Докладная записка Н.П.Брюханова И.В. Сталину и В.М. Молотову о принципах определения урожайности. 15 декабря 1935 г.

Реквизиты
Направление: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1935.12.15
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 4. 1934 - 1936. Москва РОССПЭН Стр. 640-643
Архив: 
ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 82. Д. 38. Л. 92—84. Подлинник.

№ 274

Весьма срочно.

Возражения тт. Чернова1*, Яковлева и Клейнера по докладу т. Осинского о размерах урожая 1935 г. в существенной своей части основаны на смешении нормально-хозяйственного урожая и фактического сбора хлеба и на подмене одного другим.

Центральная государственная комиссия, в соответствии с полученными ею директивами, принимала, и доклад т. Осинского обосновывает нормально-хозяйственный урожай2*, т.е. такой, который мог бы быть получен в стране при условии уборки хлебов без превышения технически допустимых потерь. Этот урожай ниже урожая на корню, при сборе которого неизбежны хотя бы минимальные технические потери, и в то же время этот урожай обязательно выше амбарного урожая, заприходованного в хозяйствах, так как, кроме технически допустимых, есть еще бесхозяйственные потери, и приходование хлеба по отчетам никогда не бывает абсолютно полным. Так, нормально-хозяйственная урожайность для 1934 г. была установлена в 8,5 ц на 1 га, колхозные же отчеты за прошлый год, по данным Наркомзема (см. «сводки о выполнении планов по сельскому хозяйству»), показывают амбарную урожайность 1 га всего лишь в 6,3 ц, а бесхозяйственные потери всеми признаются для прошлого года по СССР превышающими 1 ц на 1 га.

Аргументация против принятой Центральной государственной комиссией нормально-хозяйственной урожайности ссылками на рост против прошлого года учтенных обмолотов и рост натуроплаты колхозного трудодня является совершенно неубедительной. Рост учтенных обмолотов может получиться не только в результате роста урожайности, но получается и от лучшей постановки учета и от сокращения бесхозяйственных потерь (по нашим исчислениям, за счет сокращения бесхозяйственных потерь в 1935 г. фактический сбор увеличился против 1934 г. на 0,4 — 0,5 ц с 1 га). Рост натуроплаты трудодня, который в ряде областей имеет место в этом году, хотя ни у кого цифровых материалов пока еще нет, зависит, кроме того, еще от его уплотнения (нормы выработки, рост обслуживания колхозов МТС). Никем не оспариваемый самый факт увеличения по сравнению с прошлым годом собранного в стране хлеба констатируется т. Осинским в самом начале его доклада.

Следует признать, что в значительной степени не разъяснению, а запутыванию вопроса помог безусловно ошибочный заголовок, приложенной (по примеру прошлых лет) к докладу т. Осинского таблицы, озаглавленной: «Валовой сбор зерновых культур», тогда как цифровой материал этой таблицы говорит лишь об исчислениях по нормам принятой нормально-хозяйственной урожайности продукции зерновых полей, которая фактически не собрана, но лишь могла бы быть собрана при условии непревышения технически допустимых потерь. Но если бы и не было приложено к докладу этой ошибочной таблицы, малодоказательные споры вокруг цифры нормально-хозяйственной урожайности неизбежно возникают в силу того, что понятие нормально-хозяйственной урожайности само содержит в себе ряд условных моментов, никем в цифровом выражении не определенных и не могущих быть измеренными. Таким моментом является, в частности, при наличии крайнего разнообразия в СССР организационно-хозяйственных и технических условий хлебного производства, вопрос о средних технически допустимых потерях и о размерах отклонения от средних технически допустимых потерь в ту и другую сторону.

В 1933 и в 1934 гг., располагая лишь ориентировочными данными об уровне урожая на корню по некоторым культурам и данными об обмолотах в ограниченном количестве колхозов, мы вынуждены были определять условную и спорную нормально-хозяйственную урожайность. Определение ее продолжает оставаться необходимым при решении вопросов об отнесении колхозов к разрядам урожайности для расчетов с МТС, так как эти расчеты не могут ставиться в зависимость от плохой постановки учета собранного хлеба и от размера бесхозяйственных потерь, допускаемых колхозами при уборке.

В 1935 г. Центральная государственная комиссия располагает достаточными учетными материалами для того, чтобы при окончательном утверждении урожайности не оперировать условным «нормально-хозяйственным» урожаем, а определять единственно реальные величины, которые можно измерить и проверить, это: 1) урожай на корню и 2) фактический валовой сбор хлебов. Значительно расширенное в своем объеме в 1935 г. измерение урожая на корню «метровками» по всем основным культурам и впервые в 1935 г. введенная сводка учета обмолотов во всех колхозах на определенные сроки дают для этого достаточную основу.

От определения условной и спорной нормально-хозяйственной урожайности пора и надо перейти к исчислению единственно реальных величин — урожая на корню и валового сбора хлебов, использованного в стране. Только переход к исчислению и утверждению цифр реального урожая и фактического сбора выявит реально достижения зернового хозяйства, дающего в течение трех лет (1933—1935 гг.), несмотря на изменчивые метеорологические условия, высокий и ежегодно повышающийся сбор хлеба в стране.

Подсчеты, проделанные мною, говорят, что урожай на корню в 1935 г. для всех зерновых хлебов по Союзу определяется в 9,1 ц с га и составляет 940 млн т, или 5700 млн пуд.; фактический же сбор хлеба в стране, по этим исчислениям, составляет 7,7 ц с га, или 800 млн т (4900 млн пуд.). По подсчетам за прошлый год, фактический сбор 1934 г. определяется на 1 га в 7,3 ц и составляет 765 млн т (4700 млн пуд.).

На основании всего вышесказанного мы вносим новые предложения:

«1. Отказаться в 1935 г. от утверждения нормально-хозяйственной урожайности зерновых хлебов.

2.    Утвердить среднюю для всех зерновых хлебов в 1935 г. по Союзу урожайность в 9,1 ц с га и валовой фактический сбор в 7,7 ц с га и обязать Центральную государственную комиссию по определению урожайность в недельный срок представить правительству таблицы, определяющий урожайность зерновых хлебов на корню и фактический валовой сбор этих хлебов в пообластном и покультурном разрезах.

3.    Посевные площади, представленные ЦГК по зерновым хлебам, утвердить.

4.    Посевные площади и урожайность по подсолнуху и клещевине, представленные Центральной государственной комиссией по урожайности, утвердить».

Если вышеизложенные мною предложения будут приняты, то отпадут цифровые споры с т. Клейнером об уровне нормально-хозяйственной урожайности (ЦГК — 8,4, т. Клейнер — 8,6). Отпадет также и спор с т. Черновым, определяющим урожайность 1935 г. (без всякого подкрепления своего утверждения цифровыми учетными данными), в 9 ц с 1 га (причем нет ясности, определяет ли он в 9 ц урожай на корню или нормально-хозяйственный урожай); аргументация же его против сокращения по сравнению с 1934 г. разрыва между принятой нормально-хозяйственной урожайностью и обмолотами является малоубедительной потому, что смазывает несомненные, сокращающие этот разрыв достижения по сравнению с прошлым годом в борьбе с потерями во всем Союзе и смазывает разный уровень этих достижений в разных областях.

Останутся тогда только обвинения т. Яковлева, направленные против т. Брюханова (доклад подписан т. Осинским, вопрос не в лице, а в существе дела) в «грубом искажении фактов», в «явном подлоге», в «клевете на СССР», в подписывании «контрреволюционных документов».

Что касается искажения фактов, то достаточно указать лишь на следующее. Тов. Яковлев обосновывает свой упрек Центральной государственной комиссии сопоставлением по ряду краев роста заготовок хлеба в нынешнем году с цифрами исчисленной ЦГК нормально-хозяйственной продукции и сочиняет искаженную картину действительного положения вещей в этих краях. Он не хочет признать и учесть тот несомненный факт, который в значительной степени решает дело: факт наличия во всех южных областях лучшей по сравнению с прошлым годом уборки, меньших потерь, большего фактического сбора и использования хлеба, причем в отдельных областях даже известные не только ЦГК, но и т. Яковлеву показатели массовых обмолотов, не отражающие полного фактического сбора, дают весьма значительное повышение. Например, по Азово-Черноморскому краю оно исчисляется в 1,7 ц на га против прошлого года, что составит по Азово-Черноморскому краю повышение амбарного урожая на 60 млн пуд. При этих условиях ниоткуда не вытекает придуманное т. Яковлевым предположение о том, что «колхозы Азово-Черноморского края согласно ЦГК (??)2* должны были бы получить по трудодням меньше, чем в 1934 г., между тем каждому гражданину известно, что это клевета». Можно согласиться с т. Яковлевым, что это клевета, но не клевета ЦГК на колхозы и на СССР, а клевета на ЦГК.

В основном т. Яковлев исходит из того, что ни ЦГК, ни уполномоченные на местах не должны принимать урожайности ниже, чем принимают по видам на урожай колхозы, совхозы, райзо, районные комиссии по натуроплате, они имеют право только повышать, но не понижать. Мы такой позиции не разделяем. Партия и правительство требуют от нас определения действительной урожайности, не завышенной и не заниженной. Обстановка нынешнего года сложилась так, что Центральной госкомиссии и ее уполномоченным на местах пришлось нередко выправлять показатели урожайности и в сторону понижения. Метеорологическая обстановка весны нынешнего года создавала уверенность в получении значительно большего урожая, «виды на урожай» были гораздо более блестящими, чем этот урожай в действительности получился. Так дело рисовалось не только работникам нашей системы, но и всем работникам на местах. Губительное влияние на урожай суховея на юге, засухи в Западной Сибири даже и к началу уборки было недоучтено; также было недооценено влияние ржавчины и других болезней, получивших широкое распространение. Субъективные оценки урожайности колхозами и всеми местными инстанциями даже перед самой уборкой оказались в очень многих случаях завышенными. Районные комиссии по отнесению колхозов к разрядам урожайности для расчетов с МТС так же, как и наши межрайонные комиссии, утверждавшие эти разряды в начальный период уборки, в очень большом числе случаев, в отношении тысяч колхозов переоценили урожайность, и им пришлось позднее, учтя объективные показатели урожая (метровки, обмолоты), пересматривать свои решения и снижать разряды урожайности. Некоторые из областных организаций (Курская и другие), вопреки очевидности и фактам, настаивают на утверждении более высокой урожайности, усматривая в снижении урожайности против видов на урожай принижение достижений, полученных благодаря их умелому руководству, но ничем, кроме своего благожелания, более высоких цифр не подкрепляют. Так сложилась в нынешнем году обстановка, требовавшая от Центральной государственной комиссии по определению урожайности особо тщательной проверки фактических материалов и недопущения того, чтобы в своих решениях опираться не на факты, а на соображения о «должном» и на опасении быть кем бы то ни было необоснованно обвиненным в клевете на колхозы, на Советскую власть.

Наконец, последнее «политическое» обвинение, предъявленное т. Яковлевым: урожайность колхозов показана меньшая, чем у единоличников. В докладе т. Осинского выпукло цифрами подчеркнуто, что удельный вес посевов и зерновой продукции единоличника вместо 12% в прошлом году стал в нынешнем году ниже 7%. Тов. Яковлеву известно (это подробно объяснялось в прошлогоднем итоговом докладе Центральной государственной комиссии по урожайности и не встретило никаких возражений, в том числе и со стороны т. Яковлева), что посевы единоличников сохранились преимущественно в северных, имеющих повышенную по сравнению со средней общесоюзной урожайность, областях (Горьковский, Кировский края и др.), в районах (Томская группа районов Западной Сибири), и что простое (без взвешивания на общеобластные и общерайонные площади) арифметическое сложение этих посевов с имеющими ничтожный удельный вес посевами единоличников в более южных, менее высокоурожайных областях и районах искажает действительное положение вещей. Уже одно перевешивание урожайности на общеобластные площади, парализуя искажающее влияние географического фактора, дает оценку урожайности индивидуальных посевов ниже посевов колхозных, чего не хочет видеть т. Яковлев, хотя это и напечатано в докладе, который представлен правительству т. Осинским и который устанавливает урожайность 1 га по всем зерновым в совхозном секторе в 8,9 ц, в колхозном — в 8,3 и в индивидуальном — в 7,9 ц (см. стр. 18 доклада т. Осинского). Далее, т. Яковлеву также должно быть известно, что в составе посевов единоличников примерно одну четверть составляют посевы колхозников на приусадебных землях и примерно вторую четверть также приусадебные посевы самих единоличников, и не только «враг нашей страны», но и самый горячий ее защитник, если он не захочет заниматься очковтирательством, не будет утверждать, что приусадебные индивидуальные посевы колхозников и единоличников (особенно по таким культурам, как кукуруза и просо) дают меньшую урожайность, чем полевые обобществленные посевы колхозов; нельзя забывать и того, что речь идет о продукции, удельный вес которой в стране упал до крайне незначительного уровня, и определять при этих условиях еще отдельно урожайность приусадебных и полевых посевов было бы только загромождением таблиц и доклада.

Зам. председателя Центральной государственной комиссии по определению урожайности при СНК Союза ССР Н.Брюханов.

1* См. док. № 273.

2* Так в тексте.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.