Из выступления Л.М.Кагановича на слете колхозников Восточно-Сибирского края. 19 января 1936 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1936.01.19
Метки: 
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 4. 1934 - 1936. Москва РОССПЭН Стр. 680-684
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 81. Оп. 2. Д. 219. Л. 8-17. Копия.

№ 294

Из выступления Л.М.Кагановича на слете колхозников Восточно-Сибирского края1*

...2* Но, товарищи, если мы добились побед, то только лишь потому, что лучшие люди страны, большинство трудящихся, большинство крестьянства чувствовали, понимали, хотя это было для них не совсем ясно, что все же тут речь идет о чем-то новом, хорошем для меня, что выход для меня только в колхозе. И, товарищи, нужно было проявить величайшее мужество, огромную организаторскую работу нашей партии для того, чтобы колхозы победили.

Вы все помните очень хорошо этот первый период колхозов, когда в колхозы был большой прилив, когда у нас оказывались чуть ли не большинство в колхозах, а потом получился некоторый перегиб, начали обобществлять кур и прочую мелочь, и получился отлив. Враги подумали: конец для всех колхозов, на 10 лет мы гарантированы от них. Но не тут-то было. Наша партия сумела организовать лучших людей, и сейчас, когда у нас колхозы победили, многие иногда забывают все трудности победы колхозов, многие забывают, насколько трудно нам это далось, и как мы с вами были беспомощны и слабы в деле организации колхозов.

Вспомните, как мы начинали дело, когда обобществляли телят, сводили их всех в один сарай и половина из них дохла, когда председатель колхоза разводил руками и не знал, что делать, как поступить, как организовать бригады.

То, что вам сегодня кажется ясным, нечего-де нас, председателей колхозов, учить этому, все это мы знаем, у нас есть бригадиры, помощники — тогда казалось грамотой за семью печатями. Люди тогда привыкли к организации маленького клочка земли, а тут вдруг оказалось целое поместье, огромное хозяйство.

Когда мы говорим о заслугах т. Сталина, а т. Разумов здесь исключительно ярко, замечательно говорил о колхозах, о роли т. Сталина, о его значении, я хотел бы здесь еще дополнить и остановиться на этом вопросе. Некоторые товарищи, говоря о руководителе, вожде, организаторе всех наших побед, не совсем понимают и чувствуют, какую победу организовал т. Сталин. Вам, товарищи колхозники, председатели колхозов и сельсоветов, вам нужно еще глубже знать, как т. Сталин, начиная с первого момента организации колхозов, буквально изучал каждый конкретный вопрос для того, чтобы определить направление своих побед. Я вам могу здесь кое-что об этом рассказать.

Когда мы получили в ЦК первую весть о том, что после начала коллективизации, после замечательной статьи т. Сталина «Год великого перелома»3*, когда поднялись массы, когда они хлынули в колхозы, а потом начался маленький отлив, т. Сталин вызвал нас, некоторых людей, близких ему, и сказал: «Поезжайте в деревню, посмотрите, что там делается, каковы там настроения, как там практически организовать дело, чтобы закрепить это великое движение, которое началось».

Он вызвал к себе некоторых председателей, крестьян-бедняков, долго беседовал с ними, а он имеет свойство великого человека изучать каждую мелочь, прислушиваться к каждому шороху, каждому зову.

Мы поехали, посмотрели. Наше дело было привести факты, рассказать те факты, которые мы видели. Он слушал и мотал на ус. А когда изучил эти факты, он сказал: «Вот как надо организовать социалистическое строительство», он выложил перед нами план этого строительства...4* Он выступил со статьей «Головокружение от успехов»5*. Многие думали, что отлив очень большой, но он говорил — нет! Мы покажем народу, что мы не хотим обобществлять курей. Мы хотим оставить ему его усадьбу, мы хотим оставить ему его корову, мы хотим его личного благополучия, чтобы он чувствовал себя совершенно свободным, мы хотим сказать крестьянину, его жене, чтобы она была самостоятельной хозяйкой, пока она этого хочет. Нам нужно обобщить средства производства, нам нужно помочь ему машинами, нам нужно организовать крупное хозяйство, облегчить ему жизнь, нам нужно сделать его свободным из раба своего маленького клочка земли, который его эксплуатировал, он работал на нем днем и ночью. Мы должны сделать большое социалистическое хозяйство. Когда мы сделаем это практически изо дня в день, когда трактора пойдут по полям, комбайны, большие сложные с/х машины, то тогда крестьянин убедится на собственном опыте, что сельхозартель — не надуманное большевиками, что это сама жизнь, что человеческая история толкает к этому. И тогда наша победа будет обеспечена.

После этого мы начали крепко организовывать народные массы, борьбу с кулаком, начали выявлять командный состав. Без командного состава ничего не может быть. И армии не будет. В старой армии унтер-офицер, а по нашему командир взвода, командир роты — это основа. Это основа, без которой нельзя двигаться дальше, без этого костяка ничего не сделаешь.

И вот, товарищи, партия изо дня в день начала сколачивать командный состав, начала работать над сплочением вокруг него всей колхозной массы. Партия проделала эту работу и внизу, и вверху, и в лице т. Сталина, и Центрального Комитета, наконец, на II съезде колхозников-ударников разработали устав с/х артели, которая была провозглашена основой в нашем сельском хозяйстве. Сельхозартель основа, а не коммуна. Не коммуна, а сельхозартель. Это не случайная вещь (бурные аплодисменты), коммуна — она вырастет от зажиточности, от богатства, от изобилия. Коммуна будет означать такое ведение хозяйства, когда люди будут свободно приходить в амбар и брать, что хотят. Будет такое время, когда, как говорят, каждый будет получать по способностям и расходовать по потребностям, коммуна будет не на почве недостатка, не тогда, когда у человека 3 пары сапог, а ему надо раздать сотню, или у него два пуда хлеба, а ему нужно сотню людей прокормить. Коммуна будет тогда, когда всего будет вдоволь, когда хлеба у нас будет в 5 раз больше, чем нужно, когда сапог, одежды у нас будет в 5 раз больше, когда работать будем меньше, чем сейчас, когда будет изобилие продуктов, когда всего будет полностью, тогда все будет механизировано, жизнь будет еще лучше, жизнь будет еще легче, продуктов будет много, тогда никаких цен не будет. Коммуна будет от изобилия, коммуна будет, когда будет трижды зажиточно. Это совсем другое дело. А сейчас, когда у нас начало организации, когда у нас еще не хватает многого, когда люди еще не воспитаны полностью, когда люди работают коллективно, но вместе с тем он должен иметь свой дом, свой огород, свое хозяйство, свою усадьбу. Когда мы разрешили согласно уставу сельхозартели иметь по 3 коровы, когда мы разрешили иметь кроме коров другой скот, сейчас самое лучшее, самое жизненное, самая здоровая, самая прогрессивная форма — это единая с/х артель (аплодисменты), и когда, товарищи, мы в уставе с/х артели записывали, по предложению т. Сталина, разрешить колхозникам иметь по 3 коровы, разрешить колхозникам иметь коз, разрешить колхозникам иметь другое хозяйство в своем личном владении, некоторые говорили: «Позвольте, как же это возможно?» Даже некоторые председатели колхозов возражали: «Это тогда вроде как индивидуал». Тов. Сталин против этого выступил на том же совещании комиссии на съезде6* и сказал: «Нет, ошибаетесь». Когда у нас тракторное хозяйство, когда у нас комбайностроение развивается, когда у нас обобществлено сельское хозяйство, нам никакой трудности не представит то, что колхозник будет иметь свой крупный огород. Это будет дополнительная помощь. Пускай он будет иметь 3 коровы, пускай жизнь будет улучшаться. Зажиточный колхозник — это не индивидуал, ибо этот зажиточный колхозник не хочет быть кулаком, а хочет одного: он хочет быть сытым, хочет одеваться хорошо, хочет жить культурно, хочет быть зажиточным и хочет быть настоящим колхозником — социалистическим строителем сельского хозяйства (аплодисменты). «И поэтому, — говорит т. Сталин, — нам не надо бояться этого. Нам приветствовать это надо».

Видите, насколько тут устами т. Сталина говорила мудрость народная, житейская мудрость крестьян и рабочих, житейская мудрость народа. Насколько т. Сталин умеет сочетать в себе, подобно Ленину, большой размах мирового масштаба, сочетать политику разных стран, вести страну в целом, практические вопросы каждого колхоза и каждого председателя колхоза. Таким образом, мы можем сказать, что т. Сталин одновременно соединяет в себе великого творца, теоретика, человека, научно обосновывающего путь нашей страны и путь нашей партии, с человеком практическим, подобным вам, председателям колхозов, председателям сельсоветов.

Да, товарищи, мы с вами имеем хорошего председателя нашего колхоза (взрыв аплодисментов). Наш колхоз называется Союз Советских Социалистических Республик, а его председатель — Иосиф Виссарионович Сталин (громкие продолжительные аплодисменты).

Товарищи, легче сказать, чем сделать, а ведь для того, чтобы мы колхозы с вами закрепили, для того, чтобы мы с вами колхозы окончательно поставили на ноги, надо было ведь иметь трактора, автомашины, комбайны и другие с/х орудия. А для этого надо было индустриализировать страну.

Я помню, когда мне приходилось не раз выступать в деревнях, выступать довольно напряженно. Бывало, в районе, когда ставишь собрание, то у тебя колется7*: на одной стороне кулачки, жен выставляют вперед, сами сзади, церковный совет 25 — 26, почему-то цифра всегда была 26 чел., церковный совет, а на другой стороне — бедняки, середняки, которые за колхоз держатся. Вот выступаешь, начинаешь говорить: «Товарищи, вы ведь поймите, жить вам дальше так нельзя, какой же это будет социализм, если в городе будет электричество, свет, машины, а в деревне вы останетесь на старой сохе, на плуге, на бороне, а в деревне вы будете работать с утра до поздней ночи. В деревне вы, хотя освободились от помещика, но остаетесь рабами, потому что работаете по-старинному, по-дедовски. Нам нужно деревню превратить в город, вот что нам нужно. Нам нужно деревню машинизировать, нам нужно дать в деревню трактор, нам нужно в деревню дать комбайн, дать автомобиль».

Бывало, когда это говоришь, смешок на одной стороне: «Ну, запела пташечка, послушаешь вас!» (смех), «Где уж нам взять там тракторы, где уж машины да комбайны, это все слова, а пока ты уж моих лошадушек не трожь».

И я помню речь одного старика. Как он выступал! Прямо за душу брал людей! Рассказал, как колхоз брал у него лошадь: «Как пришли ко мне, да зашли в сарай, хотели лошадь мою брать. И пришел я, обнял мою лошадку — обнял ее, поцеловал и говорю: прощай, лошадка». В это самое время другая часть начинает шуметь, галдеть — хорошо, что большинство было за нас. И когда твердо было сказано, я помню, я им не раз говорил: «Все равно, товарищи, жизнь сильнее вас, жизнь свое возьмет. Либо назад к капиталисту, либо назад к помещику, чего кулачье хочет, но середняк не хочет, он не может и не должен этого хотеть, либо другого выхода нет, надо идти в колхоз. Тогда будет настоящий свет, тогда будет настоящая жизнь, тогда в колхозах вы сумеете почувствовать результаты и плоды побед Октябрьской революции. А вы, — говорил я колхозникам, беднякам и середнякам, — держитесь стойко, держитесь крепко, колхоз победит не сегодня, так завтра. Середняков, которые придут к вам, они будут проситься, принимайте в колхоз, но каждый раз, принимая, вы должны приговаривать: «А помнишь, как ты выступал против колхоза? Мы тебя принимаем, но берем под надзор, потому что ты выступал против колхоза, поддерживал кулаков. А мы первое время пострадали, мы потерпели, но зато колхоз вышел победителем».

Я помню, как основная масса бедняков и идущих за ними середняков гулом и голосом уверенно отвечали и были уверены, что раз большевики говорят, что будет трактор, что будет комбайн, раз большевики говорят, что будет машина — значит будет (аплодисменты).

Вот для этого, товарищи, надо было построить заводы, но нельзя было построить заводы — капиталов нет, взаймы никто нам не давал, деньги мы получали из своей же собственной казны, из своей собственной среды. Нужно было потерпеть немного. Борьба за колхозы, борьба за индустриализацию — это величайшая страница в истории не только нашей страны, но и в истории человечества. Бывало время, когда приходилось животы подтягивать, верно это, но зато сегодня мы являемся страной передовой, страной, которая раньше не могла производить ни одного автомобиля, ни одного трактора, а сегодня производит их сотни тысяч. Сегодня мы являемся страной передовой, индустриальной (бурные аплодисменты). И если, товарищи, руководитель фашистов Гитлер в своей книге писал: «Нам нужно, — говорит, — свою экспансию, свое наступление развернуть в сторону России — там земель много, земли богатые, сами они с этими землями не справляются, они нищие, у них даже не производится ни одного автомобиля». Это он писал в своей книге178 много лет назад, и сегодня эти чудаки продолжают издавать, перепечатывать эту книгу, не внося даже никаких исправлений в эту книгу. Так давайте же мы им исправим мозги и скажем: «Вы, господин Гитлер, и ваши друзья, вы можете быть сейчас уже не то что уверены, не то что спокойны, а наоборот, вы можете разочароваться в своих писаниях, эта страна за 10 лет переплюнула вас, зазнаек несчастных. Вы можете быть уверены, что страна, которая не производила ни одного автомобиля, ни одного трактора, она сейчас производит их во много раз больше, чем ваша хваленая немецкая промышленность (шумные аплодисменты), и если вы, господа с Запада, или подобные вам с Востока попробуют проверить нас, есть ли у нас эти автомобили, то мы вам покажем не только автомобили и не только тракторы, но и еще что-либо покрепче, что стоит на этих автомобилях и на этих тракторах (долго несмолкаемые аплодисменты). Если вы, милые господа, захотите попробовать, что у нас на нашей земле делается, что у нас родится, если вы своими сапогами захотите потоптать нашу землю и испробовать силу нашего колхозного советского крестьянина, так этот колхозный советский крестьянин покажет вам такое, что вы и ноги, и головы свои положите под нашу советскую землю» (бурная овация, то затихает, то усиливается). Да, товарищи, мы с вами прошли за 10 лет путь, который другие народы не проходят и не проходили за 100 лет.

1* На документе рукописная помета: «Эта речь произнесена экспромтом, т.е. неожиданно, без какой-либо подготовки при проезде по железнодорожным делам. Стенограмма не редактирована».

2* Опущена часть выступления о значении Октябрьской революции и неизбежности социалистического переустройства сельского хозяйства.

3* Сталин И.В. Соч. Т. 12. С. 118-135.

4* Отточие документа.

5* Сталин И.В. Соч. Т. 12. С. 191-199.

6* См. док. № 146.

7* Так в тексте.

178    Речь, очевидно, идет о книге «Майн Кампф» («Моя борьба»). А.Гитлер начал работу над

ней в тюрьме в Ландсберге, куда попал после поражения т.н. «пивного путча» в Мюнхене в ноябре 1923 г. Первая часть книги была закончена в декабре 1924 г., вторая часть — в 1926 г. В «библии нацизма», как иногда называли «Майн Кампф», помимо чисто биографических пассажей содержались пространные рассуждения автора на самые различные, в том числе и внешнеполитические темы. «Мы прекращаем вечное германское движение на юг и запад Европы и обращаем взор на земли на Востоке», — писал Гитлер. И далее: «...если мы сегодня говорим о новых землях в Европе, то думаем в первую очередь только о России и подвластных ей окраинных государствах... Когда Урал с его безграничными природными богатствами, Сибирь с ее богатыми лесами и Украина с ее безбрежными полями зерновых культур перейдут к Германии, то каждому немцу хватит для жизни». В 1930-е годы «Майн Кампф» была издана в СССР небольшим тиражом с грифом «для служебного пользования» и советское политическое руководство смогло с ней ознакомиться. Сохранилось, однако, любопытное свидетельство Н.С.Хрущева, который также получил «Майн Кампф», но «не мог ее читать, потому что меня буквально выворачивало; не мог спокойно смотреть на такие бредни, мне стало противно, не хватало терпения, и я ее бросил недочитавши» (см: Россия и Запад. Формирование внешнеполитических стереотипов в сознании российского общества первой половины XX века. М.,1998. С. 149).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.