Телеграмма Полномочного Представителя СССР в Великобритании в Народный Комиссариат Иностранных Дел СССР. 26 октября 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Датировка: 
1937.10.26
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 565-567.

Вне очереди

26 октября 1937 г.

1. Целый ряд симптомов заставляет меня думать, что сегодняшнее соглашение в Комитете между англо-французами и итало-германцами является чем-то гораздо большим, чем случайные комбинации в рамках испанского «невмешательства». Чемберлен, как вы знаете, спит и во сне видит «пакт четырех». Муссолини тоже маневрирует в надежде договориться с Англией и набирает для этого козырей. Гитлер, со своей стороны, ищет сближения с Лондоном. Перекинуть мост через все разделяющие «четверку» противоречия не так легко, но несомненно, что на пути всяких попыток договориться между Лондоном и Парижем, с одной стороны, Берлином и Римом, — с другой, сейчас в качестве камня преткновения прежде всего стоит Испания. Есть сведения, что Гитлер недавно рекомендовал Муссолини не очень зарываться в испанском вопросе и не слишком портить свои отношения с Англией и Францией. Если эго верно, можно допустить, что «поворот» Италии в Комитете, выявившийся на заседании 20 октября, вызывается не только желанием затянуть комитетские дискуссии, а тем временем подбросить Франко подкрепление, но также и стремлением расчистить путь для итало-английских переговоров, которые все никак не могут начаться. Такая расчистка тем более возможна, что англичане удовлетворились бы очень небольшими уступками со стороны Муссолини в испанском вопросе. Они вовсе не стремятся к полной эвакуации итало-германских войск, ибо в этом случае победа испанского правительства стала бы несомненной, а такой победы они не хотят. Английское правительство стремится к созданию в Испании «среднего» правительства, предпосылкой чего является перманентное равновесие на фронте и «мир без победителей и побежденных». Отсюда эта пресловутая формула — «существенная эвакуация», которая даже в случае своей реализации оставила бы у Франко столько итало-германцев, сколько, по мнению англичан, необходимо для предупреждения победы республиканцев. Конечно, все эти расчеты английского правительства под влиянием факторов, над которыми оно не властно, могут не оправдаться, по таково его настроение. Не является ли в таком случае то, что было демонстрировано сегодня в подкомитете, лишь завязью, из которой при известных условиях можно вырасти «пакту четырех»?

2. Не только сегодняшнее заседание, но и ряд полученных после него сведений с несомненностью свидетельствуют о том, что английское правительство носится сейчас с мыслью как-нибудь «отделаться от СССР» в испанском вопросе. Среди журналистов, ясно по явной инспирации форин офиса, вечером ходили версии о том, что может быть создан чуть ли не какой-то комитет по испанским делам, но без нас. На практике, конечно, не так-то просто сбросить со счетов СССР в испанских делах, но, во всяком случае, весьма характерно, что подобные мысли пускаются в оборот из форин офиса.

3. Учитывая все вышеизложенное, мне кажется, что сейчас перед нами две альтернативы в отношении нас: или пойти напролом с риском, что при известных условиях нам, может быть, придется выйти из Комитета и вернуть себе свободу действий, или же пойти на известный компромисс с англо-французами. Какая бы альтернатива ни была выбрана, я считал бы очень полезным произвести немедленно (с таким расчетом, чтобы эффект мог почувствоваться уже на заседании подкомитета 29 октября) серьезный нажим на французское и английское правительства. Самое лучшее, если бы т. Литвинов надлежащим образом побеседовал с Чилстоном к Кулондром и, может быть, поручил мне и Сурицу сделать аналогичный шаг в Лондоне и Париже. Хорошо было бы также апеллировать к общественному мнению Франции, в Англии, само собой, я это сделаю. Если бы из двух указанных альтернатив была выбрана вторая, то одновременно надо было бы подумать о каком-либо предложении с нашей стороны по вопросу о правах воюющих сторон и т. д. В разговоре со мной Иден как-то сказал: а не проще ли фиксировать «существенную эвакуацию» в цифрах? Например, не признать ли ее равной 60—70% всего числа волонтеров? Может быть, стоило бы пойти по этому пути и в случае достижения соглашения о цифре поддержать британский план или, по крайней мере, воздержаться. Или что-либо еще придумать. Жду от вас указаний, которые желательно было бы получить 28-го утром, ибо заседание назначено на 29-е утром и мне нужно иметь еще известное время для подготовки или перевода какого-либо заявления и т. п.

Майский

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.