Телеграмма Заместителя Народного Комиссара Иностранных Дел СССР в НКИД СССР, из Брюсселя. 23 ноября 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Датировка: 
1937.11.23
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 616-617.

Вне очереди

23 ноября 1937 г.

Сегодня на заседании конференции выяснилось, что от имени американской, английской и французской делегаций предлагается конференции принять рассылку соответствующим правительствам не только того документа, с которым утром нас ознакомил Дэвис[1], но и краткого доклада, излагающего фактический ход конференции вплоть до намечаемого перерыва ее работы.

С большой речью выступил Веллингтон Ку, повторивший основные положения своего последнего меморандума, упрекавший конференцию в нерешительности и бездействии и требовавший от нее активной поддержки Китая и обуздания Японии. Он заявил, что резервирует свою позицию в отношении обоих документов до получения указаний от своего правительства. Никто его не поддержал. Итальянец иронически заметил, что отчетный доклад составляется обычно тогда, когда конференция констатирует, что работа ее закончена и уже можно разойтись. Португалец не без ехидства спросил, какой смысл в составлении доклада правительствам, которые и без того в курсе всей работы конференции благодаря участию в последней своих делегатов. Норвежец заявил, что ничего не может сказать, пока его правительство не даст ему инструкций. Решено отложить обсуждение документов до вечера 24-го. Разошлись в явно пониженном настроении. В американской делегации ругают Рузвельта, якобы отступившего от положений своей чикагской речи и дезавуирующего Дэвиса. Опять обвиняют англичан, проявляющих особую деликатность к Японии и Германии, чтобы не укрепить будто бы их блок с Италией. Журналисты утверждают, что делегаты доминионов, скандинавы и Португалия усиленно подвергаются обработке англичанами в том смысле, чтобы не раздражать Японию и тем самым облегчить желательное соглашение. Французы держатся более пассивно, и Тессан ограничивается краткими репликами, что присоединяется к мнению своих коллег англичан и американцев. Думаю, что к 24-му положение не изменится к лучшему и что, кроме китайцев, никто не поддержит наших поправок.

Впрочем, после заседания нас задержал Спаак, начавший уверять, что он считает «позорным» документ, составленный американцами и англичанами, что он-де вчера предлагал им по крайней мере рекомендовать заинтересованным правительствам воздержаться от всяких действий, могущих ослабить силу сопротивления Китая, что об этом он говорил англичанам и в Лондоне, предупреждая, что они сами толкают Китай на соглашение с Японией при посредничестве Германии и т. п. Нами была проявлена особая сдержанность в отношении этого заявления Спаака. Ему лишь был поставлен вопрос, не внесет ли бельгийская делегация рекомендуемые им поправки и не поддержит ли китайцев, если последние сами предложат их конференции. Спаак, не моргнув глазом, ответил, что лучше завтра попробует убедить англичан и американцев. В заключение разговора, явно выдавая свой провокационный маневр, он фамильярно нам заявил, что лучшим средством сделать Японию сговорчивее было бы послать несколько сот советских самолетов попугать Токио. На это я ему сказал, что охотники загребать жар чужими руками, очевидно, имеются и в Брюсселе, но роль мавра СССР предоставляет другим. Разговор на этом прервался.

Телеграфьте, не воздерживаться ли нам от голосования декларации, если воздержатся китайцы или они выскажутся против.

Потемкин


[1] В предшествовавшей телеграмме из Брюсселя от 23 ноября 1937 г. В. П. Потемкин сообщил: «Виделся сегодня с Норманом Дэвисом. Он ознакомил меня с документом, составленным им совместно с англичанами и французами и предназначенным для рассылки от имени конференции заинтересованным правительствам. Вопреки обещаниям Дэвиса, документ не только не тверже последней декларации, но представляется в сравнении с ней явным шагом назад».

«Я указал Дэвису, — говорится далее в телеграмме, — что всякое отступление назад от постановлений Комитета 23-х и последней декларации лишь ободрит Японию и деморализует Китай. В связи с этим я предложил ему включить в новый документ формулу об оказании Китаю помощи как в индивидуальном, так и коллективном порядке. Дэвис заявил, что полностью согласен с нашими соображениями. Однако, во-первых, внесению нашей формулы в документ формально препятствует действующий в Америке закон о нейтралитете; во - вторых, против нее будут возражать англичане, все еще рассчитывающие на возможность мирного посредничества между сторонами и не могущие потому подписаться под рекомендацией оказывать помощь Китаю. Сам Дэвис не разделяет такого оптимизма, но вынужден считаться с позицией Англии».

«Мы сообщили китайцам нашу формулу, — продолжал Потемкин, — и они заявили, что полностью поддерживают. Они намерены, по-видимому, попытаться провести ее от имени своей делегации».

В тот же день народный комиссар иностранных дел СССР, отметив, что «предлагаемые документы сами по себе ничего неприемлемого не содержат, дал делегации указание голосовать за их принятие».

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.