Письмо Полномочного Представителя СССР в США Народному Комиссару Иностранных Дел СССР М. М. Литвинову. 10 ноября 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Датировка: 
1937.11.10
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 597-601.

10 ноября 1937 г.

Уважаемый Максим Максимович,

После разговора с Хэллом, о котором я сообщил по телеграфу, я избегал бесед с официальными лицами, во-первых, потому, что опасался разойтись в чем-либо с Вами в Ваших беседах в Брюсселе, а особенно с Норманом Дэвисом, а во-вторых, потому, что до окончания Брюссельской конференции всякие разговоры бесполезны, как это следует из заявления, сделанного мне Хэллом о том, что подождем Брюссельской конференции и посмотрим, что выйдет из попытки мирным путем ликвидировать японо-китайскую войну. Но я имел беседы с целым рядом деловых людей вроде компаньона Моргана Томаса Ламонта, председателя «Нэшнл сити бэнк» Ланкастера, председателя «Чейз нэшнл бэнк» Шлея и др.

Во-первых, надо сказать, что как официальные лица, так и деловые круги больше заняты вопросами о Китае, чем вопросами об Испании, и я считал своим долгом разъяснять внутреннюю связь между событиями там и тут как одну тенденцию к подготовке большой войны или, вернее, начало мировой войны. Мне приходится разъяснять всем и каждому, что Соединенные Штаты могут подвергнуться опасности в случае победы Германии в Европе, а Японии в Азии. Что в случае победы или даже успеха этих стран развивающийся в Южной Америке фашизм поднимет голову еще больше, может захватить Мексику и окружить Соединенные Штаты плотным кольцом, в котором Соединенные Штаты будут задыхаться, а кроме того, также подвергнутся влиянию фашизма изнутри. В этих условиях правильные взаимоотношения между Соединенными Штатами, Великобританией и Советским Союзом являются основой борьбы с мировым фашизмом, агрессией и могут действительно предупредить большую войну. Здесь все считают, что ключ ко всей позиции находится в руках Великобритании, что, если Великобритания пойдет на решительные шаги, тогда легко будет подняться Соединенным Штатам. Здесь очень сильно недоверие к позиции Великобритании, и даже изоляционисты вроде [издателей журнала] «Нью рипаблик» за последнее время стали оправдывать свой изоляционизм тем, что Соединенные Штаты не могут идти одни против Японии, как того якобы хочет Великобритания. Если судить по словам Идена, который якобы готов идти так далеко, как готовы идти Соединенные Штаты[1], в Великобритании существуют сомнения относительно Соединенных Штатов. Мне кажется, опасения той и другой стороны достаточно основательны: и Великобритания, и Соединенные Штаты недостаточно доверяют друг другу. И там и тут играет роль прошлый опыт с Маньчжурией, с Эфиопией, а самое главное — суть во внутреннем положении каждой из этих стран, В Англии консерваторы в большей части сочувствуют фашизму и не хотят против него драться, ищут компромисса с ним; в Америке велик изоляционизм, которым сейчас прикрываются многие реакционные элементы.

Относительно Советского Союза много не говорят, но можно считать, пожалуй, установленным, что все рассчитывают на непременное участие Советского Союза как необходимого партнера, считая, что Советский Союз при всех условиях примкнет к Великобритании и Соединенным Штатам. Я стараюсь всегда проводить такую линию, что мы также не доверяем ни Великобритании, ни Соединенным Штатам и даже опасаемся возможности политики Великобритании, и даже Соединенных Штатов, против нас, особенно в случае наших успехов в войне против Японии. При всех условиях я говорю о том, что одни мы против Японии не пойдем.

Может быть, я неправильно оцениваю положение Великобритании, но мне кажется, что руководящие круги Великобритании менее готовы идти на открытую борьбу с Германией и Италией и с Японией, чем даже Соединенные Штаты. Томас Ламонт, недавно вернувшийся из Англии, говорит о том, что англичане не в состоянии сейчас что-либо предпринять одновременно против Японии, Италии и Германии и даже только против Италии и Германии одновременно. Он рассказал, что во время занятия итальянцами Абиссинии перед великобританским правительством встал вопрос о том, что делать, и будто бы командование английским флотом заявило, что оно в состоянии расправиться с Италией, но при этом должно будет потерять не меньше 1/3 своего флота, что затем обессиливает его в отношении Германии. Такое положение привело к тому, что английское правительство отказалось от каких-либо действий против Италии. Такая же будто картина имеет место и в отношении испанских событий, в связи с необходимостью идти на конфликт с Италией. От людей, близких американскому послу в Берлине Додду, мне сообщили, что, по его словам, еще до чикагской речи Рузвельта[2] был обмен мнениями между английским правительством и Рузвельтом. Будто бы английское правительство заявило, что оно не может послать флот свой в Тихий океан, ибо тогда оно будет бессильно в Европе. Оно будто бы указало Рузвельту, что до сих пор международные морские пути охранялись английским флотом, и что соответствующим порядком пользовались Соединенные Штаты, и что теперь пришла пора, когда Соединенные Штаты должны принять участие в охране морских путей сообщения, в частности в Тихом океане и с Китаем. Будто бы англичане настаивали на увеличении американского флота. На последнее будто бы Рузвельт ответил согласием, и предстоящая экстренная сессия конгресса [США] встретится с соответствующими предложениями и, во всяком случае, с таким разъяснением международного положения, которое заставит конгресс заняться усиленными морскими и воздушными вооружениями. Другая версия, которую я слышал здесь в Вашингтоне от людей близких к секретарю по внутренним делам Икесу, что экстренная сессия конгресса, собирающаяся 15 ноября, займется текущими делами, выслушает заявление о международном положении, а программой вооружений будет заниматься обычная сессия, которая соберется в январе, и что Рузвельт собирает экстренную сессию теперь, чтобы, с одной стороны, подготовить общественное мнение и мнение конгресса к большой программе вооружений, а с другой стороны, разрешить все текущие вопросы, с тем чтобы январская сессия могла главным образом посвятить себя морской и воздушной программе. Больших противоречий между этими двумя версиями нет, и, во всяком случае, ясно, что программа больших вооружений стоит на очереди; возможно, что и американская армия в связи с этим будет увеличена чуть ли не до 500000 человек.

Говорят, что были разговоры о возможных совместных действиях английского и американского флота. Будто бы на этот счет имеется какая-то договоренность, но что все еще англичане стараются оттянуть решительные действия, и обе стороны по-прежнему боятся быть обманутыми.

Сегодня у меня был член английской рабочей партии Керан, который только что приехал из Китая. По его словам, если одна треть английского флота была бы послана сейчас в Тихий океан, то совместные действия американского флота с этой частью английского могли бы быть успешными против японцев, но что американский флот один вряд ли что сделает с японцами. Об этой 1/3 английского флота он слышал разговоры среди английских морских офицеров на Дальнем Востоке. Информация, идущая от Додда, говорит о том, что в обмен на сотрудничество Америки с Англией в Тихом океане Рузвельт потребовал, во-первых, заключения торгового соглашения, которое в основном будто уже намечено; во-вторых, потребовал стабилизации валюты, т. е. доллара и английского фунта; в-третьих, поднял разговор о долгах, с тем чтобы англичане приступили к видимости платежей, с тем чтобы тогда акт Джонсона в отношении Англии стал недействительным. Из этих же разговоров вытекает Брюссельская конференция, которая, конечно, с неба не свалилась, и приглашение американцев было заранее согласовано. Будто бы чикагская речь Рузвельта явилась следствием этих разговоров с англичанами: иначе, правда, трудно допустить, чтобы Рузвельт мог произнести такую речь, не имея хотя бы надежды на то, что англичане пойдут на сотрудничество с Соединенными Штатами в дальневосточных делах.

Мне кажется, что если даже все это и верно, то все же события будут развиваться очень медленно потому, что внутренние противоречия в обеих странах очень велики, а также потому, что по крайней мере здесь под влиянием иностранных сил развертывается сильная кампания за невмешательство Соединенных Штатов в войну под разными соусами: изоляционизм, пацифизм, либерализм, недоверие к англичанам, вражда к нам, недостаточность вооружений как в Америке, так и в Англии, — под видом уверенности, что мировая война невозможна, что никто ее не хочет, что немцы ее также не хотят, что у немцев и итальянцев нет сырьевых ресурсов, нет золота для ведения войны, что Япония скоро истощится и т. п.

Пока что англичане продолжают свою подлую политику в Испании. Иден сделал двусмысленное заявление в парламенте о том, что Брюссельская конференция созвана была по инициативе Соединенных Штатов, на что, правда, потом последовало разъяснение, что речь шла о выборе места для конференции в г. Брюсселе, а не о самой конференции. Это заявление оставило здесь неприятный осадок.

В общем, мне кажется, что давление на англичан может быть оказано как со стороны Соединенных Штатов, так и со стороны Франции. Во всяком случае, Соединенные Штаты в этом отношении играют огромную роль. Той пропаганде, которая здесь ведется, вероятно на деньги Германии, Италии, а также и Японии, что-то надо противопоставлять. Пока у нас нет никаких гарантий того, что даже при договоренности Соединенных Штатов и Англии мы не будем[3] вынуждены вести войну и на Дальнем Востоке, и одновременно в Европе против Германии. Я, по крайней мере, не вижу признаков того, чтобы Англия и Франция серьезно решили обеспечить наш тыл в войне с Японией. Конечно, это понятие «тыл» довольно-таки условное понятие. Если Англия и Соединенные Штаты не всколыхнутся, то такое положение будет поощрять и возбуждать фашизм на дальнейшие агрессивные действия и ряд колеблющихся стран пойдет за ним, что гораздо опаснее, чем отсутствие линкоров и нескольких сот аэропланов у англичан и у американцев.

Мне кажется, что мы делаем правильно, что разговариваем с агрессорами смелым языком. Это может способствовать тому, что агрессоры будут побаиваться, а также и тому, что жалкая, самоубийственная политика Великобритании, а также Соединенных Штатов хоть в какой-то степени будет становиться более смелой. Теперешняя политика великобританского правительства ведет к продаже интересов Великобритании, к разрушению Британской империи, а значит, к полному разорению самой Англии. Надо надеяться, что объективная обстановка раскроет глаза широким кругам английского населения и научит также чему-нибудь американцев. Опасность только существует, что это произойдет слишком поздно.

К Брюссельской конференции здесь существует пессимистическое отношение. Присоединение Италии к антикоммунистическому пакту Германии и Японии здесь произвело неблагоприятное впечатление. Это рассматривается как объединение фашистских сил и угроза Соединенным Штатам, в особенности потому, что имеется опасение о присоединении к этому пакту стран Латинской Америки, главным образом Бразилии. О возможности этого прямо говорил в итальянской прессе Гайда.

Я бы хотел иметь указание относительно линии своего поведения здесь. Я считаю, что надо, с одной стороны, подталкивать американцев, с другой стороны, не делать это очень демонстративно, а с третьей — не ангажироваться на какую-либо активность с нашей стороны, которая бы ослабила стремление к активности американцев.

Полпред СССР в США

А. Трояновский


[1] Имеется в виду речь Идена в палате общин 1 ноября 1937 г., в которой он, в частности, заявил: «Не всегда легко снять завесу с дипломатической тайны, но, учитывая, что в данном случае речь идет о незначительном, хотя, может быть, для кое-кого и весьма важном вопросе, я должен ясно заявить, что инициатива проведения Брюссельской конференции никогда и ни в коей мере не исходила от нас, а от правительства Соединенных Штатов». Определяя далее позицию Англии в дальневосточных делах, Иден подчеркнул, что Англия будет полностью равняться на США (см. «Documents on International Affairs. 1937». London, 1939, pp. 62, 69).

[2] См. газ. «Известия», 6, 8 октября 1937 г.; «The Public Papers and Addresses of Franklin D. Roosevelt. 1937 Volume», New York, 1941, pp. 406—411.

[3] В документе ошибочно — мы будем.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.