.. Автономная Калмыцкая Область

Автономная Калмыцкая Область

При нажатии на карту изображение можно увеличить

Карты Калмыкии 1928 г. в разном разрешении с сайта wikimedia.org

Автономная Калмыцкая Область образована постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 4/XI 1920 г. Территория ее составилась из частей Астраханской, Царицынской и Ставропольской губерний и Терской и Донской Областей, занятых калмыками. Революционные события 1917 г. и годы гражданской войны тяжело отразились на хозяйстве Калмобласти, оказавшейся театром военных действий и пострадавшей от набегов из-за пределов Области, бандитизма внутри Области, а также исключительной засухи 1921 г. Поворот к восстановлению хозяйства начинается с 1922 г. в связи с общим подъемом хозяйственной жизни Союза.

Территория Калмыцкой Области в административном отношении делится на 9 улусов (уездов). Улусы делятся на аймаки, соответствующие русским волостям, представляющие собой в то же время земельные объединения. Аймаки в свою очередь делятся на хотоны — поселки. Съезды Советов Калмыцкой Области происходят в Калмыцком Базаре (около 10 км от Астрахани), центральные же учреждения размещены в Астрахани. Шестой съезд Советов Калмыкии в 1925 г. постановил перевести центр Области в Элисту.

Калмыцкая Автономная Область, простираясь с запада на восток на 380 км и почти на столько же с юга на север, занимает площадь в 74.513 кв. км. В отношении физико-географических условий она довольно разнообразна. В климатическом отношении наиболее благоприятной для развития хозяйства является юго-западная часть Области — Б.‑Дербетовский улус, чем и объясняется зимнее движение кочевников-скотоводов на юг. Средняя годовая температура на крайнем юге равна +10° С, на севере +8° С, наиболее жарким является июль со средней температурой в +25° С и наиболее холодным — январь — 6° С. Количество выпадающих осадков колеблется от 160 мм на юго-востоке до 400 мм на юго-западе. Из особенностей климата Калмыцкой Области следует отметить упорные и сильные ветры, представляющие опасность выдувания посевов и вспаханной почвы. В то же время значительная продолжительность безморозного периода создает чрезвычайно благоприятные климатические условия для южных культур и, при условии осуществления крупных мелиораций, открывает широкие перспективы интенсивному земледелию, Поверхность Калмыцкой Области — равнина, лежащая ниже уровня океана и составленная из Арало-Каспийских отложений. Низменная степь к востоку от Ергеней делится на глинистую и песчаную. Глинистая степь отличается ровным рельефом и тянется от подножья Ергеней на восток, постепенно переходя в песчаную: на севере — почти до Волги, на юге — не доходя 90‑100 км до Каспийского моря, Песчаная степь представляет собой бугристую поверхность. Ергенинская возвышенность (до 120‑160 метров высотою) тянется от Маныча на север. Это — плоскогорье со слабым склоном на запад и крутым — на восток. Реки западного склона текут лишь во время таяния снегов и сильных дождей, однако, дают возможность устройства оросительных прудов. Реки восточного склона образовались из родников и представляют собой прекрасные источники не только для водоснабжения, но и для орошения. Особым характером отличается местность по долине Маныча, изобилующая солеными озерами и обширными лиманами, и район “Черней” — приморская полоса северной части Каспия с сильно изрезанной береговой линией. Колебания уровня воды дают здесь обширнейшие заливные сенокосы. В отношении снабжения водой Калмыцкая Область находится в неблагоприятных условиях. Только в районе Ергенинских родников имеется хорошая вода и в достаточном количестве. В остальных частях Области приходится пользоваться преимущественно неглубокими грунтовыми водами. Они всюду разбросаны по степи, но вода в них часто солоноватая, к тому же ее очень мало. В приволжской полосе есть хорошая вода, но там приходится рыть глубокие колодцы. В почвенном отношении наиболее благоприятной для сельского хозяйства является юго-западная половина Больше-Дербетовского улуса, где имеются черноземы и темно-каштановые почвы. В остальной части Области отдельными островками встречаются годные для распашки светло-каштановые и бурые почвы. В остальных частях Области залегают солончаки, суглинки, супески и другие мало пригодные для сельского хозяйства почвы. Полезными ископаемыми Область также не богата. Главное значение имеет соль, удовлетворяющая местные нужды населения, при чем, однако, добыча соли падает. Из других ископаемых можно отметить раковистый известняк, песчаник, цветные глины и гипс.

Население Калмыцкой Области по данным переписи 1926 г. было 141,6 тыс. чел. с преобладанием численности мужчин над женщинами (71,7 тыс. мужчин и 69,9 тыс. женщин, т. е, 975 женщин на 1.000 мужчин). Все это население — сельское. Плотность населения на 1 кв. км — 1,9 чел. Более густое население имеется в крайней западной части и крайней восточной Калмыкии. Центральная часть населена значительно слабее. Здесь, главным образом, сосредоточено кочевое население. Из общего количества населения калмыки составляют 75,6%, русские — 10,7 украинцы — 10,3%, немцы — 1,8%, татары — 0,7% и 0,9% — прочие. Русские, кроме рассеянных всюду небольших групп, образуют местами целые селения, достигающие значительных размеров. Калмыки в местах, ныне занятых ими, появились впервые в XVII веке. Выходцы из Джунгарии — западной части Монголии, где они входили в Ойратский союз, из которого выделились Торгоутское и части Хошеутовского и Дербетовского племен, дошли в 1632 г. в составе 50.000 кибиток до левого побережья Волги. Последующая история калмыков это — постепенное подчинение их русской власти. Постепенно калмыки были оттеснены оседлой русской колонизацией от берега Волги и к середине XIX века в их распоряжении остались лишь 4 прогона к Волге. Вторая половина XIX века ознаменовывается русской иммиграцией в калмыцкую степь, в результате которой калмыцкая территория оказалась изрезанной русскими и отчасти немецкими селениями, в то время как для обоседления калмыков было сделано крайне мало.

Живут калмыки в кибитках, сделанных из деревянной решетки, обтянутой кошмой — войлоком. В крыше проделано отверстие, которое служит источником света и дымоходной трубой. Кибитки, естественно, смрадные, грязные, тут же вместе со скотом ползают дети. У калмыков, ведущих полукочевой образ жизни, жилища еще хуже. Они устроены в землянках — глубоких ямах, сверху покрытых досками, обмазанными глиной, В таком жилище никогда нет ни солнечного света, ни свежего воздуха. Одежда у калмыков тяжелая, теплая, крайне негигиеничная. Женщины к тому же с детского возраста уродуют себя, одевая узкие камзолы, стягивающие грудную клетку и не позволяющие ей развиваться. Это одна из причин обилия туберкулезных среди калмыков вообще и женщин — в особенности.

До сих пор калмыки живут родами. Старший в роде — ава — пользуется особым почетом, Его кибитка всегда выделяется среди остальных. Старшинство в роде — наследственное. В семье главой является муж или его отец. Женщина не пользуется никакими правами в семье, она в полном смысле слова — раба. После смерти своего мужа она становится женой младшего брата покойного мужа. Сохранению обычаев, позволяющих держать калмыков в темноте, много способствует духовенство (калмыки — буддисты).

С ликвидацией гражданской войны и бандитизма, с возвращением после амнистии ушедшего во время войны населения проявилась значительная тяга калмыков к обоседлению, еще усиленная кризисом скотоводства. Это сопровождалось массовым приливом калмыков в Б.‑Дербетовский улус.

Сельское хозяйство. Из всего земельного фонда Калмыкии в 7,5 млн. га на долю чистых пастбищ приходится 40%, солонцеватых пастбищ — 21%, пашни — менее 5%, около 2% — на сенокос, менее ½% — на болота с камышами (годные для эксплуатации) и почти ⅓ всех земель — совершенно неудобных. Из пашни ⅘ приходится на долю западного Б.‑Дербетовского улуса. В общем итоге продукции сельского хозяйства животноводство в 1926/27 г., по расчетам Облплана, дало 56% (20,7 млн. руб.), луговодство — 22%, полеводство — 13% и рыболовство — 9%; в 1925/26 г. на животноводство приходилось 43% на луговодство — 30%, полеводство — 15% и рыболовство — 12%. За исключением тех мест, где развито земледелие, право личного пользования землей в Калмобласти не существует, не существует даже закрепления земли за аймаком и улусом. Это особенно относится к пастбищам. Хотя границы между аймаками существуют, но они вовсе не означают пределов, переходить которые не разрешается жителям других аймаков со своими стадами. В другом положении сенокосные угодья. Право пользования ими закреплено за аймаками, а иногда и хотонами, но не во всех аймаках одинаково. В одних случаях единственным ограничением является срок, ранее которого косить нельзя, а после которого всякий член аймака может косить где угодно и сколько угодно и распоряжаться скошенным сеном по собственному усмотрению; в других случаях не разрешается косить на продажу, реже распространено полное право распоряжения сенокосом, когда владелец отведенного ему участка может даже продать сено на корню. В значительном большинстве случаев при различных видах пользования сенокосами, скошенное сено делится между членами аймаков пропорционально наличному скоту. Пашня в скотоводческом районе отводится обыкновенно в определенных местах и остается в пользовании вспахавшего до запуска под залежь. В Б.‑Дербетовском улусе имеется оформленный в 1872 г. отвод земли аймакам (по 30 дес. на мужскую душу и 6 дес. в запас), исключительное право аймаков на свои земли в отношении всех видов угодий, установленное деление пашни и сенокосной травы между членами общества и общее нераздельное и неограниченное использование пастбища. Земледелие развито преимущественно в Б.‑Дербетовском улусе, затем в М.‑Дербетовском, Манычском и северной части Богацохуровского улуса, в остальных улусах земледелие почти вовсе отсутствует из-за неблагоприятных природных условий. Здесь произрастают пшеница, рожь, ячмень, просо, овес, кукуруза, горчица, подсолнух и проч.; в небольшом количестве культивируется виноград, Большинство калмыков, плохо снабженных орудиями и не привыкших к земледельческому труду, не засевают полей самостоятельно, сдавая их преимущественно русским за деньги и на испольных началах. Посевная площадь в Калмыкии за последние годы все увеличивается; так, в 1924 г. под посевной площадью было 33,9 тыс. га, в 1925 г. — 39,5 и в 1926 г. — уже 50,1 тыс. га. При этом посевные площади под главными зерновыми хлебами в абсолютных размерах хотя и увеличиваются, но слабее, чем вся посевная площадь: в 1924 г. под ними было 32,7 тыс. га, в 1925 г. — 35,3 и в 1926 г. — 42,2 тыс. га; только по кукурузе и ячменю наблюдается некоторый рост доли их в общей посевной площади, а по ржи и пшенице — падение. Большой рост показывают бахчи и некоторые другие культуры, в частности горчица.

В отношении садоводства и огородничества Б.‑Дербетовский улус не имеет благоприятных условий, поскольку интенсивные культуры требуют здесь искусственного орошения. Как засухоустойчивая кустарниковая культура, имеет место культура винограда, занимающая в настоящее время несколько десятков гектаров. Ергенинский район имеет более благоприятные условия для культуры плодовых деревьев, винограда, огородных овощей, клещевины и табака. Но ограниченное количество воды и здесь не позволяет широко развить садово-огородные культуры. Отсутствие благоприятных условий сбыта ограничивает производство продуктов огородничества и садоводства пределами местного спроса. Кроме Ергеней, районом, благоприятным для интенсивных культур при условии искусственного полива, является побережье Каспийского моря в Яндыко-Мочажном и Еркетеневском улусах. Правда, калмыцкое население захвачено интенсивным земледелием в очень незначительной мере. Рыбный промысел при неналаженности сбыта овощей и плодов отвлекает внимание даже русского населения от садоводства и огородничества. Но их будущее развитие здесь обеспечено.

Скотоводство является главным занятием калмыцкого населения. Для низменной степи оно — единственная отрасль хозяйства, для Ергеней — главная, но и в районах преобладания земледелия (Б.‑Дербетовский улус) и рыболовства (Каспийское побережье) скотоводство сохраняет видное место. Вполне точных данных о количестве скота в Калмобласти нет. По данным Облплана в 1926 г. в Калмобласти было лошадей 16,4 тыс., крупного рогатого скота — 245,3 тыс. (коров в том числе — 90,6 тыс.), овец — 412,9 тыс., коз — 27,9 тыс., свиней — 7,9 тыс. и верблюдов — 6,9 тыс. В следующем 1927 г. скотоводство дало крупный рост, особенно по овцеводству и крупному рогатому скоту. Скотоводство в самые последние годы хотя и оправляется от пережитых кризисов, но размеры его значительно ниже, чем в довоенное время. Это особенно относится к самой доходной статье калмыцкого скотоводства — коневодству, сократившемуся примерно в пять раз, овцеводство сократилось в 2‑2,5 раза; крупный рогатый скот сократился несколько слабее. В виду отсутствия возможности заготовки необходимого количества запасов корма на зимний период, нередка массовая гибель скота от сильных морозов, буранов, гололедицы; кроме того, большое скопление скота в лучших местах для зимней пастьбы является благоприятным обстоятельством для развития эпизоотий.

Разводимый в Калмыкии крупный рогатый скот широко известной калмыцкой породы обладает чрезвычайной выносливостью и очень не взыскателен к корму и воде; молочность его незначительна. Из пород овец — калмыки предпочитают разводить калмыцкую курдючную овцу. Разведением более ценных пород занимаются русские, преимущественно в районах Чилгиря, Улон, Эрге и Элисты. Коневодство, медленно угасавшее еще со второй половины ХIХ века, получило сокрушительный удар во время гражданской войны. Оно резко уменьшилось численно, и погиб лучший племенной материал. Главными рынками сбыта скота в Калмобласти являются Калмыцкий Базар и Сталинград; кроме того, скот сбывается на ярмарках, в пограничных русских селениях Северо-Кавказского Края, Астраханской губернии, в Элисте, Приютном и даже в Ростове-на-Дону. Калмыцкое скотоводство, потрясенное годами гражданской войны, уже не обеспечивает существование некоторых групп хозяйства. В условиях кочевого скотоводства только хозяйство, владеющее более, чем 10 головами скота, способно к дальнейшему развитию. Хозяйства, владеющие 6‑10 головами, поддерживают свое существование на одном уровне. Меньшее (до 6) число голов скота уже обрекает на полуголодное существование и заставляет искать сторонних заработков. На сколько измельчали калмыцкие скотоводческие хозяйства, показывают данные обследований 1909 и 1924/25 гг.

Число хозяйств в группе в %% к общему числу хозяйств

Годы
Без скота
С числом голов
Итого
1‑5
6‑10
11‑15
16‑50
51 и выше
1909
3
42
17
9
22
7
100
1924/25
36
43
11
4
5
1
100

При этом в 1909 г. высшей группе (свыше 50 голов) принадлежало более половины всего скота по Области. В 1924/25 г. эта концентрация также весьма еще велика, хотя и несколько слабее; почти половина скота приходится на 2 верхние группы (свыше 15 голов).

Рыболовство является одним из основных подсобных, а для некоторых групп единственным заработком, В общем в Калмыкии 20% хозяйств занимаются рыболовным промыслом, при чем в отдельных улусах (Яндыко-Мочажный) этот процент поднимается до 72%. Главной отраслью рыболовство является в низменной степи (Сарпинские озера), в Приволжской и Прикаспийско-дельтовой части Области. Как указано выше, рыболовство в настоящее время составляет до 10% всей продукции сельского хозяйства Калмыкии, Рыболовством калмыки занимаются давно. Начав с простых чернорабочих, калмыки в береговой полосе постепенно втягиваются в этот промысел, из них вырабатываются опытные ловцы. Обычно организуясь в небольшие группы, калмыки начинают выступать в качестве мелких рыбопромышленников. Скотоводство на побережье или вовсе перестает существовать как самостоятельное хозяйство или отодвигается на второй план. Этому способствовала также более густая заселенность побережья, За последнее время рыболовство сильно упало. По обследованию РКИ в 1925 г. количество судов (разных) у ловцов-калмыков сократилось против довоенного времени почти в 4 раза, причем наиболее распространенные — подчалки — даже в 8 раз. В предыдущие годы, до 1925 г., урон был еще больший; в 1925 г. калмыки получили кредит на восстановление рыболовства, Калмыки имеют свой рыбопромышленный трест, ведущий работы по приему, лову и переработке рыбы. В 1925 г. им было заготовлено около 10 тыс. тонн рыбы при 1.500 рабочих, в 1926 г. — 17 и в 1927 г. — 21,5 тыс. тонн. Осенью 1927 г. калмыцкое рыболовство получило тяжелый удар от сильного шторма, унесшего в море большое количество рыбацких судов и снастей. Из других заработков небольшое значение имеет изготовление из чакана (род камыша) цыновок, которые идут частью на покрытие кибиток, частью на продажу соседнему русскому населению. Развит также промысел по выделке разного рода войлочных изделий. Остальные промыслы населения, заключающиеся в работе на соляных домках, в уходе на сельскохозяйственные работы в пограничные русские села, в выпасе русского скота и чумачестве с берегов Волги и Каспийского моря за Маныч и Куму, имеют также немаловажное значение.

Промышленности в Калмобласти почти нет, если не считать отмеченной выше рыбной промышленности (Калмыцкий рыбный трест) и соляной промышленности. Соль добывается в многочисленных соленых озерах. До конца XIX века в Калмыцких степях добывались многие десятки тыс. тонн соли, которая шла не только для местного потребления, но и для рыбных промыслов. С проведением железной дороги от озер Эльтон и Баскунчак значение калмыцких промыслов сильно упало. Однако, до войны здесь все же добывалось до 30 тыс. тонн. В настоящее время добыча соли значительно меньше. Вся валовая продукция местной промышленности Калмыкии составила в 1924/25 г. 1,5 млн. руб., а в 1925/26 г., в связи с хорошим ловом, удвоилась.

Оптовая торговля Калмобласти почти целиком сосредоточена на окраинах Области (Калмбазар) и в соседних русских городах (Сталинград, Черный Яр, ст. Торговая), Внутри Области остается торговля товарами повседневного потребления, Весь посреднический торговый оборот в 1924/25 г. определялся в 3,3 млн. руб., а в 1925/26 г. — в 4,9 млн. руб. Из этого оборота на долю кооперации приходится 55%, остальные 45% — на частную торговлю.

Кооперация. В сентябре 1925 г. общее число кооперативов равнялось 42 с 8,7 тыс. членов. ⅔ всех кооперативов — потребительские общества, затем кредитные сельскохозяйственные товарищества и два рыбопроизводственных товарищества. Деление это, однако, чисто формальное, так как все кооперативы выполняют самые различные функции. Первичные кооперативы объединены в Облсоюзе.

Калмобласть совершенно лишена железно-дорожных и водных путей сообщения, На восточной границе она соприкасается с Волгой и Каспийским морем, но значение последнего сильно умаляется благодаря плоским берегам и мелям. Центр Области ждет пересечения его железной дорогой от Астрахани до ст. Дивное, которая соединит Калмыкию с Северным Кавказом. Грунтовые дороги за время гражданской войны пришли в упадок. В настоящее время восстанавливается старый почтовый тракт Астрахань — Элиста — Кресты. Вдоль морского побережья тянется Астраханско-Кизлярский тракт с многочисленными параллельными дорогами, Центр степи имеет единственное почтово-телеграфное учреждение в Элисте. Для улучшения связи заканчивается в настоящее время областная радиосеть, включающая все улусные исполкомы.

На 1/IV 1927 г. членов профсоюзов числилось 5,7 тыс., из них 23% — работников сельского хозяйства, 33% — промышленной группы и 43% — совторгслужащих.

Народное просвещение. По переписи 1920 г. процент грамотности калмыцкого населения по всей Области равнялся 3,7%, при этом среди мужчин он доходил до 7%, а среди женщин опускался до 0,5%. Количество школ в 1926/27 г. I ступени было 129 и II ступени — 6 и 2 техникума, Учащихся в них —около 8,5 тыс., из которых 58% — калмыков. Число учащихся в школах соцвоса и профобра составляло около 6% против среднего по РСФСР — 8,1% от всего населения, Преподавание ведется еще на русском языке. В ближайшие годы решено постепенно переходить на обучение калмыков на родном языке. Политпросветительная работа развита еще очень слабо. Последнее объясняется трудностью ведения этих работ при кочевом населении, В 1926/27 г. было ликпунктов 55, совпартшкол — 1, библиотек — 5, изб-читален — 29, клубов — 10.

Народное здравоохранение. У калмыков мы имеем совершенно определенный и, по-видимому, давно начавшийся процесс вымирания. Причины этого заключаются в условиях их жизни, их быте. Самое основное — кочевой образ жизни — уже является одним из факторов вымирания. Кочевки, грязь, холод зимой, спиртные напитки (“арька”) — все это не может благотворно действовать на состояние калмыков. Среди калмыков свирепствуют сифилис и другие венерические болезни и туберкулез. Калмык часто предпочитает еще и теперь обращаться в случае болезни не к врачу, а к знахарю-гелюну, хотя за последние годы обращение к врачам и в больницы все более и более расширяется благодаря большим мерам, предпринятым НК Здравом РСФСР. Тяжело больного калмыки просто выкидывают из кибитки.

На всей территории Калмыкии работали в 1925 г. 12 врачебных участков, из них 9 — с больницами (в них 290 коек), 1 койка приходится, следовательно, на 500 чел., 1 врачебный участок с радиусом действия в 14,2 км — на 12 тыс. чел. Все эти коэффициенты для других автономий ниже, но, учитывая условия кочевой жизни, нельзя считать это положение вполне благоприятным.

Местный бюджет Калмыкии был равен в 1925/26 г. по доходной части 1.815 тыс. руб., в том числе 1.013 тыс. руб. пособий из общегосударственных источников. В 1926/27 г. общая сумма поступлений составила по назначению 2,288 тыс. руб., в том числе пособий из общегосударственных средств 1.525 тыс. руб.

Народное хозяйство Калмыкии переживает тяжелый кризис, вызванный разрушением скотоводства в гражданскую войну. Недостаток скота ставит со всей остротой вопрос об обоседлении калмыков. Вопрос этот не новый, он поднимался еще в середине прошлого столетия. Но тогда, при достаточной обеспеченности скотом, не было экономических оснований для реконструкции хозяйства. Теперь они налицо, и обоседление началось стихийно. Регулирование этого процесса и помощь государства должны создать условия для развития народного хозяйства Области.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.