Директивное письмо Верховного суда СССР «О судебной работе в уборочную и хлебозаготовительную кампанию». 17 мая 1935 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1935.05.17
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 4. 1934 - 1936. Москва РОССПЭН Стр. 494-498
Архив: 
ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 12. Д. 109. Л. 4. Заверенная копия.

№ 187

№ 21

По сведениям, получаемым с мест, весенняя с/х кампания текущего года как по подготовке к севу, так и самому севу проходит в условиях громадного трудового подъема и значительно лучшей организованности, чем в прошлом году. Весна текущего года явится новым этапом на пути дальнейшего укрепления колхозного строя и подъема зажиточности колхозников. В связи с этим на судебную систему ложится большая задача обеспечения шестой колхозной весны от посягательства остатков разбитых классов, когда наступит время реализации урожая, уборки и хлебосдачи. В этих целях Верховный суд Союза ССР считает своевременным напомнить верховным судам союзных республик опыт судебной практики прошлого года и заострить их внимание на извращениях и судебных ошибках, какие были допущены в осеннюю с/х кампанию прошлого года и повторяются в текущую весеннюю кампанию.

Почти во всех союзных республиках в 1934 г., в большинстве краев и областей РСФСР и УССР уборка и хлебопоставки 1934 г. выполнены своевременно при сравнительно с прошлым небольшом количестве осужденных. В тех же областях и краях (Западно-Сибирский край, Челябинская обл., Воронежская и др.), где выполнение плана хлебопоставок прошло с большим напряжением, были допущены массовое осуждение и грубейшие извращения революционной законности. Причина этого явления, вскрытая 49 пленумом Верхсуда СССР, лежит в том, что в указанных областях органы юстиции своевременно не подготовились к уборочной и хлебозаготовительной кампании, не проводили никакой оргмассовой работы и проглядели вредительскую работу кулаков и других классовых врагов, пытавшихся сорвать уборку и хлебопоставки, в частности, путем распускания контрреволюционных слухов о предстоящем снижении норм сдачи и проч. Когда же в ходе уборки и хлебопоставок обнаружился кулацкий саботаж, судебные органы растерялись и при нанесении удара встали на путь массовой репрессии и грубейших извращений революционной законности.

Опыт судебной работы по хлебопоставкам прошлого года показал, какое огромное значение для успеха кампании имеет своевременная, меткая и решительная судебная репрессия.

Судебная практика еще не освободилась от извращений и ошибок, которые отмечены в ряде директивных писем Верховного суда Союза ССР и директивных постановлений пленумов Верховного суда СССР.

К этим извращениям относятся:

1. Применение уголовной репрессии за мелкие и бескорыстные проступки. Вопреки установкам нового сталинского устава с/х артели, нарсуды продолжают принимать к производству и налагать уголовные наказания на колхозников «за мелкие и ничтожные проступки, за бесхозяйственное и нерадивое отношение к общественному имуществу, за недоброкачественную работу и за другие нарушения трудовой дисциплины», за которые уставом предоставлено право налагать взыскания правлению колхоза (17)1*.

В судебной практике новый устав с/х артели не нашел еще отражения. Народные суды по-прежнему механически принимают все, что к ним поступает от органов расследования, главным образом от милиции, не выделяют для организации показательных процессов дел большого общественного и политического значения и не отсеивают мелких дел, которые должны быть разрешены в дисциплинарном порядке или в общественных и производственно-товарищеских судах. С такими методами судебной работы необходимо решительно покончить. Значительная доля вины за эти извращения ложится на главные и краевые (областные) суды, которые всю тяжесть судебной борьбы перелагают на народные суды. Верховным судам необходимо добиться, чтобы главные и краевые (областные) суды в качестве судов первой инстанции сами включались в борьбу за уборку и хлебосдачу. Дела о наиболее крупных преступлениях, имеющих особенное значение для данного района (массовый падеж и абортирование жеребых маток, частые случаи отказа единоличников от хлебосдачи, саботирование использования с/х машин), должны рассматриваться на месте выездными сессиями главных и краевых (областных) судов, а в республиках без краевого (областного) деления — верховных судов.

На основе нового устава о с/х артели необходимо добиться решительного прекращения применения судебной репрессии за мелкие хозяйственные и бескорыстные проступки. На эту сторону судебной работы верховным судам необходимо обратить особенное внимание.

2.    Массовое привлечение и осуждение колхозного актива. Сведения о количестве осужденных по делам, связанным с весенней с/х кампанией 1935 г. по РСФСР и УССР, и об удельном весе среди осужденных председателей сельсоветов и колхозов, бригадиров, заведующих МТФ и проч., свидетельствуют о том, что и в этом вопросе в судебной практике нет перелома. С одной стороны, массовое осуждение колхозного актива связано с отмеченным механическим отношением нарсудов ко всякому обвинительному материалу, который поступает от органов расследования, а с другой, с нарушением директивных указаний 48 пленума Верхсуда СССР о порядке привлечения председателей колхозов к уголовной ответственности. В соответствии с директивным постановлением 50 пленума «О судебной репрессии в отношении должностных лиц села» верховные суды должны добиться чуткого, внимательного и осторожного подхода судей к делам о колхозном активе. При рассмотрении таких дел суды должны дать оценку всей хозяйственной работе активиста, а не только тем ошибкам и проступкам, которые вменяются ему в вину.

3.    Сведения, получаемые от республик, в частности из Азово-Черноморского, Северо-Кавказского, Сталинградского краев, из УССР и БССР, говорят о том, что в деле борьбы за лошадь2* у судебных органов нет единой карательной политики, что в ряде случаев судебные органы недооценивают значение этой борьбы и подменивают ее механическим массовым осуждением и ничтожными наказаниями (на несколько месяцев ИТР). Абортирование жеребых маток в результате хищнического отношения к лошади, а часто прямого вредительства, продолжается в совершенно недопустимых размерах. В некоторых колхозных бригадах абортирование доходит до 50% маточного состава и больше. Не выясняя действительных причин массового абортирования, не доискиваясь настоящих виновников, часто даже не заслушав заключения экспертов, судебные органы приговаривают малоответственных, случайных и второстепенных лиц к 3, 4 и 6 мес. ИТР.

С другой стороны, наблюдается необоснованная мягкая репрессия к действительным и главным злостным виновникам, особенно из классово чуждых элементов; часть 2 статьи 794 УК РСФСР и соответствующие статьи УК других союзных республик и в особенности закон 7 августа 1932 г. применяются как исключение. Сигнализации, как правило, не существует.

Необходимо немедленно добиться изменения этой практики, всемерно усилить внимание судов к выяснению действительных причин падежа или абортирования путем проведения более тщательного судебного следствия, в частности, более частым обращением к экспертизе. Необходимо указать судебным органам на недопустимость распыления репрессии по мелочам вместо решительного, жесткого и меткого удара в порядке показательных процессов по немногим лицам, которых суд изобличит как настоящих главных виновников.

4.    Выше уже было отмечено, что в ряде краев и областей, где в прошлую осеннюю кампанию не было проведено достаточной подготовки к уборке и хлебосдаче, судебные органы пытались наверстать свои упущения за счет грубейших нарушений процессуальных законов.

Практика прошлого года знает немало случаев, когда предварительное и судебное следствие с вынесением приговора проведены в один день; были дела, по которым вовсе не было предварительного следствия; приговоры приводились в исполнение до вступления в законную силу и т.д. По сведениям, полученным от Верхсуда РСФСР, эти извращения в ряде мест не изжиты и в текущую весеннюю кампанию. Проверка судебной практики за текущий год показала, что некоторые суды пошли еще дальше по пути упрощенства.

Так, некоторые народные суды Сталинградского края заводят одно дело на все преступления, совершенные в колхозе или совхозе разными лицами на протяжении нескольких месяцев. Единственной связью между этими преступлениями является лишь то, что они совершены в одном месте.

С нарушениями революционной законности нужно провести решительную борьбу. Судебные органы должны быть предупреждены, что всякое нарушение закона неизменно повлечет за собой дисциплинарные, а в некоторых случаях и уголовные наказания.

5.    Практика прошлого года выявила ряд случаев (в особенности по Сибири), когда под влиянием кулацкой агитации о возможном пересмотре и снижении норм сдачи единоличники упорно уклонялись от хлебосдачи. Этот опыт необходимо учесть в текучем году. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) 3 марта 1935 г. «Об обязательных поставках зерна, риса и подсолнуха государству колхозами и единоличными хозяйствами из урожая 1935 г.» оставляет нормы сдачи прошлого года, а по некоторым областям даже снижает их против прошлого года. К 15 апреля всем колхозам и единоличникам вручены обязательства по хлебосдаче, из которых видно, что обязательство выполняется с той посевной площади, которая предусмотрена планом. Не выполняются поставки с посевов, произведенных сверх планов, но вместе с тем не допускается снижения сдачи из-за невыполнения плана сева.

В связи с этим как в подготовительной оргмассовой работе, так и при проведении судебных процессов необходимо внедрять в сознание колхозников и единоличников, что постановление об обязательных поставках является твердым и незыблемым законом.

6.    В постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) 19 апреля 1935 г. «О работе комбайнов и об оплате комбайнеров в совхозах и МТС»139 среди причин неполного и неправильного использования комбайнов отмечаются искажения и прямые извращения установленной правительством системы зарплаты в зерносовхозах.

Необходимость усиления внимания судебных органов в борьбе за правильное использование и бережное отношение к тракторам, автотранспорту и с/х машинам, а также к преступлениям в области материально-бытового обслуживания рабочих совхозов, МТС и колхозных бригад отмечена в ряде директивных указаний Верхсуда СССР (№ 6, 4 февраля 1934 г.; № 32, 15 ноября и в директивном постановлении 50 пленума).

В связи с указанным выше постановлением СНК СССР и ЦК В КП (б) этот вопрос приобретает особенное значение, и к нему необходимо мобилизовать исключительное внимание.

7.    Судебная борьба в прошлую кампанию в основном была сконцентрирована непосредственно на хлебосдаче. Борьба за своевременную прополку, борьба с потерями и с хищениями урожая на корню и во время уборки и обмолота, а также при перевозках и хранении урожая в элеваторах в ряде мест выпала из внимания органов юстиции. Между тем уборка и в особенности хлебосдача и хранение хлеба в элеваторах в прошлом году сопровождались большим количеством хищений.

Западно-Сибирский краевой суд счел даже необходимым вынести по этому вопросу сигнализирующее определение о том, что большое количество хищений из заготпунктов и элеваторов связано с недостаточной бдительностью при комплектовании аппаратов этих пунктов. Однако в ряде мест борьба с хищениями из заготпунктов свелась к привлечению и осуждению второстепенных работников, между тем как главные виновники, создавшие систему учета и хранения, способствующие хищениям, остались безнаказанными. Так, Челябинский облсуд по делу Фомина и др. осудил за хищения из элеватора 36 чел. весовщиков, шоферов, выбойщиков и проч., но никто из администрации элеватора, виновной в вопиющей бесхозяйственности, к ответственности не был привлечен.

В текущем году необходимо подготовить органы юстиции к борьбе как за своевременное проведение прополочных работ, так и со всякого рода хищениями урожая.

8. Верховный суд СССР неоднократно отмечал большую эффективность правильно организованной работы сельских общественных и производственно-товарищеских судов в борьбе с мелкими проступками и нарушениями. Это подтверждается и практикой текущей весенней кампании. Однако, как правило, общественные и товарищеские суды бездействуют, в то время как народные суды загружены мелкими делами о ничтожных проступках, связанных в основном с нарушениями труддисциплины. По-прежнему общественные и товарищеские суды беспризорны, никем не инструктируются и не контролируются. Это отмечено в информационных сводках Верховного суда РСФСР и в материалах обследования Азово-Черноморского и Северо-Кавказского краев, произведенного Прокуратурой Союза.

Верховный суд Союза ССР считает, что от констатации этого совершенно нетерпимого явления пора перейти к решительным мерам для оживления работы общественных и товарищеских судов.

Председатель Верховного суда Союза ССР А. Винокуров.

1*См.: Примерный устав с/х артели // Коллективизация сельского хозяйства... С. 538.

2* Так в тексте.

139    Постановление СНК и ЦК ВКП(б) «О работе комбайнов и об оплате комбайнеров в совхозах и МТС» от 19 апреля 1935 г. утверждало представленный Наркомтяжпромом помесячный план производства и отгрузки комбайнов (с 1 января до 1 июля — 15 тыс. комбайнов), рассматривало вопросы, связанные с ремонтом комбайнов, устанавливало планы уборки зерновых посевов по регионам, нормы выработки на один комбайн, упорядочивало оплату комбайнеров. Так, во время уборки комбайнеру выплачивалась зарплата только за убранное им количество гектаров, простои не оплачивались. Размеры оплаты и премий зависели от количества убранных гектаров, за перевыполнение нормы выплачивалась прогрессивная премия (СЗ СССР. 1935. № 21. Ст. 164).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.