Протокол допроса члена ОУН М.М. Павлишина о переговорах ОУН с румынскими властями

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1944.11.09
Источник: 
Украинские националистические организации в годы второй мировой войны. Том 2 1944-1945 Москва. РОССПЭН 2012 Стр. 409-413
Архив: 
ГДА СБ Украiни. Ф. 13. Спр. 372. Т. 38. Арк. 237—263. Копия.

9 ноября 1944 г.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

(дополнительный)

арестованного ПАВЛИШИНА Мефодия Михайловича, он же

ЛИСОВСКИЙ Виктор Семенович

от 9 ноября 1944 г.

Допрос начат: 21.00

Допрос окончен 17.15. 11 ноября

ВОПРОС: Как была установлена вами связь с Южным краевым проводом после побега из Днепропетровской тюрьмы?

ОТВЕТ: В октябре 1942 г. после совершенного мною побега я вместе с проводником Южной походной группы СЕМЧИШИНЫМ проживал на квартире «ИГОРЯ». Тогда же, по указанию «ИГОРЯ», на имя руководителя Южного Краевого провода «ОУН» я написал объяснение о своем пребывании в тюрьме. В нем я отразил, когда и где был арестован, причины ареста, о чем допрашивался немцами и что рассказал на допросах, описал тюремный режим и перечислил содержащихся одновременно со мною арестованных членов «ОУН».

Спустя 2 дня, я перешел на новую квартиру (адресов, как первой, так и второй квартиры, не знаю), куда вскоре явились «ИГОРЬ» и представитель Южного краевого провода, работавший в референтуре безопасности, которому я и отдал свое написанное объяснение.

Тот же работник референтуры безопасности через 3 дня сообщил, что Краевой провод меня назначил военным референтом экзекутивы «ОУН» «Транснистрии», находящейся в г. Одессе, где я смогу и подлечиться. С этим решением я согласился, после чего он снабдил меня документами: справкой на имя ЛИСОВСКОГО Виктора Семеновича, уроженца с. Александровки Кировоградской области, украинца, и разрешением на проезд по железной дороге из Днепропетровска в Одессу. Одновременно мне были вручены 1 тыс. немецких марок и даны явки к руководителю провода

[...]I

Желая вести с нами переговоры о контактировании антисоветской работы, румыны с предложением СЕМЧИШИНА согласились, и 1 ноября 1943 г. я был освобожден из-под стражи.

ВОПРОС: Расскажите более подробно о переговорах с румынами?

ОТВЕТ: В мае 1943 г. СЕМЧИШИНУ из Южного краевого провода передали указания главного провода ОУН об установлении связи с руководителями румынских фашистов - «железногвардейцев». Этой связью имелось ввиду установить их влияние на румынское правительство, чтобы в случае фашистского переворота в стране и прихода «железногвардейцев» к власти иметь базу для дельнейшей совместной антисоветской борьбы.

В июне того же года, оуновка ЗАЛЕССКАЯ Мила установила связь с «железногвардейцами»: локатинентом (лейтенантом) и техником — электромонтером, фамилии их не знаю, от которых узнал, что организация особого влияния на правительство Румынии не оказывает, ибо располагает малыми силами. В связи с этим установление контакта с «железногвардейцами» не вызывалось необходимостью.

О результатах был информирован главный провод ОУН.

Ранее я показал, что в сентябре 1943 г. СЕМЧИШИН совместно со связными провода ОУН «Транснистрии» «Ваней» ездил в Южный краевой провод и штаб «УПА», находившиеся к тому времени в районе г. Здолбунова (Западная Украина), СЕМЧИШИН должен был получить там указания о дальнейшей работе.

Возвратясь в Одессу в начале октября 1943 г., СЕМЧИШИН рассказал мне, что организация ОУН в целях усиления своей антисоветской деятельности имеет намерение войти в контакт с государствами — сателлитами Германии, с нейтральными странами, а также союзниками СССР в войне против Германии. В связи с этим нам было поручено вести предварительные переговоры с представителями румынских властей по вопросам, которые в дальнейшем должны перерасти в переговоры между политическими руководителями Румынии и главным проводом.

Перед нами стояла задача войти в контакт с военными и хозяйственнополитическими представителями Румынии и в процессе предварительных переговоров добиться:

1.    Изменения отношений румын к организации ОУН и освобождения из тюрем арестованных за националистическую деятельность украинцев.

2.    Разрешения в Буковине культурно-просветительной работы в разных украинских националистических обществах и издания периодической литературы на украинском языке.

3.    Оказания «УПА» необходимой помощи оружием, продовольствием и обмундированием.

Выполняя задания главного провода «ОУН», в сентябре 1943 г. через оуновца КОРНЕЙЧУКА, занимавшего должность начальника отдела труда при одесской горуправе, мы пытались связаться с каким-либо авторитетным представителем румынской власти, чтобы при его помощи добиться предварительных переговоров с Румынским правительством. Однако эти попытки положительных результатов не дали.

В октябре 1943 г., воспользовавшись случаем моего ареста румынской разведкой, я решил установить контакт с румынскими властями, что мне и удалось осуществить, румыны согласились на ведение предварительных переговоров.

Примерно через 3 дня после моего освобождения из тюрьмы СЕМЧИШИН и ЧЕНИГА имели встречу с начальником румынского разведывательного центра № 3, подполковником ПЕРЖУ и названным мною выше капитаном АРГИР.

В процессе переговоров они достигли соглашения, выразившегося в том, что «организация украинских националистов» дала обещание прекратить проведение какой бы то ни было антирумынской деятельности, а румыны, в свою очередь, согласились:

а)    освободить из всех тюрем «Транснистрии» и Румынии арестованных за националистическую деятельность украинцев;

б)    удовлетворить наши требования в отношении Буковины;

в)    оказывать отрядам «УПА» необходимую помощь вооружением, боеприпасами и обмундированием.

Тогда же условились о предстоящей встрече между политическими руководителями Румынии и главного провода «ОУН».

ВОПРОС: Когда и в каком месте должна была произойти эта встреча?

ОТВЕТ: Встречу между представителями румынского правительства и главного провода «ОУН» намечалось провести на территории Буковины, конкретно место не указывалось.

Два представителя главного провода должны были находиться где-то в районе Снятина (Западная Украина) и по прибытии в Буковину делегатов от Румынии перейти туда границу для ведения переговоров.

Ответственным за организацию переговоров с нашей стороны был СЕМЧИШИН.

Согласно этой договоренности, в последних числах ноября 1943 г. СЕМЧИШИН выезжал в главный провод. Вместе с Семчишиным в район Снятина Станиславской области ездил и полковник ПЕРЖУ. Очевидно там он имел встречу с представителями главного провода ОУН, ибо после возвращения СЕМЧИ-ШИНА в январе 1944 г. в Одессу, он неоднократно посылал ЧЕНИГУ к ПЕРЖУ с целью узнать прибыл ли какой ответ их Бухареста. СЕМЧИШИН с группой оуновцев в количестве 12 человек, выехал в направлении г. Черновицы, так как создалась угроза попасть в окружение частей Красной Армии.

Я и ЧЕНИГА получили от СЕМЧИШИНА задание остаться в Одессе до последних дней, а затем с отступающими румынскими войсками выехать на территорию Румынии, не теряя связи с разведкой.

30—31 марта сего года я и ЧЕНИГА с разведывательным центром № 3 выехали в Галац (Румыния).

ВОПРОС: Встречались ли вы с СЕМЧИШИНЫМ после его отъезда из Одессы?

ОТВЕТ: Да. По приезде в Галац 10 апреля 1944 г. в отделе информации 6-й румынской армии я встретился с СЕМЧИШИНЫМ, который лежал больным.

Он мне рассказал, что бежать в Западную Украину не представилось возможным, потому что г. Черновицы был занят частями Красной Армии, путь его движения оказался отрезанным, и он с 12 оуновцами возвратился в Румынию, где установил связь с начальником «службы специальной информации» 6-й румынской армии, полковником ИОНЕСКУ.

СЕМЧИШИН подтвердил необходимость продолжения работы по переговорам, чтобы добиться освобождения оуновцев из тюрем Румынии.

ВОПРОС: Что вами конкретно сделано по этому вопросу?

ОТВЕТ: В апреле 1944 г. через капитана АРГИР я познакомился с майором КУРЕРАРУ, а затем с подполковником ПЕРЖУ и полковником ИОНЕСКУ -начальником «службы специальной безопасности» 6-й румынской армии.

С ИОНЕСКУ я говорил от имени представителя главного провода «ОУН» по организации переговоров и выставил перед ним требования:

1.    Помочь нам в отправке на территорию Западной Украины оставшихся в Румынии оуновцев.

2.    Выполнить свое обещание об освобождении из тюрем Румынии всех оуновцев.

По первому вопросу ИОНЕСКУ пообещал сделать возможное и оказал помощь в отправке двух оуновцев на связь с главным проводом. Один из них после установления связи должен был возвратиться обратно и привезти маршрут следования. На выполнение этого задания в мае сего года были посланы «ОРЕЛ» и «МАИ». Однако в пути они были задержаны венграми, а затем, совершив побег из-под стражи в июне 1944 г., возвратились в Галац.

По второму вопросу ИОНЕСКУ ответил, что Румынское правительство

8 февраля 1944 г. уже издало декрет об освобождении политических заключенных, где включены согласно договоренности и украинцы.

ИОНЕСКУ также сказал, что мне необходимо выехать по этому вопросу в Бухарест со списком арестованных украинцев и обратиться в «Министерство справедливости» и, что в этом мне поможет сотрудник «службы специальной информации», майор КУРЕРАРУ.

Результаты моих переговоров с полковником ИОНЕСКУ я доложил СЕМ-ЧИШИНУ, который мою поездку в Бухарест санкционировал и дал адрес матери арестованной оуновки ЩЕРБАНОВКИ Лидии (ул. Калия-Плевны, д. 96). Она должна была знать, где находятся арестованные оуновцы и в частности ее дочь, поскольку она характеризуетII об освобождении. Придя по указанному мне адресу, я там узнал, что материалы на оуновцев находились у адвоката ЛОЗУРЯК Анны, проживающей в доме ЩЕРБАНОВИЧ. Она ранее работала в канцелярии адвоката, выступавшего в качестве защитника на судебных процессах оуновцев, ЛОЗУРЯК посоветовала обратиться адвокату МАСИКЕВИЧ ОРЕСТУ, которому были переданы все дела на украинцев.

При свидании с МАСИКЕВИЧЕМ я объяснил ему, что являюсь представителем от главного провода организации украинских националистов в Румынии и имею разрешение румынских властей на освобождение из-под стражи оунов-цев, для чего мне нужен список этих лиц. МАСИКЕВИЧ дал мне список на 50 человек оуновцев, которые содержались в разных тюрьмах Румынии.

Тогда же этот список я передал майору КУРЕРАРУ, а последний обратился с ним в «министерство справедливости» и добился там разрешения моей поездки по тюрьмам городов Румынии, где содержались оуновцы.

«Министерство справедливости»156 назначило своего представителя КАФРИЦА, который должен был ездить вместе со мной и перепроверять настроение арестованных украинцев к румынскому правительству.

20 июня 1944 г. мы вдвоем выехали в города:

Закарешти, где в тюрьме содержалось 3 оуновца

Бузэу    — II —    — II —    34—35 оуновцев

Мисля    — II —    — II —    6 женщин оун

Сибиу    —II—    — II —    14 оуновцев

Аюд    — II —    — II —    10 оуновцев

Крайова    — II —    — II —    4—6 оуновцев

Содержались оуновцы в тюрьмах и других городов, но припомнить эти тюрьмы затрудняюсь, ибо туда не ездил. Всего по Румынии было арестовано 95— 100 оуновцев.

В начале июля 1944 г. мы возвратились в Бухарест, где я имел встречу с майором КУЛЕРАРУ. В разговоре со мной он пообещал, что все оуновцы будут из тюрем освобождены.

Из Бухареста я выехал в г. Домнештии, где находилась радиостанция отдела информации 6-й румынской армии и там же проживал майор КУЛЕРАРУ.

Примерно 20 июля сего года я выехал в Галац к СЕМЧИШИНУ и доложил о результатах моей поездки. СЕМЧИШИН поручил мне проследить за выполнением обещания румын, после чего я возвратился в Домнешти и проживал там до 28 августа 1944 г.

Затем я выехал в Бухарест к ЩЕРБАНОВИЧ Лиде, где 2 сентября 1944 г. вместе с приехавшим туда СЕМЧИШИНЫМ и был арестован органами Советской власти.

ВОПРОС: Какую цель преследовала Организация украинских националистов, требуя освобождения из тюрем оуновские кадры?

ОТВЕТ: Мы имели в виду создать из них отряд УПА и направить его в «Буковинскую повстанческую армию».

[...]III

Подполковник    

МАХОВIV

Помета: ОУН в Транснистрии.

___________________

I Опущены сведения о непосредственной деятельности Павлишина, о вербовке и использовании агентов, выполнении различных заданий центрального провода ОУН и т.д.

II Так в документе. Вероятно имеется в виду «ходатайтвует».

III Опущены сведения о членах ОУН, находившихся вместе с Павлишиным в Галаце.

IV Внизу листа чернилами дописано: «Справка. Подлинник протокола допроса находится в а[рхивно]-с[ледственном] деле “Берлога”, том 2 лист 298. Подполковник» (подпись неразборчива).

156 Под «Министерством справедливости» имеется в виду Министерство юстиции.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.