Письмо Заместителя Народного Комиссара Иностранных Дел СССР Полномочному Представителю СССР во Франции Я. З. Сурицу. 19 декабря 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Датировка: 
1937.12.19
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 671-673.

19 декабря 1937 г.

Дорогой Яков Захарович,

Весьма малоутешительное впечатление производят англо-французские переговоры в Лондоне и дипломатическое турне Дельбоса в Варшаву и столицы стран Малой Антанты. Рукою неисправимых соглашателей — англичан и наших друзей французов, раболепно следующих лондонской указке, — нанесены новые удары международному авторитету Лиги наций и концепции коллективной безопасности. Можно сказать, что на наших глазах и Англия, и Франция отходят от своих прежних позиций в обоих указанных вопросах и определенно сползают в сторону враждебного нам международно-политического лагеря.

1. Как известно, в угоду Гитлеру официальное коммюнике об англо-французских переговорах обошло полным молчанием Лигу наций и, напротив, определенно подчеркнуло намерение обоих правительств содействовать умиротворению Европы путем «свободных переговоров». Чемберлен прямо поставил перед французами вопрос: не расположены ли они пожертвовать 16-й статьей Устава Лиги наций для того, чтобы облегчить возвращение в Женеву Германии. Когда французы возразили, что все заключенные ими договоры основываются на упомянутой статье, Чемберлен не решился настаивать на своем предложении. Он лишь ограничился замечанием, что, может быть, было бы целесообразно параллельно с Лигой наций создать специальную группу государств — либо вышедших из состава Лиги, либо еще в нее не вошедших.

2. Как англичане, так и французы признали, что гитлеровская концепция двусторонних пактов может быть полезным дополнением к системе многочленных договоров. Этот тезис Дельбос развивал некоторым из своих официальных собеседников в странах Малой Антанты. Что касается собственно франко-советского и чешско-советского договоров о взаимной помощи, то нельзя сказать, чтобы их международный авторитет укрепился в результате англо-французских переговоров и сношений Дельбоса с представителями союзных и дружественных Франции правительств. Чемберлен, как сообщил Вам Поль Рейно[1], относится к франко-советскому пакту «без энтузиазма». Французам, очевидно, пришлось вновь — и в который раз — оправдываться в заключении этого пакта и добиваться от англичан, чтобы они против него не возражали. В глазах таких политиков, как Чемберлен, значение нашего договора с Францией чисто негативное: этот договор удерживает СССР от соглашения с Германией. Иден пошел несколько дальше: он заявил Шотану и Дельбосу, что одобряет наш пакт, и даже собирался утешить т. Майского этим сообщением. Насколько нам известно, т. Майский так и не получил до сих нор этого «утешения». Зато Шотан пустился на весьма откровенное объяснение с англичанами: он заявил, что можно было бы и совсем не говорить о франко-советском пакте, если бы только Англия дала Франции достаточные гарантии ее внешнеполитической безопасности.

Настоящему штурму подверглись и франко-советский и чешско-советский пакты со стороны Бека при встрече последнего с Дельбосом. По-видимому, французский министр иностранных дел не сумел или не захотел противопоставить резким выпадам Бека сколько-нибудь членораздельные возражения. Зато со своей стороны Дельбос весьма охотно распространялся перед своими официальными собеседниками в Варшаве и в странах Малой Антанты о «подрывной работе» Коминтерна, о «внутреннем ослаблении» Советского Союза, об «утрате» нами международного авторитета. Наконец, Дельбос договорился до признания необходимости для нас удовлетворить требования Румынии в бессарабском вопросе, если мы хотим сотрудничества с румынами и их принципиального согласия на эвентуальный пропуск наших войск через румынскую территорию.

Боюсь, что не без ведома Дельбоса распространилась версия о том, что мы пригласили его посетить Москву, но он-де от этого отказался. Но что сам Дельбос, не удовлетворяясь кратковременным разговором с Нейратом на Силезском вокзале, склонен вновь встретиться с министром иностранных дел Гитлера в обстановке, располагающей к более плодотворному обмену мнениями, представляется вполне правдоподобным. Недаром, невзирая на сопротивление Комера, он заставил его ехать в Берлин к Геббельсу. Некоторым утешением является то, что все же эта затея получила должную огласку и надлежащее освещение в некоторой части иностранной печати.

3. Приходится констатировать, что нынешний официальный представитель Франции в Москве менее всего способен или расположен противодействовать охлаждению своего правительства к сотрудничеству с СССР. Вы сами мне сообщали о характере донесений Кулондра в Париж[2]. Нам известно, что и в Москве Кулондр действует не так, как полагалось бы послу дружественной нам страны. Он ведет с представителями дипкорпуса паникерские разговоры. Он собирает антисоветские сплетни. Он аккуратно информирует японского посла о каждом разговоре, который имеет с нами. Он позволяет себе резониться с нами по поводу постановки кандидатуры Димитрова на выборах в Верховный Совет, доказывая, что мы тем самым опрокидываем свой собственный тезис о различии между Советским правительством и представителями Коминтерна. Он закатывает нам истерики из-за мелких бытовых затруднений, проявляет величайшую скаредность и требовательность в вопросе о новом помещении французского посольства, задерживает выдачу нам виз на въезд во Францию, уже разрешенных из Парижа. Не хватал звезд с неба и Альфан[3]. Все же в сравнении с ним Кулондр представляется мелкотравчатым обывателем.

С товарищеским приветом

В. Потемкин


[1] Об этом Поль Рейно, лидер французской партии умеренных радикалов, находившейся в оппозиции, говорил Я. З. Сурицу 14 декабря 1937 г., вскоре после своей поездки в Лондон, где он встречался с премьер-министром Великобритании Чемберленом и другими официальными лицами. Телеграфируя об этой беседе в НКИД СССР, полпред отметил также, что, по словам Рейно, «страх перед войной большей частью связывается там с Италией, которая в виду переживаемых катастрофических внутренних затруднений может искать выход на путях авантюр. В этом смысле высказывался Чемберлен. Он же говорил, не без тревоги, о растущей мощи Германии, особенно ее авиации». Рейно указывал также, что, по мнению Чемберлена, «Гитлер не хочет войны. Вывод: не нужно отталкивать Германию, не следует уклоняться от переговоров с ней. Так Чемберлен оправдывал и визит Галифакса». Другие собеседники Рейно указывали на «законность германских пожеланий относительно сырья и рынков» и «основательность немецких жалоб на Чехословакию».

[2] В телеграмме в НКИД СССР 26 ноября 1937 г. Я. З. Суриц указывал, что беседах с видными французскими деятелями министр иностранных дел Дельбос говорил, что он «испытывает все больше сомнений насчет возможности и эффективности сотрудничества с СССР. Аргументировал он это сведениями, поступающими, в частности, от Кулондра».

[3] Посол Франции в СССР с июня 1933 г. по ноябрь 1936 г.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.