Приложение № 4. Протокол допроса В.Н. Дьячук-Чижевского о фактах переговоров представителя центрального провода ОУН «Тараса» с представителями правительства Советской Украины в феврале 1945 г.

Реквизиты
Направление: 
Государство: 
Датировка: 
1946.02.28
Метки: 
Источник: 
Украинские националистические организации в годы второй мировой войны. Том 2 1944-1945 Москва. РОССПЭН 2012 Стр. 844-846
Архив: 
ГДА СБ Украіни. Ф. 6. Спр. 33286 фп. Т. 1. Арк. 77—84. Подлинник.

28 февраля 1946 г.

СОБСТВЕННОРУЧНЫЕ ПОКАЗАНИЯ

арестованного ДЯЧУК Василия (Юрия) Николаевича от 28 февраля 1946 г.

Перевод с украинского

Мой разговор с «Тарасом» о переговорах с правительством Советской Украины по делу прекращения борьбы УПА.

Этот разговор велся в то время, когда «Тарас» рассказывал о борьбе УПА и ОУН.

Он характеризовал эту борьбу, как очень кровавую, влекущую за собой очень много жертв. Худшее «Тарас» видел в том, что наибольше жертв несет украинский народ, во имя которого УПА и ОУН ведет эту борьбу. Он, как член «провода» ОУН, не раз задумывался над тем, как бы изменить формы борьбы, чтобы было меньше жертв или вообще прекратить эту борьбу. Изменить формы борьбы нет возможности. УПА и ОУН поставлены в такие условия, что воевать должны.

Уже в конце 1944 г. у «Тараса» зародилась идея окончить борьбу мирным путем, идя на переговоры с правительством Советской Украины. По этому вопросу он договорился с руководителем ОУН на украинских землях Романом ШУХЕВИЧЕМ, от которого получил согласие на изыскание связей с правительственными кругами Советской Украины. Такую связь нашел через украинцев, проживающих и работающих во Львове.

Произошло это, когда правительственные советские круги также искали, в то же самое время связи с кругами ОУН.

Встреча состоялась в конце февраля или в марте 1945 г. (дату точно не помню) на территории Тернопольской области недалеко от дороги Львов - Золочев — Тернополь. Были обусловлены специальные сигналы, у дороги ждали посланные «Тарасом» люди, чтобы отвести делегатов Советского Правительства в том, где ждали их «Тарас» и БУДЯК.

От правительства Украины на встречу приехали: уполномоченный по делам церкви во Львове ДАНИЛЕНКО и писатель ГОЛОВКО. При встрече ДАНИЛЕНКО и ГОЛОВКО представились уполномоченными для таких переговоров. Они также имели письмо из НКГБ, которым им разрешалось пребывание между «бандеровцами».

«Тарас» и БУДЯК представились как члены ОУН, желающие мирного разрешения дела, и которые хотят искать путей такого разрешения. О том, что они являются членами «провода» ОУН, они не говорили. Разговоры длились почти целую ночь. В самом начале ДАНИЛЕНКО заявил, что они присланы правительством, чтобы как-то договориться, чтобы даром не проливалась народная кровь. «Тарас» и БУДЯК высказали свою точку зрения по делу и выставили такие условия соглашения:

1.    Чтобы УССР реализовал 14 ст. Конституции, т.е. вышла из СССР.

2.    Чтобы в УССР были проведены выборы в Верховный Совет с допущением других партий или беспартийных кандидатур.

3.    ОУН-УПА вполне соглашаются и признают всё сделанное на Украине в социальной, культурной и хозяйственной области или в области индустриализации и даже обещали от себя полную поддержку стремлениям правительства УССР в этом направлении и всем силам включиться в дальнейшее развитие Украины в этом направлении.

ДАНИЛЕНКО и ГОЛОВКО ответил, что реализация 14 ст. Конституции в настоящее время является невозможной. Украина добровольно вошла в СССР и этот союз уже себя оправдал, главным образом, в дни Отечественной войны. Кроме этого Украина является свободным государством и даже входит в состав Объединенных наций.

Как проходил разговор, они доложат правительству УССР, а оттуда уже дадут ответ, как будут вестись переговоры дальше. «Тарас» и БУДЯК заявили также, что они трактуют этот первый разговор, как вступительный, за которым должны идти дальнейшие переговоры уже с уполномоченными представителями с обеих сторон. Между прочим «Тарас» высказал пожелание, чтобы от правительства УССР для переговоров были делегированы Александр Александрович БОГОМОЛЕЦ и КОРНЕЙЧУК, как люди общеизвестные на Украине и имеющие авторитет даже среди ОУН и УПА.

ДАНИЛЕНКО и ГОЛОВКО со своей стороны высказали мысль, чтобы следующий раз на переговоры со стороны «УПА были делегированы люди или общеизвестные своими именами или уполномоченные общеизвестными руководящими лицами организации, а не люди, скрывающиеся под какими-то неизвестными псевдонимами».

ДАНИЛЕНКО обещал известить «Тараса» и БУДЯКА об ответе правительства УССР по этим первым переговорам.

«Тарас» и ДАНИЛЕНКО договорились, каким способом будут согласовывать и по какому адресу должен «Тарас» писать по этому делу в будущем.

После нескольких недель «Тарас» получил от ДАНИЛЕНКО письмо, в котором он извещал о том, что разговор доложен правительству УССР. В письме указывалось, что дело выделения делегатов принадлежит правительству УССР. Дальше говорилось, что пусть уполномоченные делегаты ОУН-УПА приходят на конкретные переговоры по делу ликвидации братоубийственной борьбы. Местом переговоров может быть Киев или какой-либо областной центр.

«Тарас» искал людей, которые бы согласились на такие переговоры. Между прочим имел ввиду ГАСИНА Александра. Однако никто не хотел согласиться выехать на эти переговоры в лес или какой-либо областной центр, боясь ареста.

Одновременно события пошли своим чередом. Закончилась война. «Тарас» решил с этим делом ждать до установления связи со Степаном Бандерой, как руководителем всей организации.

Он думает, что такие переговоры нужно повести дальше, однако, не хочет брать на себя ответственность за них, тем более, что теперь организация это не только те, что находятся в краю, но большинство руководителей находятся за кордоном. Поэтому, чтобы продолжать вести переговоры, он должен был бы иметь разре

шение от Степана Бандеры, а еще лучше было бы, чтобы Степан Бандера выслал от себя делегата, а второго человека для переговоров выделит край. «Тарас» думает продолжать переговоры, так как считает, что каким-то образом борьбу нужно ликвидировать, ибо ее наибольше чувствует украинский народ. О возможностях и способах ликвидации борьбы я уже указал в показаниях. Если Степан Бандера не согласен на переговоры, то пусть даст ответ и укажет возможности иного выхода, а если согласен, то пусть присылает полномочия или делегата.

Он все это передал мною, считая, что я быстро доберусь до Степана Бандеры. Все это я должен был передать устно, потому что, если С. Бандера не даст своего согласия на продолжение переговоров, то, чтобы никто из членов организации не узнал об этих переговорах. Как сказал «Тарас», он не хочет, чтобы его считали изменником или что ему надоело уже сидеть в лесу, а хочет хорошей жизни. Писать также не хотел, чтобы это не попало в посторонние руки. Меня обязал никому, кроме С. Бандеры, об этих делах не говорить, и только в крайнем случае, если со С. Бандерой встреча вообще невозможна, Ярославу Стецько.

Дьячук Василий Юрий

Перевел    

Иванов

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.