Телеграмма Заместителя Народного Комиссара Иностранных Дел СССР Временному Поверенному в Делах СССР в Иране. 2 ноября 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1937.11.02
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 582.

2 ноября 1937 г.

На телеграмму от 1 ноября[1]. Персы прикидываются дурачками, симулируя непонимание нашего недовольства допущением немцев к нашим границам. Займите твердую позицию по вопросу о строительстве немцами верфи в Пехлеви, указывая на грубое нарушение договора, и требуйте удовлетворительного ответа иранского правительства. Давайте при этом понять, что при таком отношении к своим договорным обязательствам они не вправе ожидать, что мы будем идти им навстречу по интересующим их вопросам.

Стомоняков


[1] В телеграмме от 1 ноября 1937 г. в НКИД СССР временный поверенный в делах СССР в Иране сообщил о беседе с генеральным секретарем МИД Ирана Раисом по поводу ноты полпредства от 26 октября.

Как видно из телеграммы, Раис, ссылаясь на поручение и. о. министра иностранных дел Ирана Адля, пытался отвести ноту, утверждал, что она якобы «вызвала удивление», заверяя, однако, при этом, что «иранское правительство не допустит, чтобы кратковременное пребывание иностранцев в Пехлеви было истолковано во вред СССР».

Выполняя содержащиеся в комментируемом документе указания, временный поверенный в делах в беседе с министром иностранных дел Ирана Самии 15 ноября 1937 г. настаивал на точном соблюдении иранской стороной обязательств по соглашению о порте Пехлеви. Самии, как сообщалось в телеграмме в НКИД СССР от того же числа, сначала говорил, что «ничего не знает о пехлевийской верфи, что ему неизвестно об обмене нотами в 1927 г.», но затем был вынужден признать «основательность опасений» советской стороны и обещал дать удовлетворительный ответ. Самии повторил это заявление в беседе 30 ноября.

Новая встреча с Самии состоялась 14 декабря. Телеграфируя в тот же день в НКИД СССР об этой беседе, временный поверенный в делах писал: «После изучения ноты о Пехлеви он, Самии, пришел к выводу, что речь идет об обязательстве не иметь иностранцев на службе только в управлении порта. Он подчеркивает, что имел в виду не вводить иностранцев на постоянную службу в порту, строительство же верфи не подпадает под действие ноты. А в общем он может нам сказать, что иранское правительство признает обоснованность нашего беспокойства, обязуется следить за иностранцами и не допустить враждебной деятельности против СССР». Министру было указано, что советская сторона не может признать этот ответ удовлетворительным, равно как и согласиться с его толкованием соглашения 1927 г., после чего Самии обещал вновь изучить соответствующие документы и вернуться к поставленным советской стороной вопросам.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.