Письмо первого секретаря Днепропетровского обкома КП(б)У М.М. Хатаевича И.В. Сталину о положении колхозов области. 5 ноября 1933 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1933.11.05
Метки: 
Источник: 
Голод в СССР 1929-1934. Том 3. Лето 1933 - 1934 гг. М.: МФД, 2011. Стр. 200-206
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 61. Д. 794. Л. 96—108. Подлинник.

№ 143                                                                           

Перед тем как приступить к работе после отпуска, я побывал более чем в десятке районов нашей области и внимательно ознакомился с положением колхозов в них.

Положение в этих районах, в смысле оценки урожая и итогов его уборки, оказалось худшим, чем мы представляли это себе в июле и августе. Оказалось, что мы имеем по области до 500 колхозов (из общего количества 3600), где после выполнения обязательств по зернопоставкам и при некотором незначительном недовыполнении задания по натуроплате МТС колхозникам будет выдано на трудодень ниже полутора-двух килограммов зерна, причем у половины из этих 500 колхозов не остается совершенно фуража и семян к яровому севу. Эти колхозы составляют приблизительно 15 % к общему числу коллективизированных хозяйств нашей области; в остальных 85 % колхозов положение благополучное.

Эти 15 % тяжелых колхозов сосредоточены главным образом в следующих районах: Люксембургском, Константиновском, Бердянском, Б.-Токмакском, Н.-Златопольском, Геническом, Н.-Троицком, Коларовском, Павлоградском и Н,-Пражском.

Урожай в целом по области, а особенно в этих районах, оказался ниже, чем мы его оценивали в начале уборки, и намного ниже среднего урожая, утвержденного по представлению ЦГК для нашей области.

Я считаю, что средний урожай всех зерновых (включая кукурузу) составит у нас по области не более 10 ц с га против тех 13 с лишним центнеров, которые установлены для нашей области сейчас на основе данных ЦГК. А в перечисленной мною группе тяжелых районов средний урожай всех зерновых колеблется от 5 до 8 ц с га.

Главные причины этого снижения фактического урожая против предположений и наметок сводятся к: а) крайне плохому качеству сева и низкой норме высева озимых в прошлом году; б) крайней засоренности полей и засоренности их всякими вредителями; в) плохой организации уборки.

В прошлом году осенью колхозы в очень многих случаях высевали 2— 3—4 пуда пшеницы на га вместо потребных 7—9 пуд. Ясно, что на таких полях урожай собрали значительно пониженный, либо совсем никакого урожая не собрали.

Сильная запущенность и засоренность полей помимо того, что сорняки заглушают хлеба, приводит еще к огромному заражению полей всякого рода вредителями нерастительного порядка: гесенка, озимая совка, жук кузька, цикада и т.д. Всеми такими вредителями наши поля, особенно в тех районах, где хуже боролись с сорняками, буквально кишмя кишели и кишат сейчас. Гесенка — осенью и весною, а жук кузька — в период уборки поели у нас очень большую часть урожая. Я сам в период уборки видел поля озимой и яровой пшеницы, имевшие блестящий внешний вид, а когда посмотришь ближе, то увидишь, что колос на этих полях пустой, а сохранившееся небольшое количество зерна оказывается чрезвычайно низкого качества — оно было высосано жуком кузькой.

Борьба с потерями при уборке урожая у нас велась в целом по области недостаточно, особенно же плохо она была организована в вышеперечисленной группе более тяжелых районов; на полях еще и сейчас можно найти у нас немалое количество колосков. А в мышинах норах, которыми густо усеяны поля, находишь сплошь и рядом по полпуда зерна.

Эту недостаточную борьбу с потерями и низкое качество уборки необходимо в немалой степени отнести также за счет острой нехватки рабочих рук и крайнего напряжения с тягловыми ресурсами, какое мы имеем по области и какое особенно остро ощущалось в период уборки.

В результате всего этого и ряда других причин валовой сбор зерновых составит у нас в колхозах нашей области приблизительно 220 млн пуд. хлеба, а не 250 млн пуд., как мы ориентировочно подсчитывали в августе.

Сельское хозяйство и колхозы Днепропетровщины приходят к концу текущего с.х. года с очень неплохими в общем и целом итогами: мы уже сдали по области в этом году государству 84 млн пуд. хлеба; подавляющее большинство колхозов (почти 90 %) будет выдавать колхозникам от 4 до 20 кг зерна на трудодень и обеспечены полностью семенами к весне и фуражом. Но эти итоги оказались несколько хуже, чем мы ожидали и расчитывали, когда приступили к уборке урожая. Мы, бесспорно, поддались тогда некоторому головокружению от успехов, переоценили положение и впали в состояние излишнего успокоения и благодушия; мы упустили тогда из виду, что после пары лет такого плохого хозяйничания, какое имело место на Днепропетровщине, при столь большой запущенности и зараженности полей сорняками и вредителями, при том исключительно плохом качестве сева, какое имело место по области осенью прошлого года, сразу выскочить из очень большого отставания в состояние полного благополучия просто-таки невозможно. А упустив это из виду, многие наши областные и местные работники успокоились, ослабили работу в борьбе с потерями урожая, стали считать, что главное в деле подъема и укрепления сельского хозяйства Днепропетровщины уже сделано. Сейчас мы этих товарищей отрезвляем.

Но я твердо убежден, что в 1934 г., если не будет никакой засухи и массовой гибели посевов от стихийных причин, нам удастся окончательно и полностью поставить сельское хозяйство и колхозы Днепропетровщины на твердую и прочную основу, окончательно ликвидировать и изжить все последствия, вытекающие из трудностей прошлого и позапрошлого годов.

Качество озимого сева в этом году у нас, бесспорно, очень хорошее — у нас нет почти ни одного колхоза, где высевалось бы менее 8 пуд. пшеницы на гектар, а во многих колхозах высевается 9—10 пуд. на га, что на наших землях является одним из важнейших условий борьбы за хороший урожай. Всходы озимых у нас повсеместно очень хороши.

Сейчас мы развернули большую борьбу за то, чтобы вспахать в колхозах области не менее 1400 тыс. га зяби, что составит более 50 % ко всей площади ярового сева 1934 г. Если нам это удастся, то мы весенний сев 1934 г. проведем очень быстро, хорошо и организованно и сумеем действительно прочно занять одно из передовых мест в Советском Союзе.

Серьезную для нас заботу представляет вопрос о тех 400—500 колхозах, которые вышли из уборки урожая и хлебосдачи текущего года без достаточных фондов семян, фуража и продовольствия. Для того, чтобы нам выйти из создавшегося трудного положения в этих колхозах, я прошу о следующем:

1.    Из 2 млн пуд. зерновых и мельничных отходов, которые уже накопились и накопятся на элеваторах и мельницах нашей области, выдать в распоряжение области полмиллиона пудов отходов лучшего качества для того, чтобы обком имел возможность оказать из этого фонда фуражную и частично продовольственную помощь этим колхозам.

2.    Разрешить нам внутри области обратиться к благополучным колхозам, выдававшим и выдающим колхозникам 7 и более килограмм зерна на трудодень, с призывом об оказании ими некоторой помощи путем предоставления займа колхозам тяжелым. Мы бы обеспечили это дело таким порядком, что колхозники тяжелых колхозов сами обратятся к благополучным колхозам без тени какого-либо административного воздействия и принуждения сверху. В значительной части мы могли бы эти займы организовать внутри тех же районов, где требуется оказание помощи, а в остальной части — в районах смежных. Таким путем пришлось бы мобилизовать до полутора миллионов пудов зерна, главным образом, на яровые семена и частично на продовольствие в период весенних и летних полевых работ.

3.    Весь хлеб, который поступает у нас по области после полного выполнения плана хлебосдачи, оставить в распоряжении области с тем, чтобы обратить его также на создание областного фонда помощи той группе колхозов, которая осталась без достаточных фондов семян, фуража и продовольствия.

Если дополнительно к этому развернуть боевую работу за возврат части потерянного хлеба, находящегося в мышинах ямах, в виде колосков и сгребков на полях, и широко практиковать посылку колхозников из трудных колхозов на работу за натуру в тех колхозах и совхозах, где еще не управились с молотьбой, то мы бесспорно из положения выйдем, т.е. полностью обеспечим все колхозы нашей области яровыми семенами, фуражом и продовольствием без того, чтобы обращаться к ЦК хотя бы за одним пудом семян или какой-нибудь другой ссуды.

Если почему-либо нельзя будет провести внутриколхозного займа, то мы просим разрешить нам создать внутриобластной фонд для помощи группе наших трудных колхозов за счет отчисления известного процента (25 %) от сверхплановой закупки хлеба, которая будет проводиться по нашей области через систему потребкооперации.

Снижение плана хлебосдачи по селянскому сектору (по натуроплате) на 1300 тыс. пуд., какое сейчас ЦК дал нашей области, в очень значительной степени облегчило положение этих колхозов. Это большое снижение плана хлебосдачи, какое ЦК предоставило нашей области, в огромной степени улучшает положение области в целом и позволяет нам хорошо подготовиться к весне.

По отдельным колхозам я считаю необходимым за счет этого снижения вернуть обратно часть уже сданного ими хлеба. Я сам видел колхозы, которые вывезли по зернопоставкам и натуроплате более 80 % от своего валового сбора. Брали у этих колхозов больше, чем следует, главным образом, по линии натуроплаты из расчета урожайности в два и более чем в два раза выше фактической.

Вообще задание по натуроплате оказалось по нашей области относительно более высоким, чем во всех остальных областях Украины. План натуроплаты нам был установлен в 15 700 тыс. пуд. (теперь нам его снизили на 1300 тыс. пуд.), что составляло более 25 % к общеукраинскому заданию по натуроплате. Между тем на территории нашей области мы навряд ли имеем даже 15 % всего количества тракторов, работающих в МТС Украины.

Одесская обл., которая имеет МТС и тракторов больше, чем Днепропетровская, имела задание по натуроплате 13 300 тыс. пуд., а Днепропетровщина, имеющая тракторов меньше, чем Одессщина, имела план по натуроплате на 2,5 млн пуд. больше.

Мы потому и просим весь хлеб, который будет поступать у нас после выполнения сниженного плана хлебосдачи, оставить в нашем распоряжении, чтобы иметь возможность в ряде случаев часть сданного хлеба вернуть обратно колхозу как взятый неправильно. Это имело бы очень положительное политическое значение в смысле дальнейшего укрепления доверия колхозников к нашим законам и распоряжениям. А то приходится слышать и такие разговоры, что натуроплата в тех случаях, когда она исчислялась из преувеличенной урожайности, — это «прикрытый встречный план».

Из окончательно утвержденной правительством средней урожайности для нашей области по зерновым культурам в 12,9 ц с га и по кукурузе в 14,4 ц с га формально вытекает необходимость предъявить дополнительное требование колхозам по натуроплате — еще приблизительно на 4,5 млн пуд. Но предъявлять подобное задание я считаю совершенно невозможным и вредным. Нельзя его предъявлять, во-первых, потому, что фактический урожай у нас, безусловно, колеблется около 60 пуд. в среднем с гектара, а не 80—85 пуд., как это вытекает из установленной для нас средней урожайности, и, во-вторых, основная масса колхозников, безусловно, восприняла бы это предъявление дополнительного задания как встречный план под иным соусом. Надо ведь еще учесть, что это дополнительное задание главной своей тяжестью пало бы на колхозы с пониженным урожаем, у которых мы взяли меньше натуроплаты, чем у колхозов благополучных. Этим благополучным колхозам никаких дополнительных обязательств и заданий в связи с установленной урожайностью предъявлять не придется, ибо они уже внесли натуроплату, исходя именно из этой или еще более высокой урожайности.

В связи с разговорами о возможном предъявлении новых дополнительных заданий по натуроплате на основе установленной урожайности, везде на местах — в МТС, районах и среди колхозного актива — большая тревога. Мы очень просим решить вопрос в том направлении, чтобы никакого дополнительного плана по натуроплате нам не было предъявлено с тем, чтобы можно было положить конец всем таким разговорам.

Хочу попутно сказать пару слов о работе межрайонных комиссий по урожайности. Мне кажется, что во многих случаях они дезориентируют партию и правительство, давая преувеличенные и раздутые данные об урожае; по этим данным может получиться так, что на бумаге, во всякого рода статистических выкладках урожай будет один, а на деле в стране хлеба будет меньше. Даже если сделать поправку на значительные потери, которые мы имели при уборке хлеба во многих колхозах, и исходить при этом из биологического урожая, то таковой по всем зерновым хлебам, включая и кукурузу, составит у нас в среднем по области, исключая совершенно погибшие площади (а таковых у нас до 60 тыс. га), во всяком случае не более 12,5 ц с га. А в условиях нашей области, учитывая большой недостаток рабочих рук и огромное напряжение с энергетической базой в сельском хозяйстве, потерю полутора центнеров в среднем на га следовало бы считать в текущем году совершенно нормальной. Отсюда мы получаем средний хозяйственный урожай (а не фактический сбор хлеба), включая и кукурузу, что-то вроде одиннадцати1* центнеров на га, а не 13 с лишним, как это для нашей области установлено.

Плохо обстоит дело у нас с хлебосдачей в зерносовхозах. В то время как совхозы, расположенные в южной части области, выполняют план хлебосдачи и справились с уборкой в основном удовлетворительно, совхозы, расположенные в центральных и северных районах области, идут крайне плохо: зерносовхоз «Азов» (я только что там побывал), имеющий 140 тракторов, около 100 комбайнов, 50 автомашин и около 17 тыс. га уборочных площадей, провел уборку своего урожая исключительно плохо; свои засоренные в громадной степени поля руководство совхоза пыталось убирать на 100 % комбайнами, в результате чего комбайн давал выработки один га в день, средний сбор хлебов в этом совхозе составлял не более чем 30 пуд. на га. Этот совхоз имеет план хлебосдачи 630 тыс. пуд., выполнил он на сегодняшний день только 35 % от этого плана. Обмолотил же он уже более 70 %, обмолоченного зерна, готового к вывозу, не имеет. Отсюда совершенно ясно, что этот зерносовхоз плана хлебосдачи выполнить уже не сумеет и при этом останется без семян к яровому севу.

В таком же положении у нас зерносовхозы Днепропетровский, Пятихатский, Чубаревский. Главными причинами провала работы в этих совхозах является исключительно плохая организация уборки и крайне большие потери при ее проведении.

Полученное нами теперь снижение плана хлебосдачи по совхозам нашей области на один миллион пудов позволяет нам и по совхозам завершить полностью хлебосдачу, переключив их немедленно на подготовку к весне.

В отношении всех зерносовхозов можно сказать, что сеять они более или менее научились, но убирать урожай в большинстве из них совершенно еще не умеют. Я крепко убежден, что в зерносовхозе «Азов», если бы он имел наполовину меньше уборочных площадей, чем имел на деле, те же люди, которые сидели в этом совхозе, взяли бы не меньший валовой сбор хлебов, чем берут сейчас с существующих площадей, ибо при меньших площадях они лучше справились бы с обработкой посевов и уборкой.

Ни одного гектара вспаханной зяби зерносовхозы нашей области на 1 ноября с.г. еще не имели, и это уже заранее ставит их в трудное положение к весеннему севу будущего года. Сейчас мы нажимаем вовсю, чтобы в течение ноября поднять в зерносовхозах возможно большую площадь зяби.

Для того, чтобы крепче поставить наши зерносовхозы на ноги, надо очень серьезно поставить вопрос о строительстве в них. В данный момент совхозы усиленно насыщаются крупной техникой, многие из них насыщены ею уже до отказа, а условия для освоения техники в них исключительно плохие — нет устойчивых кадров, нет жилья для этих кадров, нет хороших мастерских для организации ремонтов тракторов, автомашин и комбайнов. Поэтому необходимо теперь же вопрос капитального строительства совхозов, строительства жилищ, мастерских для ремонта поставить как центральный в деле укрепления совхозов вообще и в особенности зерносовхозов.

Кроме того для того, чтобы придать хозяйству в них большую гибкость и маневренность, необходимо установить, как правило, чтобы в каждом зерносовхозе имелась живая тягловая сила (лошади или волы) в пределах не менее чем 15 % к наличному количеству механических HP.

О хлопке, клещевине и подсолнухе. Очень плохо обстоит дело у нас по области с урожаем хлопка и клещевины. Хлопок почти весь погиб в результате крайне неблагоприятных климатических условий в течение весны, лета и осени этого года. Холодные и дождливые весна и лето привели к тому, что еще в августе—сентябре большая часть посеянного хлопка пропала, а то, что уцелело, доконали заморозки, стукнувшие в сентябре—октябре. По тем же причинам (недостаток солнечных дней) нельзя рассчитывать на получение урожая клещевины, которая стоит сейчас вся зеленая и навряд ли дозреет.

На небольших массивах уцелевшего хлопка коробочки стоят нераскрывшиеся, а в тех коробочках, которые полураскрылись, хлопчатая масса почернела и полусгнила. Так что обязательство нашей области по сдаче до 600 тыс. пуд. хлопка будет в очень большой части недовыполнено.

Плоховато дело обстоит также с подсолнухом. Урожай подсолнуха очень пестрый, во многих случаях значительные массивы подсолнуха совершенно пропали, и в среднем по области, по моим предварительным подсчетам, урожай составит не свыше 4,5 ц против 6,5, установленных для нашей области на основе данных ЦГК.

Главная причина пониженного урожая и значительной гибели площадей подсолнуха — это так называемая «заразиха» (волчок, как его называют в деревне). Эта «заразиха» буквально давит и губит все посевы подсолнуха. Единственный способ вывести этот злостный, крайне вредный сорняк, губящий массив подсолнуха, это прекращение сева подсолнуха на 3—4 года в районах, уже зараженных этим сорняком. Никаких других способов и средств для ликвидации «заразихи» не имеется. При этом имело бы смысл на 3—5 лет в районах, зараженных «заразихой», заменить подсолнух какой-нибудь масляничной культурой. Колхозники ставят этот вопрос с очень большой настойчивостью, и я считаю, что они правы: бессмысленно продолжать сеять подсолнух и заранее знать, что большая часть урожая будет задавлена и забита «заразихой».

Если бы принять такое предложение — это означало бы для нашей области сокращение площадей подсолнуха почти наполовину. Можно было бы заменить на этих площадях подсолнух льном либо какой-нибудь другой масляничной культурой; во всяком случае было бы очень важно, чтобы Наркомзем Союза серьезно занялся этим вопросом.

Уборка подсолнуха во многих колхозах идет вяло в немалой степени потому, что колхозник видит, что этого урожая подсолнуха ему не хватит даже на покрытие обязательств по поставкам и натуроплате и что ему, следовательно, от этого урожая ничего не достанется.

Имеет место также и разбазаривание некоторой части урожая подсолнуха (лузгание семечек и проч.). Сейчас мы принимаем очень жесткие меры к скорейшему окончанию уборки урожая подсолнуха и к форсированию темпов сдачи его. Пока выполнение плана сдачи подсолнуха по обязательной поставке, а также по натуроплате идет у нас очень неудовлетворительно, хотя наша область и занимает в этом деле одно из первых мест на Украине.

Подготовка ремонта тракторного парка к весне. Та реорганизация, которая проведена в этом году в деле снабжения запасными частями и сосредоточения ремонта тракторных моторов на специальных крупных заводах, может привести к ряду больших осложнений, к затяжке и даже к срыву ремонта, если не принять немедленно самых крепких мер.

Снабжение запасными частями на Украине передано из Сельснабремонта в Ватозапчасть, между тем Ватозапчасть (наша местная облконтора, по крайней мере) совершенно еще ничего не может сказать о том, сколько и каких запасных частей будет в нашу область завезено и когда мы их получим.

Из сообщений частного порядка мне известно, что поскольку в Москве запасные части продолжают еще распределяться через Сельснабремонт при Наркомземе СССР, то последний и разверстал их почти целиком по тем краям и областям, где у него сохранились еще свои филиалы, прекратив в IV кв. завоз запчастей на Украину, где это дело передано Ватозапчасти.

При таком положении с плановым снабжением запасными частями и при имеющейся строжайшей директиве НКТП о категорическом запрещении децентрализованных заказов на заводах, расположенных на территории области, дело с ремонтом может пойти очень плохо.

Я считаю, что в этом году еще рано полностью запрещать децентрализованные заказы на запчасти. Без дополнительной мобилизации местных ресурсов и развязывания местной инициативы мы с делом ремонта тракторов не справимся. Сейчас следовало бы отказаться от такой жесткой линии в деле запрета размещения по краям и областям децентрализованных заказов на запчасти. Необходимо также срочно и очень крепко поднажать на НКЗ и Ватозапчасть, поскольку этой организации передано дело снабжения запасными частями, чтобы она это снабжение обеспечила.

В связи с концентрацией ремонта тракторных моторов на крупных заводах (а таких у нас на территории области три: Азово-Черноморский в Бердянске, им. Красина в Днепропетровске и Мелитопольский), необходимо, по моему, провести следующее: 1. Перевести эти заводы на снабжение по 1-му списку. 2. Создать на этих заводах уже немедленно запас новых тракторных моторов с тем, чтобы МТС при даче на ремонт своих моторов могли бы немедленно получить взамен их другие. 3. Укрепить эти заводы, особенно завод им. Красина в Днепропетровске, дополнительным оборудованием.

4. Установить для них непосредственное снабжение запасными частями с заводов по нарядам Наркомтяжпрома, а не через контору Ватозапчасти.

Если эти мероприятия не провести и если мы на месте не возьмем эти заводы под самое боевое, повседневное наблюдение, то они в текущем году, поскольку это дело для них новое, нас, бесспорно, подведут и программу ремонта тракторов вовремя не выполнят.

Кроме того, необходимо срочно урегулировать вопрос финансирования тракторного ремонта. По инструкции Наркомзема, финансирование ремонта тракторов должно быть обеспечено за счет создания амортизационных фондов в МТС. На бумаге все это очень гладко и просто, а на деле в очень многих случаях ничего не получится, ибо многие МТС продолжают еще оставаться в очень тяжелом финансовом положении — они не успели покрыть всей своей задолженности Госбанку и Соцзембанку133 и не будут иметь никаких практических возможностей создать эти амортизационные фонды. Поэтому в интересах своевременного окончания ремонта и правильной его организации необходимо выделить для этого специальные кредиты.

С проведением ремонта мы уже несколько запоздали — ноябрь для самого ремонта почти не будет использован; все практические вопросы по проведению ремонта выяснены в совершенно недостаточной степени; надо в течение ноября все эти вопросы разрешить полностью и подготовиться так, чтобы уже с начала декабря работы по ремонту тракторов развернуть полным ходом и не позже 15 февраля полностью весь ремонт закончить.

С нашей стороны мы уже приступаем к тому, чтобы все эти вопросы двинуть и протолкнуть со всей возможной настойчивостью и быстротой.

С коммунистическим приветом

М. Хатаевич

1* Слово вписано от руки.

133 Социалистический земельный банк (Соцзембанк) существовал для кредитования колхозов и совхозов. Постановлением СНК РСФСР от 26 сентября 1932 г. в его структуре был создан специальный сектор для финансирования сельского хозяйства.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.