Телеграмма Полномочного Представителя и Заместителя Торгового Представителя СССР во Франции в Народный Комиссариат Иностранных Дел СССР. 4 декабря 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1937.12.04
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 639-640.

4 декабря 1937 г.[1]

Альфан[2], из министерства торговли, 3 декабря пригласил Гиршфельда и, сославшись на разговор Кулондра с Розенблюмом[3], указал, что министерство торговли не считает возможным оставление в будущем прежней основы временного торгового соглашения, «как не соответствующей общему характеру франко-советских отношений». В качестве возможной базы будущего соглашения Альфан сослался на советско-бельгийский режим с фиксацией обязательного минимума советских закупок во Франции. Со своей стороны Альфан поставит перед министром торговли вопрос о применении минимального тарифа к расширенной номенклатуре советских товаров. Поскольку до конца года остается весьма мало времени, Альфан предлагает продлить нынешнее временное торговое соглашение «на самый короткий период» и одновременно сейчас же приступить к переговорам о новом соглашении.

Со своей стороны считаем возможным принять предложение Альфана о продлении нынешнего соглашения (оговорив, что это ни в коем случае не означает нашего согласия на новую базу соглашения), чтобы иметь возможность подготовиться к предстоящим переговорам.

Срочно сообщите указания.

Суриц, Синицын


[1] Копия телеграммы была направлена в НКВТ СССР.

[2]Директор департамента торговых соглашений министерства торговли и промышленности Франции.

[3] 26 ноября 1937 г. посол Франции в СССР Кулондр посетил заведующего Экономической частью НКИД СССР Б. Д. Розенблюма. Как видно из записи беседы, посол вручил «меморандум, содержащий французскую критику действующего торгового соглашения», и предложил заключить торговое соглашение на 1938 г. на основе установления соотношения между советским экспортом во Францию и советским импортом из Франции. Розенблюм ответил, что французское предложение «основано на известном недоразумении. Соотношение между экспортом и импортом уже сейчас существует. Как сказано, мы на 100% покрываем заказами наш ввоз во Францию, пользующийся определенными льготами. Какое еще соотношение хочет французская сторона? Ведь не может же французская сторона претендовать, чтобы мы покрывали нашими заказами такой наш экспорт во Францию, как экспорт нефти, марганца или льна, т. е. экспорт таких товаров, в которых Франция особо заинтересована». Кулондр, не оспаривая это разъяснение, попросил сообщить ему конкретные цифры, характеризующие размеры советского экспорта и заказов во Франции в 1937 г.

11 декабря заместитель народного комиссара иностранных дел СССР В. П. Потемкин вручил Кулондру памятную записку, в которой указывалось: «Согласно оперативным данным Наркомвнешторга, экспорт из СССР во Францию за первые 9 месяцев 1937 г. составлял 82,8 млн. руб. Из этой суммы около 60 млн. руб. падало на товары, не пользующиеся во Франции таможенными льготами и поэтому не подлежащие компенсации заказами (балансы, нефтепродукты, руды, икра, лен, конволос, лектехсырье, пушнина). Товаров, пользующихся такими льготами и подлежащих компенсации, было завезено во Францию на 22,8 млн. руб. (пиломатериалы, уголь, бензол, парафин, крабовые консервы, чечевица, сухофрукты, замша). На эту сумму должны были быть выданы, в соответствии со ст. 4 соглашения от 11 января 1934 г., заказы. Между тем на практике в первые девять месяцев 1937 г. было выдано заказов на 30,7 млн. руб., т. е. обязательство СССР было значительно перевыполнено». «Особо обращает на себя внимание, — отмечалось далее, — то обстоятельство, что реализация советских заказов во Франции наталкивается на серьезные трудности. В частности, с большим трудом были размещены заказы на станки и другое оборудование из-за неприемлемых условий, предъявляемых некоторыми французскими поставщиками. Часть заказов не могла быть размешена вовсе ввиду отказа французских фирм их принять даже после достижения соглашения об условиях заказа («Шнейдер — Крезо»). Из-за высоких цен, неприемлемых условий в отношении сроков поставки, валюты платежа и т. д., требуемых французскими фирмами, советские организации, к сожалению, вынуждены были перенести реализацию ряда значительных заказов в другие страны». В записке указывалось также, что предложение французской стороны «изменить базу соглашения в сторону установления соотношения между экспортом СССР во Францию и импортом СССР из этой страны представляется лишенным основания. Действительно, уже по действующему соглашению установлено соотношение между советскими заказами во Франции и экспортом во Францию товаров, пользующихся таможенными льготами. Что касается других товаров, не пользующихся такими льготами, то это в основном сырьевые товары, во ввозе которых особо заинтересована Франция и которые имеют свободный доступ на все международные рынки. Было бы неправильным требовать за ввоз этих товаров компенсации заказами. Из этого явствует, что основа существующего соглашения является наиболее справедливой и обеспечивающей интересы обеих сторон».

В результате дальнейших переговоров в Париже 31 декабря 1937 г. было заключено соглашение о продлении на 1938 г. временного торгового соглашения между СССР и Францией от 11 января 1934 г. Соглашение подписали; с советской столоны — полпред Я. З. Суриц и заместитель торгпреда СССР во Франции А. С. Синицын, с французской — министр иностранных дел Дельбос и министр торговли и промышленности Шапеаль.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.