Телеграмма Полномочного Представителя СССР в Великобритании в Народный Комиссариат Иностранных Дел СССР. 16 ноября 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Датировка: 
1937.11.16
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 608-609.

Немедленно

16 ноября 1937 г.

1. Вчера на дворцовом приеме в честь бельгийского короля встретил и имел довольно длинный разговор с Черчиллем. Поездку Галифакса в Берлин он считает ненужной и даже вредной, ибо в той обстановке, в которой она происходит, она способна создать лишь впечатление слабости и трусости Англии, а это не принесет пользы ни самой Англии, ни делу мира вообще. Единственным утешением Черчилля является убеждение, что Галифакс честный человек и что он будто бы никогда не пойдет на такие «бесчестные» операции, как, например, предательство Чехословакии или развязывание Германии рук на востоке. Вообще же Черчилль склонен думать, что визит Галифакса в Берлин не будет иметь особо крупных последствий.

2. Касаясь более общих вопросов, Черчилль вновь, и с исключительной горячностью, подчеркнул, что Германия является основной опасностью для Англии и для Европы в целом. Тройственное соглашение агрессоров, по его мнению, больше направлено против Британской империи, чем против СССР. Ему он придает весьма серьезное значение, не столько даже сейчас, сколько в процессе дальнейшего развития событий. «Основная задача в настоящее время, — продолжал Черчилль, — нам всем, стоящим на страже мира, держаться вместе, иначе мы погибли». И дальше он откровенно прибавил: «Слабость России в нынешних условиях была бы фатальна для дела мира и для безопасности Британской империи. Нам нужна сильная Россия, сильная в военном отношении и сильная внутренне, с сильной Россией нам важно и интересно поддерживать дружеский контакт. Нам больше всего нужна сейчас сильная Россия».

3. Чрезвычайно характерна и показательна была обстановка, в которой происходил мой разговор с Черчиллем. Дело было в так называемом Поклонном зале Букингемского дворца, где после обеда собрались английский и бельгийский короли со своими свитами, все послы и многие британские министры. Сначала в разговор с Черчиллем вступил Риббентроп, Черчилль отшучивался, и все стоявшие вокруг громко хохотали. Потом Черчилль увидал в другом углу зала меня, круто перешел зал и демонстративно, на глазах у всех собравшихся вступил в оживленную беседу со мной. В середине беседы к нам подошел английский король и заговорил с Черчиллем. Я несколько отступил в сторону. Когда Георг отошел от Черчилля, последний вновь подошел ко мне и закончил начатый со мной разговор. Все поведение Черчилля было нарочито подчеркнутое, и он явно афишировал дружественность своих чувств ко мне.

4. Из разных источников я получаю сообщения, что визит Галифакса в Берлин является делом рук Чемберлена, поддерживаемого Саймоном, Хором и самим Галифаксом. Эта «четверка» старается сейчас, в противовес Идену, поддерживаемому некоторыми более «молодыми» консерваторами, сделать «генеральную попытку» договориться с Германией и Италией.

Майский

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.