Телеграмма Народного Комиссара Иностранных Дел СССР Полномочному Представителю СССР в Великобритании И. М. Майскому. 29 октября 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Датировка: 
1937.10.29
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 578-579.

29 октября 1937 г.

Чилстон, получив отказ Сталина, вчера просил свидания со мною, и я согласился принять его даже вчера поздно вечером, но он предпочел прийти сегодня. Он мне изложил просьбу Идена приблизительно в тех же выражениях, в каких Вы писали. Я ему пояснил, что мы коренным образом расходимся с Англией и Францией в оценке политики невмешательства. Мы считаем, что она полностью обанкротилась и не может привести к сколько-нибудь заметной эвакуации волонтеров и прекращению вмешательства, что Англия и Франция делают Италии одну уступку за другой и мы за ними на этом пути поспевать не можем. Мы предпочитаем иногда оставаться в одиночестве, чем делать дурные вещи сообща с другими, и поэтому нас изоляция не пугает. По первой просьбе Идена, переданной через Майского, мы уже сделали значительную уступку, которая все же Идена не удовлетворяет. Дальше идти мы не можем. Нас, может быть, устроило бы принятие решений большинством голосов и отказ от принципа единогласия, но вряд ли на это согласятся итальянцы и немцы, и поэтому в результате новой просьбы Идена и вчерашнего обращения ко мне французского посла я дал инструкцию воздержаться по вопросу о правах воюющих [сторон], полагая, что это удовлетворит Идена. Я напомнил Чилстону вопросы, которые Иден упорно Вам ставил в Комитете, из чего вытекало, что Идену желательно было наше воздержание.

Я считаю, что Вы были слишком категоричны в своем ответе, что мы не желаем быть наблюдателями и намерены активно во всем участвовать. Эта категоричность, действительно, как бы противоречит заявлению о возложении нами ответственности за решения на других, но я понимаю затруднительность Вашего положения. Я считаю также неправильным, что Вы говорили Идену о якобы имеющемся уже «пакте четырех». Вы не должны проявлять излишнего беспокойства и нервничания по поводу разговоров о пакте и изоляции.

Чилстон также просил ответа относительно парижского соглашения морских экспертов, и я мог ему сообщить лишь о нашем ответе Дельбосу[1]. Вы должны были получить от Сурица копию нашей ответной ноты Дельбосу, которую прошу Вас на всякий случай показать или передать для сведения форин офису.

Литвинов


[1] 16 октября 1937 г. министр иностранных дел Франции Дельбос направил на имя полпреда СССР во Франции Я. З. Сурица ноту, в которой говорилось; «Во время переговоров, приведших к подписанию Нионского соглашения от 14 сентября 1937 г. и дополнительного Женевского соглашения от 17 сентября 1937 г. делегаты некоторых участвовавших держав выражали пожелание о присоединении Италии к применению постановлений означенных соглашений.

Идя навстречу этим пожеланиям, Правительства Франции и Великобритании, флотам которых было поручено обеспечение зашиты торгового судоходства в Средиземном море, предложили итальянскому правительству собрание морских экспертов трех государств для совместного изыскания практического применения Нионских постановлений.

В качестве Председателя Нионской конференции и от имени Правительств Франции и Великобритании имею честь препроводить Вам при сем текст технического соглашения, принятого в Париже 30 сентября британскими, французскими и итальянскими морскими экспертами».

Далее в ноте выражалась надежда на согласие Советского правительства с указанной договоренностью трех держав. На приложенной к ноте карте были показаны районы Средиземного моря, охрана которых передавалась флотам Англии, Франции и Италии.

В ответной ноте Сурица от 25 октября 1937 г. заявлялось: «Союзное Правительство уполномочило меня в ответ на упомянутую ноту отметить, что решения названных экспертов выходят далеко за пределы § 4 Нионского соглашения, которым предусматриваются специальные соглашения лишь в отношении Тирренского и Адриатического морей. По мнению Советского Правительства, техническое соглашение морских экспертов имеет значение лишь для трех участвовавших в нем стран и не может ни в какой мере задевать интересы остальных государств, подписавших Нионское соглашение, вследствие чего Советское Правительство не находит возможным высказываться об означенном соглашении по существу. Советское Правительство поручило мне при этом подтвердить заявление, сделанное Вам в свое время устно в Женеве Народным Комиссаром Иностранных Дел М. М. Литвиновым, что перед Советским Правительством за охрану коммерческого судоходства на интересующих его путях в Эгейском и Средиземном морях морально и политически ответственными являются лишь Франция и Англия, в соответствии с Нионским соглашением».

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.