Телеграмма Полномочного Представителя СССР в Великобритании И. М. Майского в Народный Комиссариат Иностранных Дел СССР. 25 ноября 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Датировка: 
1937.11.25
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 619-621.

Вне очереди

25 ноября 1937 г.

Сегодня я видел нескольких осведомленных людей из журналистского и дипломатического мира (в частности, много ценной информации мне дал Масарик[1]), и картина в основном рисуются в таком виде. Как я уже сообщал раньше, Чемберлен, Хор, Саймон, Галифакс составляют в кабинете группу, решившую сделать «генеральную попытку» договориться с Германией и Италией, не стесняясь разными «лигонационными предрассудками» и «сентиментальными соображениями» в отношении Чехословакии и Испании. Особенно активен в этом отношении Хор, который ненавидит Идена и рассчитывает занять его место, если бы линия премьера окончательно восторжествовала. Когда Галифакс в октябре получил приглашение журнала «Фельд [унд вальд]» на берлинскую охотничью выставку (возможно, что приглашение было подстроено), Хор стал настаивать на разворачивании его в большую политическую акцию. Саймон его поддержал, и премьер одобрил весь план. Иден был против, но ничего не мог поделать. Английскому послу в Берлине Гендерсону было поручено выяснить, согласен ли Гитлер встретиться с Галифаксом. Гитлер ответил положительно. В первых числах ноября, но еще до подписания антикоммунистического пакта в Риме от Гитлера пришел документ, нечто вроде приватного меморандума, в котором ориентировочно излагалась та база, на которой он хотел бы вести беседу с Галифаксом. Сущность этой базы сводилась к тому, что изложено во вчерашнем «Манчестер гардиан» (вы, вероятно, имеете)[2]. По одним сведениям, меморандум попал в Лондон через Гендерсона, по другим — через Лондондерри — Лотиана[3], но это уже деталь, не меняющая существа дела. Иден и Ванситтарт категорически отвергли предложенный Гитлером базис. Чемберлен находил, что требование Гитлера идет, пожалуй, несколько далеко, но что побеседовать с ним, несмотря на это, все-таки стоит. В кабинете происходила борьба, и, когда Иден 8 ноября вторично выехал в Брюссель (первый раз он уехал в понедельник 1 ноября, но потом вернулся на уикенд, если не ошибаюсь, 5-го), вопрос оставался висящим в воздухе. Только 10 ноября, когда Иден был в Брюсселе, а Чемберлен достаточно напуган римским протоколом, кабинет под давлением названной выше «четверки» принял решение о поездке Галифакса, и 16 ноября Галифакс отправился в Берлин. У меня есть сведения, что раздраженный Иден передал в распоряжение оппозиции через некоторые каналы меморандум Гитлера, однако эти сведения еще нуждаются в проверке. Впрочем, ничего невозможного тут нет. Сам разговор Гитлера и Галифакса касался в основном колоний, а также Центральной Европы. Гитлер дал явственно понять Галифаксу, что на колониях он категорически настаивает, но что он готов отложить выполнение этого требования на известный ряд лет, если Англия не будет ставить палки в колеса «двусторонним договорам с Австрией и Чехословакией». Судя по всем данным, беседа с Гитлером несколько разочаровала Галифакса и Чемберлена и, наоборот, привела Идена в очень хорошее настроение. Мне точно известно, что поздно вечером 22 ноября, в день возвращения Галифакса, после того как Иден имел уже беседу с ним и с премьером по поводу поездки, министр иностранных дел был в очень приподнятом состоянии духа, угощал своих друзей шампанским и вообще давал понять, что тучи, появившиеся было на его горизонте, рассеялись. Еще откровеннее те же чувства выражала жена Идена, которая всегда является хорошим барометром успехов или неудач своего мужа. Вот пока то, что мне удалось узнать. Не ручаюсь за отдельные детали, но имею основания думать, что во всем существенном эта информация соответствует действительности. В ближайшие дни постараюсь получить дополнительные сведения и проверить уже имеющиеся[4]. Несмотря на известное разочарование Чемберлена от результатов поездки Галифакса, надо все-таки ожидать, что он тем не менее будет продолжать попытку сговориться с Гитлером и Муссолини. В частности, у меня есть известные опасения, что приглашение французских министров в Лондон имеет своей главной целью произвести на французское правительство известный нажим в целях сделать его более покладистым при новой попытке достижения гнилого компромисса с Германией и Италией. Поживем — увидим.

Полпред


[1] Посланник Чехословакии в Великобритании.

[2] См. газ. «Известия», 26 и 27 ноября 1937 г.

[3] Члены парламента Великобритании.

[4] 30 ноября 1937 г. И. М. Майский телеграфировал в НКИД СССР: «По сообщению Галифакса, сделанному на совещании англо-французских министров, Гитлер и другие руководящие персонажи «третьей империи» дали ему явственно понять, что Германия претендует, немедленно, на возврат Того и Камеруна, а также на передачу ей в качестве мандата португальской Анголы и значительной части Бельгийского Конго. Из всех этих смежно расположенных земель Гитлер намеревается создать свою «африканскую империю». О Танганьике (английский мандат) и Юго-Западной Африке (мандат Южно-Африканского Союза) немцы пока не заикались, вероятно учитывая, что получение их, по крайней мере в настоящих условиях, безнадежно. Любопытно, что географическое очертание «африканской империи» Гитлером довольно точно совладает с теми гипотетическими границами, о которых 21 ноября сообщил мне Ллойд-Джордж как приемлемых для консервативной верхушки. Так как получение мандата предполагает участие в Лиге наций, то Гитлер и Ко явно не скрывали своей готовности вернуться в Лигу при условии получения колоний и отмены статьи о санкциях, а также отделения Ковенанта от Версальского договора, отмены статьи об ответственности Германии за войну и ликвидации договоров о национальных меньшинствах.

Что касается Центральной Европы, то тут Гитлер заявил Галифаксу, что он рассматривает взаимоотношения Германии с соответственными странами, в частности Австрией и Чехословакией, как вопрос, который подлежит урегулированию в порядке билатеральных договоров, причем он был бы доволен, если бы Англия согласилась признать свою «незаинтересованность» в проблемах Центральной Европы».

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.