Из протокола допроса арестованного полковника немецкой армии Э. Штольце об использовании Абвером украинских националистов в ходе войны с СССР. 29—31 мая 1945 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1945.05.31
Источник: 
Украинские националистические организации в годы второй мировой войны. Том 2 1944-1945 Москва. РОССПЭН 2012 Стр. 664-668
Архив: 
ЦА ФСБ России. Н-20944. Т. 1. Л. 23—30 с об. Подлинник. Рукопись.

29-31 мая 1945 г.

Штольце Эрвин, 1891 г.р., уроженец г. Берлин-Шарлоттенбург, Бисмаркштрассе, по национальности немец, из служащих, образование незаконченное высшее, беспартийный, женат, имеет пятерых детей. Проживал: г. Берлин, Рихтенвельде, Линденштрассе, 5.

До поражения Германии — начальник отдела Абвера -Берлина Военного округа.

29 мая 1945 г.

Переводчик Зайцев об ответственности за правильность перевода предупрежден по ст. 95 УК РСФСР    подпись Зайцев

[...]I

Вопрос: При каких обстоятельствах Мельник был завербован в качестве агента немецких разведывательных органов?

Ответ: В работе полковника Коновальца, как нашего агента для сохранения условий конспирации, был завербован по его рекомендации украинский националист, ротмистр петлюровской армии ЯРЫЙ, под кличкой «Консул-2», который использовался нами как агент-связник между нами и Коновальцем, а Коновалец, в свою очередь, как связник с националистическим подпольем.

Еще при жизни Коновальца ЯРЫЙ был известен Мельнику и другим националистам как близкий Коновальцу и как активный националист. Поэтому Канарис поручил начальнику «Абвера-2», полковнику Лахузену, через Ярого связаться с Мельником, который к этому периоду переехал из Польши в Германию.

Таким образом, в конце 1938 г. или в начале 1939 г. Лахузену была организована встреча с Мельником, во время которой последний был завербован и получил кличку «Консул».

Поскольку Мельник должен был состоять на связи как агент лично у меня, то во время его вербовки я тоже присутствовал.

Должен указать, что вербовка прошла очень легко, так как о деятельности Мельника мы достаточно знали, и он, по сути, являлся агентом Коновальца в проводимой работе против поляков за время проживания в Польше.

Вопрос: Продолжайте свои показания. Какую подрывную работу проводили немецкие разведывательные органы через украинских националистов?

Ответ: На первой встрече, после вербовки Мельника, которая состоялась на конспиративной квартире в Берлине на углу Берлинерштрассе-Фридрихштрассе (содержатель конспиративной квартиры доверенный офицер Канариса — КНЮСМАН), он изложил план своих мероприятий подрывной деятельности, согласно полученных указаний во время вербовки.

Основным мероприятием Мельник ставил налаживание связей украинских националистов, проводивших работу в Польше, с националистами Советской Украины, с целью подготовки восстания, проведения диверсий и шпионажа на территории СССР.

Тогда же Мельник просил, чтобы все расходы, необходимые для подрывной деятельности, взял на себя «Абвер», что и было сделано.

На следующих встречах Мельник просил санкционировать организацию отдела разведки при организации украинских националистов, во главе которой он был намерен, а позднее поставил видного украинского националиста полковника СУШКО.

Мельник доказывал, что создание такого отдела активизирует подрывную деятельность против Советского Союза, одновременно облегчит связь Мельника со мной как представителем «Абвера» и его националистическим подпольем.

Предложение Мельника было одобрено, организация такого отдела была санкционирована, и такой отдел был создан, находился в Берлине во главе с полковником Сушко.

После окончания войны с Польшей, Германия усиленного готовилась к войне против Советского Союза и поэтому по линии «Абвера» принимались меры активизации подрывной деятельности, так как те мероприятия, которые проводились через Мельника и другую агентуру, казались недостаточными.

В этих целях был завербован видный украинский националист БАНДЕРА Степан, который в ходе войны был немцами освобожден из тюрьмы, куда он был заключен польскими властями за участие в террористическом акте против руководителей польского правительства.

Кто вербовал Бандеру — я не помню, но последний на связи состоял у меня. В процессе активизации украинской националистической деятельности, которую мы проводили через свою агентуру, уже в начале 1940 г. нам стало известно о трениях в руководстве националистического подполья, в частности между нашими агентами Мельником и Бандерой, и что эти трения ведут к расколу националистического движения.

Понятно, что немецкой разведке в период подготовки к войне против Советского Союза, когда необходимо было использовать все для подрывной деятельности, эти трения, и тем более раскол, были угодны. Поэтому по указанию Канариса мною лично в 1940 г. принимались меры к примирению Мельника с Бандерой с целью сколачивания всех украинских националистов для борьбы с Советской властью.

Летом 1940 г. мной был принят Бандера, который в разговоре со мной обвинял Мельника в пассивности, доказывал, что он — Бандера является избранным вождем украинских националистов, однако, для пользы дела он примет все меры, чтобы примириться с Мельником.

Через несколько дней мною также был принят Мельник, с которым проводился аналогичный разговор. Мельник обвинял Бандеру в карьеризме, что он своими необдуманными действиями погубит подполье, созданное на территории Украины, особенно в западных областях.

Мельник доказывал, что он по наследству получил от Коновальца руководство националистическим движением и просил оказать ему помощь остаться в этом руководстве для единства организации. Здесь Мельник обещал принять все меры к примирению с Бандерой.

Несмотря на то, что во время моей встречи с Мельником и Бандерой оба они обещали принять все меры к примирению, я лично пришел к выводу, что это примирение не состоится из-за больших противоположностей между ними.

Бандера по характеру энергичный, карьерист, фанатик и бандит.

Мельник — спокойный, интеллигентный, чиновник.

После моих встреч Мельник и Бандера встречались между собой, во время встречи к примирению не пришли, а наоборот обострили свои взаимоотношения.

Через некоторое время после встречи Мельник выехал в Италию, якобы к жене убитого Коновальца, где находился продолжительное время, поэтому Бандера по сути возглавлял националистическую деятельность и подрывную работу, особенно в областях Западной Украины.

С нападением Германии на Советский Союз Бандера активизировал националистическое движение в областях, оккупированных немцами, и привлек на свою сторону особенно активную часть украинских националистов и, по сути, вытеснил Мельника из руководства. Обострение между Мельником и Бандерой дошло до предела.

Бандера с первых дней оккупации немцами областей Украины через украинскую печать и другим путем щупает почву для создания украинского правительства, располагая получить из рук немцев «самостоятельную Украину».

В августе 1941 г. Канарис поручил мне прекратить связь с Бандерой и наоборот — во главе националистов удержать Мельника.

Когда я на встрече с Бандерой объявил ему о прекращении с ним связи, он очень болезненно реагировал на это, т.к. считал, что его связь с нами усматривается как признание его в качестве руководителя националистического движения, а не нашего агента.

Вскоре после прекращения связи с Бандерой он был арестован за попытку сформировать украинское правительство во Львове.

Для порыва связи с Бандерой был использован факт, что последний в 1940 г., получив от «Абвера» большую сумму денег для форсирования подполья, в целях организации подрывной деятельности, эти средства пытался присвоить и перевел в один из швейцарских банков, откуда они нами были изъяты и снова возвращены Бандере.

Причем такой же факт имел место и с Мельником.

Из числа ближайших помощников Бандеры мне известен его личный друг, активный украинский националист ЛЕБЕДЬ, которого Бандера считал политическим руководителем организации украинских националистов. Лично я связей с Лебед[ем] не имел.

Вопрос: В какой степени использовались украинские националисты в борьбе с партизанским движением, подпольем компартии на оккупированной немцами Украине и какое руководство в этом было «Абвера»?

Ответ: Отдел «Абвер» активно использовал украинских националистов в ходе всей войны с Советским Союзом.

Из числа украинских националистов формировались отряды для борьбы с украинскими партизанами, полицией приобреталась агентура из числа украинских1 националистов для заброски за линию фронта, с целью диверсии, террора, шпионажа и др., однако, подробностей всей этой работы я не знаю, так как этим занимались непосредственно «Абверкоманда», «Абвергруппы», «Абверштелле», специально созданные в округах оккупированной территории.

Во время отхода немецких войск из Украины, по линии «Абвера» лично Ка-нарисом были даны указания о создании националистического подполья (банд) для продолжения борьбы с Советской властью на Украине, проведение террора, диверсий и шпионажа. Специально для руководства националистическим движением оставлялись официальные работники - офицеры и агентура.

Были даны указания о создании складов оружия, продовольствия и другие.

Для связи с бандами направлялась агентура, как через линию фронта, а также агентура выбрасывалась на парашютах, посредством выброски на парашютах банды снабжались боеприпасами и вооружением.

Вопрос: Какие еще контрреволюционные формирования использовались немецкими разведывательными органами для подрывной деятельности против Советского Союза?

Ответ: Я уже показывал, что в период подготовки Германии к войне «Абвер» принимал меры к тому, чтобы облегчить войну Германии с Советским Союзом за счет организации восстаний вII национальных республиках Советского Союза и больше всего на Украине.

С этой целью кроме связи с националистами Коновальцем, Мельником и др., по сути, деятельностью которых руководил «Абвер», нами принимались меры к установлению связи с другими антисоветскими течениями, существующими в Германии и в других странах.

Так, в 1937 г. по указанию Канариса я связался с бывшим гетманом Украины, находившимся в эмиграции в Германии - СКОРОПАДСКИМ и через последнего с его сыном Скоропадским Данилом.

По заданию Канариса я должен был выяснить у Скоропадского его связи и влияние на территории Советской Украины и после чего решить вопрос об использовании этих связей и самого Скоропадского нашей разведкой.

Скоропадский очень охотно рассказал о связях и, видимо, понимая наши намерения, сам предложил сотрудничество с нами.

В дальнейших переговорах Скоропадский запросил большую сумму средств для организации работы на Украине, но Канарис, имея данные о не-содержательности Скоропадского и незначительных его связях и влиянии на Украине, отказал Скоропадскому в финансировании и отказался от его услуг «Абверу».

Скоропадский все же добивался своего сотрудничества и был случай, когда он в моем присутствии Канарису доказывал о больших его связях в Америке, Англии и других государствах и что он эти связи может использовать в пользу Германии.

Канарис считал, что Скоропадский ищет личной выгоды в своих связях с «Абвером», и что существенно ничего сделать для «Абвера» не может, с его услугами не согласился.

Уже с началом военных действий Германии с Советским Союзом, Скоропадский обращался лично к Канарису с предложением использовать его и его возможности в борьбе против Советской власти, но Канарис и на этот раз отклонил предложение Скоропадского.

В заключение о Скоропадском могу сказать, что он финансировался Министерством иностранных дел, но в какой мере этим министерством использовался мне неизвестно.

Кроме перечисленных агентов из числа руководителей националистического украинского движения, мне известно, я уже не помню из каких источников, о сотрудничестве с разведывательными органами Германии видного украинского националиста ПАЛИЙ.

Во время оккупации немцами Украины офицер отдела «Абвер-2», работавший во Львове, капитан, профессор КОХ донес мне, что им в нашей работе используется митрополит ШЕПТИЦКИЙ.

После доклада об этом Канарису, последний лично выезжал для связи с Шептицким, которую устраивал ему КОХ.

Когда Канарис возвратился из Львова, то было видно, что он недоволен встречей с Шептицким (при встрече Канариса с Шептицким последний с удивлением и насмешкой заявил: «Я думал, что адмирал должен быть на море, а оказывается он стоит у руля разведки»), что Канарису очень не понравилось.

Допрос прерван.

Допрос производился: 29 мая 1945 г. с 21 час. до 24 час.;

30 мая 1945 г. с 00 час. до 2 час., с 10 час. до 16 час., с 20 час. до 24 час.;

31 мая 1945 г. с 00 час. до 2 час.

Показания с моих слов записаны правильно. Протокол мне прочитан на немецком языке.    

Подпись Штольце

Допросили: Нач[альник] ОКР «Смерш» 2 ТА

гв[ардии] подполковник    

Шевченко

Нач[альник] 2-го отд[еле]ния ОКР «Смерш» 2 ТА

гв[ардии] майор    

Воротилов

Через переводчика: гв[ардии] капитана Зайцева

_________________________

I Опущены сведения о структуре Абвера и его руководителях.

II Зачеркнуто слово «в националистических». Внизу страницы имеется помета: «зачеркнуто “в националистических”, не читать».

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.