Экономическая и техническая политика СССР в области электрификации

Реквизиты
Автор(ы): 
Грановская М.
Государство: 
Период: 
1920-1930
Метки: 
Источник: 
Журнал Плановое хозяйство № 9 за 1930 г. стр. 156-175.

М. Грановская

Экономическая и техническая политика СССР в области электрификации[1]

(по материалам законодательства)

I. Постановка вопроса

Сущность законодательства

Формулировка т. Стучка о том, что «советский кодекс гражданского права должен быть переложенной в параграфы политической экономией, вернее экономической политикой нашего переходного периода», может быть, отнесена также и к административно-хозяйственному праву. Считая законодательство в области электрификации одной из ветвей административно-хозяйственного права, мы в праве заключить, что это законодательство должно быть выражением нашей экономической политики в области электрификации. Понимая далее экономику в широком смысле, т. е. не только как систему производственных отношений между людьми, но и как систему отношения людей к вещам (см. у Энгельса, т. е. включая сюда и технику), мы можем говорить о законодательстве по электрификации, как об отражении энергетической политики советской власти.

Политика может проводиться не только через законодательство, но законодательство является только политикой. При этом право, регулируя «всю систему общественных отношений» (Стучка), по необходимости проникает в общественную жизнь наиболее глубоко, затрагивая первичные низовые ячейки, и благодаря этому приводит в движение значительные массы трудящихся. Будучи одной из отраслей государственной системы, опираясь на организованную политическую мощь и аппарат принуждения последней, право является могучим рычагом воздействия на экономику и одной из наших командных высот, в данном случае в области энергетического хозяйства.

Роль права в развитии электрификации

Вопрос о влиянии законодательства на развитие энергетики относится к проблеме воздействия надстройки на базис[2]. В условиях планового социалистического хозяйства происходит процесс слияния надстройки с базисом, иными словами сращивание права с непосредственным управлением производством и перерастание гражданского права, регулирующего экономическое отношение между самостоятельными хозяйствующими субъектами, в административно-хозяйственное право, регулирующее организацию и управление обобществленным хозяйством страны. Этот процесс особенно далеко зашел в сфере электрификации, поскольку здесь мы имеем перед собой полностью национализированное хозяйство и притом хозяйство наиболее высокой технико-экономической структуры.

Поэтому право все больше «технизируется», превращается в техническое регулирование производственных процессов, врываясь на основе национализации производства в ранее заповедную и неприкосновенную область единоличного распоряжения владельца предприятия. Благодаря такой трансформации права оно, с одной стороны, характеризует современный технический, экономический и организационный уровень данной отрасли хозяйства, изменяясь вместе с изменением своего базиса. В области электрификации таким показателем в отношении технической и финансово-экономической структуры являются прежде всего все правительством утвержденные планы электрификации, постановления относительно отдельных строительств (Днепрострой), постановления о теплофикации и др.

Все организационные изменения как в структуре центральных, так и местных учреждений по электрификации также получают свое отражение в правительственных постановлениях.

С другой стороны, законодательная форма регулирования в условиях планового хозяйства в большей степени может влиять на ускорение технико-экономической реконструкции путем перенесения удачного опыта на одном участке на весь фронт данной отрасли (опыты с пылевидным топливом), путем устранения тормозов для развития (постановление о рационализации электростроительства, об энергетическом хозяйстве текстильной промышленности) и т. д. Когда план народного хозяйства проводится законодательным путем, то успешные хозяйственные результаты необходимо отнести не только за счет плана, но и за счет его правовой формы.

Чем больше объем социалистического сектора в народном хозяйстве и чем сильнее в последнем плановое начало, тем больше будет воздействия на экономику законодательных организационно-технических актов.

Роль электрификации в отмирании права

Вместе с тем право, как «система общественных отношений, соответствующая интересам господствующего класса и охраняемая организованной силой его» (Стучка), отмирает с ростом социалистических элементов в общественном хозяйстве и с отмиранием классов. «Перспектива развития организационно-технических актов за счет формально юридических и есть перспектива отмирания права, теснейшим образом связанная с отмиранием государственного принуждения по мере перехода к бесклассовому обществу» (Пашуканис).

В процессе перехода к бесклассовому обществу основную и решающую роль должна играть социалистическая техническая реконструкция.

Ведущая роль в процессе технической реконструкции принадлежит, как то неоднократно признавалось Лениным, постановлениями съездов советов и партии, электрификации. Отсюда следует, что развитие электрификации ближайшим образом ведет к отмиранию права (об этом см. статью т. Раевича). Однако до тех пор, пока будут сохраняться остатки классов и необходимость в государстве, как в органе принуждения, до тех пор будет сохраняться и право. При этом «регулирование хозяйства на первый план выдвигает задачи организационные в противовес нормативным», ибо «любое широкое мероприятие экономического регулирующего характера требует прежде всего хорошо налаженного, знающего свое дело аппарата» (Пашуканис).

Против пренебрежительного отношения к вопросам права

Необходимо решительно бороться с пренебрежительным отношением товарищей, работающих в области энергетики, к вопросам законодательства в этой отрасли хозяйства. В значительной степени это происходит от того, что законодательство еще засорено массой формальных мелочей, из-за которых не видно существа его. Оно не собрано вместе, не систематизировано, что также затрудняет его изучение. Между тем в результате как такого отношения, так и недостаточного контроля за выполнением правительственных постановлений целый ряд принципиальных, имеющих большое значение для развития энергетического хозяйства постановлений остается, как это мы покажем ниже, в течение нескольких лет невыполненным.

Эти же работники не используют законодательства как одну из высот советской государственной системы для проведения необходимых мероприятий в направлении рационализации и содействия качественному и количественному росту энергетики. Они не следят за тем, чтобы новое содержание, даваемое практикой, находило быстро свою новую организационно-правовую оболочку, что усилию бы развитие, в то время как устаревшая правовая форма стесняет его. Таково противоречие, существующее и в настоящее время между экономическими задачами и организационной структурой по энергохозяйству.

С другой стороны, враждебные нам силы могут направить рычаг законодательства против нас, в сторону вредительского торможения развития важнейшей и ведущей отрасти хозяйства, каковой является электрификация и энергетика вообще. Этот момент также диктует нам усиление внимания к законодательной работе в области энергетики.

Однако здесь необходимо подчеркнуть, что мы не должны переоценивать законодательную форму, поддаваться фетишизму права. Мы должны его использовать, когда оно соответствует классовым интересам пролетариата, и изменять его в противоположном случае.

II. Развитие и содержание законодательства по электрификации

Основные фазы в развитии законодательства

Законодательство по электрификации в своем развитии следовало за развитием самой электрификации. Развитие же последней в свою очередь определялось общим экономическим ростом народного хозяйства.

Можно наметить в основном 4 периода, имеющих свои характерные особенности.

1. 1921‑1922 гг. Период глубочайшего кризиса электрохозяйства и наряду с этим выработки плана ГОЭЛРО. Это первое пятилетие советской власти, время гражданской войны и военного коммунизма.

2. Пятилетие 1922‑1926 гг. включительно. Страна переживает восстановительный период на фоне НЭПа. Для электрохозяйства это также период восстановления старых производственных единиц, период местного мелкого электростроителъства и начало выполнения плана ГОЭЛРО.

3. Годы 1927‑1930 включительно. Реконструктивный период во всем народном хозяйстве. Для электростроительства это время бурного строительства, период рационализации и усиления роли технического регулирования и планирования.

Однако темпы и характер развития энергетической базы не удовлетворяют в настоящее время нуждам народного хозяйства, и по всей вероятности мы стоим на пороге 4‑го периода, начинающегося с 1931 г. и несущего с собой новый скачок в темпах и качественной структуре электрохозяйства. Вырисовываются контуры нового типа комбинированного энергетического хозяйства (электрификация, теплофикация, газификация), выступают на сцену новые крупные потребители — сельское хозяйство и транспорт.

Соответственно изменению качества, росту и усложнению хозяйства и организационной структуре изменялось и количество законодательных актов по электрификации. Так. в первом периоде их было 16, во втором — 33 и в третьем — 201. И в этом отношении реконструктивный период сразу дает высокие темпы развития.

Мы не будем останавливаться на более детальной характеристике каждого периода, но рассмотрим' законодательство тематически, в порядке нашей систематики.

Планирование

Основное принципиальное значение имеет та часть законодательства, которая предписывает выполнение определенных планов. Таковы наши утвержденные высшими правительственными органами планы электрификации, а также некоторые другие постановления, затрагивающие отдельные вопросы в области электрификации, имеющие принципиальный и плановый характер. Именно в этих плановых документах мы прежде всего находим изложение технико-экономических принципов энергетической политики и цифровую их интерпретацию.

Законодательство по электрификации началось государственным планом электрификации (план ГОЭЛРО) в 1920 г. Однако хозяйственное положение того периода отрицало возможность осуществления этого плана, и мы видим возрождение плана уже только в 1927 г., когда страна окрепла и на смену восстановительному пришел реконструктивный период. С этого времени начинается усиление и «ведущая» роль плановых и рационализаторских постановлений.

Тенденция дальнейшего развития законодательства идет в направлении развертывания и детализации планов в сторону их отраслей, территориальной и технико-организационной расшифровки.

Наиболее важными законодательными документами в области планирования электрификации являются:

1. Постановление ВЦИК VII созыва 6/II 1920 г. — создание ГОЭЛРО.

2. Постановление VIII съезда советов РСФСР, декабрь 1920 г. — о работе ГОЭЛРО.

3. Декрет СНК, утвержденный IX съездом советов РСФСР, — об электрификации России (декабрь 1921 г.).

4. Декрет ВЦИК от 11/VII 1924 г. — «О мерах к развитию местной электрификации».

5. Постановление СНК СССР от 19/II 1927 г. — о перспективном плане электрификации на ближайшее пятилетие.

6. Постановление V съезда советов СССР от 28/V 1929 г. — о пятилетнем плане в части электрификации.

7. Постановление СНК СССР от 21/II 1930 г. — о планировании энергетического хозяйства.

8. Постановление СТО от 26/VI 1930 г. — о теплофикации.

Наиболее значительные правительственные постановления по рационализации энергетического хозяйства следующие:

9. Постановление СТО от 11/III 1927 г. — о рационализации энергетического хозяйства промышленности.

10. Постановление СТО от 26/X 1929 г. — о рационализации топливоиспользования в промышленности.

Главные принципиальные установки, изложенные в них, таковы.

А. Основная предпосылка

Основной предпосылкой является признание ведущей роли энергетики в народном хозяйстве. Это признание особенно ярко выражено в резолюции V съезда советов о пятилетнем плане народного хозяйства 28/II 1929 г.

«Съезд одобряет энергетическую установку пятилетнего плана и лежащую в ее основе широкую программу электрификации. Съезд считает намеченные пятилетним планом задачи по строительству и расширению 42 районных электростанций и по сооружению вокруг мощных электростанций крупнейших промышленных комбинатов решающей предпосылкой для осуществления плана реконструкции народного хозяйства».

Аналогичные характеристики значения электрификации мы имеем и в резолюциях VIII и IX съездов советов в 1920 и 1921 гг. Постановление СНК «О планировании энергетического хозяйства» от 21/II 1930 г. также дает ясную установку в этом смысле: «Осуществление пятилетнего плана социалистического строительства требует быстрого развития энергетической базы народного хозяйства Союза ССР и обеспечения за энергетикой ведущей роли».

Из признания этой основной идеи вытекают следующие дальнейшие политико-экономические принципы.

Б. Политико-экономические установки

1. Первая — электрификация всех основных отраслей народного хозяйства. Речь идет об электрификации промышленности, земледелия, транспорта и быта.

Особенно подчеркивались новые задачи электрификации в области транспорта. В постановлении IX всероссийского съезда в 1921 г. указывались конкретные ж.‑д. направления, которые должны быть электрифицированы (Петроград — Москва — Курск — Донбасс — Царицын, Москва — Нижний и пр.).

В 1927 г. СНК также указывал, что «особое внимание должно быть обращено на вопросы электрификации транспорта».

В 1929 г. 23/IV СНК обязал НКПС представить календарную программу по электрификации железных дорог, причем особое внимание обратил на углевозные ветви.

Как известно, все эти постановления до сих пор мало проведены в жизнь, но отнюдь не в силу отсутствия ясной директивы.

То же самое с электрификацией сельского хозяйства. На необходимость широкой электрификации сельского хозяйства и на ее знамение указывали все плановые постановления. Декрет 1921 г. особенно подчеркивает и конкретизирует эту задачу, указав на необходимость в первую очередь использовать электрическую энергию для восстановления и развития сельского хозяйства юго-востока РСФСР.

Еще в 1920 г. в декрете ВЦИК, а также в других позднейших постановлениях указывалось на большое политическое значение электрификации сельского хозяйства и подсобных крестьянских промыслов с точки зрений социалистического преобразования сельского хозяйства, укрепления смычки рабочих и крестьян и приобщения крестьян к культурным благам города.

На необходимость электрификации быта, также указывалось дважды — и в постановлениях ВЦИК 1920 г. и в 1929 г. СТО. Как известно, до сих пор ни малейших попыток в этом направлении не сделано.

2. Второй политико-экономической директивой является ликвидация топливного дефицита в стране и укрепление таким образом собственной энергетической базы. Об этом очень много писалось в докладе ГОЭЛРО и в постановлениях 1920, 1927, 1929 гг.

Считая возможной экономию топлива, читаем мы в постановлении СТО от 1927 г., «указать государственным промышленным предприятиям, что проблема рационального использования энергетического хозяйства является проблемой государственной важности».

Постановление СТО 1929 г. «о рационализации топливоиспользования» указывает целый ряд чрезвычайно актуальных и важных мероприятий для достижения экономии топлива, которая при проведении указанных в постановлении предложений должна выразиться суммой не менее 300 млн. руб. в год. Это постановление, как констатирует РКИ в сентябре 1930 г., «в важнейших его частях не выполнено, что особенно отражается на народном хозяйстве вследствие усилившегося топливного дефицита».

3. Третья директива — развитие, вернее создание отечественной мощной и дешевой электрической и энергетической вообще промышленности.

Почти во всех перечисленных постановлениях, в связи с необходимостью скорейшего выполнения плана электрификации, ставится вопрос о недостатках электропромышленности и выносятся постановления о придании ей ударного характера (1920 г.); об обеспечении электропромышленности на ряду с важнейшими отраслями промышленности и о выработке плана ее дальнейшего развития (1921 г.); о дальнейшем развертывании электропромышленности для уменьшения зависимости электростроительства Союза от заграничных заказов (1927 г.). Постановление СТО о топливоиспользовании также ставит перед электропромышленностью целый ряд задач в области создания нового производства котлов и турбин высокого давления, стальной арматуры, аппаратуры и измерительных приборов, специальных индивидуальных электромоторов и пр.

4. Наконец последней является установка об усилении через электрификацию обороноспособности страны. Для этого СНК (1927 г.) предписывает ВСНХ согласовывать планы электрификации с Наркомвоенмором как с точки зрения обороны самих электрических централей и линий передач, так и с точки зрения специальных мер электрифицированной военной защиты. С другой стороны, проведение электрификации всех отраслей народного хозяйства, усиливая экономическую мощь и самостоятельность, тем самым также усиливает общую обороноспособность СССР.

В. Принципы технической политики в области электрификации

Изложенные в упомянутых плановых актах технические принципы разобьем на 2 раздела: во-первых, по линии строительства и, во-вторых, по линии производства и потребления энергии.

По первому разделу мы имеем следующие директивы:

1. Использование для электрификации местных энергетических источников, главным образом малоценных топлив и воды. Эта установка проходит почти во всех постановлениях в 1920, 1921, 1924, 1927, 1929 гг.

Постановление СНК 1927 г. особо указывает на необходимость развития сети гидроэлектрических станций, причем в первую очередь признается нужным постройка гидростанций, которые не требуют очень больших первоначальных затрат на единицу мощности и допускают использование значительной водной энергии в течение года.

Постановление СТО 1929 г. предлагает ВСНХ закончить в 1929/30 г. планы районирования потребления топлива с учетом максимального использования в каждом районе местных и низких видов топлива.

2. Построение крупных районных станций непосредственно у природных первоисточников энергии. Эта идея была выдвинута планом ГОЭЛРО и до сих пор является актуальной. Основной базой, ведущим звеном электрификации являются мощные районные станции. Проводится в жизнь принцип концентрации мощностей. Однако в отношении размещения районных станций первоначальная установка корректируется энергетическим принципом, принятым законодательно лишь в 1927‑1930 гг., а именно принципом теплофикации, о котором мы подробнее скажем ниже и который требует размещения теплоэлектроцентрали в центре главным образом бытового потребления. Однако обратное влияние имеет установка, также сравнительно недавно усвоенная (1928/29 г.), на строительство вокруг станции мощных промышленных комбинатов, которые создают нового промышленного потребителя тепла и энергии и таким образом не требуют перемещения станции в населенные центры.

3. Развитие местной и мелкой электрификации. Установка на мощные, охватывающие своими передачами крупный район станции отнюдь не означает отрицания мелкого электростроительства. Об этом имеются указания в постановлениях 1921, 1924 и 1927 гг. Декрет об электрификации 1921 г. указывает на необходимость всемерного развития мелкого электростроительства в целях подготовки потребителей для будущих крупных государственных станций, а также для обслуживания малонаселенных и непромышленных районов. Развитие электрификации сельского хозяйства также требует построения сравнительно маломощных станций. Даже при условии сплошной коллективизации мы будем иметь отдельные аграрно-промышленные гнезда, расположенные на больших расстояниях друг от друга, когда будет более выгодно в некоторых случаях строить отдельные станции, чем длинные линии передач от одной крупной централи. Наконец принцип теплофикации дает возможность весьма выгодного использования электротеплостанции малой мощности в густо населенных пунктах.

4. Энергопромышленные комбинаты. По вопросу об энергопромышленных комбинатах мы имеем указание еще в постановлении о первой пятилетке по электрификации от февраля 1927 г. (п. 15). С наибольшей ясностью этот принцип выражен в том же году в постановлении СТО в виде следующей директивы: «при разработке вопроса о развитии промышленности принять во внимание необходимость достижения наивыгоднейшего энергетического баланса путем соответствующей группировки промышленных заведений с точки зрения их энергетического баланса».

Во второй пятилетке 1928/29‑1932/33 гг. этот принцип нашел себе конкретное отображение (см. пост. V съезда советов в 1929 г.) в виде планируемых, промышленных и аграрно-промышленных энергокомбинатов. Однако надо признать, что мы не имеем еще широкого распространения и достаточной детальной и конкретной разработки применения этого принципа ко всему объему нашего хозяйства. Между тем продуманное применение его могло бы дать огромный общехозяйственный эффект.

5. Теплофикация. Для того, чтобы продвинуть идею теплофикации, потребовалось несколько лет борьбы передовой группы инженеров с невежественной, с одной стороны, и вредительской — с другой, массой инженерства, и наконец лишь 26/VI 1930 г. было принято специальное постановление СНК о теплофикации, предписывающее вести все электростроительство под углом зрения теплофикации (теплоэлектроцентрали) и покрывать чисто силовыми электрическими станциями только ту часть потребности, которая не может быть покрыта теплоэлектроцентралями. Для СНК это постановление явилось в общих своих чертах повторением, ибо еще в феврале 1927 г. СНК было принято, чтобы «одновременно с электрификацией, там где это возможно, проводилась теплофикация». Однако эта директива не только не была проведена в жизнь, но о ней очевидно попросту забыли и не использовали в течение трех лет в практическом строительстве.

Точно так же в постановлении СТО от 26/Х 1929 г. имеется раздел посвященный теплофикации, с рядом таких важных указаний как например: «во всех сооружаемых паро-электроцентралях предусмотреть установку котлов и турбин высокого давления».

6. Интерконнекция. Указание относительно роли системы электропередач, соединяющих электростанцию, как системы распределения энергии по всей стране, мы находим еще в постановлении от февраля 1920 г. План ГОЭЛРО дал конкретное выражение этой установке. Первая и вторая пятилетка также имели планы строительства линий передач. Однако до сих пор сколько-нибудь достаточной сети мы не имеем, почему СТО в своем постановлении 1929 г. дал директиву: «разработать планы взаимной увязки работы электростанций, кольцевания электрических сетей и связи их с соседними районами». Это постановление пока не проведено.

7. Стандартизация. Указания о стандартизации имеются в постановлении 1921, 1927 и 1929 гг.

План электрификации в 1921 г. говорит о необходимости строить мелкие станции только по общим нормам и стандартам в интересах наибольшей легкости их включения в общегосударственную сеть.

В 1925 г. был организован при СТО Комитет по стандартизации, причем одной из его задач была выработка и утверждение стандартов общепромышленных, в том числе и силовых установок. Однако и до сих пор в области строительства электрических станций мы не имеем ни одного стандарта. Между тем в 1927 г. СНК дал совершенно конкретное указание относительно необходимости разработки стандартных типов сельских установок, стандартов оборудования гидростанций малой и средней мощности и пр. В 1929 г. СТО также дает определенную директиву: «учитывая совершенную недопустимость установки и особенно производства в Союзе разнохарактерного оборудования по теплосиловому хозяйству, проработать стандартные типы установок в теплосиловом хозяйстве, а также допустимые в Союзе стандарты высоких давлений паровых котлов».

По линии производства и потребления энергии мы имеем меньше, чем по строительству, принципиальных указаний в законодательстве. Основными из них являются:

8. Выравнивание суточной нагрузки и повышение коэффициента использования оборудования РЭС. Первая пятилетка, утвержденная СНК в 1927 г., дает целую программу мероприятий для достижения вышеуказанной задачи. К ним относятся: специальная тарифная политика, организация производств, потребляющих энергию в часы провалов графика суточной нагрузки, удешевление отпуска энергии в те же часы для нагревательных и отопительных целей, аккумулирование энергии.

В постановлении СТО 1929 г. мы также находим аналогичные предложения: разработать планы перегруппировки во времени потребляемой энергии электростанций для выравнивания суточной нагрузки; пересмотреть существующую систему тарифов под углом зрения воздействия на потребителя в сторону наивыгоднейшего распределения потребителей электроэнергии в течение суток.

Насколько нам известно, эта предложения не выполнены.

9. Постановка технического учета и контроля. Состояние технического учета и контроля на огромном количестве наших, в особенности ф.‑з. силовых установках, весьма плачевно. Наиболее остро стоит вопрос в связи с отсутствием различного рода измерительных приборов, без которых мало-мальски точного учета вести невозможно.

О плохом состоянии учета и необходимости поставить в кратчайший срок массовое производство измерительных приборов имеются указания в постановлении СТО в 1927 г. и в 1929 г. Но пока этот «кратчайший срок» еще не наступил.

10. Использование внутренних резервов тепла и силы в производстве. После того, как ток поступает к потребителю, на пути от подстанции до производственной машины теряется иногда до 80% энергии из-за нерациональной системы трансмиссии, плохой смазки и пр. Кроме того сами производственные машины выделяют большое количество тепла, которое без пользы для производства теряется. В общей сумме использование этих резервов, вернее уменьшение потерь силы и тепла, имеет большое значение. Этой проблеме посвящено 6 предложений постановления СТО от 26/X 1929 г.

Из приведенного краткого изложения технических принципов, проводимых нашим законодательством по электрификации, можно сделать одно обобщение: все эти принципы направлены к достижению намеченных целей по всесторонней электрификации народного хозяйства СССР при максимальной народнохозяйственной экономии. Эта экономия может быть получена как в отношении топлива, так и в отношении оборудования требуемого помещения, количества обслуживающего персонала, транспортных перевозок и пр. Наряду с этим при проведении в жизнь указанных принципов повышается качество энергии, т. е. надежность и устойчивость в подаче тока (уменьшение простоев), постоянство напряжения. Таким образом количественная и качественная структуры энергохозяйства повышаются. От разрозненного мелкого силового хозяйства мы подошли к единому крупному электрическому хозяйству (ГОЭЛРО), а от него к единой энергетической системе.

С другой стороны, мы видим, что наше законодательство использует последние достижения мировой науки и техники. Мы не находим ничего устаревшего и технически негодного. Разумеется, мы можем указать некоторые пробелы. Таково например положение с вопросом о газификации. В Германии уже разработан план газификации для всей территории страны. У нас в государственном масштабе вопрос еще даже не поставлен, что является по нашему мнению упущением. Однако основной задачей является не столько разработка нового, сколько максимальное проведение по всему фронту энергетики уже давно утвержденных постановлений. Гвоздь работы — в проверке выполнения данных правительством директив и в скорейшем претворении их в жизнь.

Г. Принципы организации

Подробно относительно организационной структуры энергетических учреждений мы остановимся ниже. Здесь же затронем лишь основные положения, изложенные в перечисленных нами плановых документах.

1. Прежде всего, учитывая всю экономическую и политическую значимость электрификации, правительство особо подчеркивает (в декрете 1921 г. об электрификации СССР), что сооружение и эксплуатация государственных районных станций, а также высоковольтных линий передач, являющихся становым хребтом электрификации, сохраняются в руках государства.

Правда, в 1927 г. СТО принял постановление разработать совместно с Главконцесскомом вопрос о возможности создания крупного, смешанного, с участием иностранного капитала, акционерного общества по энергетическому строительству. Однако в силу разных причин общество не было организовано, и ни одна из РЭС не вышла за пределы социалистического сектора.

2. Следующей важной организационно-плановой проблемой является разработка единого энергетического плана всего народного хозяйства.

План развития потребителей энергии и план развития электрификации не были увязаны, что вызывало целый ряд хозяйственных затруднений: то станция не имела потребителей, то наоборот. Постановление СТО от 1927 г. говорит о необходимости составления планов электрификации по отдельным районам и областям, а также об увязке планов электрификации с планами развития промышленности.

СНК в связи с утверждением первой пятилетки предложил кроме того составить сводный по СССР план электрификации сельского хозяйства. Наконец вторая пятилетка, 1928‑1933 гг., ставит уже вопрос не только о единим электро-, но и о едином энергобалансе для всего народного хозяйства страны. Об этом же имеются указания и в постановлении СНК о планировании электрохозяйства от 21/II 1930 г.

3. Далее, как для составления, так и для проведения в жизнь огромной энергетической программы необходима единая плановая, а также единая мощная оперативная организация.

Всю энергетику, включая энергетические ресурсы, электротехническую промышленность и все электростанции, планирует созданный постановлением СНК от 21/II 1930 г. энергосектор Госплана СССР со своими местными организациями. В отношении же оперативной работы мы такого единого, обнимающего все энергетическое хозяйство учреждения не имеем, хотя по этому поводу принципиальные решения высших правительственных органов принимались в 1921, в 1927 и 1929 гг.

Постановление IX всероссийского съезда (1921 г.) говорит: «реорганизовать Главэлектро в особый полномочный орган, объединяющий все работы как по исполнению общего плана электрификации, независимо от того, каким ведомством таковые производятся, так и всю электротехническую промышленность и электроснабжение РСФСР».

В 1927 г. СНК снова поручил ВСНХ реорганизовать Главэлектро, сообразуясь с нуждами усиленного электростроительства. в связи с этим и ВСНХ возник проект о создании на базе Главэлектро и Горнотопливного управления единого Управления энергохозяйства (см. указание в постановлении СТО 1927 г.). Однако этот проект не был проведен в жизнь. Наконец постановление СТО 1929 г. говорит о необходимости реорганизовать отдел промышленной энергетики Главэлектро, подчинив ему всю промышленную энергетику. Это также не выполнено.

4. Последней организационно-культурной директивой является задание об организации широкой пропаганды электрификации (см. пост. VIII съезда советов 1920 г.). Правда, это постановление имеет за собой уже десятилетнюю давность, однако до сих пор почти ничего для проведения этого важнейшего мероприятия, принятого под непосредственным влиянием В. И. Ленина, не сделано.

Вот текст этого постановления:

«Съезд поручает далее правительству и просит ВЦСПС и Всероссийский съезд профессиональных союзов принять все меры к самой широкой пропаганде этого плана и к ознакомлению с ним самых широких масс города и деревни. Изучение этого плана должно быть введено во всех без изъятия учебных заведениях республики; каждая электрическая станция и каждый сколько-нибудь сносно поставленный завод и совет хозяйства должны стать центром ознакомления с электричеством и преподавания необходимых знаний для его понимания».

Далее идет предложение о поголовной мобилизации всех могущих вести пропаганду и преподавание электрификации.

Д. Порядок прохождения планов

В заключение остановимся несколько на вопросе о порядке прохождения планов по всем правительственным и хозяйственным инстанциям.

Этому вопросу посвящено постановление СНК от 5/IХ 1929 г., по которому разверстка плановых заданий по предприятием должна быть сделана ВСНХ не позднее месячного срока со дня утверждения контрольных цифр в СНК. После этого не позднее чем через 3 месяца ВСНХ СССР и союзных республик должны быть составлены планы хозяйственных, организационных, реконструктивных и рационализаторских мероприятий, которые должны обеспечить осуществление заданий контрольных цифр.

Нам представляется, что этот порядок, когда рационализаторские и прочие мероприятия составляются только через 3 месяца после получения задания по контрольным цифрам, затягивает выполнение промфинплана текущего года. Планы этих мероприятий должны быть подготовлены до начала нового хозяйственного года.

Строительство

Основные принципы, которые легли в основание наших планов по электростроительству, мы уже 'излагали выше, в разделе о технической политике. В настоящей главе мы остановимся на директивах по осуществлению принятых планов, по проведению самого строительного процесса. Эти директивы в своем большинстве не являются специфическими для электростроительства, поскольку последнее страдает общими для всего промышленного строительства болезнями. Однако есть и некоторые специальные указания. Основные правительственные акты, ставящие вопросы электростроительства, следующие:

По строительству в целом:

1. Пост. СНК СССР от 30/VI 1925 г. «О порядке сооружения и регистрации электрических станций и надзора за таковыми».

2. Пост. СТО от 1/VI 1928 г. «О мерах к упорядочению капитального строительства промышленности и электрохозяйства».

3. СТО то 6/VII 1928 г. «О ходе электростроительства».

4. Пост. СНК от 18/VII 1929 г. «Об устройстве и эксплуатации электропередач».

5. Пост. СНК от 26/ХII 1929 г. «О мерах к оздоровлению строительства».

По проектированию:

6. Пост. СНК от 23/II 1928 г. «О порядке утверждения проектов строительства электростанций, электропередач и необходимых к ним вспомогательных сооружений».

7. ВСНХ СССР от 13/II 1930 г. Инструкция ВСНХ о порядке и проверке смет по капитальному промышленному строительству и электрохозяйству.

8. ВСНХ СССР от 24/VII 1930 г. О мерах по организации и рационализации проектирования сверхлимитных объектов промышленного строительства.

По финансированию:

9. Пост. СНК от 8/III 1930 г. «О финансировании строительства электрических станций, подстанций, электропередач и распределительных сетей».

10. Циркуляр Глаеэлектро от 12/VIII 1930 г. «О финансировании сельской электрификации».

Здесь взяты лишь наиболее важные постановления. Кроме того имеется большое количество второстепенных и частных решений как по общим вопросам строительства, так и специально по электростроительству. Не излагая основных положений, затронутых в этой части законодательства, мы остановимся здесь лишь на тех задачах, которые в настоящее время нуждаются в законодательной разработке.

А. Проектирование

В отношении проектирования, которое по оценке президиума ВСНХ в июле 1930 г. «продолжает оставаться одним из наиболее узких мест, отрицательно влияющим на своевременность выполнения плана капитального строительства», стоит прежде всего вопрос о выполнении всех мероприятий, указанных в правительственных постановлениях. Основными дефектами проектирования являются: во-первых, отсутствие плана проектных и изыскательных работ; во-вторых, несвоевременная разработка заданий, проектов и рабочих чертежей; в-третьих, недостаточное использование заграничного опыта; в-четвертых, отсутствие стандартизации в проектировании; в-пятых, недостаточная экспертиза проектов. Особо надо разработать вопрос о сроках выполнения и прохождения проектов и смет для их окончательного утверждения.

По постановлению СНК от 23/I 1928 г., посвященному вопросу утверждения проектов, получается, что лишь на стадию проектирования станции мощностью от 500‑3.000 киловатт необходимо потратить 1½‑2 года. Сначала должен быть разработан эскизный проект и представлен не менее чем за 6 месяцев до начала бюджетного года, в котором предполагается приступить к постройке. Затем после утверждения промфинплана этого года нужно начать делать окончательный технический проект, который затем для утверждения также проводится по всем инстанциям. Производство основных технических работ допускается только по утверждении окончательного проекта.

Для станций более крупных, где на проектирование нужно потратить больше времени, дело со сроками обстоит еще хуже.

Насколько нам известно, практически в настоящее время не делается двух стадий в проектировании, а сразу выполняется окончательный технический проект. Однако законодательного оформления это положение не получило.

Что касается смет, то здесь вопрос о сроках также не уточнен. По инструкции ВСНХ от 13/II 1930 г. смета крупного строительства утверждается правлением промышленного объединения, отраслевым НТС, президиумом ВСНХ, а затем в недельный срок передается в СТО. Срок представления по предыдущим СТО инстанциям не указан и этим предоставляется возможность большой затяжки процесса прохождения сметы.

Б. Капитальное электростроительство и его финансирование

Правильная организация работы в области капитального промышленного строительства, в том числе и электростроительства, поглощающего многие сотни миллионов рублей, имеет огромное народнохозяйственное значение. Законодательство в этой области было направлено в первую очередь по линии снижения себестоимости, рационализации и уменьшения сроков постройки.

Постановление СТО от 6/VII 1928 г. «О ходе электростроительства» констатирует прежде всего ряд недочетов в этом же направлении.

Во-первых, строительство обходится слишком дорого благодаря длительности его, недостаткам проектирования, чрезмерно-высоким административно-хозяйственным расходам и т. д.

Во-вторых, строительство обходится слишком дорого благодаря длительности предварительных изысканий, задержки заказов и доставки импортного оборудования, несвоевременного выполнения заказов внутренними поставщиками, в особенности ГЭТ.

В-третьих, подготовка потребителей не согласовывается в должной мере с постройкой станции.

Эти указания вполне актуальны и для настоящего времени.

Другие постановления также подчеркивают ряд характерных для электростроительства недочетов, а именно: недостаточное использование заграничного опыта и достижений иностранной техники (СНК 1/VI 1928 г.), отсутствие концентрации средств на небольшом числе наиболее важных объектов (там же), отсталость форм и методов в области строительной промышленности (26/ХII 1929 г.) и пр.

В отношении финансирования капитального строительства по электрификации нужно сказать, что оно посте проведения кредитной реформы значительно упростилось. Постановление СНК от 8/III 1930 г. указывает три источника финансирования электрификации: общесоюзный бюджет, долгосрочное банковское кредитование и собственные средства Энергоцентра.

Участие потребителей в финансировании электростроительства с 1/Х 1930 г. прекращается. Внебюджетные средства привлекаются от потребителей, не состоящих на государственном бюджете, лишь для финансирования строительства распределительных сетей районных станций. Станции республиканского и местного значения финансируются согласно законодательству союзных республик.

Новый порядок финансирования только намечен в общих чертах и нуждается в детальной разработке как в части долгосрочного кредитования и норм вложения собственных средств в крупное строительство, так и в развитии вопроса о бюджетном и внебюджетном финансировании местного электростроительства.

В. Местное коммунальное и сельское электростроительство и его финансирование

В отношении местного коммунального строительства указания остаются те же, что и в отношении крупного.

Надо отметить, что подчиненность коммунальных станций местным исполкомам по линии отделов коммунального хозяйства и вхождение их в общие коммунальные тресты чрезвычайно затрудняют проведение единства технической и экономической политики в области электрификации и увязку строительства районных станций с местными. Отсутствие же такого единства означает лишние капитальные затраты как по линии здания и оборудования, так и на эксплуатацию.

То же и с сельским электростроительству. Подчиненность его Наркомзему СССР, содействуя более тесной увязке электростроительства с обшей программой технической реконструкции сельского хозяйства, в то же время затрудняет связь и согласование с крупным электро- и энергостроительством.

Сельское электростроительство до последнего времени развивалось весьма слабо главным образом вследствие ничтожной электрической емкости раздробленных крестьянских индивидуальных хозяйств. С ростом коллективизации и образованием' крупных обобществленных хозяйств, с созданием энерго-агро-индустриальных комбинатов (ЭАИК) сельское электростроительство подымается на ступень крупного капитального строительства.

Переход сельэлектро из ведения Главэлектро ВСНХ в НКЗем СССР, быстрый темп коллективизации и кредитная реформа по существу отмстили все предыдущее законодательство по с.‑х. электрификации (формально оно не было отменено). Нового пока не создано, но оно должно быть создано и возможно скорее, чтобы стимулировать развитие этой новой для СССР области электроснабжения. Направление законодательства должно идти по пути разработки: 1) детального общего плана, с указанием технических особенностей с.‑х. электрификации для разных условий производства и разных районов, 2) условий финансирования и привлечения средств крестьянства, 3) организационных кооперативных форм электрификации.

Организационные формы

В главе о планировании мы уже указывали на основные, установленные законодательством принципы организации учреждений по энергетике. Эти организационные принципы со своей стороны исходили, во-первых, из идеи о ведущей роли электрификации, во-вторых, из принципа построения единого энергетического баланса по всему народному хозяйству. Обе эти исходные установки требовали организации, обнимающей все энергетическое хозяйство и могущей влиять на все отрасли народного хозяйства. Несмотря на соответствующие постановления 1921, 1927 и 1929 гг., несмотря на то, что организационная структура в течение 10 лет, и особенно за годы реконструктивного периода изменилась и выросла как в количественном, так и в качественном отношении (от учреждений по электрификации мы перешли к учреждениям по энергетике, организованы районные управления Энергоцентра и плановые энергобюро во многих учреждениях и. предприятиях), мощной, единой для всего энергетического хозяйства оперативной организации не создано. Создание ее является первоочередной задачей.

Основными правительственными постановлениями в области организационной структуры, являются:

Плановые органы:

1. Пост. СНК от 21/II 1930 г. «О планировании энергетического хозяйства» (уже упоминавшееся нами в главе о планировании).

Оперативные органы:

2. Пост. ВЦИК н СНК РСФСР от 30/ХI 1922 г. «О передаче отделам коммунального хозяйства электрических станций».

3. Пост. СНК СССР от 30/VI 1925 г. «О порядке сооружения и регистрации электрических станций и надзора за таковыми» (уже упоминавшееся нами в главе о строительстве).

4. Пост. ВСНХ от 7/II 1930 г. Устав Всесоюзного объединения энергетического хозяйства «Энергоцентр».

5. Приказ Энергоцентра от 21 мая 1930 г. № 67. «Временное положение о Брянском районном управлении Энергоцентра».

6. Приказ Энергоцентра № 128 от 26/VIII 1930 г. «Положение о порядке производства работы по постройке государственных районных станций и подготовке строящихся станций к эксплуатации».

Электробюро в промышленности:

7. Приказ ВСНХ СССР № 1113 от 3/III 1930 г. «Об организации бюро при правлениях трестов общесоюзного значения».

8. Приказ ВСНХ СССР № 1113 от 3/III 1930 г. «Об организации энергобюро в отраслевых объединениях».

9. Приказ ВСНХ СССР № 1892 от 31/VIII 1930 г. «Типовое положение по переводу на хозяйственный расчет энергетических цехов производственных предприятий».

Кооперативная электрификация:

10. Пост. ВЦИК и СНК РСФСР от 4/I 1923 г. и декрет СНК от 20/VI 1924 г. «О товариществах по электроснабжению с ограниченной ответственностью».

Взаимоотношения станций с потребителями:

11. Пост. СНК от 27/ХII 1929 г. «Положение о взаимоотношениях электрических станций, подстанций и распределительных сетей с потребителями электрической энергии».

12. Приказ ВСНХ от 26/IV 1930 г. № 1290 «Временные правила об отпуске тепловой энергии от электрических станций».

А. Организация плановых органов

Вопрос о построении плановых органов по энергетике уже был нами затронут в главе о планировании. Схема № 1 дает представление о современной организационной структуре, построенной на основе постановления СНК от 21/II 1930 г. «О планировании энергетического хозяйства». Энергосектором Госплана и его местными республиканскими и областными филиалами охвачено все энергетическое хозяйство: энергетические ресурсы, все электростанции, теплофикация, электротехническая промышленность. Эта «объемная» установка правильна, задача заключается в дальнейшем развертывании плановых органов территориально, вплоть до охвата всех областей и районов, и в отраслевом разрезе во всех отраслевых объединениях, вплоть до отдельного предприятия.

С качественной стороны задача заключается, во-первых, в повышении качества плановой работы, в более углубленной проработке вопросов энергетической реконструкции народного хозяйства на базе утверждения контрольных цифр и планов ведомств. Во-вторых, необходимо поставить вопрос об инспекции, о контроле плановых органов, может быть совместно с НК РКИ, над выполнением плановых директив. Без такого контроля самые лучшие постановления могут быть сведены к нулю, как то показывают приведенные выше примеры (см. схему № 1).

Б. Организация оперативных органов

Организация оперативной работы в области управления электростанциями изображена на схеме № 2. Что же касается прочих отраслей энергетического хозяйства — энергетических ресурсов, электро- и энергопромышленности, — то они имеют свои разнообразные оперативные организации. Как видно из этого, «Всесоюзное объединение энергетического хозяйства» (Энергоцентр) по существу не имеет права так называться, т. к. не объединяет всего энергохозяйства.

Технические предпосылки — тесная связь всех частей энергетического топливно-теплосилового хозяйства между собою, единая электрическая система распределения энергии, политико-экономические установки, главным образом система планового хозяйства и руководящая роль энергетики — требуют единой оперативной организации.

Проникновение энергетики во все отрасти народного хозяйства говорит за то, что оперативная энергетическая организация не должна быть отделом одного из экономических наркоматов, в данном случае ВСНХ, а должна находиться в составе учреждения, стоящего над экономическими наркоматами (СТО, СНК).

Для действительного охвата всего хозяйства на местах оперативная работа должна быть децентрализована путем организации во всех областях и районах местных отделений центрального учреждения (существующие районные управления Энергоцентра, во-первых, не охватывают всего СССР, во-вторых, не имеют достаточных полномочий для объединения всего энергохозяйства на охваченной ими территории). В административных районах оперативные и плановые органы по электрификации могут быть слиты (см. схему № 2).

Для привлечения внимания рабочей общественности к вопросам энергетического хозяйства надо признать вполне рациональным организацию в составе городских, районных и пр. советов энергетических секций (см. циркуляр НКВД РСФСР от 25 сентября 1930 г.).

В. Энергобюро в промышленности

Постановлением СНК от 21/II 1930 г. было предписано организовать энергобюро в НКЗеме, НКПС, ВСНХ и в крупнейших союзных отраслевых объединениях. Постановлением СНК от 5 сентября 1930 г. было образовано Энергобюро в составе НКВД.

Энергобюро в: НКПС, НКЗеме и НКВД еще находятся в стадии организации, что необходимо было бы, разумеется, ускорить.

Наиболее старыми и оформившимися организациями являются промышленные, организованные еще в 1926 г. (см. приказ ВСНХ от 31/XII 1926 г. об организации энергобюро в общесоюзных трестах). Третьего марта 1930 г. приказом ВСНХ № 1113 были организованы энергобюро в отраслевых соединениях. Состояние работы на октябрь 1930 г. характеризуется следующей выдержкой из циркуляра ВСНХ № 77 от 9 октября 1930 г.»... Выяснилось, что до последнего времени объединения не уделяли должного внимания развитию энергетического хозяйства находящихся в их ведении производственных предприятий, в результате чего у них нет данных ни о развитии мощности отдельных фабрично-заводских станций, ни о необходимых для этого затратах...».

Причиной такого состояния руководства энергетическим хозяйством промышленности является пренебрежительное отношение руководителей промышленности к энергетическому хозяйству, как к вспомогательному, поскольку участие энергии в себестоимости продукции в большинстве случаев (за исключением энергоемких производств) незначительное.

Качество работы и ответственность за состояние энергетического хозяйства могут быть подняты только н том случае, если энергобюро будут иметь твердое руководство со стороны единой оперативной энергетической организации, обладающей достаточными полномочиями, иначе если фаб.‑зав. установки будут в ведении не отраслевого, а энергетического объединения.

Г. Кооперативная электрификация

Вопрос о кооперативных организациях по строительству мелких энергетических установок мало разработан. С ростом роли кооперации, с выполнением ленинского кооперативного плана этот вопрос должен найти себе место. Имеются старый закон СНК 1923 г. о товариществах по электроснабжению с ограниченной ответственностью, пост. ВЦИК и СТО от 17/VIII 1922 г. о содействии кооперативам по сооружению и эксплуатации гидроэлектрических станций местного значения, в Положении о с.‑х. кооперации имеются некоторые указания о сельскохозяйственных первичных организациях, образуемых для устройства и использования электрификационных сооружений. Однако все эти постановления сильно устарели и не соответствуют современному состоянию кооперативного, в частности колхозного строительства.

Д. Взаимоотношения станции с потребителями энергии

Этот вопрос также еще мало разработан. Так например по вопросу о качестве отпускаемой энергии, об ответственности станции за перерывы в подаче тока, причиняющие промышленности огромный ущерб, в постановлении СНК от 27/ХII 1929 г. сказано лишь следующее: «Договоры между станцией и потребителем должны о частности предусматривать ответственность станций, подстанций или сетей за нарушение нормального электроснабжения».

Какова же должна быть эта ответственность — не указано, что в условиях напряженного состояния с энергией бьет скорее по потребителю, чем по станции. По этому поводу идет в специальной литературе («Электрические станции», «Электричество» и др.) дискуссия (Курицын, Диц, Бибиков, Ратнер). Однако никакого официального решения нет.

Точно так же вопрос о планировании графика, об очередности присоединения отдельных потребителей и др. требует своего скорейшего решения.

III. Предложения

На основе изучения действующего законодательства по электрификации можно сделать следующие предложения:

1. Учитывая, с одной стороны, важность ознакомления с законодательством по электрификации всех товарищей, ведущих руководящую и исполнительную работу в области электрохозяйства, и, с другой стороны, отсутствие соответствующего законодательного сборника, — провести кодификацию законодательства по электрификации, понимая под этим пересмотр всех постановлений с точки зрения соответствия современным задачам в области электрохозяйства, упрощение и рационализацию законодательства, отделение принципиальных вопросов от детальных технических норм и правил, которые отнести не к правовым, а к специальным техническим сборникам. Издать специальный сборник по законодательству и периодически его переиздавать с соответствующими изменениями и дополнениями.

2. Принимая во внимание невыполнение в течение ряда лет важнейших правительственных директив в области электрификации, рационализации энергетического хозяйства и топливоиспользования, признать необходимым в самый непродолжительный срок провести проверку выполнения основных законодательных постановлений и в дальнейшем регулярной проверкой повысить правовую дисциплину и ликвидировать безответственное отношение к правительственным директивам. Использовать для проверки инспекцию Энергоцентра и РКИ.

3. В целях стимулирования и облегчения развития электрохозяйства разработать в законодательстве ряд вопросов, требующих скорейшего разрешения.

В области планирования, считая плановые наметки основными и важнейшими правительственными постановлениями, считать первоочередной задачей разработать на ближайшие годы планы электрификации: во-первых, по районам, под углом зрения единого энергетического плана для всей территории района, области и всей страны, во-вторых, по отраслям, особенно продумывая вопрос о новых областях электроснабжения — транспорта, сельского хозяйства, быта; в-третьих, помимо количественных разработать в плане также и качественные, организационно-технические и рационализаторские мероприятия; в-четвертых, особо наметить директивы и организацию разработки в ближайший срок генерального плана электрификации СССР; в-пятых, по вопросу о порядке прохождения планов изменить порядок его т. о., чтобы рационализаторские и пр. предложения для проведения заданных контрольных цифр разрабатывались до, а не после утверждения контрольных цифр.

В области строительства, помимо проверки исполнения ранее указанных директив, во-первых, разработать порядок прохождения проектов и смет под углом зрения ускорения и упрощения этого процесса; во-вторых, разработать на основе кредитной реформы вопросы финансирования крупного и мелкого электростроительства; в-третьих, в связи с ростом социалистического сектора в сельском хозяйстве особо разработать вопросы строительства и финансирования сельской электрификации и организации кооперативных форм строительства.

По вопросам организационной структуры. В отношении плановых органов, считая в основном организацию их правильной, признать необходимым количественное распространение плановых и планово-рационализаторских ячеек по энергетическому хозяйству вплоть до отдельной промышленной единицы; в отношении оперативных организаций считать необходимым создать в центре и на местах единый оперативный энергетический центр, объединяющий все виды станций, энергетические ресурсы и промышленность, производящую энергетическое оборудование. Эта центральная организация должна быть при СТО и СНК, чтобы иметь возможность проводить свои мероприятия по всем отраслям народного хозяйства.

Разработать, далее, вопросы взаимоотношений станций с потребителями энергии, в особенности вопрос об ответственности станций за нарушение нормального электроснабжения (перерывы в подаче тока, слишком большое падение напряжения).

4. Детально разработать также вопрос о проведении широкой пропаганды электрификации под углом зрения выполнения постановления VIII съезда советов. В специальных энергетических втузах поставить преподавание курса «законодательство в области электрификации».

5. Создать при Энергосекторе Госплана смешанную комиссию из энергетиков и юристов для проведения вышеуказанных предложений.

Примечания:

[1] Настоящий очерк является частью вводной статьи к сборнику «Законодательства по электрификации СССР», подготовляемому к печати Научно-исследовательским институтом энергетики и электрификации при Энергоцентре.

В указанной работе подлежит рассмотрению законодательство в области одной из ветвей энергетического хозяйства, а именно в области электрификации, поскольку последняя до сих пор развивалась изолированно от других отраслей энергетики.

Речь идет о действующем до сих пор законодательстве, собранном за время революции. Так как по существу законодательство по электрификации началось с декрета VIII съезда советов о плане ГОЭЛРО в 1920 г., то можно сказать, что в настоящее время мы имеем законодательство за 10 лет (1920‑1930 гг.).

[2] См. об этом статью т. Пашуканиса «Экономика и правовое регулирование», №№ 4 и 5 журн. «Революция права» за 1929 г.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.