии производить необходимое количество хлеба. Отсюда прокладывался мост к бредовым идеям о расширении «жизненного пространства» для немцев.

Разоблачая несостоятельность и реакционность пропагандируемого Давидом «закона понижающихся урожаев», Ленин писал:

«Буржуазный апологет, естественно, стремится игнорировать общественные и исторические причины отсталости земледелия, сваливая вину на «консервативность сил природы» и на «закон убывающего плодородия». Ничего кроме апологетики и тупоумия не содержится в этом пресловутом законе». (В. И. Ленин. Соч., т. 13. стр. 160.)

На основе обобщения великого опыта социалистического строительства в СССР товарищ Сталин до конца разоблачил несостоятельность мальтузианских теорий, завершил разгром реакционных идей о неодолимой ограниченности естественных ресурсов природы. Товарищ Сталин показал, что «перенаселение» и «малоземелье» в царской России ничего общего не имели с законами природы, что в результате социалистического переустройства сельского хозяйства исчезли и «перенаселение» и «малоземелье». В своей знаменитой речи на конференции аграрников-марксистов товарищ Сталин говорил:

«Многие думали тогда, что малоземелье это является абсолютным, т. е. что в России не имеется больше свободных земель, годных для обработки. А что выяснилось на деле? Теперь совершенно ясно, что свободных земель было и осталось в СССР десятки миллионов гектаров, но обработать их своими жалкими орудиями крестьянин не имел никакой возможности...

Значение колхозного движения во всех его фазах, — и в первичной его фазе, и в более развитой фазе, когда оно вооружено тракторами, — состоит, между прочим, в том, что крестьяне получают теперь возможность пустить в ход заброшенные земли и целину. В этом секрет громадного расширения посевных площадей при переходе крестьян на коллективный труд». (И.В. Сталин. Соч., т. 12, стр. 155—156.)

Социалистическая индустриализация страны и коллективизация сельского хозяйства открыли невиданные ранее источники развития общественных производительных сил и увеличения средств потребления для населения. Осуществление великого плана преобразования природы на обширной территории страны, строительство грандиозных электростанций, каналов, гидротехнических сооружений в целях развития хозяйства, получения высоких и устойчивых урожаев является новым свидетельством неиссякаемой силы социалистической системы хозяйства, обеспечивающей неуклонное повышение материального благосостояния трудящихся. Практика социалистического строительства в СССР опрокинула и развеяла в прах все буржуазные измышления об ограниченности ресурсов природы.

Мичуринская биология с неотразимой научной доказательностью подтвердила марксистское положение о том, что с уничтожение капитализма рушатся преграды, мешающие людям стать хозяевами природы и управлять ею в интересах человека. Великий ученый И. В. Мичурин уже в первом десятилетии Советской власти возвестил наступление новой эры отношения людей к природе, предсказал неисчислимое увеличение естественных богатств в результате преобразующей деятельности человека. «...Теперь, когда человечество в пути своей эволюции достигло более высшей точки своего развития, оно уже не может быть в зависимости от случая, его не удовлетворит пользование подачками слепой для его нужд природы. Теперь наступило время, когда человек может не только делать мертвые механизмы различных машин, но и создавать живые организмы новых видов растений, а в будущем, вероятно, достигнет и творения новых видов животных, более полезных для его жизни». (И. В. Мичурин. Соч., т. I, стр. 434—435.)

Социалистическое общество не знает преград в овладении силами природы. Социализм не имеет «лишних людей», каждому человеку при социализме находится достойное место в жизни, каждому человеку обеспечен творческий труд по его способностям.

В условиях советского общества, где уничтожены эксплуататорские классы, ликвидированы кризисы и безработица, разорение и нищета масс, где материальное благосостояние трудящихся неуклонно повышается, — численность населения быстро возрастает. В речи на совещании передовых комбайнеров и комбайнерок товарищ Сталин говорил: «У нас теперь все говорят, что материальное положение трудящихся значительно улучшилось, что жить стало лучше, веселее. Это, конечно, верно. Но это ведет к тому, что население стало размножаться гораздо быстрее, чем в старое время. Смертности стало меньше, рождаемости больше, и чистого прироста получается несравненно больше». (И. Сталин. Речь на совещании передовых комбайнеров и комбайнерок с членами ЦК ВКП(б) и правительства, стр. 7. Госполитиздат. 1947.)

В советском обществе ежегодно расходуются десятки миллиардов рублей на социальное страхование рабочих и служащих, на бесплатную медицинскую помощь населению, на пособия многодетным и одиноким матерям, на улучшение народного здравоохранения. О внимании партии и правительства к благоустройству быта трудящихся ярко говорят данные о размахе жилищного строительства. В 1946—1949 годах построено и восстановлено жилищ общей площадью свыше 72 млн. квадратных метров. Кроме того, в сельских местностях за это время построено и восстановлено 2,3 млн. жилых домов. Неустанная забота партии и правительства о повышении материального благосостояния и улучшении условий быта трудящихся обеспечивает быстрый рост народонаселения, неизвестный и невозможный в странах капитализма.

В социалистическом обществе, где общественная собственность предоставляет неограниченные возможности для развития производительных сил, где нет эксплуататоров и паразитического потребления, где материальные богатства служат всему обществу, — не может и возникнуть проблема «перенаселения». В народном хозяйстве СССР численность рабочих и служащих неуклонно возрастает. В 1930 году в стране было 14 530 тыс. рабочих и служащих, в 1938 году-—28 миллионов. Несмотря на большие потери в людях во время войны, численность рабочих и служащих в послевоенной пятилетке быстро увеличивалась в уже в 1949 году превысила довоенный уровень на 15 процентов. При любом увеличении работоспособного населения у нас не может быть безработицы и рабочая сила всегда находит активное применение в социалистическом производстве.

Мальтузианские антинаучные теории опровергаются также практикой социалистического строительства в странах народной демократии, в которых неуклонно повышается материальное благосостояние масс и непрерывно растет численность рабочих и служащих в народном хозяйстве.

В капиталистических странах «перенаселение» возникает не от того, что там нехватает «жизненного пространства» и средств к существованию, как это уверяют империалисты и «обосновывают» их «ученые» приказчики, а только оттого, что все богатства принадлежат кучке эксплуататоров, что частная собственность на средства производства тормозит развитие производительных сил, ведет к анархии производства, к кризисам, которые в свою очередь ведут к разрушению производительных сил, к растрате материальных ценностей, к росту безработицы и все большему обнищанию народных масс. И только поэтому масса трудящихся оказывается не обеспеченной самыми необходимыми средствами существования. В империалистической политике и практике сокращения народонаселения наиболее наглядно проявляется враждебность капитализма прогрессу и цивилизации, человеконенавистническая сущность капиталистического строя.

Сопоставляя две системы жизни — капитализм и социализм, народы всего мира все яснее видят, что капитализм угрожает самому существованию человечества, что развитие и расцвет человеческого общества неизбежно связан с победой социализма. Лишь социализм несет народам материальную обеспеченность, мир, свободу и счастье.

Какими бы политическими мотивами ни руководствовались сторонники теории народонаселения, эта теория не выдерживает научной критики. Сторонники этой теории не могут объяснить, почему в разных странах темпы роста и густота населения неодинаковы чем определяется самый рост населения. Кроме того, эта теория не дает ответа на вопрос, почему данный общественный строй сменяется именно таким-то новым общественным строем, почему первобытный общественный строй сменился строем рабовладельческим, рабовладельческий — феодальный, а не каким-либо другим строем.

Рост народонаселения, как отмечает товарищ Сталин, имеет влияние на развитие общества, облегчает или замедляет это развитие. Но это влияние не является определяющим. Если бы рост народонаселения был определяющей силой развития общества, то от плотности населения зависел бы тип общественного строя, уровень развития общества. Однако факты показывают, что уровень развития общества, формы общественной жизни не определяются густотой, плотностью населения. Например, плотность населения в Бельгии в 26 раз выше, чем в СССР, но в общественном развитии Бельгия отстала от СССР на целую историческую эпоху. В Бельгии все еще господствует капиталистический строй, а в СССР капитализм давно уничтожен, построено социалистическое общество и совершается постепенный переход от социализма к коммунизму.

Рост народонаселения входит в понятие условий материальной жизни людей. Естественно, что там, где населения мало, трудно ожидать бурного развития производительных сил. Наоборот, там, где населения больше, имеется и больше возможностей для быстрого развития производительных сил. Таким образом, народонаселение так же, как и географическая среда, может быть более благоприятным или менее благоприятным условием для общественного развития, но не может являться главной силой, вызывающей изменения в общественной жизни.

«Конечно, — пишет товарищ Сталин, — рост народонаселения имеет влияние на развитие общества, облегчает или замедляет развитие общества, но он не может быть главной силой развития общества, и его влияние на развитие общества не может быть определяющим влиянием, так как сам по себе рост народонаселения не дает ключа для объяснения того, почему данный общественный отрой сменяется именно таким-то новым строем, а не каким-нибудь другим, почему первобытно-общинный строй сменяется именно рабовладельческим строем, рабовладельческий строй — феодальным, феодальный—буржуазным, а не каким-либо другим строем». (И. Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 549.). Рост народонаселения не является и не может являться главной силой развития общества. Наоборот, рост народонаселения сам зависит от характера общественного строя, от способа производства материальных благ. Каждому общественному строю свойственны свои законы народонаселения. В буржуазных странах, где усиливается разорение и нищета масс, рост населения резко сокращается или прекращается совсем. В некоторых буржуазных странах численность населения даже падает. В условиях советского общества, где ликвидированы кризисы и безработица, разорение и нищета масс, где материальное благосостояние трудящихся неуклонно повышается, численность населения быстро возрастает.

Таким образом, не рост народонаселения определяет развитие общества и характер общественного строя, а, наоборот, от характера общественного строя зависит рост народонаселения.

Следовательно, развитие общества, изменение характера общественной жизни нельзя объяснить ни свойствами географической среды, ни ростом народонаселения, развитие общества и характер общественного строя обусловливаются развитием и характером способа производства материальных благ — главной силы в системе условий материальной жизни общества.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.