Узбекская Социалистическая Советская Республика

Узбекская Социалистическая Советская Республика

Кликнув по изображению его можно увеличить

Карты Узбецкой ССР в разных разрешениях с сайта wikimedia.org

До революции на территории Средней Азии, подчиненной бывш. Российской империи, существовали две политические единицы: Бухарское и Хивинское вассальные ханства и Туркестанское генерал-губернаторство.

Взаимоотношения между РСФСР, Бухарой и Хорезмом (Хивой) после революции регулировались договорами и военно-политическими соглашениями от 13/IX 1920 г. (с Бухарой) и 4/III 1921 г. (c Хорезмом). Этими договорами РСФСР безоговорочно признала полную самостоятельность и независимость (суверенитет) Бухары и Хорезма.

Провозглашенная в 1918 г. Туркестанская АССР, входившая РСФСР, являлась социалистическим советским государством, построенным по образцу РСФСР. Бухарская и Хорезмская Республики, являясь по типу своему не социалистическими, а народными государствами, своими основными законами несколько отличались от Туркреспублики. Основным различием между ними было отношение к частной собственности (охрана “в пределах, указанных законом”, неприкосновенности частной собственности в бухарской и хорезмской конституциях). По структуре власти все три республики были с самого их возникновения очень похожи одна на другую. В экономическом  отношении они были органически связаны друг с другом, при чем рядом соглашений эта связь была еще более закреплена. В 1924 г. по волеизъявлению всех населяющих Среднюю Азию народностей из Туркестана, Бухары и Хорезма выделились Туркменская и Узбекская ССР, а оставшиеся части Туркестана и Хорезма населенные казаками (киргиз-казаками) и кара-калпаками, присоединились к Казахской АССР, федерирующейся с РСФСР; населенные же кара-киргизами образовали Киргизскую АССР, также входящую в РСФСР.

После национального размежевания Средней Азии, к Узбекской ССР отошли следующие районы о преобладающим узбекским или таджикским населением 1) от Туркестанской АССР — юго-восточная оседлая часть Сыр-Дарьинской области, центральная часть Ферганской области, почти вся Самаркандская область, кроме северного пустынного кочевого казакского района, и весь Памир; 2) от Бухары — почти вся ее территория, кроме долины Аму-Дарьи от Келифа до Дарган-ата; 3) от Хорезма — наиболее плодородная и густонаселенная часть Хивинского оазиса.

В начале 1925 г. внутри УзССР была выделена Таджикская АССР, составившаяся из горных районов бывш. Самаркандской области, восточной (горной) Бухары и Памира. Из последнего в 1925 г была образована Горно-Бадахшанская Автономная Область.

Территория УзССР лежит между 36° 40'‑41° 35' с. ш и 62° 20' в. д. (от Гринвича) и занимает площадь в 340,4 тыс. кв. км, из которых на долю собственно Узбекистана приходится 186,3 тыс. кв. км[1]. На севере УзССР граничит с РСФСР (с Киргизской АССР, Казакской АССР и Кара-Калпакской Автономной Областью); на юге — с Туркменской ССР и Афганистаном (по Аму-Дарье); на востоке — с Китайской Республикой (по Сарыкольскому хребту, отделяющему Памир от Кашгарии). Китайская граница, идущая по гребню одного из величайших горных хребтов в мире, малодоступна. Напротив, афганская граница во многих пунктах легко переходима, так как через Аму-Дарью имеется много удобных переправ.

Собственно Узбекистан по данным 1926 г. делится на 10 округов, 66 районов, 1.734 сельсовета. Один из районов — Камимх (Кенимех), населенный казаками и кара-калпаками, является самостоятельной административной единицей, подчиненной непосредственно УзЦИК.

УзССР, расположенная далеко от океана, среди обширнейшего материка отличается в общем сухостью воздуха, незначительной облачностью, обилием света, небольшим количеством осадков, жарким летом и сравнительно холодной зимой. Климат носит континентальный характер с резкими колебаниями температур.

Рельеф местности оказывает очень большое влияние на характер климата. На равнине до абсолютной высоты, приблизительно 400‑500 метров, господствуют условия типичных пустынь. Выше, приблизительно 1.000 метров абсолютной высоты, создаются условия более влажного климата степей и предгорий; а еще выше климат постепенно приобретает горный характер, с большим количеством осадков и более равномерным их распределением в году, с меньшими амплитудами температурных колебаний.

Лето, при малой облачности и ясном небе, очень сухое и жаркое и продолжается на равнине и в предгорьях не менее 5 месяцев — с мая по сентябрь. Самый жаркий месяц — июль: в среднем температура его колеблется от 25,4° до 32°. Самый холодный месяц — январь, средняя температура которого колеблется от  ‑2,6° до +3 °. Зимними месяцами можно считать декабрь, январь и февраль. Весна сравнительно короткая — продолжается два месяца — март и апрель. Лишь выше — в горах — весна наступает позднее, скорее наступает осень и наблюдается более низкая температура летом и в среднем за год. Впрочем, лето и в обитаемой полосе в горах (до абсолютной высоты 1½‑2 км) тоже сравнительно теплое, но лишь более короткое.

Средние годовые температуры на равнине колеблются от 13° до 17,6°. Абсолютные колебания температуры очень велики. Максимумы почти всюду выше 40° и в исключительных случаях превышают 47,5°. Поверхность сухой почвы нагревается при этом очень сильно — выше 70°. Минимальные температуры сравнительно очень низки, до — 25° и ниже. Зимние холода не дают возможности произрастать в УзССР чувствительным к морозам южным многолетним растениям; в то же время, благодаря жаркому лету здесь могут развиваться самые требовательные к теплу однолетники.

В зависимости от индивидуальных условий каждого года сильно меняется как общая годовая сумма осадков — в общем незначительная — так и распределение их в году. Так, например, в Ташкенте годовая сумма осадков колеблется от 140 до 500 мм при средней многолетней около 350 мм. Месячные количества осадков колеблются еще больше. В общем наблюдаются два месяца с наибольшим выпадением осадков: один — зимой, а другой — весной.

В физико-географическом отношении УзССР представляет сравнительно небольшую часть и “Внутренней или Средней Азии”, которая является “совокупностью всех замкнутых областей материка Азии, не имеющих стока к открытому морю”.

Часть территории Узбекистана (район Кахимих) лежит в центральной части и на южной окраине огромной пустыни Кызыл-Кум (“Красные пески”). Площадь ее в пределах УзССР далеко не везде покрыта песками. Степные пространства очень велики и чередуются с солонцами и отдельными группами невысоких (до 1.000 метров), но скалистых, диких и безжизненных гор.

Вода в Кызыл-Кумском бассейне встречается во многих местах. Кроме глубоких колодцев с солоноватой водой и луж (хак), образующихся от снеговых и дождевых вод, в возвышенных местах пустыни имеются пресные ключи, вода которых собирается в открытые или закрытые подземные бассейны (сардоба).

Из степных пространств в состав Кызыл-Кумского бассейна входит Голодная Степь, которая о северо-востока окаймляется средним течением Сыр-Дарьи. Залегая между западными отрогами Тянь-Шаня на севере и Памиро-Алая на юге, Голодная Степь представляет обширное (свыше 10 тыс. кв. км), почти совершенно ровное пространство, из которого меньшая часть принадлежит УзССР. Почва Голодной Степи состоит из темно-серой глины; местами попадаются солонцы. Вода получается исключительно из колодцев с солоноватой водой. Узким проходом у Ходжента Голодная Степь соединяется с Ферганской долиной. Замкнутая почти со всех сторон высокими горами, миндалевидная долина Ферганы имеет в длину около 300 км при наибольшей ширине около 170 км. Благодаря мягкому климату, плодородной, местами лессовой почве и сравнительному обилию воды, стекающей с гор, Фергана является одним из наиболее богатых, цветущих и густонаселенных районов Узбекистана. Но центральная часть долины, ограниченная с севера Сыр-Дарьей, в большей своей части представляет сглаженную, однообразную, маловодную и почти необитаемую равнину, на которой встречаются солончаки, летучие пески и соленые озера. Довольно обычным в долине Ферганы типом пустынных пространств является также щебневая и галечная пустыня (дешт). Участки ее, иногда площадью до 50 и более кв. км, встречаются по окраине долины. Степи, поросшие большею частью полынью и колючкой, чередующиеся с солонцами, распространены и на юге Узбекистана, где между западными предгорьями Гиссарского хребта и Аму-Дарьей расположено обширное степное, местами каменистое пространство, известное под именем Срединной степи (“Урта-Чуль") и сливающееся на западе с пустыней Кызыл-Кум. Остальное пространство равнинного Узбекистана занято культурными густонаселенным оазисами, которые окаймляют подошвы хребтов или по течению более крупных рек выбегают далеко в степь.

Равнины Узбекистана опоясаны цепью возвышенностей, уходящих далеко вглубь азиатского материка. Горные цепи Узбекистана принадлежат двум великим системам Центральной Азии — Тянь-Шанской и Памиро-Алайской. западные части которых расположены в СССР, а восточные — в Китае. Тянь-Шанская система представляет по своей длине, сложности складок, количеству разветвлений и обилию снегов и ледников самый могучий горный массив Центральной Азии. Наибольшая длина ее — свыше 2.000 км; средняя высота отдельных хребтов — 3.000‑4.500 метров; высота некоторых вершин — до 7.500 метров (Хан-Тенгри). В пределы УзССР входят только некоторые юго-западные отроги этой горной системы.

Система Памнро-Алайская расположена к югу от Тянь-Шаня, значительно короче, но зато выше и компактнее. Максимальная длина ее — около 1.500 км (считая и степные горы в низовьях Аму-Дарьи). Высота хребтов и перевалов этой системы достигает 5.000 метров, а отдельных вершин — 8.000 метров (Мустаг-Ата в Китае). В состав ее входит Памирское нагорье.

Из рек, орошающих Узбекистан, наибольшее значение имеют Зеравшан, Кашка- Сыр- и Аму-Дарья с ее притоком Сурханом. В долине Зеравшана лежат три узбекских округа — Самаркандский. Зеравшанский и Бухарский с населением около 1.200 тыс. человек. Зеравшан берет начало в Таджикистане на высоте 2.500 метров из огромного ледника и выходит из гор широкой и многоводной рекой, но ниже Бухары представляет уже небольшую речку, которая, не доходя 20 км до Аму-Дарьи, иссякает среди песков. Длина Зеравшана — около 650 км. Судоходство невозможно.

К югу от средней части долины Зеравшана между западными оконечностями хребтов Зеравшанского и Гиссарского расположена довольно значительная система реки Кашка-Дарья (св. 150 км длины). Она берет начало в горах несколькими довольно многоводными и быстрыми истоками, ниже города Бек-Буди сильно разбирается на орошение, постепенно мелеет и, наконец, иссякает в степи. Система ее орошает своими водами Кашка-Дарьинский округ.

Северо-восточный угол Узбекистана орошается Нарыном и Кара-Дарьей. Нарын принадлежит Узбекистану только своим нижних течением (около 50 км), там, где он выходит из гор в Ферганскую долину. К юго-востоку от города Намангана Нарын (в 700 км от истока) сливается с Кара-Дарьей. Кара-Дарья (250 км длины) составляется в пределах Киргизской АССР из двух горных рек и течет на юго-запад по Ферганской долине. Соединенные воды Нарына и Кара-Дарьи текут, под именем Сыр-Дарьи, через западную часть Ферганской долины. Многочисленные притоки, стекающие с гор, окаймляющих с юга и севера Ферганскую долину, целиком разбираются у предгорий на орошение и не доходят до реки. Судоходство производится на каюках (лодках) и плотах ниже Ходжента. Сильной помехой судоходству являются Беговатские пороги. В бассейне Кара- и Сыр-Дарьи (до порогов) расположены три округа Узбекистана: Андижанский, Ферганский и Ходжентский. В районе с. Чиназ, у единственного железнодорожного моста, в Сыр-Дарью впадают два притока, берущие начало в Чаткальских горах; Ангрен в Чирчик, орошающий большую часть Ташкентского округа. Остальная его часть (Голодная Степь) орошается из Сыр-Дарьи. Ниже устья Чирчика Сыр-Дарья вступает уже в пределы Казакской АССР. Аму-Дарья принадлежит Узбекистану только небольшой своей частью: в бассейне двух последних ее притоков — Сурхан-Дарьи и Ширабад-Дарьи — лежит Сурхан-Дарьинский округ. Далее, Аму-Дарья вступает в пределы Туркменистана, и только в низовьях ее, на левом берегу, лежит Хорезмский округ, отрезанный от остального Узбекистана туркменской и кара-калпакской территорией.

Земледелие в Узбекистане возможно как на орошенных землях (оби), так и на не орошенных (богара, ляльми); но в большинстве случаев по климатическим условиям страны оно вполне преуспевает лишь при искусственном орошении полей. Источниками орошения в Узбекистане являются преимущественно небольшие горные реки и речки, представляющие благодаря быстрому своему падению особые удобства для выведения из них оросительных каналов (арыков). Каждая такая речка при выходе из гор на более ровную местность распадается на множество арыков, которые, раскидываясь веерообразно по пологому скату, подобно исполинской кровеносной системе разносят воду по всему оазису и, дав ему жизнь, сами иссякают в степи. В бассейнах крупных рек — Сыр-Дарьи а Аму-Дарьи — наибольшее ирригационное значение имеют их горные притоки; главные же реки, вследствие трудности выведения из них каналов, мало используются для оросительных целей. Исключением являются лишь низовья Аму-Дарьи, где расположен Хорезмский оазис; но здесь, вследствие слабого падения реки, воду из каналов приходятся поднимать на поля посредством водоподъемных колес — “чигирей”. Почтя все реки Узбекистана вытекают из вечных снегов и ледников, наиболее интенсивное таяние которых происходит летом. Поэтому половодье в них совпадает с периодом наибольшей потребности в ирригационной воде для орошения. Орошение производится обыкновенно самотеком воды в открытых каналах; последние, по мере удаления от своего начала (головы), делятся на магистрали второго, третьего и следующих порядков, превращаясь, наконец, в небольшие арыки, проводящие воды на отдельные участки земли. Число арыков, орошающих отдельные районы, очень велико, а общая долина их в Узбекистане достигает нескольких тысяч километров. Почти все оросительные каналы Узбекистана сооружены коренным населением края. До революции русскими была построена только одна значительная оросительная система — Голодно-Степская. Начиная с 1924 г. советская власть приступила к сооружению ряда новых больших оросительных каналов; за 1½ года орошено около 24 тыс. га новых земель, преимущественно под посевы хлопка. Недостаток воды для орошения полей вызывает в некоторых местностях борьбу за воду, проявляющуюся иногда в крайне резкой форме, в пограничных районах, поэтому, на важнейших междунациональных источниках орошения организованы паритетные комиссии, регулирующие водопользование и порядок выполнения натуральных повинностей населения по текущему ремонту и очистке оросительных каналов.

Вся искусственно орошаемая площадь Узбекистана составляла, в общей сложности в 1926 г. 1.516,4 тыс. га против 1.809,6 тыс. га в 1915 г. Распределение этой поливной площади по бассейнам рек видно из следующих цифр:

Бассейны рек
Общие поливные обеспеченные водой,
площади в тысячах гектаров
1915 г.
1925 г.
1926 г.
Сыр-Дарьи
970,0
703,9
817,0
Зеравшана
470,0
378,9
429,0
Аму-Дарьи
174,0
111,0
121,0
Сурхан-дарьи
103,0
46,0
52,4
Кашка-Дарьи
92,5
97,0
97,0
Итого
1809,5
1.326,8
1516,4

К 1931 г. эту площадь предполагается расширить приблизительно до 2 млн. га.

Население. По переписи 1926 г. в Узбекистане (без Таджикской АССР) проживает 4.447,6 тыс. жит., в Таджикистане — 707,2 тыс. жит., и УзССР (вместе с Таджикистаном) — 5.236 тыс. жит. (3,6% населения СССР).

По округам Узбекистана население распределяется следующим образом:

Округа УзССР
Простран­ство
(тыс. км)
Население (тыс. душ)
Плотность населения
(число жит. на 1 кв. км
Город­ское
Сель­ское
Всего
Андижанский
7,7
182,8
611,8
794,6
103,5
Бухарский
16,9
61,0
330,6
391,6
23,1
Кашка-Дарьинский
27,4
39,1
304,5
343,6
12,5
Самаркандский
19,9
132,5
394,4
526,9
26,5
Сурхан-Дарьинский
20,9
16,5
186,1
202,6
9,7
Ташкентский
15,2
340,9
333,3
674,2
44,3
Зеравшанский
18,1
34,3
243,7
278,0
15,4
Ферганский
11,5
158,5
515,8
674,3
58,5
Ходжентский¹
10,0
67,4
157,6
225,0
22,5
Хорезмский
6,0
29,3
284,8
314,1
52,3
Авт. Район Камимих
32,7
22,7
22,7
0,7
Итого
186,3
1.062,3
3.385,3
4.447,6
23,9

Примечание к таблице:

¹ Вместе с Исфанским районом.

Гражданская война болезненно отразилась на населении Узбекистана, так что сельское население за 9 лет уменьшилось на 3‑5%; одновременно происходил отлив городского населения из тех районов, где особенно было развито басмаческое движение, в более спокойные местности. Начиная с 1923 г. в Туркестане и с 1924 г. в Бухаре и Хорезме наблюдается восстановительный процесс, в результате которого через год-два население Узбекистана достигнет довоенной численности.

Отличительной особенностью всех среднеазиатских республик является численное преобладание мужчин над женщинами. В Узбекистане на 1.000 мужчин приходится: в городах — 893 женщины, в сельских местностях — 883 женщины.

По национальностям население Узбекистана распределяется по переписи 1926 г. следующим образом:

Национальности
В городах
В сельской
местности
Всего
В городах
В сельской
местности
Всего
Тысяч душ в процентах
Узбеки
605,0
2.694,5
3.299,5
67,0
79,6
74,1
Таджики
119,3
231,3
350,6
11,1
6,8
7,9
Русские и украинцы
224,3
44,8
269,1
21,2
1,3
6,1
Казаки
2,6
102,8
105,4
0,2
3,0
2,4
Курама
0,1
50,0
50,1
0,0
1,5
1,0
Киргизы
1,9
77,5
79,4
0,2
2,3
1,8
Арабы и туземные евреи
18,3
23,9
42,2
1,7
0,7
1,0
Прочие
90,8
160,5
251,3
8,6
4,8
5,7
Итого
1062,3
3.385,3
4.447,6
100,0
100,0
100,0

Узбекская народность, подобно соседним турецким народам, составилась из различных племен монгольского, турецкого, арабского и иранского происхождения, и в настоящее время находится лишь в стадии формирования, правда, более поздней, чем туркменская, где племя еще совершенно заслоняет национальность. Большая часть узбекских племен до сего времени сохранила свои древние названия и обособленность, отличается друг от друга этнографическим типом, отчасти образом жизни и историческими воспоминаниями. Образование Узбекской Республики после размежевания 1924 г. и связанный с ним подъем национального самосознания должны ускорить этот процесс формирования народа из конгломерата племен. В связи с этим формированием узбекского народа, постепенно исчезает название “сарт”, значение которого было совершенно различным в равные века, и которое применялось к самым различным народностям. В настоящее время узбеки делятся на большое количество племен (около 80), из которых многие подразделяются на более мелкие ветви (всего свыше 150 названий). Некоторые по своей численности — ничтожны; численность других определяется десятками и даже сотнями тысяч человек. Среди  одних совершенно нет чувства племенной солидарности, для других племенная или родовая связь определяет только политический уклад жизни, для третьих — регулирует всю хозяйственно-экономическую деятельность. Имена многих племенных групп отличаются изумительной многовековой прочностью и свидетельствуют о существовании племен, которые давно уже казались вымершими. Подвергаясь различным влияниям на своей обширной территории узбеки сильно изменились прежде всего в бытовой отношении. Чистых кочевников среди них, правда, немного — всего около 100.000 человек, но зато налицо все градации полуоседлого состояния. Подавляющее большинство, однако, уже вполне осело на земле. В отношении языка установлена наличность, по меньшей мере, четырех узбекских говоров: ферганского, ташкентского, самаркандского, бухарского и хивинского, при чем совершенно еще не изучены узбекские говоры в бассейнах Кашка-Дарьи и Сурхана, равно как и говоры узбеков-горцев (напр., локайцев), афганских и кашгарских узбеков. Узбеки составляют подавляющее большинство сельского населения во всех округах, кроме Ходжентского, где преобладают таджики, и района Камимих с кочевым казакским населением. В городах процент узбеков снижается: в городских поселениях двух округов — Ходжентского и Сурхан-Дарьинского — национальным большинством являются таджики; они же составляют около 40% городах Самаркандского округа. Русских (240,9 тыс.) много только в Ташкентском округе, преимущественно в европейской части города Ташкента. Казаки и курама (смесь киргиз-казаков с узбеками) встречаются преимущественно в Ташкентском округе. Киргизы — только в Ферганской долине, арабы — преимущественно в селениях долины Зеравшана и отчасти Кашка-Дарьи; туземные евреи — главным образом, в городах долины Зеравшана; кроме того, в низовьях Зеравшана и Кашка-Дарьи и в Нуратинских горах встречаются туркмены, в Ферганской долине и районе Камимих — кара-калпаки, и в Андижанском округе — уйгуры (т. н. “кашкарлыки” — выходцы из Западного Китая). Коренные жители Узбекистана, за малыми исключениями — мусульмане-сунниты. Вся жизнь их до последнего времени была ограничена узкими и мертвыми рамками ислама. Женщины-узбечки считались низшими существами, находились в полном подчинении у мужа, вели замкнутый образ жизни и даже ели отдельно от мужчин, Деление дома на наружную, парадную, мужскую половину и внутреннюю, черную, женскую сохранилось и до настоящего времени. Внешним признаком зависимого положения женщины является паранджа — безобразный серый халат с узкими длинными рукавами, заброшенными на спину и скрепленными внизу. Узбечка при выходе из дома набрасывает на голову паранджу и, кроме того, закрывает лицо черной сеткой из конского волоса (“чалпан”). Существует еще многоженство. Заключение брака до последнего времени рассматривалось, как торговая сделка между отцом невесты и женихом, который за уплаченную им сумму (“калым”) становился собственником женщины. Подлинное раскрепощение женщины началось только с 1927 г., когда многие женщины открыли лица и сняли паранджу — символ их прежнего угнетения.

Сельское хозяйство. Узбекистан является страной с преобладанием сельского хозяйства, как источника существования населения. Не только почти все сельское население, но и часть городского тесно связана с землей, занимаясь земледелием в пригородных местностях и даже в пределах городской черты. В стране преобладает по преимуществу поливное земледелие. Система хозяйства в Узбекистане всецело зависит от способов орошения, следовательно от климата и орографии местности. В результате мы встречаем в стране все виды и формы сельского хозяйства — от первобытного экстенсивного кочевого скотоводства до высоко интенсивного полеводства с преобладанием ценных промышленных культур (хлопка) и садоводства. Между этими двумя крайними точками располагаютя различные, сельскохозяйственные системы все возрастающей интенсивности: 1) полукочевое экстенсивное скотоводчоско-земледельческое хозяйство; 2) земледельческое экстенсивное богарное хозяйство 3) Смешанное поливное и богарное земледелие; 4) интенсивное поливное земледелие с преобладанием наиболее трудоемкой поливной культуры — риса. Приемы и способы обработки земли в Узбекистане в общем довольно примитивны. Усовершенствованные земледельческие орудия и тракторы начали вводиться только в 1924 г. со времени национального размежевания. В 1926/27 г. тракторов было 1.049. Самыми характерными земледельческими орудиями являются: 1) кетмень — универсальное ручное орудие вроде мотыги, заменяющее лопату, заступ, лом и иногда даже плуг, 2) омач — примитивный деревянный плуг, обыкновенно запрягаемый парой быков, взрывающий землю на глубину 10‑15 см, но не перевертывающий пласт; перевернутый омач заменяет и борону.

До революции в Узбекистане, как и в других частях Средней Азии, в земельных отношениях сохранились еще пережитки родового быта и, наряду с проникновением капиталистических форм хозяйствования, очень большое распространение имеют полуфеодальные, крепостнические формы. Образовавшиеся из разрозненных участков разорившихся крестьян, помещичьи хозяйства развивались не путем введения более культурной техники, а на основе все усиливающейся эксплуатации дехканина. Издольщина (чайрикерство) — очень распространенная форма ведения такого хозяйства, которая приводит к закабалению издольщика, не могущего отработать свой долг, и при почти полном отсутствии промышленности и общем аграрном перенаселении вынужденного из года в год отрабатывать этот кабальный договор.

Только с проведением земельно-водной реформы 1925 г. эти отношения были уничтожены, были ликвидированы помещичьи и другие нетрудовые хозяйства, чайрикеры и часть безземельных была наделена землей декретами ЦИК и СНК Узбекистана от 2/XII 1925 г. о национализации земли и воды и о земельной реформе. Согласно этому декрету полностью ликвидированы помещичьи хозяйства площадью свыше 35‑50 дес. (в зависимости от района) с конфискацией у них всего живого и мертвого сельскохозяйственного инвентаря. Также полностью отбирались земли у лиц живущих в городах и не обрабатывающих землю трудом своей семьи (с конфискацией скота и инвентаря у некоторых из этой категории) и у лиц, хотя и живущих в кишлаках, но не обрабатывающих земли силами своей семьи и живущих за счет нетрудовых доходов.

Кроме того, у хозяйств, имеющих земля свыше определенной нормы (7‑10 дес.), хотя и ведущих хозяйство силами своей семьи, отбираются излишки сверх этой нормы для наделения мало- и безземельных. Всего в 4 областях Узбекистана (Ташкентская, Ферганская, Самаркандская и Зеравшанский округ) было отобрано свыше 230 тыс. га, из которых 20,2% приходилось на долю помещичьих земель, 26,7% — земли сверх установленных норм, 15,7% — земли городского населения, 12,8% — земли государственные, вакуфные и общественные. В той или другой степени изъятие земли коснулось 25,5 тыс. хозяйств или 4,3% всех хозяйств и 3,4% — хозяйств, живущих в кишлаках.

Отобранные земли в первую очередь передавалась чайрикерам (издольщикам), обрабатывающим их до земельно-водной реформы. Остальные земли переданы годовым рабочим работавшим в данном хозяйстве, а также безземельным и малоземельных хозяйствам. Всего было наделено 621 тыс. хозяйств и 387 артелей, в том числе около 29 тыс. чайрикеров 6,3 тыс. рабочих и 26,5 тыс. безземельных и малоземельных.

В результате этой реформы высшая группа хозяйств по размерам землепользования значительно сократилась и почти исчезла группа безземельных. Несколько сократилось и группа хозяйств с площадью ниже 1,1 га и выросла примерно на ⅕ средняя группа.

Кроме земли почти все вновь наделенные хозяйства были в той или иной мере снабжены живым и мертвым инвентарем и кредитами на вспашку.

По трем из указанных областей (без Заравшанского округа, где реформа была проведена позже, в 1926/27 г.) всего израсходовано было свыше 10 млн. руб., из которых на рабочий скот — 3,4 млн. руб. и на ирригацию — 3 млн. руб.

Вся посевная площадь в 1925 г. составляла 1.595 тыс. га; из них на долю поливных посевов приходилось 1.272 тыс. га, т. е. 80%, и на долю богарных (под дождь или подпочвенную влагу) — 323 тыс. га (20%), Посевная площадь 1926 г. увеличилась до 1.623 тыс. га (69% довоенных размеров), в том числе 1.320 тыс. га поливных и 303 тыс. га богарных. К 1930 г. можно ожидать не только восстановления, но даже некоторого превышения довоенной площади, причем ожидается особенно значительный рост богарных посевов.

Богарные посевы распространены только в четырех округах — Самаркандском, Зеравшанском, Кашка-Дарьинском и Сурхан-Дарьинском, где составляют 40‑50% всей посевной площади. В остальных районах их роль ничтожна — 0,7‑12,8%. На богарных посевах, как правило, засевают только пшеницу (85% в 1926 г.) и ячмень (15%); состав культур на поливных в 1926 г. был следующий: хлопок (30,7%), пшеница (24,2%), рис (10,7%), кормовые травы — люцерна (8,6%), кукуруза и джугара (10,2%), ячмень (5,9%), бахчи и огороды (3,7%), масличные и технические растения (3,2%), бобовые (1,6%) и просо и мак (1,2%).

Валовая продукция полеводства в 1925/26 г. оценивалась в 323 млн. червонных руб., а в 1926/27 г. вследствие несколько пониженных цен — в 321 млн. руб. (в довоенных ценах продукция выразилась в 204 млн. руб. в 1925/26 г. в 205 млн. руб. в 1926/27 г.). Наибольшую ценность и наибольшее значение для всего СССР имеет хлопок. В 1925/26 г. площадь под хлопком в Узбекистане составляла 404,8 тыс. га, собрано было около 340 тыс. тонн хлопка-сырца. Выход хлопка-волокна определяется в 103,5 тыс. тонн, что составляет около 40% производственной программы нашей хлопчатобумажной промышленности на 1926/27 г. Важнейшим хлопковым районом является Ферганская долина — округа Ферганский и Андижанский, дающие в общей сложности 64% всего узбекистанского хлопка-сырца. Меньшее ее значение имеет долина Зеравшана, дающая только 19% сырца, и Ташкентский округ — 11%. В целях поощрения хлопководства и в виду особых условий хлопкового рынка, посевщики хлопчатника кредитуются Главхлопкомом, который контрактует посевы и затем целиком скупает урожай хлопка. Последнее время в этой организации посевов хлопка принимает участие сельскохозяйственная кооперация.

Являясь для СССР важнейшим поставщиком хлопка (в 1926 г. Узбекистан дал 63% всего сбора хлопка в СССР), Узбекистан в то же время и вследствие этого нуждается в привозном хлебе. На 1926/27 г. недостаток в зерновых продуктах определялся в 279 тыс. тонн зерна. Валовая продукция зерновых культур, уступая по своему значению хлопку, все же оценивается почти в 140 млн. черв. руб., в том числе значительная часть приходится на рис. Против посевов риса ведется систематическая борьба, так как он требует очень много воды для орошения. Распространение посевов риса в среднем течении Зеравшана или Кашка-Дарьи влечет за собой недостаток воды для орошения хлопковых посевов в низовьях этих рек. Только в Ташкентском округе, изобилующем водой, в особенности в части его, лежащей на левом берегу Чирчика, можно сеять рис без ущерба для остальных посевов, В этом округе посевы риса получили максимальное развитие — 31,3% всех поливных посевов округа.

Некоторое значение в экономике края имеет садоводство и виноградарство, продукция которых составляла в 1925/26 г. 12,9 млн. руб. Распространены эти отрасли хозяйства в пригородных районах Ташкента и Самарканда и в Ходжентском округе.

Скотоводство в Узбекистане уступает по своему значению земледелию. Общее поголовье скота в 1926/26 г. составляло только 6.172 тыс. голов против 7.306 тыс. в 1914 г. (уменьшение на 29,2%). Особенно сократилось число лошадей — на 41,6%. В 1926/27 г. общее поголовье скота увеличилось до 5.866 тыс. голов. Узбекистан всегда снабжался скотом (в особенности рабочим) со стороны Киргизской и Казакской АССР, отчасти Западного Китая. В общем поголовье стада мелкий скот (овцы в козы) составляет 67% (1926/27 г.). Среди крупного скота преобладает рогатый, затем лошади, ослы и верблюды. Скот используется преимущественно, как продовольственно-рабочий. за исключением бухарских округов, где развивается каракулеводство, имеющее промышленное значение.

Вся валовая продукция животноводства оценивалось в 1925/26 г. в 66 млн. руб. и в 1926/27 г. — в 69 млн. руб.; из них только около 4 млн. руб. приходилось на шелководство, составлявшее в прежнее время очень важную отрасль сельского хозяйства на территории УзССР.

Промышленность. Помимо земледелия и скотоводства, являющихся основными источниками доходов местного населения, крупное значение имеют в Узбекистане и кустарные промыслы, издавна получившие здесь широкое развитие и вполне приспособившиеся к быту и потребностям коренного населения. Почтя все предметы хозяйственного обихода — одежда, туземная обувь, бумажные, шерстяные и шелковые ткани и т. п. — вырабатываются кустарями и расходятся по всему краю. Товарная продукция кустарной промышленности может быть исчислена, вероятно, не менее как в 38‑42 млн. руб.

Фабрично-заводская промышленность в Узбекистане еще только зарождается. Отсутствие средств и кадров квалифицированных рабочих и дороговизна топлива препятствуют ее развитию. К числу особенностей местной фабрично-заводской промышленности следует отнести, между прочим, преобладание мелких частных промышленных предприятий, приближающихся к производствам кустарно-ремесленного типа. В 1926/27 г. было 47 хлопкоочистительных заводов против 199, существовавших в 1913 г.; но продукция их в ценностном выражении составляла около ¾ довоенной. Закрылись, следовательно, самые мелкие заводы. Остальные промышленные предприятия незначительны по удельному весу и обороту. Общее число действующих цензовых промышленных заведений за три года возросло со 106 в 1924/25 г. до 190 в 1926/27 г., а число рабочих в среднем за год — с 10 тыс. в 1924/25 г. до 13 тыс. в 1926/27 г. Валовая продукция промышленности в 1925/26 г. оценивается в 165,3 млн. руб., т. е. 1,6% всей продукции СССР, и в 1926/27 г. — 200 млн. черв. руб., что составило 83% довоенных размеров продукции цензовой промышленности. Из всей валовой продукции 1925/26 г. на обработку сельскохозяйственного сырья падает 92,8%, на обработку промышленного сырья — 5,6% и на добывающую промышленность — 1,6%.

В начале 1927 г. в УзССР организована мощная текстильная фабрика на 40.000 веретен, — первое крупное промышленное предприятие в Узбекистане. Предполагается открытие в Средней Азии второй текстильной фабрики на 60.000 веретен.

В Узбекистане имеются объективные условия для развития крупной промышленности: он удален на тысячи верст от промышленных центров СССР, имеет громоздкое сырье (хлопок, шерсть), емкий рынок и топливные ресурсы — уголь в Туркестанском хребте, и, особенно, белый уголь. Обилие источников водной энергии в Узбекистане и близость их к густо населенным районам открывают широкие перспективы для электрификации страны. Начало ей положено сооружением в 1926 г. мощной гидростанции на арыке Боз-Су, питающей электроэнергией Ташкент.

Торговля. Характерными чертами узбекской торговли являются: огромный круг лиц, занимающихся торговлей; ничтожные обороты каждого в отдельности торгового заведения; специализация предметов торгового обмена; отсутствие по климатическим условиям прочных помещений; преобладание не только в селениях, но и в городах базарной торговли и почти полное отсутствие лавок вне базара. Последний в жизни узбека играет огромную роль: на базар отправляются не только для торговли, но и с целью узнать новости, повидать людей, обменяться впечатлениями и вообще провести время. В городах базар помещается обыкновенно в центре города и представляет систему улиц, проходов и проездов, нередко крытых, по бокам которых тянутся ряды небольших лавок и торговых помещений. В больших городах имеется нередко по несколько базаров. Торговая сеть, по данным УзНКФ, на 1924/25-1926/27 гг. изменилась следующим образом:

Число выданных патентов

 
Оптовая торговля
Розничная торговля
Вся торговля
1924/25 г.
1925/26 г.
1926/27 г.
1924/25 г.
1925/26 г.
1926/27 г.
1924/25 г.
1925/26 г.
1926/27 г.
Всего выдано
1.377
1.700
1.835
37.447
42.965
38.036
38.824
44.565
39.871
 
В %% к общему числу патентов
Государственная
30,1
29,4
37,3
1,0
1,2
1,5
2,1
2,6
3,1
Кооперативная
15,0
12,8
12,6
1,0
1,3
1,7
1,5
1,7
2,3
Частная
54,9
57,8
50,1
98,0
97,5
96,8
96,4
96,0
94,6

Таким образом, здесь обнаруживаются два явления: 1) оптовая торговля в значительной степени сосредоточена в руках обобществленного сектора, тогда как розничной сетью почти целиком владеет частный торговец, 2) доля обобществленного сектора постепенно, хотя и медленно, увеличивается за счет сокращения частного. Последний процесс особенно сказывается на размерах торговых оборотов по секторам торговли. Доля обобществленного сектора в обороте вообще значительно выше, чем частного: из общего посреднического торгового оборота в 718 млн. руб. в 1924/25 г., 994 млн. руб. в 1925/26 г. и 1.084 млн. руб. в 1926/27 г. на долю обобществленного сектора приходилось соответственно: 48,4%, 56,2% и 61,8%, в оптовой торговле роль обобществленного сектора еще выше.

В сельских местностях существует сеть организаций по заготовке сельскохозяйственного сырья. Всего имеется 313 заготовительных пунктов, в том числе 138 хлопковых. Остальные пункты заготовляют животное сырье, хлеб и сухие фрукты. Общая стоимость сельскохозяйственных заготовок выразилась в следующих величинах (в млн. руб.):

 
Плановые
Частные
Все заготовки
1924/25 г.
1925/26 г.
1926/27 г.
1924/25 г.
1925/26 г.
1926/27 г.
1924/25 г.
1925/26 г.
1926/27 г.
Государственная
37,0
102,7
95,3
4,4
6,5
5,0
41,4
109,2
100,3
Кооперативная
13,4
19,2
23,5
13,6
13,7
11,5
27,0
32,9
35,0
Частная
50,4
121,9
118,8
18,0
20,2
16,5
68,4
142,1
135,3

Пути сообщения. Длина железнодорожной сети в Узбекистане достигает 17.790 км — 0,96 км на 100 кв. км территории, т. е. более, чем в 30 раз реже, чем, напр., сеть Украины. Поэтому Узбекистан до настоящего времени является страной по преимуществу грунтовых дорог — колесных, караванных, вьючных — степных или горных и даже пешеходных троп (в высоко-горных местностях).

Судоходство ничтожно. По Аму-Дарье поддерживает сообщение — пассажирское и грузовое — государственная флотилия, состоящая из 8 судов и 13 барж с общим тоннажем в 1.025 тонн. Кроме того, работает частная флотилия, состоящая приблизительно из 600 “каюков” (плоскодонных барок) с грузоподъемностью около 10.000 тонн.

Кооперация развита еще слабо, но растет с каждым годом. Число членов потребительской кооперации возросло с 43,3 тыс. в 1924/25 г. до 157,5 тыс. в 1926/27 г., при чем в деревне с 6,8 тыс. до 72,9 тыс. Количество пайщиков сельскохозяйственной кооперации (без хлопковой) растет значительно медленнее: с 260,9 тыс. членов в 1924/25 г. до 440,0 тыс. в 1926/27 г. Число кооперативов в этом году было около 900. Хлопковая кооперация начала организовываться лишь с 1925/26 г., в 1926/27 г. ею было объединено 461,1 тыс. членов. Кустарно-промысловая кооперация только начинает развиваться, число членов-пайщиков в 1926/27 г. составило всего лишь 15,7 тыс. против 14,7 тыс. в предыдущем году.

Профессиональное движение. Всего организовано в профсоюзах УзССР (на 1/VII 1927 г.) 177,1 тыс. трудящихся, в том число совторгслужащих и прочих работников умственного труда — 61,0 тыс., транспортников и работников связи — 25,3 тыс., работников сельского хозяйства — 40,8 тыс., индустриальных работников без строителей — 31,9 тыс., строителей — 17,1 тыс. Число членов профсоюзов по сравнению с предшествующим годом (1/VII 1926 г.) увеличилось yа 25%.

Народное просвещение. Число грамотных местных жителей ничтожно: среди мужчин — 87% населения от 8 лет и старше неграмотны, среди женщин — 94%, если считать вместе городское и сельское население. Неграмотность сельского населения УзССР до последнего времени достигала огромных размеров: грамотных женщин почти нет, а среди мужчин — их менее 5%. В настоящее время принимаются меры к распространению грамотности и они уже дали некоторые результаты: число школ I ступени увеличилось со времени национального размежевания с 830 до 1.551 в 1926/27 г.; число учащихся в них — с 66 до 85 тыс. В 1926/27 г., кроме школ I ступени, было семилеток 53, школ II ступени — 32, высших учебных заведений — 3, рабочих факультетов — 1, техникумов — 30, профессионально-технических школ — 9. Сеть политпросвета состояла из 1.122 школ по ликвидации неграмотности, 9 совпартшкол, 3 политических школ, 1 коммунистического высшего учебного заведения, 203 библиотек, 163 клубов и 233 изб-читален. По обеспеченности школами УзССР стоит на последнем месте среди всех союзных и автономных республик; здесь мы имеем 41,4 чел. учащихся в школах всех типов на 1.000 душ всего населения против 48,9 чел. в Казакстане, 62,5 чел. в Туркменистане, 92,5 чел. во всей РСФСР и 119,2 чел. в 3СФСР. В виду недостаточного количества сельских школ существуют еще низшие конфессиональные (церковно-вероисповедные) школы — “мактаб” и духовные училища — “медресе”.

Народное здравоохранение. Лечебная сеть УзССР в 1925/26 г. состояла из 44 врачебных участков, 76 самостоятельных фельдшерских пунктов, 73 больниц с 3 тыс. коек и ряд других вспомогательных учреждений, в частности, 40 консультаций по охране материнства и младенчества.

Государственный бюджет УзССР еще дефицитен. Доходы за 1925/26 г. составили 23,3 млн. руб., а расходы 41,4 млн. руб.; за 1926/27 г. доходы исчислялись в 33,9 млн. руб., а расходы в 55,2 млн. руб.

Узбекистан является важнейшей хлопковой базой для промышленности СССР, при чем в обмен на хлопок он получает почти все предметы первой необходимости, недостающие продукты питания (преимущественно хлеб) и рабочий скот. Размеры посевной площади под хлопком зависят в первую очередь от снабжения Республики скотом и хлебом; следовательно, новостроящаяся Туркестано-Сибирская железная дорога, связывающая УзССР с важнейшими скотоводческими и земледельческими районами РСФСР, даст мощный толчок для развития хлопководства в УзССР. Такое развитие значительно ослабит зависимость промышленности СССР от импорта иностранного хлопка, в то же время повысит удельный вес УзССР в народном хозяйстве Союза и теснее свяжет с последним эту молодую союзную республику.

Примечание:

[1] В дальнейшем весь статистический материал относится к Узбекистану без Таджикской АССР

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.