Письмо Заместителя Народного Комиссара Иностранных Дел СССР Полномочному Представителю СССР во Франции Я. З. Сурицу. 19 декабря 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1937.12.19
Источник: 
Документы внешней политики СССР. Т. 20. Январь – декабрь 1937 г. / Министерство иностранных дел СССР; - М.: Политиздат, 1976., стр. 673-675.

19 декабря 1937 г.

Дорогой Яков Захарович,

Из письма т. Гиршфельда[1] о состоянии переговоров о заключении между СССР и Францией постоянного торгового договора мы пришли к выводу, что французы ни по одному из вопросов, по которым у нас остались разногласия, не обнаруживают склонности идти на какие-либо уступки. Больше того, по одному из этих вопросов, а именно о ретроактивной силе договора, они даже несколько отступили от своей первоначальной позиции.

Эту свою позицию французы, в частности де ла Бом, пытаются обосновать тем, что «у Франции нет, по существу, материальной заинтересованности в постоянном торговом договоре» и что де ла Бом является сторонником договора исключительно по «морально-политическим» соображениям. Смысл этой позиции, естественно, сводится к тому, что уступки должны быть сделаны только советской стороной.

Мы полагаем, что позиция де ла Бома не выдерживает никакой критики. Политически французы, конечно, не в меньшей степени, нежели мы, заинтересованы в создании надлежащей правовой базы для советско-французских торговых отношений, Но и помимо этих политических соображений мы полагаем, что ряд постановлений торгового договора, в особенности постановление, касающееся поселения, представляют для французов значительно больший интерес, нежели для нас. Стоит лишь напомнить о том, что в связи с отказом наших компетентных органов в продлении пребывания в СССР некоторым французским гражданам французское посольство прислало нам официальную ноту со ссылкой на то, что эти действия властей противоречат духу переговоров о торговом договоре в части, касающейся поселения[2]. Серьезный интерес представляют также для французов статьи, касающиеся порядка выдачи виз. Таким образом, заявление об отсутствии материальной заинтересованности следует рассматривать лишь как тактический маневр с целью побуждения нас пойти на дополнительные уступки.

Я полагаю, что при нынешней внешнеполитической линии французского правительства у нас нет каких-либо оснований делать дальнейшие уступки, которые шли бы вразрез с нашими деловыми интересами. Даже если считаться с тем, что сохранение нами наших требований приведет к дальнейшей затяжке переговоров, мы в этом большой беды не видим, тем более что французское правительство, быть может, фактом заключения с нами торгового договора пожелает затушевать свою нелояльную позицию по отношению к СССР в ряде важнейших политических вопросов.

Переходя к конкретному содержанию оставшихся разногласий, отмечаем следующее:

1. Формула о посещении консулами арестованных. Французское предложение в случае его принятия дало бы французам право требовать допуска консулов во время предварительного следствия, что для нас неприемлемо.

2. О предварительных мерах. Французы категорически отказываются в этом, имеющем для нас чрезвычайную важность, вопросе пойти на какие-либо уступки. Между тем большие трудности для торгпредства проистекали именно из возможности применения к нему предварительных судебных мер, что во французских условиях обозначает по существу полный произвол по отношению к имуществу торгпредства. Если мы не получаем свободы от предварительных мер, то режим постоянного торгового договора в этом отношении нам мало что дает по сравнению с временным торговым соглашением, действие которого будет продлено.

3. Дело «Сосифрос». Мы много раз заявляли французам, что мы здесь должны получить категорические заверения, что дело будет кассировано. Мы не можем допустить, чтобы и при наличии постоянного торгового договора над торгпредством продолжало тяготеть это дело с постоянной возможностью наложения ареста на его имущество. Поэтому необходимо добиваться передачи дела «Сосифрос» в кассационный суд и не подписывать торгового договора до благоприятного решения этого суда, с тем чтобы после передачи дела на новое рассмотрение в результате кассационного решения суд был обязан применить ретроактивную формулу.

4. Экстерриториальность помещения торгпредства. Это единственный вопрос, в котором мы могли бы уступить, учитывая, что при наличии семи экстерриториальных лиц наши практические интересы будут обеспечены предоставлением экстерриториальности помещению этих семи лиц и обслуживающего их персонала. Однако НКВТ просит нас не спешить с этой уступкой впредь до переезда торгпредства в новое помещение.

Мы не говорим уже о том, что, судя по словам де ла Бома, имеется, по существу, и пятое разногласие — формально не достигнутое соглашение о ретроактивной формуле. Правда, мы полагаем, что в этом вопросе, отступая назад по сравнению с предыдущей позицией, французы делают тактический ход. Таким образом, не только общеполитические соображения, но и чисто деловые мотивы диктуют твердую линию поведения в вопросе о заключении постоянного торгового договора. Вам надлежит и в дальнейшем со всей решительностью отстаивать нашу линию поведения, предоставив французам инициативу путем уступок сдвинуть переговоры с мертвой точки, на которой они сейчас находятся.

С товарищеским приветом

Потемкин


[1] Имеется в виду письмо советника полпредства СССР во Франции Е. В. Гиршфельда в НКИД СССР от 11 декабря 1937 г., в котором он, в частности, сообщал о беседе с заведующим отделом торговых отношений МИД Франции де ла Бомом, состоявшейся 10 декабря. Последний ознакомил с результатами своих переговоров с министерствами финансов и юстиции. «Министерство финансов, — говорится в письме, — дало согласие на предложенную нами систему паушальной суммы налогов, отказывается от контроля книг, но просит предоставить ему право требовать «некоторые разъяснения» относительно наших операций... Министерство юстиции, по словам де ла Бома, продолжает оставаться на прежней отрицательной позиции в отношении ретроактивной формулы. Другими словами, министерство Юстиции возражает против того, чтобы эта формула даже косвенно могла быть использована в отношении дела «Сосифрос», т. е. министерство юстиции желает таким образом затруднить кассацию дела «Сосифрос». Несмотря на сопротивление министерства юстиции, де ла Бом надеется провести ретроактивную формулу в полной редакции». В то же время, как следует из письма, де ла Бом заявил, что «не считает возможным и целесообразным ставить перед Дельбосом вопрос о разрешении спора МИД с министерством юстиции насчет ретроактивности перед правительством без согласования других вопросов».

[2] Имеется в виду нота от 1 ноября 1937 г.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.