СССР и мировое хозяйство

СССР и мировое хозяйство

При оценке пятилетнего плана народного хозяйства, как программы оптимального развития социалистического строительства, следует исходить из двух предпосылок: 1) СССР является частью мирового хозяйства, при том в технико-производственном отношении отсталой по сравнению с передовыми капиталистическими странами, 2) система СССР антагонистична капиталистической системе и сообщает мировому хозяйству противоречивую дуалистическую форму.

Отсюда вытекает историческая необходимость быстрого темпа индустриализации СССР и неизбежность борьбы и соревнования двух систем — социалистической и капиталистической, результаты коих определят судьбы социализма не только у нас, но и во всем мире. Поэтому XV съезд партии, трезво учитывая историческую обстановку, указал на необходимость такого движения нашей хозяйственной системы, при котором мы могли бы в кратчайший срок сначала догнать, а затем и перегнать передовые капиталистические страны.

Таким образом, рассмотрение пятилетнего плана народного хозяйства под углом зрения мирохозяйственного развития выдвигает перед нами, во-первых, оценку правильности взятого направления развития, во-вторых — проверку выполнения директивы “догнать и перегнать”, т. е. масштабов развития.

Направление развития определяется решительным курсом на индустриализацию, что диктуется необходимостью преодоления в кратчайший срок исторически унаследованной отсталости. В результате значительно возрастает удельный вес промышленности в народном хозяйстве за счет сельского хозяйства при одновременном значительном росте последнего, а в промышленности усиливается тяжелая индустрия за счет легкой, опять-таки при росте обеих, при чем особенно форсируются отрасли, связанные с механизацией и энергофикацией производственных процессов. Наряду с этим широко учитываются современные методы массового стандартизованного и автоматизированного производства.

Какие сдвиги произойдут в народном хозяйстве за 5 лет, еще более отчетливо видно из динамики структуры народного дохода, которую мы сопоставляем с Соединенными Штатами и Германией.

Структура народного дохода С‑АСШ, Германии и СССР¹
(в % к итогу)
Отрасли народного хозяйства
Соед. Штаты
Германия
СССР
1918 г.
1923 г.
1913 г.
1925 г.
1927/28 г.
1932/33 г.
Отправн.
Оптимал.
Сельское хозяйство
29,2
17,2
23,4
23,2
45,8
40,2
38,7
Промышленность и строительство
48,2
53,4
51,9
58,1.
38,0
42,2
43,7
Транспорт и связь
11,0
13,6
10,4
(18,6)
5,1
5,8
6,1
Торговля
11,6
15,8
14,3
11,1
11,3
11,5

Примечание к таблице:

¹ Данные для Соединенных Штатов — National Wealth and Income, 1926. Для Германии — Prof. Wagemann — Die Konjunkturlehre.

Мы видим, что и у нас, по примеру передовых индустриальных стран, промышленное производство займет первое место в балансе народного труда, но в более короткий срок. При этом следует также учесть, что в результате намеченных сдвигов в деревне — технико-производственных и организационных — сельское хозяйство значительно приблизится по своим методам к промышленному производству.

Выше сказанное дает ответ на вопрос о направлении развития, взятом пятилетним планом. Теперь следует рассмотреть второй вопрос: каковы масштабы движения нашей хозяйственной системы по намеченному пути, иначе говоря, как обеспечивается пятилетним планом партийная директива “догнать, а затем и перегнать передовые капиталистические страны”.

Для ответа на поставленный вопрос мы должны сопоставить обе хозяйственные системы — социалистическую и капиталистическую — в их движении. Скорость движения измеряется темпом. Сопоставляя фактические темпы развития производства в СССР за предыдущие годы и запроектированные пятилетним планом с темпами Соединенных Штатов — самой передовой капиталистической страны — мы обнаруживаем огромное превосходство социалистической формы хозяйства, обеспечивающей даже на отсталой технической основе в среднем пятикратное развитие производительных сил по сравнению с капиталистической формой.

Но в экономическом соревновании решающую роль играют массы продукции. Для правильного учета движения сравниваемых хозяйственных систем следует сопоставить поэтому не только их темпы, но и учесть уровни достигнутого развития производительных сил. Только при том условии, когда достаточен уровень и хороши темпы, обеспечена возможность “нагнать”, ибо сочетание темпа и уровня дает абсолютный прирост, что и является решающим при сопоставлении за данный отрезок времени народного хозяйства различных стран. История показывает, что Соединенные Штаты и Германия только тогда нагнали, а затем и обогнали Англию, когда уровень состояния производительных сил обеих стран достиг значительной высоты.

Из нашего недавнего прошлого легко усмотреть, что, несмотря на очень хорошие темпы, мы все же отставали от передовых капиталистических стран. Воспользуемся сопоставлением Лиги Наций, которая исчислила развитие мирового производства по индексу производства важнейшего промышленного сырья и продовольствия. В 1924 г. индекс производства важнейших видов сырья и продовольствия для Европы без СССР по отношению к довоенному времени, принятому за 100, составлял 92, а с СССР — 89, т. е. СССР снижал европейский уровень, что свидетельствовало о нашем отставании в то время. В 1925 году Европа без СССР дает 101, Европа с СССР — 102; следовательно, мы уже нагоняли. В 1926 г. Европа без СССР — 92, Европа с СССР — 98. Тут мы нагоняли еще быстрее, но при этом следует учесть, что при больших темпах в СССР, в этом году в капиталистических странах темпы значительно замедлились вследствие забастовок в Англии и промышленного кризиса в Германии, хотя это отчасти компенсировалось ростом в Соединенных Штатах и Франции. Для 1927/28 г. данных Лиги Наций еще не имеется, но сопоставление добычи угля, выплавки стали, чугуна и т. д. показывает, что этот процесс продолжается. Так, добыча угля в Европе без СССР составляла в 1926/27 году 43,6% мирового итога, а включая СССР — 46,1%, в 1927/28 г. цифры соответственно составляли 47,4 и 50,5%, выплавка стали в 1926/27 г. — 46,3 и 59,2%, в 1927/28 г. — 46,5 и 50,7%, выплавка чугуна в 1926/27 г. — 46,8 и 50,5%, в 1927/28 г. — 49,1 и 53,2%. Таким образом, мы догоняем, хотя еще в очень скромных пока размерах.

Сопоставление с передовыми странами обнаруживает крайне низкий уровень состояния производительных сил в СССР, что является наследием прошлого. Наиболее неблагоприятным моментом является структура нашего трудового баланса. Если взглянуть с точки зрения обобществленной энергетики, т. е. гармонического сочетания живого труда и механической силы, на структуру нашего трудового баланса, то мы увидим огромное преобладание живой силы над механической, что ставит нас в разряд таких отсталых стран, как Китай, Индия и т. п.

Наше отставание в области энергетики видно из следующих цифр. По исчислениям Лоу, редактора американского журнала “Поуэр”, мощность первичных двигателей (со включением автомобилей) по главнейшим странам распределяется следующим образом (в лошадиных силах): Соед. Штаты — 704 млн., Англия — 175 млн., Германия — 175 млн. и Франция — 70 млн, всего 1.124 млн. Вся же мощность СССР в 1927/28 г. равнялась примерно 33,5 млн. Интересно при этом сопоставление мощности в отдельных отраслях хозяйства в СССР и в Соединенных Штатах.

 
Соед. Штаты (1923 г.)
СССР (1927/28 г.)
В млн. лош. сил
Автомобили
507,3
0,3
Ж.-д. транспорт
74,6
8,2
Электрические центральные станции
22,0
1,2¹
Промышленность (обрабат. и горная) без тока со стороны.
24,7
1,7
Сельское хозяйство (скот и механические двигатели)
18,3
21,3
Суда
10,3
0,8
Электрические железные дороги.
4,1
Орошение
1,3
Итого
662,6
33,5

Примечание к таблице:

¹ Районные и местные станции.

Даже без автомобилей мощность С. Штатов в 5 раз выше, чем в СССР, а за вычетом сельского хозяйства, в котором огромную роль играет скот, — даже в 11 раз.

Сопоставляя данные энергетики с численностью населения в сравниваемых странах, мы получаем еще менее благоприятную картину для СССР.

С другой стороны, структура живой силы также крайне неблагоприятна. Подавляющая масса живой силы сосредоточена у нас в сельском хозяйстве, т. е. в той сфере, где труд менее производителен. По переписи 1926 г. из общего числа самодеятельных вместе с помогающими членами семьи около 83% было занято в сельском хозяйстве, которое дало в 1927/28 г. только 48,7% национального дохода. Между тем по произведенным нами подсчетам производительность сельскохозяйственного труда у нас примерно, в 5 раз ниже производительности промышленного труда, исходя из расчета произведенной чистой ценности на одного трудящегося.

Сопоставляя же производительность нашего как сельскохозяйственного, так и промышленного труда с трудом американским, мы получаем, что в С. Штатах труд в сельском хозяйстве в 2 раза, а в промышленности в 3‑3,5 раза соответственно выше чем у нас, соотношение же с.‑х. и промышленного труда в С. Штатах составляет 1:2,7. Конечно, при сопоставлении СССР и САСШ следует учесть значительные колебания в отдельных отраслях. Так, производительность труда углекопа в С. Штатах в 6 раз выше, чем у нас, в нефтеобрабатывающей же промышленности только на 20%.

Технический уровень нашей цензовой промышленности также крайне отстает в количественном отношении от передовых стран, что видно из следующей таблицы:

Страны
Мощность в млн. лош. сил
Число занятых в млн.
Мощность механи­ческих двигателей на 1 занятого
Удельный вес электро­моторов в механи­ческой силе
Удельный вес электро­моторов чужого тока в общей сумме электро­моторов
Механи­зация угле­добычи
Соед. Штаты (1925 г.)
35,7
8,3
4,3
73,0
63,9
80,8
Англия (1924 г.)
16,0
7,6
2,0
50,8
28,6
25,3
Германия (1925 г.)
18,1
12,7
2,1
65,3
40,0
80,8
СССР (1926/27 г.)
3,6
2,4
1,5
55,0
35,0
29,0¹

Примечание к таблице:

¹ По Донбассу.

Из приведенной таблицы видно, что установленная мощность в обрабатывающей промышленности Соединенных Штатов (со включением горной мощность достигает свыше 40 млн. лош. сил) в 11 раз превышает мощность двигателей в нашей цензовой промышленности, а по числу занятых превышение составляет около 3,5 раза. По отношению к другим странам разница понижается, но все же она довольно значительна. Однако в качественном отношении, т. е. с точки зрения структуры, наша промышленность отстает уже значительно меньше, в особенности по сравнению с западо-европейскими странами. В то время как в Германии мощность механических двигателей на 1 занятого в цензовой промышленности составляет 2,1 лош. cил[1], в Англии — 2 лош. сил, у нас — 1,5 лош. сил. Удельный вес электромоторов в механической силе в Соед. Штатах — 73,0%, в Англии — 50,8%, в Германии — 65,3%, в СССР — 55%. Удельный вес электромоторов чужого тока (с районных электростанций): Соед. Штаты — 63,9%, Англия — 28,6%, Германия — 40% и СССР — 35%. Но распределение мощности первичных двигателей в промышленности и электростанциях общественного пользования к общему итогу мощности первичных установок у нас менее благоприятно.

Удельный вес мощности двигателей в суммарной мощности первичных установок (в %)

 
В промышленности
В электростанциях
обществ. пользования
СССР (1925/26 г.)
 
23
Соед. Штаты (1925 г.)
37
63
Англия (1924 г.)
64
36
Канада (1925 г.)
36'
64

Эти данные в общем показывают, что план электрификации, начатый по замыслу Ленина, уже обеспечил повышение технического уровня нашей промышленности, хотя в этом отношении еще предстоит огромная строительная работа.

Если сопоставить капиталистические страны с нами с организационной стороны, то тут перевес целиком на нашей стороне.

В СССР достигнута максимальная централизация, ибо все формы “капитала” у нас объединены и составляют единое целое, тогда как в капиталистических странах они обособлены и антагонистичны, сливаясь только в форме финансового капитала, но и в последнем случае противоречия между различными ответвлениями капитала остаются, ибо сохраняется противоречивая основа капиталистической частной собственности. Если же учесть, что наше хозяйство ведется по плану, который даже при имеющихся ограничениях обеспечивает рационализацию хозяйственной деятельности в неслыханных размерах и более эффективное использование народных ресурсов, чем в капиталистических странах, то с этой стороны мы несомненно стоим на передовом месте и это открывает перед нам большие возможности в виде резервов для роста производительных сил. Эти перспективы еще более раздвигаются благодаря тому, что плановое хозяйство обеспечивает использование производительных сил не только в функциональном, но и в территориальном отношении, распространяя . путем районирования сознательное общественное воздействие и на естественные силы.

Сопоставление уровня производства в различных странах по сравнению с 1913 г. показывает, что Англия еще не достигла довоенного уровня, отставая от него в 1928 г. примерно на 10%; Германия, несмотря на огромные рационализаторские достижения и на неслыханный прилив иностранного капитала, достигла всего 104% от довоенного уровня, Франция — 126%, в Америке добывающая промышленность 148%, а обрабатывающая — 167% с превышением.

В отраслевом разрезе наиболее депрессивной отраслью в мировом хозяйстве является судостроение, которое стоит лишь на уровне 76% от довоенного; уголь стоит примерно на довоенном уровне: дальше идут в последовательном порядке и с значительным превышением над довоенным уровнем хлопок, чугун, олово, свинец, цинк, сталь, медь, алюминий, автомобили и искусственный шелк. При этом для правильной оценки кроме того следует иметь в виду, что с 1913 г. мировое народонаселение возросло на 7%, что еще больше увеличивает отставание капиталистических стран от довоенного уровня.

В СССР индекс физического объема производства составляет примерно около 120% от довоенного. Но если сопоставить по основным отраслям производства, то положение СССР окажется менее благоприятным. За исключением угля, который составляет 118% от довоенного, такие отрасли, как выплавка чугуна и стали, у нас еще не достигли в 1927/28 г. довоенною уровня, при чем довоенный уровень России был очень низким. Если сопоставить наши показатели за 1927/28 г. по национальному доходу и мощности капитала с Соед. Штатами, чтобы дать представление о том, какое расстояние нас отделяет в настоящее время от передовых стран, то окажется, что мы отстаем от Соед. Штатов на 50 лет. Вот расстояние, какое мы должны пройти, чтобы стать рядом с самой передовой капиталистической страной!

Как же теперь обстоит с перспективой “догнать и перегнать”? Для ответа на этот вопрос мы должны получить измерители хозяйственного развития капиталистического мира, что требует от нас качественного и количественного прогноза ближайших судеб мирового хозяйства.

Что касается качественного прогноза, то он базируется на выявленной послевоенной динамике хозяйственного развития как Соед. Штатов, так и более старых капиталистических стран. Эта динамика указывает, что при оценке мирового хозяйства следует исходить из предпосылки замедления темпа роста производительных сил капитализма в крупнейших индустриальных странах.

К такому прогнозу присоединяются и наиболее проницательные буржуазные экономисты. Так, на съезде Союза социальной политики в Цюрихе осенью прошлого года Зомбарт, “приподнимая завесу будущего” перед многочисленной аудиторией ученых, исходил, в свою очередь, из предпосылки замедленного индустриального развития наиболее передовых капиталистических стран, в том числе и Соед. Штатов. Только в соответствии со своей апологетической сущностью Зомбарт полагает, что капитализм вступил в “спокойную и ровную” старость, в бескризисное существование. Однако, не приходится долго доказывать, что намеченная им перспектива капиталистического развития как раз предполагает обратное, так как она ведет к накоплению под капиталистической оболочкой огромного взрывчатого материала в виде расширенного воспроизводства классовых противоречий. Оппоненты Зомбарта из буржуазного лагеря, настроенные более оптимистически, не решались отрицать основное положение Зомбарта — о замедленном развитии производительных сил в капиталистических странах — и доказывали только, что у “капитализма есть еще возможности”.

Этот процесс в старых капиталистических странах (Англия, Франция) начался еще в последней четверти XIX веке, а в более молодых странах (Соед. Штаты) — только в последние годы. Для Соед. Штатов особенно показательна “пятилетка” 1923‑1928 гг., оказавшаяся по приросту производства наиболее низкой из всех предыдущих, за исключением 1909‑1914 гг. Единство этого процесса, накладывающего свой отпечаток на все мировое хозяйство в целом, выражается в тенденции к “американизации Европы и европеизации Америки”. При чем различные перемены экономической погоды в виде колебаний конъюнктуры ничего не изменяют в происходящем процессе, так как конъюнктурные подъемы сопровождаются конъюнктурными же падениями, что в конце концов уравновешивает противоположные колебания капиталистической динамики. Тенденция замедленного темпа роста производительных сил мирового капитализма также не нарушается и действием закона неравномерного развития как отдельных стран, так и отдельных отраслей. Ссылка на перемещение центра тяжести капитализма в виду индустриализации отсталых стран, как на фактор, способствующий более ускоренному росту производительных сил мирового капитализма, не может быть признана основательной. Будет ли капитализм “цветным”, как думает Зомбарт, или он останется “белым” — наше утверждение от этого не колеблется. В действительности индустриализация отсталых стран, развившаяся во время войны очень быстро, с 1920 г. замедлилась. Кроме того, по своему удельному весу и типу своей индустриализации (развитие, главным образом, текстильной индустрии за счет вытеснения домашней промышленности) развитие этих стран не может существенно изменить общее состояние мирового хозяйства.

Но качественный прогноз требует дополнения в виде количественного прогноза для того, чтобы стало возможным сопоставление мировых показателей с проектировками пятилетнего плана СССР. Сочетая экономическую экспертизу, основанную на изучении отдельных отраслей и основных тенденций капитализма в целом, с методом экстраполяции, т. е. условно допуская, что существующие условия капиталистического развития будут воспроизведены и далее, мы получаем количественное выражение интересующих нас процессов. При этом мы отдаем себе ясный отчет в приближенности цифровых величин, однако по совокупности имеющихся у нас данных, склонны считать их скорее преувеличенными, чем преуменьшенными.

Пятилетний отправной план намечает такие темпы и отправляется уже от такого уровня, что директива “догнать”, а затем и “перегнать” в первой своей части становится вполне реальной. Что касается намеченных темпов, то они превышают темпы крупнейших капиталистических стран и средний мировой в несколько раз. Это обнаруживается из следующей таблицы.

Темпы производства за 5 лет в СССР и в капиталистических странах
(1933 г. в % к 1928 г. = 100)
Страны
Горная (добыча каменного угля)
Металлургия (выработка стали)
Текстильная
(потребление хлопка)¹
Транспорт
(погрузка железных дорог)
Электро­снабжение
Нефтепромы­шленность
(добыча нефти)
Соединенные Штаты
105,0
111,0
108,0
108,0
164,8
162,0
Англия
105,0
105,0
104,0
105,0
163,9
Германия
115,0
127,0
111,0
105,0
160,0
Франция
129,0
140,0
108,0
192,6
Весь мир (без СССР)
112,0
118,0
111,0
153,0
СССР
 
 
 
 
 
 
(отправной вариант)
193,8
199,8
173,0
167,3
340,0
167,0
(оптимальный вариант)
211,8
250,4
184,5
186,6
431,4
191,5

Примечание к таблице:

¹ Потребление хлопка дано за 1927/28 и 1932/33 хлопковые годы (с 1/VIII по 31/VII). В целях устранения влияния границ Германия и Франция соединены.

Как показывают, приведенные данные, запроектированные пятилетним планом темпы по перечисленным отраслям как по отправному, так и по оптимальному варианту превышают темпы капиталистических стран. Но как мы уже разъяснили выше, темпы должны быть дополнены характеристикой динамики уровней при исследовании движения двух хозяйственных систем. В отношении довоенного уровня динамика видна из следующего сопоставления.

Индексы важнейших отраслей (1913 г. принят за 100)

Страны
Добыча угля
Выработка стали
Потребление хлопка¹
Погрузка
дорог
жел.
Электро-снабжение
Добыча нефти
1928 г.
1933 г.
1928 г.
1933 г.
1927‑28 г.
1932‑33 г.
1928 г.
1933 г.
1928 г.
1933 г.
1928 г.
1933 г.
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
Соед. Штаты
99,9
105,0
164,0
182,0
117,1
127,0
131,6
138,0
554
913,1
361,3
567,0
Англия
82,7
87,0
111,2
118,0
67,9
71,0
75,4
79,0
489
801,6
Германия
107,2
123,0
123,2
157,0
101,0
112,0
109,6
115,0
354
566,4
Франция
117,4
152,0
134,8
189,0
120,4
120,0
Весь мир (без СССР)
99,9
111,9
147,0
174,2
116,7
129,5
365,7
559,5
СССР²
отправн. вар.
оптимал. вар.
122,5
230,6
258,2
97,8
195,4
244,9
105,1
181,0
193,8
113,7
190,0
211,9
257³
848,3³
1131,1³
123,0
205,0
234,9

Примечания к таблице:

¹ Потребление хлопка дано за 1927/28 и 1932/33 хлопковые годы (с 1/VIII по 31/VII). В целях устранения влияния границ Германия и Франция соединены.

² По СССР 1927‑28 и 1932‑33 хоз. годы.

³ Производство электроэнергии от всех электростанций в противоположность данных о производстве электрической энергии станциями общего пользования, приведенным в первом издании.

Из приведенных данных видно, что по отношению к довоенному уровню индексы СССР, за исключением индекса нефтедобычи, выше всех остальных стран. По нефтедобыче Соед. Штаты окажутся впереди.

Но полное представление о том, как решается задача “догнать и перегнать”, дает сопоставление абсолютных приростов, в которых подытоживается совокупное влияние темпов и уровней.

Страны
Добыча кам. угля (в тыс. т)
Выработка стали (в тыс. т)
Потребление хлопка (в тыс. кип)¹
1928 г.
1933 г.
Абсол.
прирост
1928 г.
1933 г.
Абсол.
прирост
1927/28 г.
1932/33 г.
Абсол.
прирост
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
Соед. Штаты
516.520
542.700
26.080
50.650
56.000
5.350
6.770
7.330
560
Англия
241.547
253.050
11.503
8.727
9.163
436
2.904
3-014
110
Германия
150.835
173.460
22.625
14.502
18.450
3.948
2.765
3.063
298
Франция
52.427
67.640
15.213
9.398
13.157
3.759
Весь мир без СССР
1.145.999
1.283.509
137.510
105.055
123.965
18.910
23.858
26.481
2.624
СССР²
Отправ. вар.
Оптим. вар.
35.400
67.000
75.000
31.600
39.600
4.154
8.300
10.400
4.146
6.246
1.682
2.902
3.104
1.220
1.422
Страны
Погрузка железных дорог (в тыс. т)
Электроснабжение (в млрд. квтч)
Добыча нефти (в тыс. т)
1928 г.
1933 г.
Абсол.
прирост
1928 г.
1933 г.
Абсол.
прирост
1928 г.
1933 г.
Абсол.
прирост
 
10
11
12
13
14
15
16
17
18
Соед. Штаты
1.274.767
1.364.000
89.233
99,5
164
64,5
119.464
193.133
73.669
Англия
310.672
320.207
15.535
12,2
20
7,8
Германия
437.280
459.144
21.864
25,0
40
15,0
Франция
234 314
253.059
18.745
13,5
26
12,5
Весь мир без СССР
162.800
249.084
86.284
СССР²
Отправ. вар.
Оптим. вар.
150.600
252.000
281.000
101.400
130.400
5,1³
 
22³
 
16,9
11.333
18.933
21.700
7.600
10.367

Примечания к таблице:

¹ Потребление хлопка дано за 1927/28 и 1932/33 хлопковые годы (с 1/VIII по 31/VII). В целях установления влияния границ Германия и Франция соединены. По СCСР при переводе в тонны потребление хлопка в 1927/28 г. составляет 374 тыс. тонн, в 1932/33 г. отправной вариант — 645 тыс. тонн, оптимальный вариант — 690 тыс. тонн.

² СССР 1927/28 и 1932/33 хозяйственные годы.

³ Производство электрической энергии от всех электростанций в противоположность данным о производстве электрической энергии станциями общего пользования, приведенным в первом издании.

По отправному варианту абсолютный прирост каменного угля и погрузок железных дорог в СССР опередит все страны, в том числе и Соединенные Штаты. Почти четверть мирового прироста (без СССР) добычи каменного угля приходится в 1932/33 г. на СССР. Абсолютный прирост выработки стали в СССР в 1932/33 г. будет выше прироста каждой из европейских стран, но ниже прироста Соед. Штатов. Прирост СССР составит в 1932/33 г. почти ⅕ прироста всей мировой выплавки стали. Абсолютный прирост потребления хлопка будет выше в 1932/33 г. прироста любой капиталистической страны и составит свыше ½ мирового прироста (без СССР). По электроснабжению абсолютный прирост в СССР 1932/33 г. составит около 17 млрд. квтч., что превысит абсолютный прирост всех стран, но будет в 3,5 раза ниже, чем абсолютный прирост Соед. Штатов. Добыча нефти запроектирована как по темпу, так и по абсолютному приросту в относительно умеренных размерах. Хотя абсолютный прирост СССР составит в 1932/33 г. примерно 8,5% всего мирового прироста, но будет гораздо ниже абсолютного прироста Соед. Штатов. Учитывая, что запасы нефти в СССР составляют свыше 13% мировых запасов, в то время как запасы нефти в Соед. Штатах составляют несколько более 16%, а также относительно высокую производительность труда в нашей нефтеобрабатывающей промышленности и роль нефти, как международного товара, следует признать, на фоне этих данных, сравнительно небольшой размах проектировки в области жидкого топлива.

Умеренной следует признать также проектировку по линии развития мощности железнодорожного транспорта. Несомненно, что и в настоящем своем виде она обгоняет темп железнодорожного строительства в крупнейших капиталистических странах; однако, это происходит в значительной степени по той причине, что в старых индустриальных центрах транспортное хозяйство было в основном построено еще задолго до войны. Но если присмотреться к темпу железнодорожного строительства в Соед. Штатах в 80‑х годах прошлого столетия, когда мощность американского транспорта была весьма близка к современной мощности советского транспорта (в 1879 г. — 7,7 млн. лош. сил против 7,8 млн. лош. сил в 1927/28 г. в СССР), то оказывается, что намеченное пятилеткой развитие железнодорожного транспорта в общем не превышает американских масштабов. За десятилетие (1879‑1889 гг.) мощность американского железнодорожного хозяйства возросла на 110%, т. е. в среднем в год на 11%, в то время как по пятилетке соответствующая мощность у нас возрастает всего на 40%, т. е. в среднем 8% в год. Это, конечно, не противоречит, как было выше показано, большим заданиям транспорту в области выполняемой им работы, что достигается рационализацией транспортного хозяйства.

Большие производственные показатели опираются, в свою очередь, на крупные сдвиги в технике. По проектировке пятилетнего плана в 1932/33 г. в СССР на одного занятого в промышленности уже приходится 3,0 лош. сил вместо 1,5 лош. сил. Это дает почти удвоение (+91%), или около 18% в год, в то время как в Англии за 17 лет (1907‑1924 гг.) соответствующий прирост составлял 34,6%, т. е. 2% в год, а в Германии за 18 лет (1907‑1925 гг.) — 124%, т. е. около 7%.

Таким образом, пятилетний отправной план позволяет нам значительно приблизиться к передовым европейским странам, но от Соед. Штатов мы еще будем отставать, хотя это отставание будет происходить в замедленных темпах.

Оптимальный вариант, естественно, дает еще больший разгон. Так, например, по этому варианту по выработке черного металла СССР займет после Соед. Штатов, Германии и Франции четвертое место в мире, оставив позади себя Англию, а по углю по обоим вариантам — четвертое место. Но фактическое потребление этих продуктов в старых капиталистических странах ниже показателей производства, так как значительная доля продукции экспортируется. Таким образом, даже по отправному варианту СССР, например, по потреблению черных металлов обгонит Англию, которая непосредственно перед войной потребляла только около 8 млн. т чугуна. Обогнать в течение пяти лет почти полуторавековое развитие английского капитализма — событие всемирно исторического масштаба, равное по своему значению геологическому перевороту и бесспорно утверждающее превосходство социализма, как высшей формы хозяйства.

Что касается сельского хозяйства, то мы можем привести один только показатель — по пшенице, при чем в виду характера данных сопоставление можно сделать только по оптимальному варианту. Мировой прирост потребления (или производства) пшеницы на предстоящие пять лет составит вероятно около 6%, что соответствует нормальному приросту пшеницы в период 1913‑1928 гг., составившему около 16%. В абсолютном размере это дает прирост около 80 млн. квинт, что будет равняться предполагаемому экспорту в 1932/33 г. по оптимальному варианту. Эго свидетельствует о том, какой масштаб прироста товарной продукции пшеницы запроектирован по оптимальному варианту. Удельный вес нашего производства пшеницы увеличится с 18,7% в мировом производстве до 34%. Качественный сдвиг в сельском хозяйстве в связи с пятилетним планом коллективизации и развития совхозов, как и другие социальные сдвиги, мы оставляем вне поля нашего рассмотрения.

Однако, одно обстоятельство, которое до сих пор мы сознательно игнорировали в нашем изложении, перемещает свет и тени в менее благоприятную для нас сторону. Если рассчитать продукцию на душу населения, то хотя по сравнению с нынешним уровнем национального дохода мы получаем к 1932/33 г. рост на 62‑84% на душу, но при сопоставлении с капиталистическими странами приведенные выше темпы заметно снижаются.

Происходит это потому, что ежегодный мировой прирост народонаселения составляет всего 0,7% при запроектированном приросте по отправному варианту в 3,5 раза в год, т. е. почти в 5 раз больше. С точки зрения динамического развития народного хозяйства бурный рост народонаселения является, при крупном росте материального производства, залогом мощи и преуспеяния страны, но в конъюнктурном отношении он несет с собой ряд затруднений, которые мы и испытываем в настоящее время.

Переходя к сопоставлению цен у нас и в иностранных государствах, мы приходим к следующим результатам.

Отношение оптовых цен в заграничных странах к ценам в СССР, принятым за 100 за соответствующие годы

 
Годы
Сельхоз. товары
Промышлен. товары
Все товары
Англия
1913
140
62
93
1928
140
39
74
Германия
1913
143
55
89
1928
132
42
75
Франция
1913
157
97
102
1928
134
37
71
Соединенные Штаты
1913
142
59
91
1928
129
43
74

Приведенные данные показывают, что индекс в заграничных странах, в расчете на все товары, был в довоенное время ниже русского индекса на 7‑10%; в 1928 г. “ножницы” раздвинулись, при чем “раствор” составляет в настоящее время примерно 25%. Что касается групповых индексов, то индекс с.‑х. товаров в довоенное время был у нас значительно ниже, чем в вышеприведенных иностранных государствах, при чем в настоящее время это расстояние несколько уменьшилось. По промтоварам “раствор” “ножниц” значительно возрос, как вследствие роста цен у нас, так и в силу падения цен на промтовары за границей, так что в настоящее время заграничный индекс промтоваров примерно в 2½ раза ниже, чем у нас. Однако сопоставление цен у нас и в капиталистических странах ограничивается специфическими условиями ценообразования в советских условиях, что в известной степени снижает показательность приведенных данных.

Что касается прогноза мировых цен, то в виду сложности факторов мы можем дать прогноз только качественный. В этом отношении имеются разные прогнозы, но во всяком случае можно сказать, что преобладают прогнозы в сторону снижения цен. Такая перспектива неизбежно вытекает из данной нами выше оценки производственных и рыночных условий мирового хозяйства. Фактически цены снижаются, особенно цены на промышленные товары. По мировому индексу это снижение с 1925 г. — года стабилизации валюты — составляло примерно 3 пункта в год. Но если взять английские цены, которые наиболее показательны для мировой динамики цен, так как Англия — страна свободной торговли, мировой торговый и финансовый центр, то там среднегодовое снижение составляло примерно 6 пунктов.

Поэтому, если исходить из таких цифр, то следует полагать, что в течение пяти лет снижение мировых цен будет, вероятно, больше, чем у нас намечено по отправному (13%) или даже по оптимальному варианту (17%). Однако в виду специфического характера ценообразования в СССР, это сопоставление терпит ряд существенных ограничений.

Что мировые цены будут снижаться, это признают даже такие экономисты, которые раньше утверждали, что цены будут повышаться. Можно сослаться на известного английского экономиста Кейнса или на А. Юнга, бывшего председателя Американского статистического общества, а также на недавно вышедшую солидную работу американского экономиста Миллса, который также ставит прогноз на снижение цен. Следует ожидать, что это снижение будет идти более медленным темпом, чем до сих нор в связи с повсеместной стабилизацией валюты.

Исходя из того, что цены будут снижаться, можно предположить некоторый рост заработной платы в капиталистических странах в той мере, в какой снижение цен затронет бюджетный индекс. Поскольку капитализм развивается главным образом на основе относительной прибавочной стоимости, можно с известным основанием ожидать также и некоторого роста номинальной заработной платы, о размерах которого, понятно, судить в настоящее время трудно. Но и этого пролетариат сможет добиться только в упорных классовых боях. Во всяком случае, относительное положение пролетариата в виду выкачивания относительной прибавочной стоимости и роста безработицы будет ухудшаться, что должно будет обострять и расширять классовую борьбу как экстенсивно, так и интенсивно.

Совершенно исключительным является социальный прогресс в СССР по сравнению с капиталистическими странами. Намеченное расширение производства государственная промышленность должна осуществить по отправному варианту при росте занятой рабочей силы на 26% за пятилетие и при росте реальной зарплаты на 56%, а по оптимальному соответственно на 33% и 71% (со включением строителей цифра рабочих возрастает на 40‑50%). Наряду с этим предполагается доведение средней продолжительности рабочего дня с 7,71 часа в 1927/28 г. до 6,86 ч. в 1932/33 г., при чем ожидается смягчение безработицы как в городе, так и в деревне (аграрное перенаселение). В Соединенных Штатах — стране самой высокой заработной платы — чтобы довести реальную зарплату до современного уровня, т. е. повысить ее на 38,1%, потребовалось 14 лет. Индекс реальной зарплаты по отношению к довоенному составлял в 1928 г. в Соединенных Штатах 138,1%, в Германии квалифицированных рабочих — 95,4 и неквалифицированных — 109,2, в Англии — 108,4, а в СССР в 1927/28 г. (включая в коммунальные услуги) — 122,5%, а в 1932/33 г. по отправному варианту — 132,3%. Что касается продолжительности рабочего дня, то при продолжительности рабочей недели в 1927/28 г. в 44,6 ч. и 40,2 ч. к концу пятилетия в СССР, в Соединенных Штатах продолжительность в фабрично-заводской промышленности составляет в настоящее время 49,6 ч., в Англии 47‑48 ч., в Германии 47‑52 ч. в различных отраслях.

Для сопоставления темпов социального прогресса у нас и в передовых капиталистических странах можно сослаться на замечание последнего тома отчета Бальфура о состоянии английской промышленности (Final Report of the Committee on Industry and Trade, p. 103), из которого явствует, что в течение двадцатилетнего периода перед войной рабочая неделя в Англии была сокращена всего только на 1 час. Автор не упоминает, что это было достигнуто в результате упорной классовой борьбы. Что касается зарплаты, то исследование ее динамики в Англии, Франции и Соединенных Штатах за XIX столетие показывает, что для удвоения уровня реальной зарплаты в этих странах в среднем потребовалось около века. В связи со всем вышесказанным можно сделать еще один поучительный вывод — именно, что относительный темп социального прогресса (т. е. по сравнению с капиталистическими странами), взятый пятилетним планом, значительно обгоняет производственный и технический прогресс

В области наших торговых связей с заграницей намечается восстановление довоенного уровня экспорта с некоторым превышением. Это — большой прыжок, так как в настоящее время экспорт достиг только около 40% этого уровня, и даже крупнейшая торговая страна — Англия — восстановила к 1928 г. только 81% своего экспорта. Таким образом, измышления буржуазной печати о стремлении к хозяйственной автаркии (самодостаточности и замкнутости) этим решительно отметаются. По оптимальному варианту, который ориентируется среди прочих благоприятных факторов и на увеличение иностранных кредитов, хозяйственные связи должны будут еще более расти.

Особенностью экспортного плана является восстановление хлебного экспорта, В связи с тем, что материальный рост производства запроектирован в еще более высоких темпах, чем экспорт, наши торговые связи относительно не вырастут. По отношению к валовой продукции 1932/33 г. экспорт ставит приблизительно около 3%, что близко к современным соотношениям. Этим самым и определяются небольшие сдвиги в нашем удельном весе в мировом товарообороте, хотя, повторяем, абсолютные масштабы заметно увеличиваются. Что касается импорта, то помимо его большого роста, в связи с усилением роли сельского хозяйства, как сырьевой базы промышленности, его структура изменится в сторону увеличения значения ввоза оборудования за счет сырья. Это сделает советский рынок особенно притягательным для мировой промышленности, страдающей от хронического перепроизводства.

Подводя итоги, не следует скрывать от себя огромных трудностей, которые связаны с выполнением взятой на себя задачи по перестройке огромного участка мирового хозяйства на началах социализма. Но пятилетний план ярко освещает перед нами исторический лабиринт и облегчает предстоящий путь. Успешное выполнение пятилетнего плана, превращающегося, как в свое время план ГОЭЛРО, во “вторую программу партии”, будет историческим приговором для изжившего себя капиталистического строя, который несется “без руля и без ветрил” по пути к своей неизбежной гибели.

Примечание:

[1] Для цензовой промышленности; для всей промышленности — 1,4.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.