Докладная записка инспектора Наркомзема СССР А. Туманова М.А.Чернову о внедрении нового устава с/х артели в Азово-Черноморском крае. 13 мая 1935 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1935.05.13
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 4. 1934 - 1936. Москва РОССПЭН Стр. 492-494
Архив: 
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 19. Д. 410. Л. 1—3. Подлинник.

№ 185

Считаю необходимым сообщить Вам о состоянии дела внедрения нового устава в колхозах Зверевского и Каменского районов Азово-Черноморского края. Что характерно?

Райкомы партии, парторганизации колхозов не расценивают политически тех процессов, которые происходят вокруг внедрения нового устава. Они, как и земельная организация, ждут организационных указаний из края. В ожидании этих указаний в районах, особенно в Зверевском, полностью прекратилась какая бы то ни было массовая разъяснительная и иная работа вокруг устава.

Ограничились тем, что прочли колхозникам примерный устав, и больше ни слова. Однако вопросы примерного устава глубоко интересуют колхозников, они его зачитывают, по-разному толкуют, а иногда даже решают.

Райком и парторганизация в стороне. Достаточно сказать, что даже письменные решения — протоколы собраний по вопросам устава лежат в Зверевском районе без всякого анализа.

Зверевская парторганизация ни разу не обсуждала на активе своих обязанностей в этом вопросе, и поэтому масса коммунистов и комсомольцев и колхозного актива попросту не поняли, что процесс внедрения колхозного устава — длительный, сложный и не пройдет без борьбы.

Это спокойствие парторганизаций используют чуждые элементы и делают свое дело. Не говоря уже о том, что в районах безнаказанно разгуливает кулацкая клевета о том, что «не разводите личного хозяйства, потом раскулачат» и другие, они пытаются дискредитировать новый устав всякими обсуждениями и решениями, искривляющими существо устава. Так, к примеру, в Садковском колхозе, во Владимирском колхозе, «Комсомольцы», «26 бакинских комиссаров» на колхозных и бригадных собраниях выносятся решения примерно такого порядка: «приусадебную землю всю переделить и ничего не давать лодырям», «надо, чтобы хорошая земля не досталась лодырям», поэтому «если в семье не все хорошо работают, что отдельные члены семьи, хорошо работающие, ударниками считаться не могут» (протокол № 10, пункт 2, колхоз им. Ленина). Вынесен ряд решений, искажающих смысл устава в вопросах наделения приусадебными участками. К примеру, «приусадебные земли должны распределять колхозникам сами колхозники на общих собраниях бригады», «наделение приусадебной землей дифференцировать с учетом многосемейности и отношения к колхозной работе» (раздел 1, протокол от 29 марта, колхоз им. Ленина), т.е. попытки внедрить поедоцкий принцип и этим оттянуть часть семьи от работы в колхозе. В том же колхозе актив колхозный своим письменным решением выносит: «ввести в оплату за работу тягла на нужды колхозников с ударников 8 коп., а с лодырей 16 коп. за км, подвозка не свыше 2 км угля и дров за подводу — ударнику 50 коп., а неударнику 80 коп.», а «за вспашку одной сотки приусадебной земли ударнику 20 коп., а неударнику — 30» (протокол собрания актива, присутствуют 20 чел., раздел 1). В этом же протоколе от 1 апреля актив распоряжается приусадебной землей и постановляет: «из 0,70 га 0,20 должны быть обязательно посажены садком»1*.

В том же решении и в том же разделе «наделение землей приусадебной провести побригадно». Подобные факты имеются буквально во всех без исключения колхозах Зверевского района и возглавляются руководителями колхозов и советов (Тищенко, Попов и другие).

В том же колхозе [им.] Ленина нашлись толкователи устава примерно так: «В уставе сказано, что межи уничтожаются, поэтому необходимо создать для личных нужд вместо отдельных приусадебных участков единый бригадный огород, единую обработку трактором и раздел по едокам урожая». Очевидная попытка противопоставить артели «единоличную артель» эти настроения голосовались в бригаде в присутствии председателя колхоза Тищенко.

Ряд вопросов, выдвигаемых колхозниками в этом же Владимирском колхозе, острием своим тоже направлен на поедоцкий принцип наделов приусадебными участками, к примеру: Яцков И.И. просит дать ему 2 надела, так как он в будущем году выдает замуж дочь, Яцкова Екатерина просит дополнительного надела, так как у нее 3 взрослых сына (кстати, все три сына — 22, 26, 28 лет — живут с матерью, в колхоз не вступали, а в колхозе работает только мать). Колхозник Яцков Г.Л. просит дополнительный надел, так как у него 0,5 га сада, и ему не хватает поэтому надела 0,7 га, иначе грозит вырубить сад. Когда я посмотрел его сад, то оказалось, что, действительно, на площади его левады примерно в 0,5 га имеется сад, и в нем не более 30 деревьев (и, следовательно, площадь удобна для огорода). С такими же угрозами вырубить сад приходили и другие колхозники Ленинского колхоза. В чем здесь дело? А в том, что в этом колхозе около 70 семей, из которых в состав колхоза вошел только один член семьи, а другие в колхоз не вошли и, по существу, прикрываясь колхозным двором, ведут единоличное хозяйство и в лучшем случае уходят на поденные работы в ближайшие шахты или станции железной дороги. Вполне понятно, что левадное хозяйство — их основное хозяйство, и поедоцкий принцип приусадебных наделов им наиболее выгоден.

Характерно, что после опубликования постановления, утвержденного ЦК, по Азово-Черноморскому краю, где окончательное наделение приусадебным участком переносится на осень, во Владимирском колхозе восприняли так, что проводят очень большие посевы приусадебных участков1*. Буквально захватывают все свободные приусадебные земли и их засевают, так, к примеру, та же Яцкова Екатерина в прошлом году имела 0,5 га приусадебных посевов, до опубликования постановления — 0,40 га, а после опубликования разрослась до 1,5 га (данные председателя колхоза Тищенко).

Этот процесс не случайный, он может сильно отразиться во время уборочных работ в колхозе. Процесс этот идет и подталкивается рядом чуждых тенденций, направленных к тому, чтобы ослабить борьбу за большевистские колхозы. Эти явления характерны для всех колхозов Зверевского района. Тем более странным кажется то обстоятельство, что райком умыл руки, стал в сторонку. Успокоенность в районе большая, и самотек сопровождает дело внедрения колхозного устава в Зверевском районе. Корни лежат еще и в том, что неоспоримые успехи сева в этом году по краю и, в частности, по Зверевскому району вскружили головы. Много «ура». До того успокоились, что прекратили в Зверевском районе всякую массовую партийную работу. В бригадах нет парторга, нет стенных газет, нет производственных собраний и т.д.

В колхозе «Красный партизан», «26 бакинских комиссаров», в колхозе им. Ленина за последние 16 дней сева не было ни одного собрания бригады, ни одной читки газет — абсолютно ничего, кроме совещания бригадиров в правлении колхоза.

Характерно, что в Зверевском районе И парторганизаций, только 4 парторга, из них 3 председателя колхоза. Условия сева и подъема колхозных масс создавали исключительные возможности для развертывания партийно-массовой работы, особенно вокруг вопроса внедрения нового устава. А в Зверевском районе случилось обратное полностью ликвидировали всякую работу вокруг борьбы за внедрение нового колхозного устава. Секретари Зверевского райкома тт. Шпундик и Шуклов — новые хорошие и опытные товарищи. Они осознают, понимают случившееся и наметили в моем присутствии ряд мероприятий по исправлению этого положения. Однако считаю, что положение с внедрением колхозного устава в Зверевском районе — не только местное явление. Поэтому считал необходимым об этом Вас информировать.

Инспектор при наркоме А.Туманов.

1* Так в тексте.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.