Документы о переговорах представителей немецкой администрации в Каменка-Струмилове с руководителем подразделения УПА «Орлом» о прекращении борьбы с немцами и снабжении отряда УПА оружием

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1944.04.08
Источник: 
Украинские националистические организации в годы второй мировой войны. Том 2 1944-1945 Москва. РОССПЭН 2012 Стр. 123-128
Архив: 
ЦДАВО Украіни. Ф. 4628. On. 1. Спр. 2. Арк. 2, 4—5, 7, 9—12. Копии

г. Львов

2-12 апреля 1944 г.
[Перевод с немецкого языка]

Рапорт капитана жандармерии в Каменка-Струмилово Дальмана командиру жандармерии в Галиции о переговорах с руководителем подразделения УПА «Орлом» о согласии немецкой администрации на переход украинской полиции в УПА

г. Львов    

8 апреля 1944 г.

Совершенно секретно

Государственной важности

При переговорах с командиром одной банды УПА, который называет себя псевдонимом «Орел» и стоит в той же Каменка-Струмилова, последний ясно заявил, что он получил приказ от вышестоящей национал-украинской инстанции потребовать от украинской полиции перехода в его банду, так как украинская полиция при вторжении крупной советско-румынской банды и при приближении Красной Армии была покинута на произвол судьбы немецкой полицией.

При отходе соединений немецкой полиции украинским полицейским постам было холодно объявлено, что они могут оставаться, где хотят. Поэтому украинской обязанностью было спасти украинских полицейских, как соотечественников, от большевизма.

Это намерение Орла стоит в прямом противоречии с утверждением другого руководителя бандеровской организации украинских националистов (сравнить 4-Н-90/44 совершенно секретно), который снова утверждает, что на украинскую полицию было оказано какое-то влияние со стороны бандеровской ОУН или УПА для перехода ее к УПА.

1.    Одна копия идет к делу 4-Н-122/44 совершенно секретно.

2.    Вторая копия идет к делу 4-Н-90/44 совершенно секретно.

3.    Передано согласно приказу через господина командира господину начальнику 4 Хаупштурмфюреру «СС» Краус

К делу «украинская полиция», которое там ведется.

Оберштурмфюрер и уголовный комиссар  

(подпись)

Рапорт капитана жандармерии в Каменка-Струмилове Дальмана командиру жандармерии в Галиции о поставках вооружения УПА по телефонному распоряжению из Львова

г. Каменка-Струмилова    

5 апреля 1944 г.

Секретно

Жандармский взвод Каменка-Струмилова

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Поставка вооружения УПА через предводителя округа.

ОСНОВАНИЕ: Телефонное распоряжение жандармского управления Львова от 5 апреля 1944 г.

Рапорт подал капитан жандармерии Дальман, жандармский взвод Каменка-Струмилово.

Камандиру жандармерии в Галиции

Во Львове

Через жандармское управление во Львове.

Как видно из приложенной копии радиограммы, поданной окружным предводителем в Каменке - Струмилова господину губернатору, он (предводитель -прим. переводчика) передал командиру УПА оружие и боеприпасы. Речь шла об оружии, которое окружной предводитель получил от ШУМА Перехватного стана. Оружие из имущества жандармерии, а также здешнее трофейное оружие не было отдано в распоряжение окружного предводителя.

Сегодня до полудня состоялась встреча здешнего командира УПА с боевым комендантом полковником Мейлером и окружным предводителем. Присутствовали представитель окружного предводителя и я.

После того, как командир УПА был у окружного предводителя 2 апреля

1944 г., полковник Мейлер и окружной предводитель имели разговор у губернатора по относящемуся сюда вопросу.

Командир УПА получил от полковника Мейлера определение поручения по деятельности в боевой зоне.

Возобновление переговоров назначено на 7 апреля 1944 г. на 10 часов в квартире окружного предводителя и в них примет участие представитель от начальника полиции безопасности во Львове.

Капитан жандармерии,

Командир жандармского взвода    Дальман

Командир полиции порядка в Галиции

1-а 1530 — рапорт №438/44 секретно

а)    Командиру полиции и СС Галиции

ц Хд (zHd — zu Händen (нем.) — непосредственно в руки) Командиру бригады СС и генерал-майору полиции Дим.

б)    Командиру полиции безопасности и СД

ц Хц Оберштурмбанфюреру доктору Витиска

Пересылаю: вышестоящую копию и дело жандармского взвода Каменка-Струмилова с копией радиограммы Каменка-Струмилова и прошу принять к сведению.

По поручению оберлейтенанта полиции безопасности.

[Приложение]

2 апреля 1944 г. 20.30

Радиограмма из Каменка-Струмилова губернатору Галиции, ведомственному шефу

После предыдущего соглашения меня посетил сегодня у меня на квартире руководитель организации УПА в районе Каменка. Он носит псевдоним «Орел» (Адлер), 26 лет, заслужил в дивизии «СС» «Мертвая голова» железный крест первой степени. Знак отличия участников пехотных штурмовых атак и серебряный знак отличных раненых. Во время обсуждения, в котором принимал участие и здешний полевой комендант полковник Мейлер, были внесены конкретные решения о сотрудничестве в разведке и тактике в борьбе с большевистскими бандами. Командир УПА получил оружие и боеприпасы. Сообщение из Радзехова о продвижении русских броневиков в районе западнее Стыр не подтвердилось. Наоборот верно то, что расположенные на востоке от Радзехова два галицийских батальона смяты превосходящими регулярными советскими частями и вражеские части продвинулись в окрестности Радзехова. Полевой комендант хочет разговаривать со мной завтра до полудня при губернаторе.

Окружной предводитель    

Неринг

Краткий доклад неустановленного лица о переговорах между руководителем подразделения УПА «Орлом» и представителями немецкой администрации о выработке соглашения о прекращении борьбы и оказании помощи УПА оружием и боеприпасами

г. Львов    

8 апреля 1944 г.

Секретно

Государственной важности

В соответствии с договоренностью 7 апреля 1944 г. в квартире окружного предводителя Неринга в Каменка-Струмилова состоялась встреча руководителей банды УПА Орла и нижеподписавшимся, который взял с собою свидетелем уголовного секретаря Штрейхера. Кроме того, при переговорах присутствовали окружной предводитель Неринг и боевой комендант полковник Мейлер. К концу прибыли еще хаупштурмфюрер «СС» и оберштурмфюрер «СС» мотодивизии «СС» Гогенштауфен, которые разговаривали с Орлом исключительно о военных интересах и хотели принять договор, согласно которому расположенное на этой же территории Подразделения хаупштурмфюрера «СС» не будет бороться с бандой Орла.

Руководитель банды Орел был в немецкой военной форме без погонов и знаков отличия, он носил ленточки железного креста 2-ой степени и медали за Восток, а также знак участника пехотных штурмовых атак, железный крест 1 -ой степени и серебряный знак отличия ранения.

Ему примерно 26 лет, среднего роста, светлые волосы, носит их зачесанными назад и производит очень хорошее впечатление. Он приехал верхом и вел с собою сильного белого жеребца. Его сопровождали два бандита также верхом, вооруженные карабинами и одетые полностью в украинских полицейских.

Прежде всего окружной предводитель Неринг объявил, что предшествующие переговоры между ним и Орлом привели к тому, что Орел будет доставлять сведения о советских, русских и польских бандитах, и за это его банда не будет подвергаться нападению со стороны немцев, если со своей стороны банда будет полностью лояльна относительно немецких интересов. Окружной предводитель Неринг повторил также уже известный факт, что он выдал Орлу несколько оружия и боеприпасов. После этого он просил меня продолжать вести переговоры, поскольку я на то компетентен, я предложил выступить Орлу, чтобы составить о нем впечатление и в дальнейшем установить, имеет ли вообще цель и смысл дискутировать по поводу его взглядов и соответствующих с ним требований. Нужно было быть пораженным тем, что Орел со своей стороны не выставлял абсолютно никаких требований на вознаграждение, а казалось, исключительно серьезно старался убедить всех участников переговоров в том, что он, его подразделение УПА ни в коем случае не занимает враждебных немцам позиций, и к тому же готовы помочь немцам, сколько это в их силах, конечно, без ущемления или помехи их национально-украинским интересам. Единственная просьба, которую Орел прежде как требовал или взаимную услугу была та, что он просил отпустить из тюрьмы полицией безопасности несколько арестованных людей его подразделения УПА, и говорил это с выразительной добавкой, что его и его людей дружественные чувства к немцам никогда не помрачались даже тогда, когда полиция безопасности их не освободила.

После этого я объявил Орлу аналогичные другим переговорам с националистической стороной, проведенным в 4-Н 90/44 совершенно секретно, с серьезным указанием на военную ситуацию данного момента, что украинский элемент, согласно единодушным утверждениям, кажется, упустил момент, когда он мог доказать, что он готов бороться вместе с немецкими силами против большевизма. Я никогда не мог увидеть этой готовности, наоборот, национальный украинский элемент исчерпывал себя в это тяжелое время и перед лицом грозящей опасности большевизма, как и прежде, в террористических атаках против польского элемента, и не развернул, например, такой интенсивной борьбы против польских женщин, детей, деревень. Это состояние должно обязательно измениться, и с точки зрения полиции безопасности с моей стороны Орлу должны быть поставлены следующие требования, от которых нельзя отступить ни шага.

1.    Полная лояльность по отношению к немецким интересам.

2.    Прекращение террористической деятельности над польским населением.

При этом я сделал ограничение, что Орлу и его подразделению УПА не возбраняется по собственной инициативе бороться с польской бандой в лесах.

Но эта борьба не может ни в коем случае распространяться на польское население, деревни или на тех польских мужчин, женщин и детей, которые не принадлежат к бандам. Если Орел сможет доказать, что оседлые поляки и польки работают нелегально или совместно с бандами, то разведывательный материал об этом передать в полицию безопасности и оставить его ей, где он будет реализован, и обвиняемые поляки и польки будут привлечены к ответственности.

3.    Отказ от всякого оказания влияния на украинскую полицию.

4.    Отказ от всякого оказания влияния на галицийскую стрелковую дивизию «СС».

Орел без лишних слов объявил, что он согласен принять эти 4 требования кроме условий пункта 2, лишающего исполнительной власти против подозрительных или виновных оседлых поляков и полек и их поселений. По этому поводу он хочет сначала заручиться согласием своего руководства и повести снова переговоры при следующей встрече.

По вопросу оказывания влияния на украинскую полицию Орел еще пояснил, что украинская полиция его области при вторжении крупных русских банд и Красной Армии осталась без единого указания и без помощи с немецкой стороны, и поэтому он получил приказ от руководства принять оставшуюся в затруднительном положении украинскую полицию и предложить ей перейти в его подразделение. Этот довод Орла стоит в резком противоречии с утверждением посланного бандеровской группой УПА из дела 4-Н 90/44 совершенно секретно, который постоянно оспаривает, что бандеровская группа оказывала такое-то влияние на украинскую полицию.

По вопросу оказания влияния на дезертиров галицийской добровольческой стрелковой дивизии «СС» Орел сказал, что он никогда не примет у себя таких дезертиров и при встрече их вблизи своей банды тотчас же передает их вместе с оружием и боеприпасами обратно немцам, так как по его взглядам они должны быть как солдаты, предавшие свое знамя, нарушившие присягу сообразно с этим наказаны немецкой стороной, которой они изменили.

Орел объявил о своем согласии по указанию немецкой стороны заградить свой отрезок территории в 20 км на восток, против вторжения советско-русских банд или их частей, или, например, взять на себя защиту дорогу Львов - Перемышль от атак саботажа.

Затем Орел передал добытую у советско-русских банд карту, которая указывала какой путь взяла советско-русская крупная банда, чтобы проникнуть в район Каменка-Струмилова. Поэтому Орел просил отдать ему эту трофейную карту при следующей встрече в чем его уверили.

Полковник Мейлер подчеркнул мне еще, что о следующей встрече с Орлом по обсуждении вопроса об отношении к полякам окружной предводитель сообщает мне, *уголовному секретарю Штрейхер и домашней охране.

Прощаясь, Орел56 пригласил меня и Штрейхера на украинский праздник пасхи и просил нас отпраздновать этот праздник с его подразделением. Я считаю, что принять это приглашение имеет служебный смысл, чтобы таким образом иметь возможность увидеть и услышать непосредственно жизнь УПА.

Уголовному секретарю ПІтрейхер — немедленно отпечатать фотокопию трофейной карты в 12 экземплярах.

Господину командиру — для ознакомления

Оберштурмфюрер СС и уголовный комиссар   

(подпись)

_______________________

56    По приговору руководства УПА от 22 июня 1944 г. «Орел» был расстрелян за сепаратные переговоры с немцами, невыполнение поручений руководства, расконспирацию людей, за «искажение ничем на запятнанного пути борьбы ОУН и всего украинского народа за УССД» (Літопис УПА. Нова серія. Т. 12. Киів; Торонто, 2009. С. 576—578).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.