Справка оперуполномоченного 6 отделения ОББ НКВД СССР Щербакова по протоколу допроса члена центрального провода ОУН М.Д. Степаняка от 30 августа 1944 г. о переговорах с польскими подпольными организациями для ведения совместной борьбы против немцев

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1944.11.29
Источник: 
Украинские националистические организации в годы второй мировой войны. Том 2 1944-1945 Москва. РОССПЭН 2012 Стр. 437-443
Архив: 
ГА РФ. Ф. Р-9478. Oп. 1. Д. 399. Л. 84-88. Подлинник.

29 ноября 1944 г.

Сов. секретно

СПРАВКА

по протоколу допроса члена центрального провода ОУН СТЭПАНЯКА М.Д., допрошенного 30 августа 1944 г.

(По польскому вопросу)

Из показаний арестованного органами НКВД члена центрального провода ОУН СТЭПАНЯКА М.Д. видно, что начиная с 1942 года оуновцами производились переговоры с польскими подпольными организациям, борющимися за независимость Польши, а именно:

В середине 1942 года «Рубана» встретил священник греко-католической церкви — КЛАДОЧНЫЙ, проживавший периодически в г. г. Львове и Варшаве, и передал ему, что некоторые подпольные польские круги хотят договориться с ОУН о совместной борьбе и спросил его согласия.

«Рубан» отнесся к этому положительно и выделил делегатами для переговоров с поляками СТЭПАНЯКА и МАТЛУ — «Днипрового».

Для переговоров с польской стороны явилось два делегата — от «Польской Демократической Левицы» и заявили, что «Демократическая Левица» относится сочувственно к «освободительным усилиям украинского народа» и считает, что польско-украинская вражда входит в интересы общих врагов польского и украинского народов.

«Демократическая Левица» уверена, что украинцы убедились в том, что Германия является врагом, а не другом украинского народа и что поэтому существуют все условия для налаживания польско-украинских дружественных отношений. В частности, как подчеркнули делегаты, речь шла о совместной вооруженной борьбе против гитлеровской Германии. Об этом они и прибыли договориться с ОУН, независимо от идеологических расхождений, существующих между поляками и украинцами.

Делегаты ОУН высказали, что дальнейшая польско-украинская вражда, исходя из интересов обоих народов, является нежелательной и признают необходимость польско-украинского взаимопонимания.

Через неделю состоялась вторая встреча с поляками, во время которой делегаты ОУН подтвердили свое отрицательное отношение к польско-украинской вражде и положительное отношение к польско-украинскому взаимопониманию.

Делегаты ОУН также заявили, что провод ОУН считает Германию и СССР общими врагами украинского и польского народов и что существование Польши, как самостоятельного государства, входит в интересы Украины и наоборот Польша заинтересована в существовании «Самостоятельного украинского государства», также доказывали, что СССР, являясь «империалистическим» государством после изгнания немцев с Украины, разгрома движения «самостийников» будет стремиться к подчинению себе Польши, что приведет к утере Польшей самостоятельности.

Этим оуновцы обосновали общность интересов поляков и ОУН вести совместную антисоветскую борьбу.

Оуновские делегаты заявили, что польское взаимопонимание и сотрудничество с «украинцами» даст положительные результаты только тогда, когда каждый из этих народов не будет посягать на территорию другого народа, т.е. в их политике будут исключены элементы империализма. Но не совсем доверяя полякам, оуновцы заявили, что польские политические партии впоследствии нарушают свои договоры и постоянно вмешиваются во внутренние украинские дела, а для уточнения потребовали дополнительного выяснения следующих вопросов:

1.    Согласна ли польская сторона признать Германию и СССР общими врагами украинского и польского народов.

2.    Согласны ли поляки со взглядом, что для прочного существования «самостоятельной Польши» необходимо существование «самостоятельной Украины».

3.    Каково отношение поляков к западно-украинским землям.

4.    Каково их отношение к прибалтийским государствам, в частности в вопросе «самостоятельности» Литвы. Их отношение к «самостоятельности Белоруссии».

5.    Могут ли поляки взять на себя обязательство привлечь для участия в договоре другие польские политические формирования кроме тех, которые они представляют.

6.    Признает ли договор ОУН с поляками лондонское польское эмигрантское правительство.

7.    Чем поляки могут гарантировать невмешательство поляков в украинские дела.

На что делегаты «Демократической Левицы» ответили:

«Демократическая Левица» полностью согласна с определением ОУН по первым двум вопросам о том, что Германия и СССР общие враги «самостоятельности» Украины и Польши и что поляки считают взаимно необходимым создать Польшу и Украину как «самостоятельные государства».

Относительно территории Западной Украины, так как эти земли они считают смешанным населением, вопрос должен быть разрешен после войны.

Против самостоятельности прибалтийских государств поляки не возражают кроме как в отношении Литвы, с которой у поляков свои счеты. По заявлению поляков, литовцы якобы пошли на службу к немцам, издевались и уничтожали польское население в г. Вильно и на периферии.

Поскольку с другими политическими формированиями Польши существуют идеологические расхождения, они не могут привлечь их для совместного участия в соглашении.

В отношении признания соглашения лондонским «польским правительством» считают, что вопрос решится положительно, поскольку борьба будет происходить совместная.

Кроме того польские делегаты заявили, что могут на себя взять гораздо более широкое и важное своими последствиями обязательство, а именно:

Когда с ОУН будет договорено о совместной вооруженной борьбе против немцев и такая борьба будет на практике осуществляться, то «украинский народ» будет признан Англией как дружественный народ, ведущий борьбу против Германии, и в связи с этим представители «украинского народа» будут допущены на мировую конференцию, где им обеспечат постоянное место.

Кроме того, ОУН получит из-за границы крупную финансовую помощь.

При соглашении они могут перебросить официальных представителей ОУН за границу для непосредственной связи с английскими и другими закордонными кругами.

После доклада центральному проводу ОУН о взглядах поляков «Рубан», стремившийся к договору с польскими правыми организациями и, в первую очередь, с фашистскими, как «ОНР» — «Обуз Народово-Радикальны» («Табор народно-радикальный»)167, высказал свое отрицательное отношение к договору с «Демократической Девицей», тем более, что они не имели полномочий даже от лондонского «эмигрантского польского правительства».

«Рубан» по всей вероятности отказывается от такого договора, ввиду нежелания вести вооруженную борьбу против Германии.

С другой стороны делегаты ОУН по переговорам с поляками сделали вывод, что, возможно, польские делегаты никакой «Демократической Девицы» не представляют, а являются представителями английской разведки.

При встрече делегатов в третий раз, во время переговоров с польской стороны присутствовал известный в Польше и в СССР бывш. польский воевода — помощник Петро — граф ДУНИН-БОРКОВСКИЙ, в прошлом известен как сторонник польско-украинского соглашения в период существования Польши. В его присутствии польские делегаты заявили, что он представляет польские «авторитетные круги».

По установке «Рубана» делегаты ОУН заявили польским делегатам, что западно-украинские земли считаются чисто украинскими, а не смешанными и что оуновцы не могут продолжать переговоры с поляками, если они не привлекут другие польские формирования и не получат полномочия от Лондонского «польского правительства».

Пожелания поляков о не поддержке греко-католической церкви оуновцами, «Рубаном» отклонены, так как это уже является вмешательством во внутренние дела Украины.

Поляки заявили, что действительно не в состоянии обеспечить требований ОУН, хотя в дальнейшем обещали привлечь другие формирования и получить полномочия лондонского «польского правительства».

На этом переговоры были прерваны.

Делегаты «Демократической Левицы» кроме ДУНИН-БОРКОВСКОГО были арестованы немцами и вместе с ними рад польских политических «деятелей» расстреляны.

В августе мес[яце] 1943 г. через краевой провод ЗУЗ — «УЛАСА» стало известно, что с центральным проводом хотят связаться польские подпольные организации и было решено вступить в переговоры и выяснить, какие круги хотят говорить и на каких условиях.

От ОУН для ведения переговоров уполномочен СТЭПАНЯК. При встрече с «Уласом», последний назначил время и дал адрес и пароль для встречи с польскими делегатами.

Встреча назначена в г. Львове в д. № 6 по ул. Павликовского, в квартире доктора медицины РАКОВСКОГО, по паролю: «Я пришел по делу больного скарлатиной ребенка». Его ответ: «Не на скарлатину, а на дизентерию».

Встреча состоялась в назначенное время. При уточнении, кого представляют делегаты, оказалось, что они уполномочены комендантом т.н. «Сил Збройные Краю», т.е. вооруженными силами края, подчиненных лондонскому «эмигрантскому правительству»168.

Польские делегаты считают, что ОУН является организацией, которая все время занимала противопольскую, т.е. враждебную ей позицию, но ввиду того, что ОУН является наиболее мощной украинской «политической» организацией, активно действующей, которая все заметнее отходит от пронемецкой ориентации, они, как представители польских военных кругов, хотели бы договориться с ОУН о польско-украинском сотрудничестве.

Украинцы и поляки оказались под ударами одного и того же врага - немцев.

Кроме того, СССР является известным врагом «самостоятельности Украины», а поляки далеки от того, чтобы рассматривать СССР как друга Польши.

Для того, чтобы подтвердить действительность уполномочия обеих сторон на ведение переговоров, решили в официальном журнале ОУН «Идея и чин» и официальном органе поляков «Сил Збройных Краю», «Бюллетене» поместить статьи, в которых каждая сторона укажет на ненормальность положения в украинско-польских отношениях, а также, что каждая сторона в прошлом допустила рад ошибок во взаимоотношениях и в данное время требуется изменение во взаимоотношениях в направлении дружбы и сотрудничества.

Но все же поляки позже спохватились и заявили, что такой статьи напечатать не могут исходя из международной обстановки.

Вторая и третья встречи происходили на той же квартире доктора РАКОВСКОГО. Условия ОУН поставила перед делегатами «Сил Збройных Краю» примерно те же вопросы, что и польским делегатам «Польской Демократической Левицы», на что поляки ответили:

«Польские официальные военные и правительственные круги относятся положительно к созданию «Самостоятельной Украины».

В отношении позиции Польши к Советскому Союзу и к «общеукраинскому представительству» они смогут дать ответ только после выяснения этого вопроса в польском «правительстве» в Лондоне.

Уполномоченный ОУН заявил польским делегатам: «Дабы говорить о политическом и военном сотрудничестве, необходимо, чтобы Польша официально отказалась от посягательств на украинские земли, т.е. ясно и открыто отреклась от западно-украинских земель и признала их за Украиной и это приведет к прекращению существующей борьбы между «поляками и украинцами».

Позиция польских делегатов в этих вопросам неоднократно изменялась.

Вначале поляки занимали твердую позицию, категорически отстаивая свои претензии на Западную Украину, что подтверждается следующим.

Несмотря на оккупацию немцами Польши она не перестала существовать как субъект международного права, тогда как «самостоятельная» Украина существует в лучшем случае как объект.

Отречься от Западной Украины в этих условиях значило бы оставить ее СССР, так как на международной арене СССР в единственном лице выступает как освободитель Украины.

Общее мнение польской общественности относительно Западной Украины таково, что каждое польское правительство, которое отказалось бы от Западной Украины, было бы под нажимом польских масс «разбито наголову» сразу же после появления сообщения об этом.

Требования Польши в вопросах Западной Украины и «защите ее от притязаний СССР» — отвечает также интересам «украинского народа».

Поскольку надо считаться с возможностью изгнания немцев Советским Союзом из Восточной Украины, в том случае, если победителем останется СССР, при наличии в руках Польши Западной Украины, она может являться плацдармом для дальнейшей борьбы за «самостоятельную Украину».

Исходя из древних традиций существования Галицко-Волынского государства, можно будет полагать о возникновении проблемы у украинских националистов в создании такого государства, но этого никогда не осуществится, так как Западная Украина может входить в состав Польши или СССР, поэтому в интересах украинских «самостийников» бороться за оставление этой территории за Польшей.

Исходя из заявлений польских делегатов, можно считать, что любой заключенный с ОУН договор может быть расторгнут со ссылкой на «настроения» населения.

Польские делегаты сослались на необходимость связаться с делегатурой польского эмигрантского «правительства» в Лондоне по краю в г. Варшаве, с целью информирования их о твердо занятой ОУН позиции в отношении Западной Украины и предложениях о секретной декларации, с признанием этой территории за «самостоятельной Украиной».

При очередной встрече польские делегаты дали ряд ответов на ранее неразрешенные вопросы, поскольку получили ответы из Лондона и Варшавы.

«Польское правительство» горячо приветствует «обще-украинское представительство», если оно уже существует.

Об отношении поляков к СССР, когда Красная Армия перейдет старую польско-советскую границу, реку Буг и будет продвигаться дальше в Польшу, ответ польское правительство в Лондоне даст позже, так как этот вопрос изучается.

Об изложении секретной декларации с признанием Западной Украины за «самостоятельным украинским государством», они ответили, что секретная декларация об этом может попасть в руки СССР и может быть использована против «польского правительства».

Этим по существу они признали готовность отказаться от Западной Украины на случай заключения с ними договора о совместной борьбе против немцев и СССР.

Из происходивших переговоров стало ясно, что речь шла только о совместной борьбе против СССР, а не против немцев.

Такой вывод следует из следующих заявлений польских делегатов.

«СССР и немцы в этой войне должны взаимно ослабить друг друга. В интересах «Польши и Украины», чтобы эта борьба длилась до полного взаимоунич-тожения основных сил обеих сторон.

На немцев не следует смотреть как на врага, против которого требуется затрата основных сил, немцы под давлением Красной Армии оставят Украину и Польшу.

Поэтому фактически основным врагом «Польши и Украины» является Советский Союз. Также поляки пытались сделать намеки, что в этом заинтересованы и союзники СССР.

По их мнению польско-украинские отношения следует рассматривать в двух направлениях.

Если СССР в результате различных причин развалится или в лучшем случае расшатается и ослабнет настолько, что создадутся условия для создания «украинского самостоятельного государства», то польско-украинские взаимоотношения следует поставить в плоскости взаимопонимания и сотрудничества двух «самостоятельных государств» - польского и украинского.

В том случае, если СССР выйдет из войны победителем и будет представлять реальную военную силу, и «самостоятельной Украины» создать не удастся, тогда польско-украинские отношения должны быть поставлены в плоскости понимания и сотрудничества польского государства с украинским народом в рамках польского государства.

Это означает включение в состав Польши Западной Украины.

В разрезе этих двух вариантов поляки и предложили приступить к переговорам и составлению договора по каждому варианту отдельно. ОУН от этого отказалась.

Поляки хотели добыть документы второго варианта, в котором ОУН заявила бы о своем стремлении, чтобы Западная Украина вошла в состав Польши, а не в СССР и этот документ использовать в дипломатических целях, показав Англии и Америке, что не только поляки, но и украинское население Западной Украины является сторонниками включения этой территории в состав Польши.

Первый вариант предложения поляков хотя и предусматривал совместную вооруженную борьбу их единомышленников и ОУН против СССР, но и там, ставя вопрос о Западной Украине открытым, этим ставили путь для включения Западной Украины в состав Польши, имея на руках документ второго варианта.

Польские делегаты, по предложению ОУН, составили проект статьи для опубликования, в которой вместо того, чтобы указать, что поляки не претендуют на территорию Западной Украины, указали:

«Между украинцами и поляками не должно быть споров будет ли Каменец-Подольск принадлежать украинцам, а Здолбуново полякам».

Поляки сослались, якобы, на тайный договор правительства СИКОРСКОГО между Польшей, Англией и Францией, по которому после войны (1939 г.) Польша должна получить Каменец-Подольск и Проскуров со всеми их районами.

Этим поляки подчеркивали, что в случае заключения ОУН договора с ними, они не будут настаивать в части передачи им Каменец-Подольска и Проскурова, но отстаивают свои границы до 1939 года.

Переговоры между поляками и оуновцами к положительным результатам не привели.

Оперуполн[ный] 6-го отделения] ОББ НКВД СССР

Ст. лейтенант госбезопасности    

ЩЕРБАКОВ

______________________

167    Национально-радикальный лагерь (пол. — Oböz narodowo-radykalny, ONR) — польская праворадикальная политическая организация, образованная в мае 1934 г. Ориентировалась на фашистские и национал-социалистические политические модели. В 1935 г. раскололась на Национально-радикальный лагерь - Фалангу (пол. - Oboz Narodowo-Radykalny — Falanga) и Национально-радиальный лагерь АБЦ (пол. — Oboz Narodowo-Radykalny — ABC).

168    «Силы збройные краю» — от пол. Sily Zbrojne w Kraju. Имеется в виду Армия Крайова (см. Т. 1, прим. 104, 129).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.