Приложение №12. Из информации инспектора ЦК ВКП(б) Н.И. Гусарова о результатах проверки Украинской партийной организации и выявлении ряда серьезных недостатков в ее работе

Реквизиты
Направление: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1946.07.13
Метки: 
Источник: 
Украинские националистические организации в годы второй мировой войны. Том 2 1944-1945 Москва. РОССПЭН 2012 Стр. 903-909
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 122. Д. 137. Л. 38, 42-59. Подлинник.

13 июля 1946 г.

Секретарям ЦК ВКП(б)

товарищу СТАЛИНУ И.В.

товарищу ЖДАНОВУ A.A.

товарищу КУЗНЕЦОВУ A.A.

товарищу ПАТОЛИЧЕВУ Н.С.

товарищу ПОПОВУ Г.М.

В связи с проверкой украинской партийной организации по вопросу подбора, распределения и подготовки руководящих партийных и советских кадров, выявлен ряд серьезных недостатков в работе Украинской парторганизации и по другим вопросам, о которых считаю необходимым доложить ЦК ВКП(б).

[...]I

II. О ПОЛОЖЕНИИ ДЕЛ В ЗАПАДНЫХ ОБЛАСТЯХ УССР

Ввиду неудовлетворительного подбора работников в партийно-советские и административные органы западных областей, посылки в них политически неграмотных, зачастую непригодных и случайных людей, скомпрометированных и провалившихся на прежней работе, а также слабого контроля за их работой в западных областях Украины имеют место многочисленные факты грубого нарушения советских законов со стороны партийных, советских и административных работников. Установлено много случаев необоснованных арестов граждан органами МВД и МГБ. Только органами МВД УССР в течение 5 месяцев 1946 г. по семи западным областям было задержано по подозрению в бандитизме 13 362 человека, из них 5227 человека или 39 % освобождено, причем большинство их содержалось под стражей длительное время. Например, в течение первого квартала 1946 г. органами МВД и МГБ Станиславской области задержано 3892 человека, из них 2022 или 52 % были освобождены, как незаконно задержанные. Из числа необоснованно задержанных находились под стражей от 5 дней до одного месяца 1142 человека и свыше месяца 136 человек. На 1 апреля сего года по 26 районам этой области 1146 арестованных содержались под стражей без санкции прокурора, в том числе от 5 дней до одного месяца 758 человек и свыше месяца 139 человек. При проверке камеры предварительного заключения Львовского райотдела МВД Львовской области 22 февраля 1946 г. было установлено, что из 165 задержанных 154 человека содержались под стражей (до месяца) неосновательно, без санкции прокурора и без вызова на допрос. Повторной проверкой 18 апреля сего года было выявлено в этом райотделе более 50 человек, содержащихся под стражей без санкции прокурора.

Установлены также факты самочинных расстрелов, избиения арестованных при допросах и мародерства. Начальник Управления МВД Черновицкой области Руденко в 1945 г. дал указание своим подчиненным о физическом уничтожении без суда бывших участников ОУН и УПА, явившихся с повинной в органы Советской власти. На основании этих указаний в Черновицком районе было уничтожено 13 человек. В октябре — ноябре 1945 г. начальник Яблоновского райотдела МГБ Станиславской области Диденко и старший оперуполномоченный Картавцев путем избиения арестованных во время следствия сфальсифицировали дело по обвинению в принадлежности к молодежной запасной сотне УПА 56 человек. Впоследствии они были освобождены как незаконно арестованные. Под арестом они находились от 3-х до 7-ми месяцев.

Оперативной группой Золотниковского района МГБ Тернопольской области 16 февраля 1945 г. в селе Россохвец было задержано 14 человек. Присутствовавший при этой операции секретарь райкома партии Холявка дал распоряжения отобрать из числа задержанных пять человек для расстрела. Расстрел производился около сельсовета, трупы расстрелянных были оставлены там же. Остальные задержанные после проверки были отпущены, а часть из них была зачислена в истребительный батальон. Начальник райотдела МГБ Щербань с целью скрытия преступных действия Холявки составил фиктивный акт о том, что пять человек расстрелянных якобы были убиты при ликвидации убежища бандитов. Тернопольский обком партии больше года не давал привлекать к уголовной ответственности преступника Холявку.

Начальник отделения Глинявского райотдела МВД Львовской области Матюхин П.Е. в феврале сего года, допрашивая Михальскую Е.Г., изнасиловал и зверски избил ее. Просидев под арестом с 27 января по 18 февраля сего года Михальская из-под стражи была освобождена, как неосновательно задержанная. Матюхиным также были изнасилованы незаконно арестованные четыре девушки: Пастернак, Костив, Прокира и Степанова. После учиненного над ними насилия и издевательства они были освобождены.

Начальник отделения Березновского райотдела МВД Ровенской области Шапранцев в селе Ятковичи в марте месяце 1946 г. созвал собрание граждан для организации группы самозащиты. Гражданин этого села Воробей на собрание не пришел. Шапранцев, разыскав гражданина Воробей, самочинно расстрелял его. Шапранцев за расстрел человека подвергнут аресту на 30 суток.

Оперупономоченный Винниковского райотдела МВД Львовской области Харитонов 6 марта 1946 г. арестовал гражданина села Черопино Муцак В.И., которого по дороге расстрелял. Оставшись безнаказанным, Харитонов 27 марта 1946 г. арестовал гражданку Дырда А.М. жительницу села Шоломия, которую по дороге избивал и затем расстрелял. В тот же день Харинов арестовал и расстрелял продавщицу магазина гражданку Штавра Анну. Харитонов до сих пор суду не предан.

Начальник отделения Богородчанского райотдела МВД Станиславской области Беспалов МД. и оперуполномоченный Борисов И.З, в феврале сего года незаконно арестовали гражданок Снитько Марию и Фанегу Прасковью. Во время допроса избивали их, а затем посадили в холодное помещение. После освобождения из-под ареста Снитько от побоев умерла. Труп Снитько в течение 2-х дней находился в ее квартире, куда приходили крестьяне и возмущались расправой, учиненной над ней в райотделе МВД.

Нарушения советской законности имеют место и со стороны местных партийных, советских работников, военнослужащих и бойцов истребительных батальонов. По Станиславской области из 244 случаев нарушений сов. законности, учтенных областной прокуратурой в 1945-1946 гг., 4 случая были совершены партработниками, 30 случаев — советскими работниками, 50 случаев бойцами истребительных батальонов и 49 случаев военнослужащими. По Тернопольской области за 3 месяца (февраль — апрель 1946 г.) привлечено к уголовной ответственности за грубейшее беззаконие 50 человек, из них: 35 советских работников, 13 сотрудников МГБ и МВД и двое военнослужащих.

Заслуживает серьезного внимания вопрос об истребительных батальонах в западных областях, созданных в 1944 г. для борьбы с бандитизмом. К началу 1946 г. число бойцов истребительных батальонов составляло свыше 65 тыс. человек. Политическая работа в этих батальонах проводилась неудовлетворительно. Состав батальонов оказался засоренным людьми, которые сами поддерживали связь с бандитами. В результате имели место многочисленные случаи разоружения батальонов и сдачи оружия бандитам. В Станиславской области батальонов и захвачено 605 единиц оружия. При разоружении этих батальонов только в трех случаях было оказано сопротивление бандитам. В связи с этим в апреле — мае 1946 г. была проведена проверка (чистка) личного состава истребительных батальонов. При проверке исключено из батальонов по всем западным областям 486 человек. Но и после этой чистки в ряде областей были случаи сдачи оружия бандитам266. В Тернопольской области 13 мая сего года бандитами разоружены два батальона.

Следует отметить, что за 1945 г. и 5 месяцев 1946 г. в западных областях Украинской ССР изъято 156 663 участника банд и антисоветских организаций. По данным МВД УССР на 1 июня 1946 г. осталось 126 банд с числом участников 1204 и 290 антисоветских организаций, в которых учтено 2579 человек.

При сложившейся обстановке борьбы с остатками бандитизма нет необходимости иметь 52 тыс. вооруженных бойцов истребительных батальонов, тем более, как показал опыт, будучи оторваны от производительного труда, не имея материального обеспечения в истребительных батальонах, некоторые из них переходят на нелегальное положение или, бросая оружие, устраиваются на работу, а часть бойцов занимается мародерством, грабежом и убийствами.

Допускаемые факты произвола и беззакония осложняют остановку не селе и ликвидацию бандитизма, широко используются украинско-немецкими националистами в антисоветской агитации и наносят вред делу сплочения основной массы крестьян, бедняков и середняков на борьбу с кулацко-националистическими бандами.

Остатки украинско-националистических банд в последнее время активизировали свою подрывную деятельность267. Если в первом квартале сего года было 297 бандитских проявлений и убито бандитами 324 человека, то во втором квартале совершено 533 бандитских проявлений и убито 745 человек. Кулацко-националистические элементы отравляют население своей лживой пропагандой. Крестьяне многих сел живут слухами и провокационными измышлениями по международным и внутриполитическим вопросам, а руководящие партийные и советские работники весьма редко выступают с докладами на международные и внутриполитические темы среди населения. Если и выступают, то, главным образом, с докладами по текущим хозяйственным кампаниям (молокопоставки, дорожное строительство, лесозаготовки и т.д.) Например, в Станиславской области даже в период подготовки выборов в Верховный Совет СССР половина руководящих работников (18 человек) состоящих в группе докладчиков обкома партии не выступали ни разу с докладами среди населения.

Отдаленные села и поселки Тернопольской области почти целиком находятся под влиянием пропаганды националистов, так как туда не выезжают партийно-советские работники для проведения политической работы.

В Дрогобычской области партийно-советские работники большинство сел считают «бандитскими», а потому появляются в них весьма редко, на короткое время и только для того, чтобы отдать распоряжение о выполнении очередных хозяйственных задач. Тогда как на самом деле в большинстве сел бандитов нет и там можно проводить массово-политическую работу.

ЦК КП(б)У не обеспечил устранения крупных недостатков в политической работе среди населения западных областей Украины, отмеченных постановлением ЦК ВКП(б) от 27 сентября 1944 г. и не принял необходимых мер по усилению политической работы партийных организаций этих областей среди населения. Больше того, ЦК КП(б)У своим постановлением от 27 ноября 1945 г. «О дополнительных мерах борьбы с украинско-немецкими националистами в западных областях УССР» ориентировал партийные организации на активное непосредственное участие в административно-военных и чекистских мероприятиях по борьбе с националистами268. Это привело к тому, что местные партийные органы этих областей еще больше ослабили политическую работу среди трудящихся, увлекались военно-административными методами работы, стали подменять органами МВД и МГБ, вмешиваться в их оперативную деятельность, допустили широкую огласку методов чекистской работы. Например, в плане мероприятий массово-политической и культурно-просветительной работы отдела пропаганды Львовского обкома партии, утвержденных обкомом

17 февраля 1946 г. девять первых пунктов целиком посвящены военным и административным мероприятиям. В одном из этих пунктов пишется: «Под личную ответственность секретарей райкомов КП(б)У, начальников НКВД и НКГБ, начальников гарнизонов, широко используя формы и методы, рекомендуемые ЦК КП(б)У и лично Хрущевым Н.С. до 1 марта полностью ликвидировать остатки банд украинско-немецких националистов и “оуновское подполье”.

Бюро Тернопольского обкома КП(б)У 23 мая 1946 г. на открытом заседании, где присутствовало до 40 человек, обсуждало вопрос о состоянии агентурнооперативной работы по борьбе с бандитизмом в трех районах области.

В Яремчанском, Чернолицком, Надворнянском, Заболотовском, Коломий-ском и Ланчинском районах Станиславской области планы оперативной работы по вопросам приобретения агентуры, ведения разработок и чекистских операций по требованию секретарей райкомов партии докладывались им для согласования и утверждения. Отсутствие строгой конспирации в работе органов МВД, МГБ нередко приводит к провалу и уничтожению агентуры бандитами.

Этим же постановлением ЦК КП(б)У предложил работникам УНКВД, УНКГБ вызывать в районные органы большими группами местных жителей с целью дезориентации бандитов в выявлении ими агентуры. Практика вызовов местного населения работниками органов МВД, МГБ приняла неправильные формы. Так, в Черновицкой области за декаду февраля месяца было вызвано в 129 населенных пунктах 4258 местных жителей, в Дрогобычской области с 6 по 16 февраля сего года в 730 населенных пунктах было вызвано 15 608 человек. Такое же положение и в других западных областях.

Недооценка политической работы среди населения, увлечение партийных органов администрированием, за счет ослабления политической работы, факты произвола и беззакония наносят вред делу сплочения трудящихся западных областей вокруг советской власти и партии.

III. О ХОЗЯЙСТВЕННОМ УСТРОЙСТВЕ

ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ-УКРАИНЦЕВ ИЗ ПОЛЬШИ

На Украину из Польши должно быть переселено украинцев, согласно поданным заявкам, 121 778 семей (47 7391 человек), из них 46 056 семей изъявили желание поселиться в восточных областях Украины.

Совет Министров УССР, ЦК КП(б)У и местные партийные и советские организации обязаны были в соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) и Совета Министров СССР269 в кратчайший срок обеспечить переселенцев жильем, выделить приусадебные участки и создать условия для нормальности работы их в колхозах.

Местные партийные и советские организации Украины не выполнили этих указаний и больше того, во многих районах допустили невнимание и нарушение законов по отношению к переселенцам. Все это настроило многих переселенцах против закрепления на постоянное жительство в восточных областях Украины и вызывало массовой бегство из восточных в западные области УССР, а у некоторых стремление даже выехать обратно в Польшу. И по сообщениям, полученным из пограничных районов западных областей часть переселенцев возвратилась в Польшу, перейдя нелегально границу (2 семьи возвратились в Горлицкий район Польши).

Из 39 700 семей украинцев, прибывших в восточные области УССР до 1 июня 1946 г. 12 312 семей (31 %) самовольно выехали в западные областей Украины.

Местные работники такой массовый выезд переселенцев-украинцев из восточных областей УССР объясняют тем, что переселенцы испугались коллективизации. Действительной же причиной является:

1. Из 39 700 семей, прибывших в восточные области, к 1 июня 1946 г. только 12 670 семей были обеспечены жильем, а остальные 27 030 семей второй год живут в землянках, сараях, подвалах и углах сгоревших и разрушенных во время войны домов в бывших немецких колониях.

Местные организации имели все возможности к тому, чтобы обеспечить значительно больше переселенцев жильем или дать им материалы для строительства. Но этого не сделали. Так, проверкой в Запорожской области установлено: в Черниговском районе в бывших немецких колониях учтено 600 уцелевших домов, предназначавшихся для переселенцев, однако, местные организации из этого количества 212 домов передали разным учреждениям, 179 предоставили местным жителям и только 210 домов, или 35 %, получили переселенцы; в Верхне-Хортицком районе в 20 бывших немецких колониях учтено 1857 уцелевших домов, из которых 231 дом занят разными учреждениями и организациями, 862 дома местными жителями, а переселенцами передано 592 дома, или 31 %.

Строительство домов для переселенцев не организовано. В 11 восточных областях Украины, в которые прибыли переселенцы, требуется удовлетворить жильем 27 030 семей. За полтора года в 6 областях построено всего лишь 972 дома, а в 5 областях не построили ни одного дома. Строительство тормозится ввиду отсутствия снабжения переселенцев лесом.

Необеспеченность большей части переселенцев жильем является главной причиной, вызвавшей массовое бегство в западные области, переселенцы боятся остаться на вторую зиму, а некоторые третью без жилья. Проведенная проверка условий жизни многих семей переселенцев в Черниговском районе Запорожской области показала, что они действительно поставлены в невыносимые условия, особенно те, которые размещены в бывших немецких колониях, в которых сожжены и разрушены дома и переселенцы ютятся в этих развалинах и на пепелищах почти под открытым небом. В этих условиях заболевают дети, гибнет имущество и запасы продовольствия.

2. Местными партийными и советскими организациями не выполнено постановление Совета Министров СССР о производстве своевременных расчетов с переселенцами за сданный ими в Польше хлеб (посевы), фураж и картофель270. В Запорожской области 6852 хозяйства должны были получить на пунктах Заготзерно 40 900 центнеров зерна. На 20 мая 1946 г. оставалось не выдано 7638 центнеров зерна, причем 876 хозяйств совсем не рассчитаны. Картофеля не выдано 26 886 центнеров, сена 7920 центнеров. Несвоевременные расчеты с переселенцами по фуражу во многих колхозах привели к истощению скота переселенцев и даже падежу.

3. Отпущенные государственные кредиты на хозяйственное обзаведение переселенцев используются не полностью. В Запорожской области из прибывших 8574 хозяйств кредиты получили всего 1848 хозяйств. В Днепропетровской области кредитами воспользовались всего 807 хозяйств (из 5637).

Также не используются средства, выделенные правительством для оказания безвозвратной денежной помощи. По Днепропетровской области из выделенных 2017 тыс. рублей использовано 1359 тыс. рублей. В Запорожской области выделенные 3039 тыс. рублей остались полностью неиспользованными, тогда как при проверке в Черниговском и Андреевском районах выявлено много семей переселенцев, остронуждающихся в денежной помощи.

4. Среди переселенцев много отрицательных настроений, вызванных нарушениями советских законов, бесчинствами, допускаемыми местными работниками по отношению к переселенцам.

В трех колхозах Верхне-Хортицкого района Запорожской области: им. Калинина, им. Сталина и им. Энгельса - председатели колхозов взяли у переселенцев документы на получение в Заготзерно хлеба (взамен сданного в Польше) под предлогом организационной помощи в вывозке, получили хлеб и без согласия переселенцев израсходовали на колхозные нужды.

В колхозе имени Кирова Михайловского района Запорожской области таким же образом получено зерно и израсходовано на посевные цели.

Переселенка Белашевич А.Н. жена красноармейца, мать 3-х детей, проживающая в колхозе им. Молотова Высоковского сельсовета того же района в 1945 г. сдала для помола на колхозную мельницу 173 кг зерна. Заведующий мельницей муку ей не выдал. Несмотря на неоднократные обращения гражданки Белашевич в сельсовет, прокуратуру и суд, она в течение года не могла получить свою муку.

У переселенца Жук С., проживающего в колхозе им. Сталина Верхне-Хортицкого района, той же области, работниками районного отделения милиции взял для поездки в другое село велосипед и не возвращен владельцу, несмотря на его неоднократные требования.

Райкомы и райисполкомы знают о всех фактах бесчинства и нарушений советских законов, однако, проходят мимо этих фактов. Ни в одном из перечисленных случаев виновные не понесли никакого наказания.

ЦК КП(б)У в конце 1945 г. стало известно, что обкомы и облисполкомы не выполняют постановления ЦК ВКП(б) об устройстве переселенцев. 24 ноября 1945 г. был заслушан по этому вопросу Запорожский обком и вскрыты серьезные недостатки в устройстве переселенцев. Было установлено, что тогда уже началось бегство переселенцев в западные области, к тому времени самовольно выехало 279 семей. Однако, ЦК КП(б)У ограничился тем, что указал Запорожскому обкому и облисполкому на недостаточное руководство вопросами устройства переселенцев, предложил исправить ошибки и к 30 декабря

1945 г. доложить о принятых мерах. Секретарь Запорожского обкома Матюшин и председатель облисполкома Пономаренко в январе 1946 г. в пространной информации сообщили ЦК КП(б)У о якобы принятых ими мерах, но эта информация не соответствовала действительному положению. ЦК КП(б)У не проверял выполнения своих решений, верил информации, в результате дело ухудшилось. К 1 июня 1946 г. количество самовольно выехавших из Запорожской области увеличилось с 279 семей до 2555 семей. Наша проверка показала, что это бегство и сейчас продолжается как из Запорожской, так и из других областей.

Такое неудовлетворительное состояние дела с хозяйственным устройством переселенцев из Польши, массовое их бегство из восточных областей УССР свидетельствует о том, что ЦК КП(б)У недооценил политического значения этого вопроса. [...]II

Инспектор ЦК ВКП(б)    Гусаров

__________________________

I Опущен раздел № I «Недостатки и ошибки в идеологической работе».

II Опущен раздел IV «О некоторых недостатках в партийной работе.

266 18 апреля 1946 г. было принято решение ЦК КП(б)У о проведении чистки истребительных батальонов от «сомнительных, вражеских и нестойких элементов», но во многих районах «чистка батальонов, будучи формальной, не достигла цели». Так, в с. Гниловцы Золотниковского района Тернопольской обл. зам. начальника областного управления НКВД наложил контрибуцию на жителей села за взятое бандитами оружие при разоружении ими истребительного батальона. За 2 дня собрали 30 тыс. руб. А в ряде районов Львовской обл. уже в мае провели повторную чистку истребительных батальонов (см.: Справка зам. секретаря ЦК КП(б)У по западным областям А. Стоянцева секретарю ЦК КП(б)У Н. Хрущеву об обострении борьбы с украинским националистическим подпольем после ухода гарнизонов Красной Армии из сел западных областей УССР и чистке истребительных батальонов. ЦГАООУ. Ф. 1. Оп. 23. Д. 2967. Л. 5—10).

267 Это объясняется тем, что из сельских гарнизонов были отведены регулярные воинские части. И не удивительно, что в Волынской обл. была перехвачена директива областного оуновского центра следующего содержания: «Подпольная сетка должна быть восстановлена в ближайшее время. Идите на любые жертвы. Не няньчитесь с теми, которые в прошлом активно работали в нашу пользу, а теперь пассивничают или в худшем случае продались кровавому НКВД. Предупреждаю вас всех еще и еще раз, что если это не будет сделано в ближайшее время, пощады не ждите. Я доберусь к вам сам и наведу порядок, несмотря ни на какие жертвы» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 122. Д. 187. Л. 25-29; ЦАМО РФ. Ф. 32. Oп. 11468. Д. 2. Л. 287-291).

268 В постановлении отмечалось, что «за последнее время бандиты, потерпев поражение, не вступают в открытый бой и, действуя из-за засад, усилили свою террористическую и диверсионную деятельность, а также, желая обеспечить себе безопасные условия для зимовки в населенных пунктах, обратили особое внимание на выявление и уничтожение агентуры органов НКВД и НКГБ». В целях сохранения кадров агентуры и дезориентации бандитов ЦК КП(б)У предложил «применять практику вызова работниками органов НКВД и НКГБ для беседы большого количества жителей населенных пунктов», предлагая «сотрудничество по оказанию помощи органам НКВД и НКГБ в борьбе с бандитами». «Правильное проведение всех этих мероприятий сохранит нашу агентуру в органах НКВД и НКГБ, - говорилось в документе, — так как террористические акты дезориентированных бандитов будут теперь направлены против враждебных нам элементов, заподозренных после бесед в связях с органами НКВД и НКГБ». В этом случае местное население вынуждено будет оказывать бандитам активное сопротивление и обратиться за помощью к органам советской власти, что позволит вовлечь в борьбу с остатками банд большее количество местных жителей, создать и укрепить в каждом селе группы самообороны». Учитывая постоянно происходившие нападения на партийных и советских работников, сельские кооперативы и машины с грузом, предлагалось «искусственно создавать условия для вызова нападения бандитов с целью их уничтожения», т.е. организовывать «ложные приманки». В течение декабря полагалось провести «тщательную очистку от бандитского элемента населенных пунктов, прилегающих к промышленным объектам и городам в радиусе не менее 15 километров, а также к железным и автомобильным дорогам не менее как в 10-километровой зоне». Для этого предусматривалась проверка «всех проживающих в вышеуказанных населенных пунктах и подлежащих аресту», усиление истребительных батальонов и групп самоохраны. В прилегающих к нефтепромыслам Дрогобычской и Станиславской областей необходимо было провести паспортизацию оставшегося населения (Літопис УПА. Новасерія. Т. 3. С. 174—177).

269 По этому вопросу СНК — Советом Министров СССР — был принят ряд постановлений: постановление СНК СССР № 479 от 14 марта 1945 г. «О льготах хозяйствам, переселившимся из Польши на территорию РСФСР», постановление СНК СССР № 1872 от 28 июля 1945 г. «О льготах для эвакуированных хозяйств, переселенных из Польши на территорию Украинской ССР», постановление СНК СССР № 2458 от 25 сентября 1945 г. «О порядке возмещения посевов, оставленных в Польше хозяйствами украинского населения, переселенными в восточные области Украинской ССР», постановление СНК СССР № 480 от 21 февраля 1946 г. «О возмещении оставленных посевов яровых зерновых культур и картофеля гражданам украинской национальности, переселившимся из Польши в СССР» (ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 1. Д. 246, 259, 262, 273).

270 Имеются в виду постановления СНК СССР № 2458 от 25 сентября 1945 г. и № 480 от 21 февраля 1946 г.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.