Приложение №2. Показания В.Н. Дьячук-Чижевского о его разговоре со Степаном Бандерой в августе 1945 г. в г. Мюнхене

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1946.01.28
Метки: 
Источник: 
Украинские националистические организации в годы второй мировой войны. Том 2 1944-1945 Москва. РОССПЭН 2012 Стр. 839-842
Архив: 
ГДА СБ Украіни. Ф. 6. Спр. 33286 фп. Т. 1. Арк. 40—45. Рукопись. Автограф. Перевод с украинского языка.

28 января 1946 г.

Моя беседа со Степаном Бандерой

Состоялась в середине августа 1945 г. в Мюнхене, в моем жилище. Длилась около двух часов. Когда я узнал, что со мной будет разговаривать сам Степан Бандера, это меня очень взволновало, поскольку Степан Бандера — личность очень авторитетная: широко известен как Проводник ОУН группы «Бандеровцы» и вообще популярен среди украинцев. В мою квартиру пришел Степан Бандера с Николаем Климишиным. Разговор касался моего отъезда для налаживания связей с организацией и УПА на украинских землях. Бандера уже во вступлении подчеркнул, что задание должно быть мне уже знакомо из разговоров с другими людьми. Он настаивает на том, чтобы я с Морозом добрался как можно скорее до первых отделов УПА, которые должны быть уже в Сянчине, [чтобы] с ними установить контакт. Оттуда пусть Мороз идет дальше, у него свое задание, а мне нужно либо подождать Мороза, или поскорее возвращаться обратно. Если я встречу кого-то из руководителей, то нужно разузнать об обстановке на украинских землях. Передать данному проводнику я должен был такие дела:

Положение эмиграции на данный момент тяжелое. Эмиграция живет только мыслью о том, вынудят ли ее вернуться, а если останется, то как и где она будет жить. В таких условиях и работа организации осложнена. И доныне (август 1945 г.) не удалось отыскать всех людей из руководства. Бывшие руководителя Организации разбрелись по всем странам, по разным оккупационным зонам кто куда мог, так что наладить с ними постоянный контакт — задача не из легких.

Например, Лебедь выехал куда-то на юг во время разгрома Германии, и до сих пор от него не было известий. Говорить можно только о тех, кто находится сейчас на территории Баварии и с кем есть контакт. Действовать организация продолжает как зарубежное представительство УГВР. Говорить можно только о работе среди украинцевI.

Среди всего этого наступившего хаоса активизировались другие группировки и партии. Мельниковцы вербуют новых членов и любой ценой стремятся усилить свое влияние. Также активными стали и УНРовцы под предводительством Дмитра Левицкого. Эти в большинстве своем действуют среди старой эмиграции.

Более активными также стали гетьманцы. Правда, гетьман погиб, будучи раненным во время бомбардировок, но движение возглавил Дорошенко.

Вне всех этих партий встал крайне активный Бульба, и сразу же была организована какая-то украинская демократическая партия, украинские комбатанты, и даже клуб бывших украинских парламентариев (польских), который организовал Васыль Мудрый.

Каждая из этих партий выдвигает свои концепции, а мельниковцы и гетьманцы выдвигают предложение по объединению всех партий для общего дела. Специально Мельник высказывал мысль о межпартийном взаимопонимании четырех группировок (Мельниковцев, Бандеровцев, Гетьманцев и УНР) и создание общего совета с равной численностью членов. Письменно предлагал даже общее заседание по этому вопросу, однако Ст. Бандера этого предложения не принял.

К тому же, он не может порадовать ни одной доброй вестью. Скорее, надеется такую весть получить. Если же оценивать международную ситуацию, то он не верит в возможность какой-то новой войны. По крайней мере, в той ситуации, которая [сейчас] тогда была, также не советует рассчитывать на нее и надеяться, а лучше подходить ко всему реально. Всем народам надоела уже тяжелая и долгая война, и все хотели бы уже настоящего мира.

В эмиграции находится действительно целая масса разных народов, помимо украинцев, которые все еще надеются на изменение ситуации, однако на это не следует полагаться. Среди этих народов, главным образом, поляки, признающие свое лондонское правительство, сербы, литовцы, словаки, мадьяры. Поляки и сербы даже изъявили желание поддерживать связи с организацией, но организация относится к этому очень осторожно. Между тем, поляки хотят борьбу ОУН обернуть в свою пользу, считая украинцев Западной Украины гражданами Польши и т.д. Кроме того, в некоторых польских комитетах поляки стараются даже принимать украинцев с Западной Украины, оказывать им помощь и пр. Организация на такие условия пойти не может и, если ничего не изменится, выступит против. Литовцы и словаки представляют собой очень слабенькую силу, и их не стоит расценивать как некий значительный фактор. Разве что, в будущем организуются. В большинстве случаев литовцы дружат с поляками. С мадьярами организация пока еще никаких связей не имела.

Если говорить о связях с народами государственными, главным образом, западными, то сегодня также еще невозможно что-нибудь сказать. Нет возможности ни выехать, ни написать письмо. Сегодня даже пока еще нет связи между всеми бывшими политзаключенными или ведущими членами организации. Но усилия в этом направлении предпринимаются: он думает, что будет успех. Ему известно, что одновременно и Мельниковцы не имеют успеха в этом направлении, поскольку еще не связались со своими старыми членами в Риме и Бельгии. В будущем все будет зависеть от средств коммуникации и связи (почты)II.

Проводник требует сообщить, что после четырех лет своего отсутствия он снова встал у руля организации за рубежом. Никаких пока что инструкций и приказов не издает, поскольку совсем не ориентируется в ситуации, которая сейчас имеется в крае. Знает о ней только из отчетов тех, что эмигрировали, и из рассказов некоторых беглецов. При этом его пожелания [адресованы] специально Отделу Безопасности, о котором знает по отчетам и рассказам, чтобы та борьба, которая ведетсяІII, велась по возможности под лозунгом «как можно меньше пролитой *по возможности*IV крови».

Надеется, что, когда получит исчерпывающий отчет о текущей ситуации, точно определит свое отношение ко всем вопросам.

Степан Бандера был арестован немцами в начале июля 1941 г. Вначале его держали в Берлине, а вскоре он был переведен в концентрационный лагерь вблизи Ораниенбурга. Там он сидел почти до конца 1944 г. В конце 1944 г. немцы забрали его из концлагеря в Берлин, где его как будто освободили, но предоставили ему квартиру в доме, где на нижнем этаже жили гестаповцы, которые за ним следили.

Тут ему предложили, чтобы он возглавил украинский освободительный комитет, который должен быть создан в Германии (по аналогии с освободительным комитетом ген. Власова). Этому комитету должны подчиняться все украинские группировки и даже УПА. Степан Бандера заявил, что он не может создать такой комитет, так как за четыре года концлагеря он не был политическим проводником, а совершенно частным лицом, который не имел ровным счетом никакого влияния на УПА и УГВР. Посоветовал немцам обратиться к другим тематическим объединениям и деятелям. Сам Бандера в феврале 1945 г. при помощи членов организации сбежал из квартиры в Берлине и по фальшивым документам переехал в Южную Германию (на границе с Веной). Там ему удалось скрыться от гестапо до конца войны.

28.1.1946.    

Дьячук Василий Юр[ий]

____________________________

I УГВР - надзорный орган над ОУН (Бандеры). Кроме ОУН Бандеры в УГВР входят граждане беспартийные. Месторасположение УГВР — Край. За границей УГВР имеет свое зарубежное представительство. Мельниковцы участия в УГВР не принимают. Они хотят создать вместо УГВР межпартийное соглашение. (Прим. автора.)

II Бандера думал, что не задержится в Германии. Думал, что в первую очередь выйдут бывшие узники, у которых есть знакомые из концлагерей в разных местах. При помощи этих знакомых, возможно, им удастся там осесть. Что до отношения оккупационных властей к украинцам, то Бандера сообщает такой факт: в главной квартире Эйзенхауэра [во Франкфурте] два раза была [принята] делегация украинцев (Комитета Красного Креста), которая хотела выяснить, каково отношение властей к украинцам. Во главе делегации был Васыль Мудрый. Первый раз делегация была принята заместителем министра национальных дел. Он спросил: кто вы такие? Делегация ответила: украинцы. Этот спросил второй раз: а откуда вы? Когда они сказали, что из пригорода Львова, так этот сказал: так вы поляки. Когда делегация захотела ему объяснить, что украинцы не поляки, тогда он сказал: в таком случае вы принадлежите СССР. В конце он сказал делегации, что так и не понял принципов народного и государственного, и делегация уехала ни с чем.

Во второй раз делегация была принята немного лучше. Им заявили, что украинцы как граждане Польши до 1939 г. могут оставаться и будут получать от УНРа помощь. По этим двум беседам видно, что американцы в национальных вопросах Европы не особо ориентируются.

Дальше Бандера сказал, что в тех обстоятельствах он не думал входить в какие-либо взаимоотношения. Пусть это делают комитеты: Красный Крест. Не думал компрометироваться, как скомпрометировал себя Мельник, который после того, как очутился на территории американской оккупации, выслал генералу Эйзенхауэру телеграмму, подписав ее как глава Провода ОУН. На это он даже не получил ответа. Бандера сказал: когда войска альянса потребуют нас к себе, пусть нас ищут, а пока что я и не думаю проталкиваться. (Прим. автора.)

III Далее зачеркнуто «не стоила бы украинскому народу слишком много крови».

IV Вписано поверх вымаранного слова.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.