Выступление И.В.Сталина на заседании комиссии II Всесоюзного съезда колхозников-ударников для рассмотрения проекта Примерного устава с/х артели. 16 февраля 1935 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1934.02.16
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 4. 1934 - 1936. Москва РОССПЭН Стр. 390-402
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 138. Л. 68-91. Копия.

№ 146

Выступление И.В.Сталина на заседании комиссии II Всесоюзного съезда колхозников-ударников для рассмотрения проекта Примерного устава с/х артели111

Тов. Сталин. Я думаю прежде всего, товарищи, что надо учесть замечание одного из делегатов Воронежской обл., что там, где говорится о земле, как о собственности народа, имеется в виду только колхозная земля, а между тем, имеются другие земли, совхозные, это тоже народная земля. Это замечание правильное, можно сказать так: «земля, занимаемая артелью», а в скобках сказать: «как и всякая другая земля в СССР есть общенародная государственная собственность». А там, где говорится: «закрепляется за артелью в бессрочное пользование», добавить: «то есть, навечно». Это понятно. Не подлежит ни купле, ни продаже, ни сдаче в аренду. А дальше идет насчет выделения земельных угодий. Этот пункт я предлагаю формулировать таким образом: там, где сказано: «из обобществленных земельных угодий выделяются в личное пользование колхозных дворов», я предлагаю сказать: «выделяется в личное пользование каждого колхозного двора». Это значит, что не должно быть ни одного двора, у которого нет приусадебной земли. Надо сказать «не выделяются», а «выделяются»1* и не «в личное пользование колхозных дворов небольшие участки», а надо сказать: «выделяются в личное пользование каждого колхозного двора по небольшому участку в виде приусадебной земли», а не «приусадебных земель». Если так сказать, то может создаться неясность потому, что есть дворы на юге, где есть несколько угодий. Значит, один двор, одна приусадебная земля. Значит, пункт этот надо сформулировать так: «Из обобществленных земельных угодий выделяется в личное пользование каждого колхозного двора по небольшому усадебному участку в виде приусадебной земли (огород и сад)».

Дальше по пункту, по которому больше всего развернулись прения. Я не согласен с товарищами, которые здесь больше всего храбрятся и говорят: 1/10, 1 /12 части. Это неверно, во-первых, надо оговориться, что приусадебной землей называется и земля, которая находится под постройками. Тов. Кошелева, как и другие товарищи, считает, что приусадебная земля — это вся земля, и под жилым постройками, и под посевами. Мы считаем, что не должна идти в счет та часть приусадебной земли, на которой имеются жилые постройки.

Я полагаю, что условия в нашей стране самые разнообразные. Если взять хлопковые районы, да еще поливные земли, то хлопок этот очень интенсивная культура, она много дает на маленьком участке земли, и я понимаю узбека, который говорит, что больше 12/1001* нельзя давать. Если вычесть землю под жилые постройки, то надо, по моему мнению, дать около 1/4 га. Ведь птица всякая будет, зерно всякое нужно — колхоз им не дает. Если взять табачный район и дать 1 га, то он может жить припеваючи. Если взять пригородные земли здесь, в Московской обл., тоже если дать 1 га, то больше не нужно потому, что огород посеял или ягоды снес в город — и живешь припеваючи. Но есть районы, где скот будет в большом количестве. Если взять районы животноводческие или полуживотноводческие, то, конечно, им 0,5 га не хватит. Мы таким районам хотим дать каждому колхозному двору по 50 овец. Есть районы кочевого животноводства, в Казахстане мы даем по 100 овец в личное пользование, что можно сделать с 0,5 га? Ничего не сделаешь. Стало быть, условия разнообразные, и решение должно это учитывать. Нельзя стричь всех под одну скобку, тем более, что вы должны иметь в виду? Вы здесь храбритесь и крайние речи говорите, но вы должны учесть, что имеется теперь на деле. Возьмите Северный Кавказ и целый ряд районов — Азово-Черноморский край, Кабарду, некоторые районы Украины крупные, некоторые районы Воронежской и Курской обл., там есть по полтора га, и вы все это сразу отрежете у мужика. Не выйдет, будет большое недовольство. Чем больше колхозное хозяйство будет охватывать колхозные дворы, и чем больше внедряется колхозный строи в жизнь, тем меньше будет стремления у колхозного двора расширять свое личное хозяйство. Мы должны это учесть. Мы стали насаждать колхозы в массовом порядке всего лишь каких-нибудь три года. Старое общество строилось сотни лет, и если вы думаете, что новое общество можно построить в три года, вы ошибаетесь. В три года новое общество не построите. Нужны еще годы, чтобы колхозный строй укрепить как следует, а чтобы колхозников не отгонять от себя и не порождать ненужное и совершенно излишнее недовольство, нужно считаться с их мнением. Вы передовые люди, я вас понимаю, что вы очень заботитесь о колхозном строе, о колхозном хозяйстве. Но разве все колхозники такие, как вы? Вы же меньшинство, большинство иначе думает. С этим надо считаться, или нет? Надо. Поэтому я полагаю, что вы должны принять такое решение, в силу которого размеры приусадебной земли колхозного хозяйства могли бы колебаться в зависимости от местных условий. Ниже четверти га не должно быть, до 0,5 га, а в отдельных районах до 1 га. Я боюсь, что это слишком смело, то, что я говорю, может быть, даже нужно повысить норму.

Калинин. Товарищ Сталин, не хватит у нас земли.

Сталин. Во всяком случае, пока что того, что я предлагаю, хватит для того, чтобы не вызвать недовольства у большинства колхозников, у которых имеется сейчас больше, чем 0,5 га.

Ворошилов. Таких все-таки меньшинство.

Сталин. Я бы этого не сказал. В Кабарде не меньшинство, в Майкопе тоже не меньшинство, возьмите Южный Дон — тоже не меньшинство. Вы возьмите некоторые районы Украины. Тут таиться нечего, надо прямо сказать, и большевик — это значит человек, который правды не боится, как бы она плохо ни выглядела, и он говорит ее всю до конца. Есть дворы, у которых имеется по 4 га. Я сам видел. Вот чтобы в крайность не ударяться и чтобы вы, как передовые люди, учли настроение своей армии, которую вы ведете, а у нее несколько другие настроения, надо взять среднее, а среднее будет такое — от 1/4 до 1/2 га. Например, Кошелевой дадим гектар, восточная часть Сибири имеет особые хозяйства, там по 3 — 4 коровы можно иметь в личном пользовании, иначе нельзя. В Казахстане, где животноводство, там по 8 га дается в личное пользование. Там земледелия нет, земледелие никакой роли там не играет; весь народ живет животноводством только.

Как же вы хотите не считаться с этим? Нужно считаться. Разные условия — разные люди. Мы же пишем закон. А устав — это высший закон, основной закон построения нового общества.

Если вы хотите писать закон не для одного колхоза, а для всей страны, надо все учесть, все разнообразие условий.

Я предлагаю поэтому этот пункт спорный формулировать так: «Размеры приусадебной земли, находящейся в личном пользовании колхозного двора (не считая земли под жилыми постройками)», т. Кошелева, не считая. Видите, я уступку делаю, — «могут колебаться эти размеры от 0,25 га (это пригородные районы, очевидно, табачные, хлопковые и прочие) до 0,50 га, а в отдельных районах — до 1 га (голоса: Правильно), в зависимости от областных и районных условий, определяемых наркомземами союзных республик на основе указаний Наркомзема СССР». Наркомзем определяет, в каких районах как маневрировать. Если вы эту штуку примете, я думаю, что это выйдет лучше.

Надо сказать: «обобществляется рабочий скот, весь сельхозинвентарь», и в скобки поставить: «плуг, борона, а остальной мелкий инвентарь не обобществляется».

Чернов. А молотилка?

Сталин. Можно поставить в скобках — плуг, борона, молотилка. Скобки у нас откроются после слова «инвентарь». Весь остальной пункт остается без изменения.

Голос. Тогда лучше сказать: «все с/х орудия производства».

Сталин. Лопата — тоже с/х орудие.

Каганович. Молотилку можно записать.

Калинин. «Плуг и борона» — этим сказано все.

Сталин. «Плуг, борона, молотилка, косилка».

Калинин. Косилка и молотилка обобществляются и теперь.

Сталин. Во всем остальном пункт оставим без изменения.

Следующий абзац. В проекте сказано: «не обобществляются и остаются в личном пользовании члена артели»…2* Надо сказать вместо «члена артели» — «колхозного двора». Речь идет о жилых постройках. Тут мы имеем дело с колхозным двором, и поэтому вместо «члена артели» надо сказать «колхозного двора».

В конце этого абзаца сказано: «хозяйственные постройки, необходимые для содержания скота, находящегося в личном пользовании колхозника». Вместо слова «колхозника» надо сказать «колхозного двора».

К следующему пункту я поправок не имею.

Дальше идет речь о выделении скота для личного пользования. Здесь сказано: «Из обобществленного рабочего скота правление артели в случае необходимости выделяет несколько лошадей для обслуживания личных нужд членов артелей». После слов: «для обслуживания» надо сказать: «за плату», а правление решает, натурой или деньгами. Тут можно и денежную плату допустить, почему нет?

«Артель организует животноводческие товарные фермы». Лучше сказать: «Артель организует животноводческую товарную ферму, а в случае наличия большого количества скота — несколько товарных ферм». Если имеется 5 — 10 свиней, то отдельной фермы создавать не нужно. Не нужно специализацию создавать до сумасшествия. Управление должно быть одно, а скот будет в разных помещениях, а иметь несколько управлений — это излишне.

Каганович. «Можно устраивать смешанные фермы».

[Сталин:] Можно сказать: «Организует смешанную животноводческую товарную ферму, а в случае наличия большого количества скота — несколько специализированных товарных ферм».

Значит, этот пункт сформулировать так: «Артель организует смешанную животноводческую товарную ферму или, в случае наличия большого количества скота, несколько специализированных животноводческих товарных ферм».

Дальше пойдет спорный вопрос. Что касается зерновых, хлопковых, свекловичных, льняных, конопляных, картофелеовощных, чайных и табачных районов, там колхозный двор может иметь в личном пользовании корову и до трех голов молодняка. Видимо, большая часть делегатов склоняется к тому, чтобы одну корову положить на двор и до двух голов молодняка, а не до трех голов. Можно будет так и сказать, как здесь сказано: «Одну корову и до двух голов молодняка».

Насчет свиноматок, тут разноголосица, одни стоят за одну свиноматку, другие — за двух.

Калинин. Тут сказано до двух, значит одну можно иметь.

[Сталин:] Если сказано до двух, то будут иметь двух. Надо сказать: «Одну свиноматку или, если правление колхоза найдет необходимым, двух свиноматок».

[Сталин:] Если правление находит, что это не опасно для колхозного хозяйства, то оно скажет — держи двух свиноматок, а если оно находит, что это опасно, то скажет, держи одну свиноматку.

Голоса с мест. Это правильно.

[Сталин:] Здесь говорится об одном колхозном дворе. Значит, этот пункт надо сформулировать так: «Каждый колхозный двор в зерновых, хлопковых, свекловичных, льняных, конопляных, картофелеовощных, чайных и табачных районах может иметь в личном пользовании корову, до двух голов молодняка рогатого скота, одну свиноматку или, если правление найдет необходимым, двух свиноматок, до 20 ульев».

Голоса. До 20, до 20.

[Сталин:] Неограниченное количество птицы и кроликов и до двадцати ульев, чтобы мужики не обижались.

Дальше примечание — наиболее спорное дело. В примечании только две группы хозяйств указаны: одна группа хозяйств — некочевого животноводства, а другая группа — кочевого животноводства.

Я предлагаю, кроме двух групп еще третью добавить: полуживотноводческие хозяйства. Есть такие хозяйства. Я предлагаю формулировать это примечание, имеющее очень большое значение, так:

«Исключения допускаются, во-первых, для полу животноводческих районов (вроде Дальнего Востока, вроде Восточной Сибири, вроде западной части Бурят-Монголии, вроде некоторых районов Казахстана и Киргизии, может быть, включить сюда и такие районы, как старые районы сильно развитого молочного хозяйства — Вологодский, Череповецкий и, может быть, некоторые районы Северного края, посевернее Вологды)».

Каганович. И, может быть, некоторые районы Полесья и Украины.

Сталин. Возможно. Это пусть определит Наркомзем СССР совместно с наркомземами союзных республик.

Голос с места. Насчет оленей.

Сталин. Безусловно, это тоже можно учесть.

Значит, первая группа — исключение делается для районов полуживотноводческого характера, где допускается иметь в личном пользовании колхозного двора от 2 до 3 голов рогатого скота, от 20 до 25 овец и коз вместе, от 2 до 3 свиноматок.

Чернов (председатель). Тов. Сталин, только сказать не до трех голов крупного рогатого скота, а до трех коров.

Сталин. Очевидно, коров. Если заведется бык, что ж с ним поделаешь? Как же коровы без быка?

Чернов. Молодняк там еще считается.

Сталин. Кроме молодняка.

Во-вторых, для районов некочевого животноводства, где земледелие играет незначительную роль, например, я беру горные районы Северного Кавказа, Дагестана, Карачай, где земледелием люди не живут, где земледелие играет совершенно подчиненную роль. Я имею в виду горные районы Таджикистана, затем горные районы Азербайджана и Карабаха, районы Грузии. Там можно допустить иметь в личном пользовании колхозного двора от 4 до 5 голов рогатого скота с приплодом, от 30 до 40 овец и коз вместе, от 2 до 3 свиноматок с приплодом.

И в-третьих, исключение допустить для районов кочевого животноводства. Я имею в виду целый ряд районов Казахстана, где о земледелии понятия не имеют, скот кочует, никаких ваших 30 — 40 га им не хватит. Им тысячи гектар нужны, потому что кочуют. Я имею в виду часть Бурят-Монголии, где также кочуют люди вместе со скотом и нет никакого земледелия. Хлеб они всегда покупают, до последнего фунта. Имею в виду ногайцев на Северном Кавказе, тоже кочующие со скотом люди.

Яковлев. И калмыки.

Сталин. Отчасти и калмыки, где тоже преобладает кочевое животноводство. Там можно допустить иметь в личном пользовании колхозного двора от 8 до 10 голов рогатого скота, от 100 до 150 овец и коз, от 2 до 3 свиноматок. У них, должно быть, свиней не будет.

Микоян. Можно желудями кормить.

Сталин. Может быть, отходы какие-нибудь найдутся, желуди, дубняки. О свиноматках в третьей рубрике не говорить. Вот первое примечание.

Каганович. Вместо примечания лучше бы пункт, т. Сталин.

Буденный. Рогатого скота или крупного?

Сталин. Там придется оговорку сделать насчет лошадей. Им надо положить обязательно до 10 голов1*, верблюдов надо положить от 5 до 8 голов. Без этого там жить невозможно, имейте в виду.

Страна наша большая, условия самые разные. Если этого не учтет устав артели, который охватывает все районы громадной страны, устав ничего не будет стоить для них. Есть полуживотноводческие хозяйства, для них специальная норма нужна. Есть животноводческие полукочевые хозяйства, для них повышенная норма нужна. И есть животноводческие, чисто кочевые хозяйства, для них более большая норма потребуется.

Тут подсказывают товарищи, может быть не в примечании оговорить, а в виде отдельного пункта.

Каганович. Конечно, это не примечание, а программа целая.

Сталин. Можно в виде отдельного пункта. Тогда устав будет иметь общесоюзный характер. И каждый район почти узнает себя, поймет, что его интересы учли.

Если это будет принято, можно в виде отдельного пункта сформулировать, поручить группе товарищей, они это сделают, или я сам сделаю.

Несколько слов по поводу замечаний представителя коммуны им. Дзержинского Челябинского обл.    

Видите ли, я предлагаю никаких специальных оговорок о таких коммунах не делать, во-первых, потому что мы пишем устав артели для артели, а не для коммуны. Во-вторых, потому что у них особое положение. Если бы у нас все артели были в таком положении, в каком находится коммуна богатая, хорошо поставленная, люди сколоченные, кадры хорошие, скота много, инвентаря бог дал, сколько угодно инвентаря имеется...

Каганович. Молоко получают...

Сталин. ...я бы этого хотел, чтобы все артели добились этих условий, но дело в том, что такие коммуны насчитываются у нас единицами.

Записать теперь им закон насчет того, чтобы они обязательно роздали скот в личное пользование, не стоит. Не будем разрушать эту коммуну. Посмотрим, долго ли она проживет в таком виде. Где он, этот товарищ из коммуны. (Обращаясь к т. Прапорщикову.) Я лично сомневаюсь, я не совсем уверен, что вам удастся до конца дотянуть это дело.

Голос. Это в ряде других областей уже есть.

[Сталин:] Единицы. Их было много. После того, как артели стали развиваться и входить в силу, коммун стало мало. Они стали перевооружаться, перестраиваться, чтобы колхозный двор имел в своем распоряжении кое-что, чтобы он не был лишен последнего скота. И птица тоже есть?

Прапорщиков. И птицы у нас очень много. Мы раздавали по коммунарам птицу и поросят, а коров нет.

Сталин. Я не думаю, чтобы ваша уважаемая коммуна могла до конца дотянуть это дело, потому что вы же поймите, у нас на чем строится артель и вообще все наше колхозное движение? На том, что мы исходим не из отрицания личных интересов колхозника, а из того, чтобы сочетать его личные интересы с общественными и, если угодно, приспособить личные интересы к общественным интересам. Человек есть человек. Он хочет иметь кое-что для себя. Он хочет иметь кое-что из скота. Он не хочет получать молоко из общего котла. А он хочет иметь свою корову. Ничего преступного в этом нет. И личные интересы колхозного двора, который состоит из членов семьи, у которого кроме общих интересов есть свои частные интересы — это не все понимают. А это надо понять.

Если вы хотите укрепить артель, если вы хотите колхозное массовое движение, массовое колхозное движение, которое должно охватить миллионы дворов, а не единицы и сотни, если вы этого хотите добиться, вы при нынешних условиях должны обязательно учесть кроме общих интересов колхозников их личные интересы. Колхознику хочется иметь карманные деньги. Обязательно. У него бывают гости. Он хочет иметь молоко, мясо и все, что угодно, немного. Он сам бывает в гостях, и ему, конечно, неприятно, если у человека, к которому он пришел в гости, ничего нет, если он должен брать из общего амбара. Все это неприятно. И с этим надо считаться. Это жизненная необходимость, которая возьмет свое.

Крепитесь, пока можно, а как там впоследствии, — я уже не знаю. Я полагаю, что ваши коммунары у вас скоро потребуют по корове.

Прапорщиков. Тов. Сталин, у нас нет таких колхозников.

Сталин. Ну, пока у вас продуктов много, может быть, не потребуют. Посмотрим. Во всяком случае, то, что у товарищей имеется коммуна, это неправильно будет для громадного большинства крестьян. Неправильно и неприемлемо. Долго еще надо развивать артели, долго еще перерабатывать человеческую психологию, это настроение перевоспитывать для того, чтобы люди поняли, что все нужно брать из общего котла.

Чтобы брать все по потребностям из общего котла, надо иметь очень много продуктов. Очень много продуктов. Ну, в одной коммуне продуктов очень много, а в артели нет. Я знаю историю колхозного движения в Челябинской обл. Одно время там только коммуны были, года три тому назад. Верно?

Голоса. Правильно.

[Сталин:] Слишком много коммун было. Мы поразились. У нас артели трудно организовать по стране, а у них коммун много. Стали разбираться, в чем тут дело. Мужик так рассуждал: если коммуна, то семена можно поесть, государство даст. Когда ему растолковывали, что даром вам семена не дадут, трудиться нужно и трудиться умело, коммуны распались тогда.

Прапорщиков. У нас с 1930 г. благодаря правительству дало 24 трактора1* .

Сталин. У вас на Урале было тогда из всех колхозов несколько товариществ по совместной обработке, около 60 — 70% коммун и около 25% артелей. Так было дело. Тогда коммунары думали, что мы землю даром дадим, мясо дадут даром, хлеба даром и все, что угодно. Между прочим, ругались все: с кружками в руках стояли и ждали, пока им молока дадут. Потом чем дальше, тем больше стало коммун. А теперь у вас сколько коммун?

С места. Одна единственная. (Смех.)

[Сталин:] Так что не будем трогать. Пускай он свою коммуну ведет, пока хватит у него сил, а если потом понадобится перестроить из коммуны артель, никакого вреда в этом нет.

А для всех остальных членов данного собрания я должен сказать, что вы нисколько не учитываете личных интересов колхозников, когда вы говорите, чтобы одну десятую часть гектара приусадебной земли дать колхознику. Некоторые думают, что корову нельзя давать, другие думают, что свиноматку нельзя давать. И вообще вы хотите зажать колхозника. Это дело не выйдет. Когда зажимают, отдачу дают. Надо по мере развития сознания колхозников, по мере перевоспитания их и по мере накопления продуктов в артели повышать уровень людей. А если у вас в артели продуктов мало и вы не можете дать отдельным колхозникам, их дворам, все что им нужно, вы не можете взять на себя, чтобы и обобществленное удовлетворить, и личное. Тогда лучше некоторую дележку устроить: вот такая-то область работы — это общественное, а такая-то — личное. Лучше допустить прямо, открыто и честно, что у колхозного двора должно быть свое личное хозяйство, небольшое, но личное. Лучше исходить из того, что есть артельное хозяйство, общественное, большое, крупное, серьезное для удовлетворения общественных нужд, и есть личное хозяйство. Коль скоро имеется семья, дети, личные потребности и вкусы, то с этим не считаться нельзя. И вы не слишком зажимайте личные интересы колхозников. Не слишком. И не слишком перетягивайте струну. Не годится. Считайтесь с личными интересами колхозников. Приспосабливайте эти интересы к общественным, но считайтесь с ними. Кроме того, считайтесь с тем, что страна очень большая, условия разные: есть зерновые районы, есть незерновые, есть кочевые, есть животноводческие, есть полукочевые, есть хозяйство чисто земледельческое, есть полуземледельческое и т.д. Все это нужно учесть...

Из Днепропетровской обл. ...1* У него есть и виноград, и молочко, и птица, пойдешь, начнешь доказывать, что нужно работать, что колхозное хозяйство страдает, что я от правления буду штрафовать, что нужно работать, а он не идет, не уделяет внимания колхозу. Если бы мы все занялись своим индивидуальным делом, у нас колхозное общественное добро пострадает. Но есть и сознательные, которые имеют много своего добра, но выходят на работу.

Сталин. Таких наказывают.

Голос с места. Как наказывать?

Сталин. Тут сказано в уставе: «За бесхозяйственное и нерадивое отношение к общественному имуществу, за невыход без уважительных причин на работу, за недоброкачественную работу и за другие нарушения трудовой дисциплины и устава правление налагает на виновных взыскания, согласно правилам внутреннего распорядка, например: переделать недоброкачественную работу без начисления трудодней, предупреждение, выговор, порицание на общем собрании, занесение на черную доску, штраф в размере до 5 трудодней, перемещение на низшую работу, временное отстранение от работы.

В тех случаях, когда все принятые артелью меры воспитания и наказания оказываются недействительными, в отношении неисправимых членов артели правление ставит перед общим собранием вопрос об исключении из артели».

Вот у вас средства воздействия. Ведь бывает, когда одного неисправимого лодыря никак не исправишь, но надо все-таки испробовать все средства воздействия. И есть люди малосознательные. Куда их выбросить? Надо их сделать сознательными, внушить им надо, попытаться исправить, а потом, если не идет, перейти к мерам наказания, взыскания, а потом исключать.

Зачем из-за одного-двух лодырей остальных честных тружеников лишать права иметь свое личное хозяйство? Неправильно это. Наказать надо и исправить. Об этом в уставе сказано.

Голос. Здесь женщина подняла очень важный вопрос. Я работаю и жена моя работает в колхозе. Я работаю на хорошей работе, зарабатываю 300 — 400 трудодней, а жена не хочет работать, зарабатывать на меня. Как быть в таком разе?

Каганович. Ты что, пример хочешь привести или хочешь сказать, что твоя жена не желает работать?

Тот же голос. Нет, только пример.

Каганович. Тогда срамить свою жинку на таком собрании неловко. (Смех.)

Чернов (председатель). Прений мы больше вести не будем. Разрешите проголосовать предложение т. Сталина. Оно всем понятно. Голосую... Кто за?.. Кто против?..

Чернов. Слово имеет т. Сталин.

Сталин. Товарищи, это не устав, это примерный устав112, это общий устав для всех районов. На основании этого примерного устава, который вы одобрите, если одобрите, в разных областях должны быть разработаны свои настоящие уставы. Потому что, если взять зерновые районы, зачем в уставе этих районов говорить о кочевом животноводстве? У них ведь нет кочевого животноводства. Зачем же о нем говорить? Зачем говорить о хлопковом производстве, раз у них его нет?

Это примерный устав. Тут даются общие положения, фундамент. На этом фундаменте вы сами должны построить в области свой устав для колхоза на родном языке. Это примерный устав будет отпечатан на всех языках, которые существуют в СССР. В свой устав вы уже можете вносить всякие мелочи. А здесь мы выработали общие основы, и поэтому от всяких мелочных поправок надо отказаться, надо брать быка за рога, основу взять. Это общее разъяснение, чтобы люди знали, что это не устав, а только примерный устав, т.е. канва, на которой вы будете вышивать свои уставы на местах. В животноводческих районах, кочевых, будет свой устав на основе местных условий. В зерновых — свой устав, и там уже ни слова не будет о кочевом хозяйстве. В льняных районах будет свой устав, зачем в нем говорить об окучивании хлопка?

Мы, должно быть, примем общее постановлении на съезде колхозников, если съезд одобрит примерный устав, что на основе этого примерного устава обязать областные организации оказать помощь колхозникам в разработке их конкретных уставов применительно к конкретным условиям.

Голоса. Правильно, правильно.

Сталин. В животноводческих районах нужно больше сказать о животноводстве, в зерновых — о зерне и ничего о кочевом животноводстве. Это общее замечание.

Теперь о поправках. Вот у вас есть пункт о навозе. Что, этот навоз будет браться только с фермы или и с колхозного двора?

Чернов. И с колхозного двора.

Сталин. Тогда надо сказать: «внесение в землю навоза как с фермы, так и с колхозного двора», поставить запятую, и после этого: «внесение минеральных удобрений». Тогда будет ясно. С колхозного двора ведь вы берете? Берете. Берете столько, сколько можно брать. Вот эту поправку надо внести.

Голос с места. Мы вчера сидели весь вечер и прошли один листок. Неужели мы и сегодня просмотрим один листок? Сегодня выступают товарищи и говорят относительно навоза. Тут нужно выступать конкретно, вносить новое. А то, если сегодня один листок, завтра один листок, то тут сколько дней просидишь, а мы не гостить сюда приехали. Вчера листок, сегодня листок, что же в конце концов?

Чернов. Достаточно. Считаем, что с пунктом «а» закончено. Переходим к пункту «б».

Голоса с мест. Нет дополнений.

Сталин. Товарищи хотят, чтобы учитывалось положение колхозов в плане. Действительно, у нас в районных организациях сидят люди, которые перерабатывают планы. Может быть, можно было бы так сказать: «артель принимает к точному исполнению в плане сева, подъема паров, междурядной обработки, уборки, молотьбы и зяблевой пахоты с учетом положения колхозов и особенное-теи колхоза, а также государственного плана развития животноводства». 1ут надо внести: «с учетом состояния и особенностей колхоза», именно надо сказать и об особенностях, и о состоянии колхозов, ибо это не одно и то же.

Чернов. Какие поправки к пункту «г»?

Голос. Надо такое добавление внести. В уставе написано: «полностью использовать на общественных началах всю имеющуюся тягловую силу, весь инвентарь, с/х орудия, семена и другие средства производства, принадлежащие артели». Тут надо добавить насчет тягловой силы. Ее в Одесской обл. не хватает. Тут нужно бы трактора.

Сталин. Сказано: «засыпает семена для посева и фураж для прокорма скота в размере 10 —15%». Надо добавить: «на всю годовую потребность». Далее: «а также для страховки от неурожая и прочее в размере 10 —15%», одним словом, «на всю годовую потребность».

Чернов. Переходим к пункту 14.

Сталин. Насчет облегчения работы беременным и кормящим женщинам надо включить 1 —2 строчки насчет того, чтобы беременных женщин освобождать на 1 мес. до родов и на месяц после родов с сохранением содержания в половинном размере.

Делегатка с места. Смотря как женщина работала, хорошо или плохо.

Чернов. Тогда она мало заработала, и средний заработок будет меньше.

Сталин. Может быть, добавить так: в отношении беременных и кормящих женщин необходимо облегчить работу с освобождением беременных и кормящих женщин на 1 мес. до родов и 1 мес. после родов с сохранением содержания в половинном размере их среднего заработка.

Чернов. Переходим к пункту 14. Будем зачитывать по абзацам. (Зачитывает седьмой абзац.)

Голос с места. Здесь сказано: «Начислять 10 — 15% ударникам, а бригадиру до 20%». Откуда же брать эти трудодни?

Голос с места. Надо брать из той бригады, которая хуже работала, иначе трудодни нам неоткуда брать.

Сталин. А если одна бригада работает хорошо, пять бригад работают превосходно, а одна бригада работает плохо, тогда на те бригады не хватает трудодней. Значит, нужно, чтобы было сколько превосходных бригад, столько же и плохих.

Калинин. Ясно, что нужно увеличить общее количество трудодней.

Чернов. Значит, он получает на 10% больше того, что ему начислено. Давайте лучше проголосуем этот абзац с поправкой т. Яковлева. Принимается.

Сталин. Надо сказать еще о тех бригадах, которые не выполняют заданий.

Чернов. Есть предложение, чтобы к этому пункту сделать дополнение в отношении бригад, недобросовестно работающих и дающих низкий урожай, плохие выходы шерсти, плохой удой, плохое содержание молодняка, им производить скидку до 10%.

Сталин. Бригадам, плохо работающим или не усердно работающим?

Чернов. Кто за то, чтобы принять поправку т. Сталина? Поправка принимается...

Сталин. Заместитель необходим, если даже колхоз не очень большой. Надо сказать, что малые колхозы, совсем малюсенькие на севере, они, должно быть, превратятся в большие, потому что малым колхозам труднее существовать.

Заместитель нужен в каждом колхозе. Если заместителя не будет, то председатель должен будет сидеть в конторе и писать бумаги, ему нельзя никуда отлучиться, нельзя кого-либо послать для проверки в бригаду и т.д. Наконец, председатель может захворать. Кто его будет замещать? В колхозе должен быть постоянный заместитель председателя, который обязан изучать дело, замещать председателя, поднимать свою квалификацию и т.д.

Голос делегатки. Только надо оговориться, чтобы он был не освобожденным.

Сталин. Тут не сказано, что он освобождается.

Голос делегатки. Нужно сказать, что он не освобождается.

Чернов. В крупных колхозах он может быть и освобожденным.

Сталин. Если большой колхоз, в нем надо освободить заместителя, если малый — не следует. Поэтому мы умалчиваем по этим вопросам, предоставляем решать это дело самой артели, где будет освобождаться, а где не будет.

Голос, У меня такое дополнение: мало 2 раза в месяц собирать собрание, нужно 3 раза в месяц.

Яковлев. В уставе сказано: «Не реже двух раз в месяц».

Голос. У нас тройки заседают ежедневно, а общие собрания собираются редко, и, по-моему, 2 раза в месяц — это мало.

Яковлев. То-то и беда у нас получается, что правление, тройка собираются почти каждый день для того, чтобы потом не собирать общее собрание. Здесь в уставе сказано: «собирать не реже двух раз в месяц». Это не значит, что нельзя собрать три или четыре раза. Нужно, чтобы правление не подменяло общее собрание. А об общем собрании у нас есть особый пункт.

Ксенофонтов. Еще одно добавление. Поскольку дальше о председателях больше пункта не будет, то я предлагаю сказать здесь о порядке оплаты председателя. У нас есть следующее предложение: председатель колхоза получает как натуральный, так и денежный доход в артели на все свои трудодни [за] очень большую работу. И вся хорошая постановка работы в колхозе зависит от того, каков председатель, а оплата равняется оплате рядового колхозника. Разве председатель колхоза не может быть хорошим ударником? — конечно, может, но не всякий ударник может быть хорошим председателем. Ценность труда председателя колхоза оплачивается низко, и председателям колхозов, особенно в больших колхозах, обидно, где работа поставлена хорошо1*, обидно, что работа его оплачивается низко. Почему председателям не оплачивать и натурой и деньгами, в зависимости от выполнения им работы: хорошо выполняется работа — получай, плохо выполняется — не оплатим. Вот мои соображения, которые нужно учесть.

Сталин. Я думаю, что в отношении председателей колхозов, их заместителей, если они не освобождены, затем в отношении заведующих животноводческими фермами, а может быть, и в отношении счетоводов и бухгалтеров придется еще подработать этот вопрос. В отношении этих людей, составляющих постоянные руководящие кадры и представляющих большую ценность для артели, может быть, кроме обычных расчетов по трудодням давать дополнительно денежные доходы. Скажем так, если в колхозе имеется не более 500 га, в зависимости от размера колхоза, председателю давать по 50 руб. Я говорю — примерно. Если больше 500 га — до 1 тыс. га — 75 или 100 руб., если 2 тыс. га — до 125 руб. Взять шкалу сообразно размерам посевной площади колхоза и в зависимости от ответственности, которую несет председатель колхоза.

То же самое и в отношении других категорий, скажем, заведующих фермами, бухгалтеров, счетоводов, потому что одной натурой их не удовлетворишь. Теперь денежное хозяйство у нас развернется. Товаров будет много. Деньги такая штука, которая дает возможность лучше маневрировать. Может быть, человеку хочется купить что-нибудь, а не получить хлебом. По-моему, надо установить принцип дополнительной денежной оплаты за трудодни.

Чернов. А как, мы будем включать в устав или дадим это отдельным постановлением?

Сталин. Можно и отдельным постановлением, можно включить и в устав в раздел «Оплата труда». Там можно такую рубрику ввести. Можно и ограничиться специальным постановлением съезда, если комиссия внесет такое предложение.

Калинин. Такая оплата и теперь допускается.

Голос. У нас комбинированное хозяйство и маленькие куски земли.

Сталин. Мы и говорим: до 500 га. Значит, сюда входят и 50, и 100, и 200 га. И за это будет один размер оплаты. А если в колхозе от 500 до 1 тыс. га, другой размер оплаты, свыше 1 тыс. до 1,5 тыс. или там 2 тыс. — третий. У нас ведь есть и очень большие колхозы. Установить размер денежной оплаты нужно в связи с количеством земли в колхозе.

Если этот принцип одобряется, то можно поручить кому-нибудь сформулировать его и внести от имени комиссии на заседание колхозного съезда для того, чтобы оно было принято в виде отдельного обязательного постановления. А если вам угодно, то можно и в примерный устав внести.

Голоса. Внести в устав.

Калинин. Они и теперь дополнительно получают.

Яковлев. Трудодни у него приравнены к выработке ударника, и тут он получает натурой.

С места. У нас в колхозе председатель получает очень много трудодней да еще натуроплату, а у нас не один председатель, а есть еще его заместитель, бригадир, помощник бригадира и все правление, и берут полтора трудодня, а председатель — два трудодня, тогда как хороший колхозник-ударник, у которого на руках мозоли, получает 300 трудодней, а председатель получил у нас 500 трудодней и взял на них натуроплату: и хлеб, и картошку, и все. Как приедут из района, на него первого нажмут. Это неправильно.

Сталин. Мне не все ясно, может быть, она права. Я хочу спросить, как у вас председатель колхоза, все трудодни получает или часть?

С места. Все, и натуроплату всю получил.

Сталин. Председатель получает столько трудодней, сколько может выработать лучший ударник?

С места. Нет, ему пишется подряд два трудодня, а полеводу полтора.

Сталин. А вот скажите, как у вас председатель все трудодни получает: натурой или часть?1*

Голоса. Не все, часть.

С места. Вот я получаю 0,75 ежедневно и 100 руб. деньгами. Мне выходит в месяц 22 трудодня. За год я зарабатываю 220 трудодней, и средний колхозник так зарабатывает. Наравне с ним я получаю трудодни.

Сталин. Значит, не за все трудодни натурой, а столько, сколько может выработать лучший ударник.

Вопрос очень сложный. Давайте его отложим для того, чтобы его подработать. Председатель отвечает за все, у него забот много. Если колхоз плохо работает, то отвечает председатель, а не вы (обращаясь к колхознице, которая говорила с т. Сталиным на украинском языке). Председатель должен и больше получать.

Так как вопрос сложный и разноречия большие, предлагаю отложить этот вопрос. Давайте ничего не вписывать пока в устав, но отдельно этот вопрос обсудим вместе с колхозниками.

Очевидно, надо собрать представителей больших колхозов, средних колхозов и мелких и обсудить это. Нужно как следует обсосать этот вопрос, а сейчас этот вопрос отложить.

Надо решить, кто войдет с предложением на II съезд колхозников насчет того, что примерный устав считается основой для составления артельных уставов, с тем, чтобы примерный устав был немедленно переведен на все языки СССР и с тем, чтобы был какой-либо орган, который следил за этим3*, Наркомзем, допустим. Кто с этим предложением войдет?

Чернов. Надо решить будет.

Сталин. Комиссия. До сих пор был примерный устав, и этот примерный устав считался для каждой артели уставом. Конкретные особенности каждой артели не учитывались для каждого района и области, а примерный устав превратился в устав. Это просто нехорошо звучит.

Значит, надо принять сейчас проект постановления: комиссия вносит на утверждение II съезда колхозников вопрос насчет того, что кроме примерного устава утверждаются, скажем, или лучше: на основе этого примерного устава артели должны иметь свои собственные уставы с учетом конкретных особенностей каждой артели, каждого района и области. Это одно предложение.

Теперь второе предложение. Мы с Молотовым сейчас говорили, и он подал мысль. Может быть, комиссии войти с предложением на II съезд колхозников насчет того, чтобы года через два советское правительство организовало с/х выставку. Несколько лет тому назад мы имели с/х выставку, где были представлены индивидуальные хозяйства всех районов. Теперь у нас колхозов много, хозяйства более организованные. Хорошо бы года через два создать Всесоюзную с/х выставку с тем, чтобы потом площадь и известные помещения этой выставки превратить во Всесоюзный дом колхозника. Это второе предложение. Тогда мы поместим там все подарки и самовар туда поставим. Большой самовар, не знаем, куда его давать (смех).

Чернов. Есть предложение о том, чтобы от имени комиссии войти с предложением на II съезд колхозников-ударников о том, что основной устав, который будет принят, является лишь основой, на которой разрабатываются уставы артели с учетом конкретной обстановки. Кто за то, чтобы с этим предложением войти на наш съезд, прошу поднять руки. Прошу опустить.

1* Так в тексте.

2* Здесь и далее отточия документа.

3* Постановления II Всесоюзного съезда колхозников-ударников см.: Второй Всесоюзный съезд колхозников-ударников: Стенографический отчет. С. 237, 246.

111 Комиссия для рассмотрения проекта Примерного устава с/х артели в количестве 167 чел. была избрана на II съезде колхозников-ударников 14 февраля 1935 г. В состав комиссии входили И.В.Сталин, В.М.Молотов, Л. М.Каганович, К.Е.Ворошилов, М.И.Калинин, П.П.Петровский и др., а также представители краев и областей СССР (Правда. 1935. 15 февраля). Председатель комиссии — М.А.Чернов. Комиссия начала работу 15 февраля. Итоги работы были подведены в докладе М.А.Чернова «О работе комиссии по Примерному уставу с/х артели» 17 февраля 1935 г. (II всесоюзный съезд колхозников-ударников: Стенографический отчет. М., 1935. С. 225 — 232).

112 Работа над Примерным уставом с/х артели началась еще в конце 1929 г. Первый вариант, признанный коллегией Наркомзема неудовлетворительным, был представлен 28 декабря. Переработанный Колхозцентром проект после обсуждения и доработки был опубликован 6 февраля 1930 г. Это был декларативный документ, не решавший основных вопросов колхозного движения, что способствовало стремлению местных руководителей к максимальному обобществлению, т.е. фактическому созданию коммун. В связи с этим уже 2 марта 1930 г. был опубликован исправленный Примерный устав с/х артели, который вносил большую ясность в проблемы степени обобществления имущества, упорядочивал членство и оплату труда в колхозах (см.: Ивницкий Н.А. Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х годов). М.,1996. С. 78—80). Однако в уставе 1930 г. не были конкретно сформулированы принципы организации, учета и оплаты труда, основные нормы, регулировавшие взаимоотношения колхозов и МТС, размеры личного подсобного хозяйства колхозников, кроме того, требовалось учесть изменения в колхозном строе, произошедшие к середине 1930-х годов.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.