Из спецсообщения НКГБ УССР в НКГБ СССР «О соглашении Центрального провода ОУН и командования УПА с полицией безопасности и СД о борьбе против советской власти»

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1945.02.23
Источник: 
Украинские националистические организации в годы второй мировой войны. Том 2 1944-1945 Москва. РОССПЭН 2012 Стр. 571-576
Архив: 
ЦА ФСБ России. Ф. 4. Оп. 3. Д. 801. Л. 195-222. Подлинник; Ф. 100. Оп. П. Д. 14. Л. 192-219. Копия.

г. Львов    

23 февраля 1945 г.

Совершенно секретно

Народному Комиссару Государственной Безопасности Союза ССР

Комиссару Государственной Безопасности 1 ранга — тов. Меркулову В.Н.

В материалах Полиции безопасности и СД в Галиции, обнаруженных нами после изгнания оккупантов в бывшем здании СД г. Львова, найден ряд совершенно секретных документов Полиции безопасности и СД об их переговорах и совместной деятельности с ОУН-УПА на территории западных областей Украины в борьбе против Красной Армии и Советской власти.

Анализ изъятых документов свидетельствует, что бандеровский Центральный «Провод» ОУН с начала 1944 г., в связи с возросшими темпами наступления частей Красной Армии и освобождением территории Украины от немецких захватчиков, неоднократно обращался к различным германским инстанциям с предложением максимально использовать кадры ОУН и УПА в борьбе против Красной Армии, партизанских формирований и органов Советской власти в нашем тылу. [...]I

В изъятой нами докладной записке Разведывательного отдела 4-й немецкой танковой армии от 22 мая 1944 г. «О положении банд в районе действия армии» отмечается, что:

«Крупных выступлений за этот период не было. Как стало известно, на границе армии в районе западнее Станислава банды УПА воюют с коммунистическими бандами Ковпака.

Трудно судить, относится ли такое выжидание УПА, в связи с настоящими переговорами с армией или к сохранению сил и намерению усилить вооружение и организованность для будущего наступления на армию. Фактом остается то, что в тылу Советов УПА ведет борьбу против советских частей и одновременно готова сотрудничать с немецкой армией».

Во втором разделе этой докладной записки «Сотрудничество с армией УПА» говорится, что:

«До сего времени переговоры вели: 24-й танковый корпус. Они противной стороной были приостановлены утверждением, так как представитель местного органа УПА не был уполномочен на широкие решения.

Войсковая группа “Украина-Север” ведет переговоры с областным руководством УПА и расценивает их как перспективные.

Абверкоманда 202 уже достигла практического сотрудничества с УПА и получает от УПА агентурные сообщения секретных осведомителей и активистов, которые используются для боевых действий за вражеским фронтом».

Докладная записка заканчивается извещением, что командование 4-й танковой армии установило деловое соглашение с УПА для «совместной борьбы против большевизма, в особенности против разрозненных красноармейцев, жидобольшевистских банд, советских агентов и парашютистов».

Командование 1-й немецкой танковой армии, дислоцировавшееся в районе г. Тарнополя, в мае месяце 1944 г. установило деловой контакт с бандами УПА. УПА обязалась прекратить все акции, направленные против немецких интересов, и активно участвовать в борьбе против советских парашютистов и агентов.

В захваченном нами секретном наставлении «Поведение по отношению к УПА» Комиссариат пограничной полиции в г. Дрогобыче от 26 мая 1944 г. также подчеркивает необходимость сотрудничества с УПА и использование для воинских нужд услуг, представляемых УПА.

В этом наставлении подчеркивается, что в случаях необходимости разрешается поддержка и подкрепление банд УПА, находящихся в советском тылу.

Наряду с этим, имеющиеся в нашем распоряжении официальные документы Полиции безопасности и СД, свидетельствуют также и о том, что члены ОУН и УПА в широких масштабах, повсеместно использовались различными германскими разведывательными органами для шпионской и диверсионной работы в тылу Красной Армии.

19 апреля 1944 г. в г. Львове состоялось информационное совещание руководителей Абверкоманд 101, 202 и 305 армейской группы «Юг» по обмену опытом разведывательной работы и использованию в этих целях членов УПА.

Из выступлений на этом совещании руководителей Абверкоманд следует сделать вывод, что основной базой немецкой разведки на территории Галиции являлись члены ОУН-УПА.

На совещании было единодушно констатировано, что немецкая агентура, забрасываемая в тыл Красной Армии из числа членов ОУН-УПА, успешно выполняла даваемые ей немцами задания, предоставляя весьма ценные разведывательные данные.

В этой части заслуживают внимания выступления руководителей Абверкоманд, судя по протоколу совещания, захваченного нами, а именно:

«1. Абверкоманда 101 (подполковник ЛИНДГАРДТ)

Подполковник ЛИНДГАРДТ раньше проводил свою агентурно-разведывательную деятельность, главным образом, через военнопленных. В результате быстрого продвижения русских, на сегодняшний день почти невозможно стало вербовать их для использования в немецких целях. Исходя из этого, ему остается единственная возможность использовать членов УПА. Для его разведывательной службы могут быть использованы годные к военной службе и решительные лица, которые в Галиции, как правило, объединены бандеровской группой и УПА. Без связи с УПА его агентурно-разведывательная деятельность была бы вообще невозможной. Предоставленный в его распоряжение со стороны военного сектора УПА материал исключительно обширен и в большей своей части годен для использования армией в военном отношении. Кроме того, в некоторых случаях соединения украинских банд УПА вместе с немецкой армией сражались против Красной Армии и большевистских партизан. Хотя соединения УПА имели большие потери, но на некоторых участках в критический момент они оказали немецкой армии услуги, которых нельзя недооценивать.

2. Абверкоманда 202 (подполковник ЗЕЛИГЕР)

Подполковник ЗЕЛИГЕР подобного мнения. Его задача — организация проведения подрывной работы за линией фронта, может быть выполнена только при помощи УПА. В районах, занятых русскими, УПА является единственным противником. Поэтому ее укрепление путем снабжения УПА оружием и обучение соответствующего количества людей лежит в интересах армии. Однако, связь с отрядами за линией фронта может быть установлена только посредством частей, находящихся на немецкой территории. Поэтому он должен практически охватить членов УПА на территории Галиции и после обучения и вооружения, их перебрасывать с самолетов на русскую сторону или же пропускать большие группы через фронтовые бреши. Для этого есть согласие берлинских инстанций. Он уже продолжительное время имеет связь через посредника с ШУХЕВИЧЕМ и уже получил несколько человек для обучения. Предложение ШУХЕВИЧА вооружить все отряды УПА Галиции и постепенно перебросить их на сторону русских, он из-за предосторожности не принял. Все же он, по договоренности с Берлином, в ближайшее время на участке фронта Делатин—Станислав, непосредственно на переднем крае обороны, вооружит группы около 100 чел. и при помощи действующих там немецких частей перебросит их за линию фронта».

ШУХЕВИЧ Роман, о котором речь шла на совещании, является главнокомандующим УПА и членом Центрального «Провода» ОУН и практически его возглавляет.

22 апреля 1944 г. командир Полиции безопасности и СД Галиции, СС-обер-штурмбанфюрер и старший имперский советник доктор ВИТИСКА дал телеграмму в Берлин в Главное управление государственной безопасности, СС-груп-пенфюреру и генерал-лейтенанту полиции МЮЛЛЕРУ и в Краков, командующему Полиции безопасности в Генерал-Губернаторстве, СС-оберфюреру генерал-майору полиции БИРКАМПУ о результатах совещания с руководителями Абвер-команд, в которой указывается:

«Принимая во внимание важность вопроса, я считаю необходимым получить принципиальное разрешение берлинских инстанций. По моему мнению, необходимо учесть следующую точку зрения: с одной стороны, армия заинтересована в сотрудничестве с УПА. (Зачеркнуто — заявления подполковников Л. и 3. имеют весьма большой вес.) С другой стороны, УПА использует предоставленную ей, таким образом, свободу движения и ее частичное неофициальное признание для укрепления своих собственных рядов. Начавшаяся во всех районных хозяйствах мобилизация является хозяйственной помехой.

ССовский добровольческий полк, строительная служба, а также украинская вспомогательная полиция в значительной части разложены. УПА становится значительным ненадежным элементом в Галиции из-за убийства поляков и, при дальнейшей беспрепятственной деятельности, может привлечь всю украинскую молодежь для так называемой «лесной идеи». К тому же, отдельные группы, в особенности в южной части Галиции, нападают на немецкие воинские части.

При сравнении достигнутых контрразведкой и армией преимуществ, с изложенными недостатками, по-моему, последние имеют перевес. Так что, исходя из этой точки зрения, необходимо запретить всем немецким инстанциям всякое сотрудничество с УПА. Но, принимая во внимание, что за этим запретом непосредственно должна была бы последовать решительная ликвидация УПА, а для этого нет достаточного количества полиции и армии, я считаю тактически верным, в интересах предотвращения со стороны УПА саботажа немецкого подвоза, в интересах агентурно-разведывательного использования и выявления при переговорах возможности их разложения, - эти переговоры продолжать, не делая общих уступок, как снабжение оружием.

Прошу быстрейшего разрешения моей точки зрения».

Перед бегством из г. Львова немцы предприняли ряд мер по насаждению и оставлению на оседание своей агентурно-осведомительной сети на территории Галиции. Как свидетельствуют имеющиеся в нашем распоряжении документы Полиции безопасности и СД установила контакт с ОУН и УПА в части использования их участников в советском тылу для шпионской и диверсионной работы.

14 июля 1944 г. командир Полиции безопасности и СД в Галиции ВИТИСКА в документе, адресованном в Берлин в Главное управление государственной безопасности, СС-штурмбанфюреру и советнику управления ПОМЕРЕНИНГУ, сообщает:

«Я указывал на мой контакт с ОУН-бандеровской группой и УПА, о чем я доложил IV отделу и командующему Полиции безопасности. По данным на настоящее время, практика работы УПА в этих районах говорит за то, что они лучше всего пригодны для С (диверсионных) поручений, и в то же время, они в своих собственных рядах имеют обученных радистов.

На последней встрече со связным УПА—ОУН Н-ский реферат, обсуждая комплекс этих вопросов узнал, что штаб ОУН, в основном, не отклоняет предоставить в распоряжение немецких интересов группы агентов-диверсантов и радистов.

ОУН все же желает, чтобы за саботаж и борьбу УПА против Советов им оставляли уже сейчас вооружение, боеприпасы и медикаменты.

Я убежден, что ОУН действительно предоставит группы диверсантов и радистов, если будут выполнены их просьбы».

Оставление в нашем тылу шпионов и диверсантов с приданными им радиостанциями подтверждается также и другим документом от 15 июля 1944 г., адресованным в Берлин в Главное управление государственной безопасности, СС-штурмбанфюреру и советнику управления ПОМЕРЕНИНГУ.

«7 июня 1944 г. Н-референт имел очередную встречу с ГЕРАСИМОВСКИМ, на которой преимущественно обсуждался вопрос о выводе за линию советского фронта агентов Ф (радистов) и агентов С (диверсантов), а также об оставлении агентов Ф (радистов) на случай, если по ходу военных событий в дальнейшем будет оставлена территория Галиции. Этот разговор велся также в интересах дислоцирующейся здесь зондеркоманды “Цеппелин”, а также в разрезе телеграммы-приказа № 63773 от 27 июня 1944 г. - 4 А 2 6-227/44 - секретно.

Относительно оставления агентов Ф (радистов) и С (диверсантов) для вывода их за линию советского фронта, ГЕРАСИМОВСКИЙ заявил, что УПА поддерживает в этом вопросе связь с армией, а Полиция безопасности — связь с ОУН-бандеровской группой. Поэтому будет излишним ознакамливать также Полицию безопасности с намеченными членами УПА. Скорее, Полиция безопасности может указать армии конкретные задания, выполнение которых касается ее интересов для того, чтобы они могли быть выполнены агентами армии Ф (радистами) и С (диверсантами) одновременно с заданиями армии.

Прошу немедленно сообщить, имеется ли Ваше согласие на такой метод и, в данном случае, прошу ознакомить нас с особенно интересующими заданиями по разведке и диверсии в советском тылу.

Вопрос оставления радиоагентов в целях моей служебной инстанции, в случае дальнейшей частичной эвакуации Галиции, ГЕРАСИМОВСКИЙ хочет поставить на обсуждение в штабе ОУН-бандеровской группы и при следующей встрече сообщить, будут ли оставлены члены УПА для моих целей и для выполнения заданий, указанных в телеграмме-приказе.

ГЕРАСИМОВСКИЙ использовал разговор с Н-референтом и при освещении деятельности УПА в тыловых советских районах, о которых я особо докладывал, указал, что для УПА туда не доставляется оружие, боеприпасы и медикаменты, поэтому расходование этих средств должно быть очень осторожным и ограниченным, что препятствует повышению ее активной деятельности.

Немецким интересам не угрожает никакая опасность, если для УПА в тыловых вражеских областях будет доставлено с немецкой стороны оружие и боеприпасы. А также медикаменты путем выброски с самолетов. Наоборот, лучшее вооружение и оснащение УПА на Востоке способствовало бы также немецким военным интересам.

Прошу, по возможности, быстрее сообщить, нет ли против этого принципиальных возражений. Известный контингент вооружения, надеюсь, сумею достать сам через начальника СС и полиции и командование армейской группировки «Северной Украины», чтобы сбросить его самолетами зондеркоманды “Цеппелин” в советский тыл.

В связи с этим, ГЕРАСИМОВСКИЙ поднял также вопрос о том, не будет ли целесообразно уже сейчас создать в Галиции склады с оружием и боеприпасами для УПА, получить которые она сможет лишь тогда, когда немецкая армия очутится в таком положении (зачеркнуто в оригинале) и вынуждена будет оставить в дальнейшем территорию Галиции. Склады могли бы с немецкой стороны пока держаться в совершенном секрете, а также таким способом охраняться, чтобы были обеспечены от вскрытия их некомпетентными лицами.

В остальном ГЕРАСИМОВСКИЙ берет на себя ответственность за то, что УПА, которой тайники должны стать известными только после отступления немецких частей, раньше не присвоит себе этих складов насильственным путем. По моему мнению, и здесь нет никакой большой опасности, так как склады могут быть соответствующим образом замаскированы и охраняемы. Но, прежде чем я буду продолжать вести переговоры об этом и урегулирую технические детали, прошу сначала высказать Ваше мнение по этому вопросу.

Я буду очень приветствовать разрешение указанных мероприятий, как в интересах установления моей связи, так и в интересах диверсии вражеского подвоза и советской администрации.

Командир Полиции безопасности и СД в Галиции - ВИТИСКА».

Захваченные нами подлинники совершенно секретных документов Полиции безопасности и СД о переговорах и соглашении с Центральным «Проводом» ОУН и командованием УПА, нами оперативно используются, особенно, при вербовках руководящего и командного состава ОУН-УПА.

Народный комиссар государственной безопасности УССР

комиссар государственной безопасности 3 ранга    

САВЧЕНКО

Резолюции: т. Райхман. Подготовить краткое сообщение в три адреса. 26/III.

т. Жукову. Ср[очно] заготовьте сообщение. 27/3.

т. Альтшуллер. Записка написана и находится у тов. Федотова.

М. Жуков. 14/ІV.

_________________________

I Опущены сведения о переговорах Герасимовского с представителями немецких оккупационных структур.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.