Справка Эксплуатационного управления железных дорог министру путей сообщения А. В. Ливеровскому о тяжелом положении дорог Московского узла.

Реквизиты
Направление: 
Тип документа: 
Государство: 
Период: 
1917
Источник: 
Экономическое положение России накануне Великой Октябрьской социалистической революции Ч. 2 - М.-Л.: 1957 С. 270-272
Архив: 
ЦГИАЛ, ф. 273, оп. 10, д. 3677, лл. 85—86 об. Копия.

11 октября 1917 г.[1]

Тяжелое положение, в котором находятся в настоящее время дороги Московского узла, вынуждает меня доложить подробно как об их состоянии, так и о причинах, устранение которых лежит вне компетенции Эксплуатационного управления.

Московско-Курская дорога, служащая главным звеном, связывающим южный район с важнейшими районами потребления — Петроградским и Московским, — по числу наличных паровозов и при нормальном проценте» больных паровозов могла бы работать на 20 пар поездов. Фактически эта дорога пропускает 12—13 пар, причем, несмотря на ограниченную 300 вагонами в день (вместо 1560 вагонов) норму приема в Московском узле от соседних дорог, неотправленные остатки вагонов на ст. Люблино достигают 900, превышая вдвое суточное отправление. Ввиду невыпуска паровозов из депо на линии брошено без паровозов 25 составов.

Главная причина — падение производительности маневровой работы. Согласно донесению одного из старших агентов этой дороги, «в Люблино чрезвычайно тяжелое положение, работа агентов после забастовки ниже всякой критики, ничего не боятся и работают как вздумается».

Кроме того, процент больных паровозов достигает 26%, производительность среднего ремонта паровозов упала до 50%. Ко всему этому необходимо добавить, что по Московско-Курской ж. д. почти вдвое сокращены участки непрерывного обслуживания, что крайне вредно отражается как на обороте паровозов, так и на использовании бригад.

На Нижегородской линии той же дороги невывезенные из Нижнего остатки грузов также превышают вдвое суточное отправление.

На Московско-Казанской дороге общая цифра новывезенных остатков в узлах достигает 6 тыс. вагонов, также из-за затруднений с маневрами в Московском узле. Прием на и через мощную линию Рязань—Москва ограничен в Рязани 150 вагонами.

На участке Москва—Бирюлево Рязанско-Уральской ж. д. кондукторы ввели явочным порядком суточный отдых после каждой поездки, ввиду чего при достаточном количестве паровозов таковые не могут быть использованы. Норма приема ограничена в Козлове через Бирюлево и Рязань 100 вагонами.

Московско-Киево-Воронежская [ж. д.] ограничила прием как по Московскому узлу — всего 75 вагонов вместо 450 (фактически в течение двух дней почти ничего не принимала), так и с дорог фронта. Причина — невыпуск паровозов вследствие усиленной заболеваемости паровозных бригад и неявки их на службу за недостатком хлеба и за неимением обуви, отданной в починку.

Кроме того, в Московском узле создались крайние затруднения из-за неуспешной выгрузки воинских, главным образом артиллерийских, грузов. Вагонов с такими грузами скопилось в узле до 2000, и, несмотря на то что дальнейшая погрузка их в Архангельске совершенно прекращена, число это не только не уменьшается, но все время увеличивается число вагонов с этими грузами в узлах Вологда и Ярославль Северных дорог и на прилегающих участках, что крайне стесняет работу Северных дорог, где задержано на одном только подмосковном участке 11 составов (не считая самой Лосиноостровской, где на 8 октября скопилось по неприему забитыми воинскими грузами соседними дорогами 21 готовый к передаче состав).

Неоднократные обращения, начиная с начала сентября, как местных начальников дорог и председателя порайонного комитета к начальнику военных сообщений Московского округа, так и Центрального управления к военному министру, остаются без всякого результата, и, как видно из последнего донесения начальника Северных железных дорог, военное ведомство продолжает направлять вагоны в пункты, где они не могут быть выгружены по неимению помещений. Так, в Москве-Товарной Северных железных дорог у склада Беш давно уже простаивают 40 таких вагонов, и по заявлению офицера-получателя, будут разгружены по устройству навеса. Переадресовкой таких грузов чины военного ведомства совершенно не озабочены.

Столь же малую заботливость о разгрузке вагонов с дровами и вывозке их проявляют и городские организации. Так, ввиду заполнения на ст. Москва Александровской ж. д. невывезенными дровами складочных помещений общего пользования председателем Московского порайонного комитета был возбужден вопрос об использовании свободных складочных площадей городской управой для разгрузки частных дров, но городская управа ответила отказом.

Все изложенное создает столь грозное положение, что возникают опасения о возможности совершенной приостановки [движения] в районе Московского узла со всеми проистекающими последствиями.

К сему считаю долгом присовокупить, что положение и в других районах также представляется весьма неутешительным. Так, председатель Харьковского порайонного комитета доносит: «На Южных дорогах в Лозовой вследствие недостатка кондукторских бригад скопление на Полтаву 300 вагонов, в Смородино вследствие отказа белопольских паровозов ехать до Люблино скопление 200 вагонов, невыгруженные в Харькове и по другим станциям товарные вагоны назначены к продаже с аукциона, в Льгове Северо-Донецкой [ж. д.] остаток к сдаче на Московско-Киево-Воронежскую 300 вагонов вследствие ограничения Московско-Киево-Воронежской дорогой нормы приема 200 вагонами в сутки. На Московско-Киево-Воронежской [ж. д.] положение тяжелое, усиленно поступают эшелоны с Юго-Западных и Либаво-Роменской [железных дорог]. Недостаток угля и паровозов, а также неявки паровозных бригад вследствие болезни угрожают выполнению предъявляемых к Московско-Киево-Воронежской дороге требований для перевозки демобилизованных солдат. Комитетом меры к обеспечению Московско-Киево-Воронежской [ж. д.] топливом принимаются, но в топливе вообще острый недостаток. Для усиления погрузки наличного топлива прекращена на 7 дней погрузка всяких грузов, за исключением некоторых, без которых нельзя обойтись, в том числе продовольствия».

Председатель Воронежского порайонного комитета доносит: «На Рязанско-Уральской дороге солдаты и жители недоедающих губерний самовольно покупают хлеб и муку и грузят пассажирские поезда мешками, несмотря на сопротивление бригад, а на ст. Тамала такие лица в количестве до 1000 человек заставили предоставить 35 крытых для себя под хлеб».

Кроме того, поступают донесения об усиливающихся эксцессах отпускаемых солдат призывов 1897 и 1898 гг. Во избежание столкновения с солдатами из-за обгона воинских поездов пассажирскими Эксплуатационным управлением железных дорог сделано распоряжение разделить на две части пассажирские поезда и пополнять каждую из них теплушками для перевозки солдат. Однако мера эта недостаточна, и для соблюдения порядка и ограждения агентов Эксплуатационное управление железных дорог считает необходимым немедленное распоряжение военного министра о надежной охране как поездов, так и станций, иначе можно опасаться самых печальных последствий.

Начальник Эксплуатационного управления.


[1] Датируется по сопредельным док. дела.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.