Сельскохозяйственное машиностроение и индустриализация СССР

Реквизиты
Автор(ы): 
Федотов Н. Д.
Государство: 
Период: 
1913-1932
Метки: 
Источник: 
Журнал Плановое хозяйство №2 за 1928 г. стр. 133-154.

Н. Д. Федотов

Сельскохозяйственное машиностроение и индустриализация СССР

Роль механизации сельского хозяйства

Путь от сохи к тракторному плугу, от ручного разбросного посева к тракторной многорядной сеялке, от косы и серпа к тракторным косилке и жатке, от цепа к сложной молотилке и т. д., — это путь к индустриализации сельского хозяйства через его механизацию.

В настоящее время преимущественной машинной системой механизации сельского хозяйства является трактор, который вытесняет в сельском хозяйстве паровые локомобили или, нефтяные и др. механические двигатели. Быстрое развитие тракторов в сельском хозяйстве объясняется возможностью чрезвычайно широкого применения их в разнообразных сельскохозяйственных и других работах, а именно: при пахоте и других почвообрабатывающих процессах, посеве, сенокошении, жатве, молотьбе, очистке и сортировке зерна, перевозке хлеба с поля, транспорте леса, валке деревьев и пилке дров, корчевании пней, борьбе с вредителями, на электрической станции, на мельнице, на маслобойке, при обработке льна (мялки), для передвижения барок по рекам (работа бурлаков) и прочее. Например, “Азрыба” приобрела партию тракторов “Красного Путиловца” для транспортных работ, а также для вытягивания рыболовных снастей из воды.

Введение в сельское хозяйство механической силы (мотокультура) значительно повышает производительность с.‑х. работ. Так, одноконным однокорпусным плугом можно вспахать в рабочий день не более 0,5 га, а двухкорпусным тракторным плугом — 2,5 га. Тракторная рядовая сеялка засеет в день до 8 га. При ручной косьбе 1 рабочий скосит в день около 0,25 га, а при помощи косилки с трактором — до 10 га. При ручной работе 1 жнея сожнет в день 0,2 га, а сноповязалка сожнет и свяжет снопы до 5 га. Работая цепами, 5 человек обмолотят в день 10 копен снопов ржи, а тракторная молотилка около 100 копен обмолотит, затем очистит и рассортирует зерно.

Требуя укрупненных по размерам земельных площадей, с.‑х. мотокультура неизбежно вызывает изменение форм землепользования. В капиталистических странах это ведет к образованию крупных помещичьих или фермерских хозяйств. В наших условиях мотокультура является стимулом к обобществлению, коллективизации мелких единоличных крестьянских хозяйств.

В самом деле, существует наинизший предел рентабельного применения трактора в сельском хозяйстве, в зависимости от размеров посевной площади. Величина этого предела зависит также от преобладания тех или иных систем земледелия. Этот вопрос до сих пор нельзя считать разрешенным вполне удовлетворительно: наша практика еще бедна и непоказательна, северо-американская — богаче, но очень разноречива.

В отношении систем земледелия, влияющих на усиленное распространение тракторов, мнения не расходятся. Это — наличие экстенсивных систем. Размеры земельных площадей, при которых применение трактора становится выгодным, определяются по американской практике Н. М. Тулайковым[1], по данным штатов Сев. и Южн. Дакот, в 65 га, Н. П. Макаровым — в 38 га[2], инж. Корсунским в 38 га[3], официальными данными за 1920 год Сев.-амер. департамента земледелия[4] — в 30 га и т. д. Во всех этих источниках имеются в виду тракторы небольшой мощности, работающие с двухкорпусными плугами.

Наша небольшая еще практика о рентабельности применения тракторов дает результаты, вполне подтверждающие выдающуюся роль этих машин — двигателей в сельском хозяйстве. Так, по сводке Сельскосоюза за 1924/25 г.[5], в среднем работа трактора на пахоте обходится дешевле на 10%, а при подъеме целины и залежей на 20%. по сравнению с работой лошадьми. Молотьба трактором дает экономию в 50‑70%. При этом следует учесть благоприятное влияние на урожай, вследствие лучшей и своевременной обработки земли и того обстоятельства, что применение трактора развязывает хозяину руки, давая ему возможность производить своевременно остальные срочные работы. По данным II Всероссийского тракторного совещания 1927 г.[6], вопрос о выдающемся значении трактора в сельском хозяйстве разрешен положительно, в результате массовых обследований тракторных хозяйств. На совещании были опубликованы результаты обследования 2.000 тракторных объединений, из которых 96,3% на вопрос о рентабельности трактора ответили в положительном смысле.

Эти данные очень показательны именно для нашего сельского хозяйства, имея в виду относительно дешевую рабочую силу и недостаток персонала по обслуживанию трактора.

Выгодность пользования трактором в сельском хозяйстве обусловливается также обилием обслуживаемых рабочих процессов и, в связи с этим, количеством рабочих дней в году. Если предположить, что в сельском хозяйстве все главные работы (пахота, бороньба, посев, сенокошение, уборка хлебов, молотьба, очистка и сортировка зерна) выполняются при помощи трактора, то и в этом случае его рабочий период в году выражается, примерно, полугодием и притом не непрерывной работы. Для того чтобы трактор не стоял без дела остальное полугодие, нужно наличие в хозяйстве промышленных предприятий, например, мельницы, маслобойного завода, разработки леса, мастерской с механическим оборудованием, электрической станции для освещения и т. д.

Стало быть, для выгодного применения механической силы в сельском хозяйстве, в виде наиболее универсального двигателя — трактора, нужен индустриальный характер этого хозяйства.

Механизация сельского хозяйства в Сев. Америке

До настоящего времени и за границей и у нас сельское хозяйство еще находится на ступени ремесла, в отличие от многих других отраслей народного хозяйства, продукты которых изготовляются почти исключительно машинным способом. Однако, внедрение механической силы в сельское хозяйство ставит последнее на путь индустриализации, примером чему служат Соединенные Штаты, где появились уже предприниматели, задавшиеся целью превратить свои земельные угодья в крупные индустриальные предприятия.

Американские банки, вообще подозрительные и осторожные, когда дело идет о вложении капитала в сельское хозяйство, стали изменять свой традиционный взгляд на эту отрасль, как подверженную большим случайностям, риску по сравнению с фабрично-заводской промышленностью. Уже по имеющимся в Сев. Америке опытам индустриализации (например, опыт Томаса Д. Кэмпбелла в Монтане) можно судить, что при надлежащем ведении хозяйства эти случайности (неурожай, вредители и т. д.) будут не больше, чем риск в других производствах.

В виду поучительности для нас некоторых выводов, характеризующих сельское хозяйство Сев. Америки, — в дальнейшем, перед тем, как перейти к обзору с.‑х. машиностроения и машиноснабжения в СССР, уделяется внимание Соединенным Штатам.

Соединенные Штаты обладают мощным с.-х. машиностроением, развитие которого шло таким образом: [7]

Годы
С.‑х. машины и орудия
Тыс. руб.
Тракторы
Тыс. руб.
Штук
1914
328.174
1916
29.670
1919
609.923
164.590
1920
677.442
396.448
204.973
1921
549.744
106.338
74 366
1922
312.794
106.486
100.088
1923
542.143
187.565
135.210
1924
480.628
166.106
120.823
1925
521.356,
241.117
167.640

Из этого количества экспортировалось Соединенными Штатами в разные годы от 10 до 20%.

Цифры показывают, что рекордный год по производству с.‑х. инвентаря и тракторов в Сев. Америке был 1920 г.; очевидно, это был последний год послевоенного ажиотажа в промышленности, перешедшей на “мирное производство”.

Особенно показателен рост американского тракторостроения за десятилетие 1916‑1925 гг. На ряду с развитием производства тракторов, усиливалось изготовление машин и орудий мотокультуры. Так, рост производства тракторных плугов выражался на период 1904‑22 гг. такими цифрами: 1904 г. — 1.599 шт., 1909 г. — 2.355 шт., 1914 г. — 3.265 шт., 1919 г. — 98.836 шт., 1920 г. — 143.542 шт., 1921 г. — 23.916 шт., 1922 г. — 44.287 шт. и дисковых — 8.293 шт. В 1922 г. произведено специальных тракторных дисковых борон 24.492 штуки и т. д.

В 1925 г. в Сев. Америке (48 штатов) насчитывалось с.‑х. машин и орудий на сумму 7,2 млрд. рублей при площади обработанной земли в 182 млн. га[8]. Стоимость машин и орудий на 1 га обработанной земли был равен в среднем 39 руб.[9]

В 1920 г. в Соединенных Штатах было 246.083 тракторов на 229.332 фермах, т. е. на 3,6% всех ферм в стране; в 1925 г. насчитывалось 506.745 тракторов на 474.694 фермах, т. е. на 7,9% всех ферм, которых в этом году было в стране 6.371.617. На тысячу га обработанной земли в 1925 году приходилось около 3 тракторов.[10]

Следовательно, даже при таких огромных ресурсах в машинах степень механизации сельского хозяйства в Сев. Америке еще не велика. По данным американской статистики, в 1925 г. на американских фермах произведено работы посредством энергии людей и животных 86 млн. лош. сил, а при помощи механической силы — 3 млн. лош. сил., т. е. всего около 3% работы от живых двигателей. При 10 миллионах с.‑х. населения Сев. Америки на 1 человека приходится механических 0,3 лош. сил. В фабрично-заводской промышленности этой страны, занятой с.‑х. машиностроением, на 1 лицо, работающее в предприятии, приходится свыше 2 лош. сил. двигательной механической энергии. Эти сопоставления дают некоторое приблизительное суждение о степени механизации североамериканского сельского хозяйства. Необходимо только помнить, что механизация более распространена в районах с экстенсивными формами земледелия (17 штатов из 48), где степень ее значительно выше указанной средней; так, в этих 17 штатах в 1925 г. было по стоимости 74% всех с.‑х. машин и орудий в стране.

Сев. Америка с ее обширной земледельческой площадью, исчисляемой в 182 млн. га,[11] и с широким развитием экстенсивных форм земледелия представляет для нас большой интерес по формам и темпу развития сельского хозяйства: она неуклонно идет по пути индустриализации земледелия. За 50 лет — с 1870 по 1920 гг. — количество обработанной земли на одного с.‑х. рабочего повысилось с 12,8 га до 18,9 га, т. е. на 48%. Стоимость с.‑х. продукции за этот период увеличилась с 4 млрд. до 34 млрд., т. е. на 750%, при изменении стоимости продукции на одного с.‑х. рабочего в среднем с 662 рублей до 3.438 рублей, т. е. на 420%. Стоимость продукции на одного индустриального рабочего в с.‑х. машиностроении за это время повысилась в среднем с 3.000 руб. до 13.724 руб., т. е. на 360%. Стало быть, производительность труда в сельском хозяйстве дала более интенсивный рост за рассматриваемый промежуток времени, чем в фабрично-заводской промышленности. Продуктивность труда на одного с.‑х рабочего за 1870‑1920 гг. в отношении двух главнейших хлебов дала в Соединенных Штатах следующие результаты: ржи на 1 рабочего приходилось в 1870 г. 65 гл, а в 1920 году — 92 гл.; пшеницы соответственно 14 гл и 26 гл. На одного с.‑х. рабочего приходилось с.‑х. машин в 1870 г. на 17,6 руб., а в 1920 г. — на 88,38 руб.[12]

Такие успехи в развитии сельского хозяйства С.‑А. С. Ш. несомненно следует приписать в значительной доле машинизации и механизации с.‑х. работ.

Сельскохозяйственные машины и орудия в СССР

В настоящее время в СССР насчитывается с.‑х. машин и орудий на сумму около 800 млн. руб.[13] при посевной площади в 118 млн. га.[14] Таким образом, на 1 га обработанной земли приходится с.‑х. инвентаря на 7 руб. Сравнение с Соединенными Штатами приводит к такому выводу: посевная площадь у нас составляет 65% от сев.-американской; стоимость машин на единицу посевной площади у нас равна 18% от американской; стоимость наличных машин в СССР составляет около 11% от стоимости таковых в Соединенных Штатах.

Производительность труда с.‑х. рабочего в СССР стоит еще на низком уровне: по данным проф. Н. П. Огановского, валовая продукция сельского хозяйства в 1926/27 году оценивается кругло в 10 млрд. довоенных рублей; с.‑х. рабочего населения, при 22 млн. сельских хозяйств в СССР, надо считать кругло 50 млн. человек; стало быть, годовая стоимость продукции на одного с.‑х. рабочего равна приблизительно 200 рублям.

Из данных о сельском хозяйстве С.‑А. С. Ш. и сопоставления с СССР усматривается, что уровень машинизации земледелия у нас низок. Достаточно указать, что по с.‑х. переписи 1920 года в Центральном районе СССР из пахотных орудий было 45% плугов и 55% сох. За последующие 7 лет положение существенно улучшилось, но еще далеко не так, как этого требуют запросы индустриализации.

Как же шло у нас снабжение с.‑х. машинами деревни и какую долю давало внутреннее машиностроение?

Рекордным годом в этом отношении был 1913, когда наши заводы (в пределах СССР) дали с.‑х. машин и орудий на 67 млн. пр.-кур. руб. и, кроме того, было ввезено иностранных машин на 41 млн. руб. а всего поступило в сельское хозяйство с.‑х. инвентаря на 108 млн. руб. Далее, с начала войны 1914 г., идет снижение внутреннего выпуска и полное прекращение импорта. В ближайшее к нам шестилетие снабжение шло таким темпом:

Годы
Внутреннее
производство
Импорт
Всего
Тысяч пр.-кур. руб.
%%
Тысяч, пр.-кур. руб.
%%
Тысяч пр.-кур. руб.
1921/22
6.900
59,5
4.670
40,5
11.570
1922/23
11.800
81,0
2.800
19,0
14.600
1923/24
16.400
81,5
4.100
18,5
20.500
1924/25
40.000
67,0
20.000
33,0
60.000
1925/26
70.000
68,0
33.000
32.0
103.000
1926/27
93.000
82,0
20.000
18,0
113.000

В 1927/28 г. предположено дать с.‑х инвентаря из внутреннего производства плановых заводов на сумму до 127,8 млн. пр.-кур. руб.

Таким образом, уже в 1925/26 г. мы почти достигли предвоенного уровня снабжения с.‑х. инвентарем, при чем доля импорта уменьшилась сравнительно с прежней. В указанные цифры не входит продукция внеплановых (местного значения, кустарных) предприятий, оцениваемая, примерно, в 5 млн. руб., а также снабжение сельского хозяйства тракторами.

До революции тракторы в нашем сельском хозяйстве были единичным явлением, тогда как Сев. Америка еще в 1916 г. выпустила 29.670 тракторов,[15] а в 1920 г. в этой стране было уже, как видно из вышеизложенного, около 250 тыс. тракторов.

Только после годов разрухи, начиная с 1922/23 г., мы получили возможность давать сельскому хозяйству механическую силу в виде тракторов. За этот короткий срок и, имея в виду ограниченность денежных ресурсов в стране, перенесшей колоссальные экономические потрясения, деревня, естественно, не могла еще получить большого количества тракторов. В 1927 г. в сельском хозяйстве СССР насчитывается до 30 тыс. тракторов.

В 1925/26 г. было ввезено 14 тыс. тракторов и выпущено заводами СССР — 717 штук; в 1926/27 г.— ввоз 4 тыс. штук и внутреннее производство —1.215 тракторов.

Нижеследующая таблица показывает, какое количество с.‑х. инвентаря по отдельным классам производили в прежнее время и производят теперь заводы СССР. Из этой таблицы видно, что по всем классам, кроме сеялок, в настоящее время наблюдается значительное превышение выпуска, сравнительно с рекордным предвоенным 1913 годом.

Производство с.-х. инвентаря по классам с.-х. машин и орудий

Единицы измерения
Почво­обрабат.
орудия
Посев­ные
машины
Уборо­чные
машины
Косы
Моло­тилки
Конные
при­воды
Зерно­очист. машины
Машины для кормов
Разные
Запас­ные части
Всего с.‑x. инвен­таря
1913 г. (в пределах СССР)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Штуки
%%¹
Тыс. пр.‑кур. руб.
%%
764.900
100
15 000
100
67.750
100
9.250
100
111.460
100
14800
100
78.000
100
46
100
39.120
100
8.700
100
35.175
100
6.500
100
45.790
100
1.940
100
9.230
100
390
100
5.494
100
4.850
100
67.000
100
1924/25 г.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Штуки
%%
Тыс. пр.‑кур. руб.
%%
631.330
82,0
12.311
82,0
38.110
56.5
3.494
38.5
50.867
45,8
8.034
54,0
2.097.060
2.700,0
1.259
2.700,0
24.738
63,0
3.181
36,8
28.054
80,0
3.293
51,0
41.795
92,0
2.250
116,0
9.894
107,0
365
94,0
3.233
59,0
2.478
51,0
39.899
60,0
1925/26 г.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Штуки
%%
Тыс. пр.‑кур. руб.
%%
1.229.971
160,0
19.943
133,0
59.396
87,5
7.478
81,0
106.044
95,5
16.572
110,0
3.120.733
4.000,1
1.873
4.001,0
43.690
112,0
7.264
83,5
34.878
99,0
4.883
75,0
70.783
155,0
3.702
190,0
18.483
200,0
690
177,0
1.147
21,0
6.499
134,0
70.001
105,0
1926/27 г.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Штуки
%%
Тыс. пр.‑кур. руб.
%%
1.374.032
180,0
27.893
185,0
57.238
84,0
7.284
79,0
167.981
151,0
26.188
175,0
4.523.998
2.700
54.000²
17.469
99.792
220,0
4.883
250,0
22.446
244,0
806
206,0
845
4.515
93,0
92.573³
136,0

Примечания к таблице:

¹ Процентные соотношения указаны, принимая 1913 год за 100%.
² И, кроме того, около 100 тыс. штук мелких кукурузных молотилок.
³ Округленно — 93 млн. пр.-кур. руб.

Кроме количества, имеет большое значение для дела механизации эволюция типов с.‑х. машин и орудий, в частности, повышение их квалификации. В этом отношении последние годы дали много.

Из класса почвообрабатывающих орудий исчезают мелкие плужки с деревянными грядилями, за счет усиления выпуска более совершенных — цельнометаллических висячих и рамных; в программе плановых заводов 1926/27 года деревянных плугов десяток тысяч штук вместо сотен тысяч, производившихся прежде плановыми заводами. Усилился выпуск передковых плугов германского типа, а также двухкорпусных. Завод “Октябрьской революции” в Одессе выпускает тракторные плуги. Однако, в этом производстве еще не устранены некоторые конструктивные недочеты и затруднения в снабжении завода металлом надлежащего качества, чтобы можно было конкурировать с американскими тракторными плугами — прототипом плугов завода “Октябрьской революции”.

В классе посевных машин совершенно исчезли разбросные сеялки за счет рядовых. На очереди производство специальных тракторных сеялок (“Красный Пахарь” в Киеве и новый Ростовский завод).

В уборочных машинах изменений по типам не произошло: по-прежнему жатка-лобогрейка преобладает среди жатвенных машин.

Производство сенокосилок усилено развитием Люберецкого завода и постановкой на заводе “Коммунар” в Запорожье. С 1927/28 г. Начнется выпуск сноповязалок Люберецкого завода. Это производство намечено также на новом Ростовском заводе.

В молотилках усилено производство крупных машин, пригодных для обслуживания тракторами; так, вместо строившихся сотен штук молотилки марки БД034 завода “Красная Звезда” в 1926/27 г. изготовлено до 3.000 штук.[16] Два украинских завода — ”Серп и Молот” и “Красная Звезда” — работают над конструкциями тракторных молотилок и с 1926/27 г. начали выпуск их. Небольшой выпуск тракторных молотилок начат заводом “Красный Профинтерн” в Зиновьевске.[17]

Из класса зерноочистительных и сортировальных машин строятся в достаточном количестве машины всех основных типов, кроме триеров. Производство триеров только налаживается на Воронежском заводе “Мельстроя”.

За последние два года впервые в СССР поставлено производство молочных сепараторов (Пермский завод), которое в 1927/28 г. доводится до 60 тыс. 60‑литровых сепараторов. Кроме Пермского завода “Уралсельмаша” производство сепараторов организуется на Хортицком заводе УТСМ. В1927/28 г. будет выпущено до 5 тыс. 60‑литровых сепараторов.

В общем, заводы СССР в настоящее время почти полностью удовлетворяют спрос на с.‑х. машины и орудия для работы ручной и с конной тягой. Производство машин — орудий для работы с тракторами и др. машин с.‑х. мотокультуры находится еще в слабом состоянии и ограничивается пока частичным удовлетворением спроса на тракторные плуги и лущильники, а также тракторные молотилки (заводы “Октябрьская революция”, “Серп и Молот”, “Красная Звезда”, “Красный Профинтерн”). С пуском вновь сооружаемого завода в Ростове-на-Дону (о нем речь впереди) производство этого с.‑х. инвентаря будет значительно расширено и позволит в большей степени удовлетворять запросы механизации сельского хозяйства продукцией заводов СССР.

В запасных частях для с.‑х. машин и тракторов внутреннего производства наши заводы полностью удовлетворяют спрос, за исключением режущих частей, дисков и пружин, спрос на которые покрывается лишь частично внутренним производством (заводы Златоустовский, Нижегородский, Таганрогский и др.). В отношении этих частей принимаются меры к организации и расширению производства на заводах — Златоустовском, Люберецком, “Гудок Октября”, “Шестерня-Цитроен” и др.

На долю импорта в настоящее время остаются, главным образом: а) тракторные плуги для иностранных тракторов; б) плуги специальные, требующиеся в небольших количествах, например, лесные, дорожные и т. п.; в) специальные культиваторы; г) специальные сеялки и сажалки, например, “Планет”, свеклосажалки и т. п.; д) конные грабли, сноповязалки; е) косы (частично); ж) сложные молотилки (частично); з) триеры; и) сепараторы (частично) и некоторые другие малоходовые машины.

Различаются три категории импорта, а именно: а) машины, изготовляемые в СССР в недостаточном количестве, б) вовсе не изготовляемые по непосильности для заводов и в) вовсе не изготовляемые по невыгодности для заводов. По мере развития нашего с.‑х. машиностроения первые две категории постепенно сокращаются и должны совершенно исчезнуть. Третья категория импорта останется при всех условиях, ибо всегда найдется ассортимент машин и орудий, производство которых невыгодно организовать внутри страны; между тем, за границей эти производства на ходу.

Сказанное выше о номенклатуре с.‑х. машин и орудий, которыми в настоящее время снабжается деревня, свидетельствует о том, что наше сельское хозяйство переживает еще период машинизации, т.‑е. такое состояние, при котором происходит замена примитивных орудий более совершенными (например, сохи на плуг) и развивается применение машин и орудий, ранее мало или вовсе не применявшихся в с.‑х. работах (например, в некоторых районах рядовые сеялки, сенокосилки, жатки, крупные молотилки, триеры). Этот процесс не предусматривает, как обязательное условие, использование механической силы, а имеет в виду применение преимущественно живой двигательной силы людей и животных. Механизация — следующий этап в развитии сельского хозяйства. В настоящее время у нас только подготовляется почва для этого этапа путем развития машинизации и начальных шагов по механизации, в виде постепенного внедрения в сельское хозяйство тракторов и прицепных с.-х. машин и орудий.

Ясно, что и период машинизации обусловливает в значительной степени коллективизацию землепользования. В самом деле, единоличным крестьянским хозяйствам, особенно в малоземельных и почвенно-тощих районах севера и центра, не под силу рядовые сеялки, жатки, крупные молотилки и т. п. машины, рассчитанные на ежегодную обработку 50 и более гектаров земли. Поэтому неизбежно кооперирование в той или иной форме машинопользования, что является подготовительной стадией к обобществленным формам ведения сельского хозяйства, которые будут введены в жизнь полностью только при механизированном сельском хозяйстве.

И в социальном и в экономическом отношениях наиболее совершенной формой использования машин и тракторов является кооперирование в виде коммун и машинотракторных товариществ по совместной обработке земли и другим с.‑х. работам. Из практики тракторопользования с.‑х. кооперации, по материалам II Всероссийского тракторного совещания 1927 г., установлены следующие примечательные выводы:[18] а  производственный эффект работы трактора находится в прямой зависимости от характера того объединения, которое его использует; б) у коммун и товариществ по совместной обработке земли (по данным с Кубани) производительность трактора — 84%‑100%, если принять за 100% возможное максимальное использование трактора на разных работах; у совхозов, машинных товариществ, использующих трактор сдачей в прокат, и единоличников — 62%‑84% и т. д.; в) по данным обследования 156 тракторных объединений Центр.-Промышленного района, за весну и осень 1926 года трактор запахал в коммунах 160 га, в совхозах — 130 га, в машинных товариществах, сдающих в прокат, — 90 га, при чем себестоимость вспашки в коммунах оказалась ниже, чем в объединениях других типов.

Стало быть, в товариществах, непосредственно эксплуатирующих машины, естественно ожидать (и это подтверждается практикой) наибольшей производительности машины, при наиболее дешевой себестоимости работ.

Развитие такого рода машинных товариществ — путь к скорейшему внедрению и широкому развитию в сельском хозяйстве с.‑х. машин и тракторов. Вместе с тем, эксплуатация машин через упомянутые объединения позволяет полностью осуществлять принцип обобществления трудовых процессов и препятствует развитию в деревне социально-нездоровых способов эксплуатации машин сдачей в прокат и т. п.

В настоящее время машинные товарищества развиты в СССР еще в слабой степени. По данным НКЗемледелия РСФСР, к 1927 г. в республике числилось около 6.500 машинных товариществ, при чем число их утроилось за год, начиная с 1925 г. По всему Союзу их следует считать около 10.000, с числом членов около 120 тыс. человек. Однако, по этим данным нельзя судить, какой здесь процент машинных товариществ по совместной обработке и какой — другого типа, эксплуатирующих машины сдачей в прокат, пользуясь широко наемным трудом, т. е. социально-вредного типа.

Состояние с.-х. машиностроения и тракторостроения в СССР

Плановое с.-х. машиностроение по местоположению заводов сохранило то же районирование, которое было перед войной, а именно по данным на 1926/27 г.:

Районы
Количество
работающих
заводов
Число
рабочих
Юг (Украина)
12
16.550
Юго-восток
1
1.800
Центр и север
10
5.780
Урал с Приуральем
5
3.500
Сибирь
2
820
Всего
30
30.000

Кроме того, семь плановых заводов частично заняты производством с.‑х. инвентаря и запасных частей к нему. Считая и с.‑х. цеха этих заводов, в с.‑х. машиностроении занято всего, по данным 1926/27 г., 32,5 тыс. человек рабочих. Включая производство изделий не с.-х. инвентаря, общее число рабочих на заводах с.‑х. машиностроения в 1926/27 г. — 35 тыс. человек.

Удельный вес с.‑х. машиностроения отдельных районов виден из следующих данных:

Производство плановых заводов по районам СССР

Районы
1913 г.
1925/26 г.
1926/27 г.
Тыс. пр.-кур. руб.
%%
Тыс. пр.-кур. руб.
%%
Тыс. пр.-кур. руб.
%%
Юг (Украина)
41.000
61,3
46.609
59,3
65.000
60,0
Юго‑восток (Сев‑Кав.)
3.040
4,5
3.438
4,3
7.000
6,5
Центр
19.650
29,3
17.213
22.0
23.000
21,4
Урал с Приуральем
2.560
3,8
9.546
12,1
10.500
9,8
Сибирь
750
1,1
1.837
2,3
2.500
2,3
Всего по СССР
67.000
100,0
78.633
100,0
108.000
100,0
Только с.‑х. машин и орудий¹
67.000
100
70.001
105
93.000
136,0

Примечание к таблице:

¹ Некоторые заводы, входящие в тресты с.‑х. машиностроения, занимаются производством также и не с.‑х. машин (например, двигателей, металлических изделий и др.)

Из этих цифр усматривается, что по сравнению с 1913 г. значительное изменение по удельному весу в настоящее время наблюдается по Уралу. Это произошло за счет крупного расширения Челябинского плужного завода, частичного восстановления работы по с.‑х. машинам Воткинского и организации Пермского сепараторного заводов.

В отношении районирования производства с.‑х. машиностроение исторически развивалось под влиянием близости сырья и сбыта. До насаждения в России южной металлургии заводы с.‑х. машиностроения возникали, преимущественно, в пограничных западных пунктах, в расчетах на иностранное сырье и сбыт в Прибалтике и Польше. Позднее, с 80‑х годов XIX века, ядро с.‑х. машиностроения переместилось на юг, чему способствовали благоприятные для развития сельского хозяйства в этом районе (пределы нынешней УССР) почвенные и климатические условия и экстенсивные формы земледелия, а также быстрое развитие металлургии и добычи минерального топлива.

Южное с.-х. машиностроение развивалось быстро, и к 90‑м годам прошлого века преобладание юга в производстве с.‑х. инвентаря было уже значительно. Так, в 1894 г. выпуск с.‑х. машин и орудий по районам распределялся следующим образом: Польша — 4%, Прибалтика — 3%, центр — 15% юг — 70% и прочие районы — 8%.[19] Южные заводы стали почти гегемонами в снабжении страны с.‑х. инвентарем. Продукция этих заводов получила распространение по всей бывшей империи.

Это положение в значительной степени сохраняется и до настоящего времени: поныне не изжиты еще такие ненормальности, как производство одесским заводом плугов, потребляемых преимущественно в РСФСР, харьковским заводом — молотилок, имеющих распространение на севере и востоке, вплоть до Вотской области, сеялок и молотилок Зиновьевским заводом “Красная Звезда” для всего Союза ССР и т. п.

В отношении районирования производства предстоит большая работа, которая будет осуществляться по мере планового развития существующих заводов, применительно к экономически тяготеющим к ним с.‑х. районам, и постройки новых заводов в разных районах СССР.

С.-х. машиностроение в настоящее время состоит из ограниченного, сжатого, концентрированного ряда заводов, большей частью специализованных и значительно повысивших пропускную способность за последние годы. О степени концентрации и повышении мощности заводов свидетельствуют следующие цифры:

Количество предприятий в пределах СССР
Выпуск с.‑х. инвентаря в млн. пр.-кур. дов. руб.
Число рабочих
1913 г.
1926/27 г.
1913 г.
1926/27 г.
1913 г.
1926/27 г.
729
30 и 7 частично занятых
67
93
35.000
32.500

По этим данным в 1926/27 г. предприятия, составляющие по количеству 5% от 1913 г., дают продукции по стоимости ее 136% при 93% рабочих, сравнительно с 1913 г.

Эволюция мощности отдельных заводов дает следующие характерные соотношения:

Заводы
Выпуск изделий в тыс. пр.-кур. дов. руб.
1913 г.
1925/26 г.
в %% к
1913 г.
1926/27 г.
в %% к 1913 г.
8 заводов УТСМ
18.400
42.191
230
55.000
300
“Красный Аксай”
2.100
3.428
163
4.770
226
“Красный Пахарь” в Киеве
1.200
1.672
140
1.640
137
Рязанский № 1
500
813
160
875
174
“Красный Плуг” в Лаптеве
500
1.188
240
1.722
345
“Красный Пахарь” в Омске
500
894
178
1.100
220
Люберецкий
7.800
4.954
64
7.323
94
Всего
31.000
55.140
178
72.370
234

Примечание к таблице

В таблице взяты заводы по плану 1926/27 г., действовавшие и в 1913 г.

При этом необходимо отметить, что производственная программа на 1926/27 г. была разработана с максимальным сжатием, под влиянием затруднений в сбыте отдельных видов с.‑х. инвентаря. Производственные ресурсы указанных заводов выше приведенных в таблице. Так, на 1927/28 г. производственная программа заводов УТСМ исчислена в 72 млн. руб., и т. д.

Из поименованных заводов только Люберецкий в 1926/27 г. еще не перешагнул довоенной нормы,[20] что объясняется сравнительно недавним возобновлением работы этого предприятия. Остальные заводы значительно повысили свою мощность.

В связи с жесткой концентрацией, относительные размеры предприятий резко изменились сравнительно с предвоенным временем, а именно:[21]

Размеры годового производства отдельных заводов
Сумма производства в %%
Количество предприятий в %%
1913 г.
1926/27 г.
1913 г.
1926/27 г.
До 10 тыс. руб.
2,3
62
От 10 до 100 тыс. руб.
14,0
0,1
27
2,6
От 100 тыс. до 1 млн. руб.
45,0
7,9
10
35,0
Более 1 млн. руб.
38,7
92,0
1
62,4
 
100,0
100,0
100,0
100,0

За 1926/27 год в этой таблице учтены только плановые предприятия, без мелких местных, кустарных и частных, которые несколько изменили бы соотношения таблицы. Однако, эти изменения мало повлияли бы на сравнительную характеристику предприятий перед войной и в настоящее время, так как группа неплановых заводов по сумме производства оценивается всего в 5‑8% от суммы производства плановых заводов.

Данные предыдущей таблицы наглядно подтверждают сказанное выше о жесткой концентрации с.‑х. машиностроения. Большое количество мелких предприятий отпало, оставшиеся изменили свою структуру применительно к требованиям прогрессирующей техники — в сторону механизации производства, более рациональной его постановки.

Основные заводы этой отрасли из полукустарных в большинстве по организации и методам обработки превратились в предприятия массового производства. Введение машинной формовки, широкое применение штамповки, применение многошпиндельных и специальных станков, опыты по карусельной, конвейерной сборке, рациональное изучение производительности труда, организованный контроль над качеством сырья (инспекция, лаборатории), литья и готовых изделий, — все эти мероприятия в значительной степени осуществлены и осуществляются на заводах УТСМ, Люберецком, Челябинском, имени Колющенко, Пермском сепараторном, “Красный Аксай” и др. Однако, до сих пор остаются заводы, не изжившие еще полукустарной структуры (напр., заводы Витебский, Калужский, Тульский и др.), что объясняется недостатком средств, надлежащего технического руководства, организационной распыленностью и т. д. Организованный к началу 1927/28 операционного года трест с.‑х. машиностроения Центрального района, объединяющий ряд небольших предприятий Центра и имеющий в своем составе технически и организационно мощный Люберецкий завод, ставит одной из своих задач реконструкцию отсталых заводов.

За последние годы в с.‑х. машиностроение вложены крупные средства на пополнение основного капитала. Так, по самому крупному тресту — УТСМ — за период с 1 января 1922 г. и до 1 октября 1926 г. вновь произведено капитальных затрат на сумму свыше 10 млн. руб., что к стоимости первоначального основного капитала треста составляет до 50%. У группы наиболее значительных заводов с.‑х. машиностроения сумма основного капитала относится к стоимости годового выпуска продукции, примерно, как 1 : 2; в частности, для УТСМ это соотношение равно 1 : 2,2. Перед войной хорошо организованные заводы массового производства (например, Люберецкий) имели отношение основного капитала к годовому выпуску, как 1 : 1. В современных нам новых заводах массового производства это соотношение не должно быть меньше. Стало быть, пополнение основного капитала существующих заводов, при некоторых условиях, дает более яркий эффект по размерам производства, чем в новых заводах.

Резкий рост с.‑х. машиностроения в последние годы потребовал крупных пополнений рабочих кадров. Так, в 1925/26 г. понадобилось 30 тыс. рабочих вместо 18 тыс. человек в предыдущем году.

Если взять 1925/26 г., то сравнение размеров выпуска с.‑х. инвентаря по районам и числу рабочих приводит к следующим показательным выводам:

Районы
Число рабочих в 1925/26 г. в °%%
Выпуск изделий в 1925/26 г. в %%
Юг
52
59,3
Юго-Восток
4
4,3
Центр
26
22,0
Урал с Приуральем
16
12,1
Сибирь
2
2,3
Всего
100,0
100,0

Эти соотношения констатируют наибольший относительный производственный эффект заводов юга (главным образом, УТСМ), сравнительно с другими районами, особенно с Центром и Уралом. В отношении Урала следует отметить, что в последующие годы Указанное соотношение изменяется в благоприятную для Урала сторону за счет заводов Челябинского и Пермского, которые в 1925/26 г. были еще в периоде организации производства.

Основной технико-экономический показатель производства — производительность труда, характеризующаяся выпуском изделий на 1 рабочего, за ряд лет в среднем даст такие результаты:

Районы
Сред.-мес. выпуск на 1 раб. в пр.-кур. дов. рублях
1922/23
1923/24
1924/25
1925/26
1926/27
Юг
141
174
222
273
276
Юго-Восток
83
100
139
200
230
Центр
76
90
155
210
214
Урал с Приуральем
76
195
140
Сибирь
155
195
208
236
В среднем
124
157
195
203
219

Неблагоприятные показания для Урала объясняются тем, что в составе заводов имеются косные, с низким выпуском на 1 рабочего, в виду обилия ручных ковочных операций, а также отсталые полукустарные заводы — Юго-Камский, Симский и др.

Производительность труда в с.‑х. машиностроении по отдельным заводам достигла значительного уровня, в среднем же еще недостаточно высока, так как имеется еще ряд отсталых по методам производства и организации предприятий.

В отношении цен на с.‑х. машины и орудия эти изделия следует признать одними из наиболее дешевых в промышленности. Только при этих условиях с.‑х. инвентарь может рассчитывать на широкое распространение. На пути внедрения с.‑х. машин и орудий в земледельческое хозяйство препятствием являются такие факторы, как дешевая рабочая сила в деревне, бедность крестьянской массы и ее косность. Эти препятствия могут быть устранены дешевизной и широким кредитом при покупке машин.

Начиная с 1924/25 г., с.‑х. машины и орудия отпускаются населению по цене, равной розничному довоенному прейскуранту, не считая провоза и с надбавкой в 12,5% на торговые расходы и стандартизацию. Для суждения о стоимости машин в настоящее время следует припомнить, что до войны делались скидки с прейскуранта для оптовой продажи 25‑30 коп. на прейскурантный рубль, да кроме того, надо учесть предпринимательскую прибыль. Стало-быть, при продаже по прейскурантной цене без убытка машины будут дороже довоенной себестоимости на 100 : 65 или 100 : 60, т. е. на 55‑65%.

Для 1926/27 г. специальной комиссией комитета по регулированию с.‑х. машиноснабжения при НКТорговли СССР установлен средний коэффициент вздорожания на с.‑х. машины (против довоенного пр.-кур. цен), равным 1,056. Коэффициенты вздорожания не более единицы дали тресты Киевский, Зиновьевский, завод имени Медведева в Орле, Уралсельмаш, Сибирский металлотрест. В настоящее время, на основании отчетных калькуляций за I полугодие 1926/27 г. и предварительных за II полугодие, есть основание предвидеть небольшое повышение коэффициента по сравнению с вышеуказанным.

По данным упомянутой комиссии, средний коэффициент вздорожания с.‑х. машин для заводов УТСМ в 1926/27 г. установлен равным 1,038, а фактически он оказался, по отчетным калькуляциям, равным 1,064, что следует признать результатом не вполне благоприятным, имея в виду крупные работы по рационализации, проделанные заводами УТСМ. Очевидно, часть капитальных затрат в этом случае пошла за счет себестоимости; точно также, недостаточно регулируется заработная плата, дороги, сырые материалы и т. п.

Существующий уровень себестоимости с.‑х. инвентаря, еще предусматривающий в 1926/27 г., при продаже машин по прейскурантным довоенным ценам, дотацию промышленности, конечно, не является длительно стабильным уровнем и подлежит в дальнейшем снижению. Эго снижение должно быть достигнуто за счет рационализации, ведущейся в настоящее время на заводах с.‑х. машиностроения, при условии, что цены на независящие от заводов элементы калькуляции, как сырье, топливо и др., не будут этому препятствовать.

В отношении повышения качества изделий работа идет, но сделано далеко не все. Еще в 1925 г. раздавались жалобы на серьезнейшие недостатки в с.‑х. машинах и орудиях разных заводов, вплоть до самых крупных, например, явно плохое литье, разрыв барабанов молотилок, невыдержанный лес, небрежная сборка и т. д. В результате кампании за качество промышленных изделий жалобы на неудовлетворительное качество уменьшились, но не совсем исчезли. Хотя многие заводы достигли уже высокого качества продукции (напр., плуги Одесского, Челябинского, Брянского заводов, уборочные машины Люберецкого завода и др.), но в отдельных случаях недостатки в качестве еще наблюдаются до настоящего времени.

Металлургическая промышленность еще не вполне справляется со снабжением заводов с.‑х. машиностроения; так, выше уже указывалось на затруднения в получении надлежащего металла для тракторных плугов, вследствие чего при одинаковых с американскими конструкциях плугов приходится усиливать размеры плужных частей и т. д.; это обстоятельство затрудняет развитие производства с.‑х. машин и орудий мотокультуры; не совсем удовлетворительно снабжение калиброванным металлом, болтовым материалом и пр.

Лесоснабжение, бывшее все время напряженным, к 1927/28 г. ухудшилось до серьезнейшей степени (недостаток леса, плохое качество).

Указанное о снабжении, естественно, отрицательно влияет на качество с.‑х. машин и орудий.

По инструкциям из центра заводы организовали техническую инспекцию качества с.‑х. машин и орудий. За последнее время стали уделять внимание заводским лабораториям, которые имели бы активное воздействие на производство в отношении контроля над качеством материалов, шихты, термической обработки и т. д. Наиболее крупные зароды (напр., Украинские, Люберецкий, “Красный Аксай”) уже обладают прилично обставленными химическими, механическими и металлографическими лабораториями.

Специальных обособленных тракторных заводов мы еще не имеем. Тракторное производство ведется на зародах “Красный Путиловец” (типа “Фордзон”) в Ленинграде, “Коминтерн” в Харькове (гусеничные), “Возрождение” в Марксштадте (“Карлик”) и “Большевик” в Ленинграде (крупные гусеничные).

Наиболее крупное предприятие — тракторный отдел завода “Красный Путиловец” — справляется удовлетворительно с поставленной ему задачей и дает хорошие тракторы с частями, взаимозаменяемыми с оригинальным “Фордзон”. Производство по пятилетнему плану развертывается до 5 тыс. тракторов с запасными частями на 40 тыс. тракторов (при работе в одну смену).

Заводом “Возрождение” изготовлено к 1927 г. только 10 пробных экземпляров трактора “Карлик”. Вопрос о плане развития производства отложен до результатов испытания этих тракторов в кампанию 1927 г.

Харьковский завод “Коминтерн” назначен для выпуска 120‑150 гусеничных тракторов в год в одну смену. Для сельского хозяйства эти тракторы имеют небольшое значение.

Производство крупных гусеничных тракторов на заводе „Большевик" (до 100 в год) для сельского хозяйства не представляет существенного интереса.

В настоящее время ведутся предварительные работы по сооружению нового тракторного завода в Сталинграде на 10 тыс. тракторов в год. с возможностью расширения до 15 тыс. штук.

К концу ближайшего пятилетия ожидается годовой выпуск с.‑х. тракторов внутреннего производства до 8,3 тыс. единиц (не считая гусеничных). Если припомнить вышеуказанные данные для С.‑А. С. Ш., то следует признать эту цифру очень скромной.

Перспективы развития с.-х. машиностроения

По плану проф. Н. П. Огановского рост посевной площади СССР в ближайшее пятилетие представляется в следующем виде: 1927 г. — 187 млн. га; 1928 г. —120,7 млн. га; 1929 г. — 124,7 млн. га; 1930 г. — 128,9 млн. га и 1931 г. — 133,4 млн. га.

Если предположить состояние полной механизации сельского хозяйства при посредстве тракторов, то для обработки указанных посевных площадей с тракторной тягой потребуется огромное количество тракторов и прицепных орудий. Принимая, что при помощи трактора можно обработать 100 га в год, применительно к 1927 году потребовалось бы наличие в сельском хозяйстве 1.187 тыс. тракторов с прицепными орудиями к ним. При десятилетней амортизации тракторного пахотного агрегата[22] ежегодное пополнение равно 118.700 тракторных пахотных агрегатов на сумму около 200 млн. руб. Соответственное количество машин потребовалось бы для посева, уборки, молотьбы и т. д. Фактически эти теоретические цифры не достижимы по финансовым соображениям и в полной мере вряд ли целесообразны, если учесть, например, вопрос животноводства и ряд других хозяйственных факторов. Кроме того, они предусматривают такое состояние земельных угодий и такие формы землепользования, при которых вся посевная площадь может быть обработана тракторами, чего на самом деле пока достичь невозможно.

Поэтому при планировании с.‑х. машиноснабжения приходится исходить из возможностей реального спроса, т. е. не из теоретической потребности, а из потребления, обусловленного экономическим состоянием сельского хозяйства, платежеспособностью населения, размерами кредитования при покупке машин и т. п. факторами.

Приведенный ниже план с.‑х. машиноснабжения разработан[23], как на исходном материале, на данных доклада проф. Н. П. Огановского в c.‑х. секции ОСВОК и Пром.-Экон. Совете ВСНХ СССР.

К цифровым выводам плана машиноснабжения пришлось подойти двумя путями, а именно:

1) Анализ данных проф. Н. П. Огановского показывает, что рост товарной части продукции сельского хозяйства идет быстрее роста валовой продукции: средний за пятилетие годовой прирост валовой продукции — 7%, а товарной — 15%. Доля затрат населения на приобретение с.‑х. инвентаря по отношению к товарной части продукции сельского хозяйства в 1913 г. — 4%, а в 1926/27 г. — 7%, при контингенте машиноснабжения в 130 млн. руб. Если считать, что и в последующие годы пятилетия расход сельского населения на покупку с.‑х. инвентаря будет не ниже 7% от товарной части продукции сельского хозяйства, то в 1931/32 г., по данным проф. Огановского, емкость рынка по с.‑х. машинам будет около 210 млн. руб.

2) К началу 1926/27 г. наличие с.‑х. инвентаря в СССР определяется, на основе обследования НК РКИ СССР, суммой в 800 млн. руб., что при 118 млн. га посевной площади в 1927 г. дает около 7 руб. на га. Предполагается, что в течение ближайшего пятилетия этот уровень машинизации повысится не менее 25%. При этом условии можно считать, что развитие с.‑х. машиноснабжения пойдет: а) в порядке замены инвентаря, выбывающего по амортизации и б) в порядке расширения машинизации. При десятилетнем среднем сроке амортизации с.‑х. машин и при повышении степени машинизации до 9 руб. на гектар, в 1931/32 г. емкость рынка будет равна вышеуказанной, т. е. 210 млн. руб., не считая тракторных агрегатов. Количество последних учтено в дальнейшем на основании предположений о финансовых и производственных возможностях для осуществления внутреннего тракторостроения и ввоза.

Снабжение сельского хозяйства машинами на этих условиях даст наличие с.‑х. инвентаря в 1931/32 г. на 1.170 млн. руб., что составляет около 9 руб. на гектар обработанной земли. Здесь любопытно сделать сопоставление с С.‑А.С.Ш. Выше указывалось, что в 1925 г. в этой стране на 1 га обработанной земли насчитывалось с.‑х. инвентаря на 39 руб. Если бы нам задаться целью достигнуть северо-американского уровня машинизации 1925 г. в 1931/32 г., то для этого потребовалось бы наличие с.‑х. инвентаря на 39 × 133,4 = 5.202,6 млн. руб. Это наличие предусматривало бы снабжение в 1931/32 г. машинами на 520 млн. руб. только в порядке амортизации для замены инвентаря, выбывающего по естественному износу.

Из этих сопоставлений видно, какая грандиозная работа предстоит СССР на путях индустриализации.

Размеры построенного на вышеуказанных основаниях плана с.‑х. машиноснабжения выражаются следующими количествами:

Годы
В тысячах пр.-кур. дов. руб.
С.‑х. машины и орудия
Тракторы с плугами
Всего
1927/28
150.000¹
20.000
170.000
1928/29
170.000
30.000
200.000
1929/30
185.000
40.000
225.000
1930/31
200.000
50.000
250.000
1931/32
210.000
60.000
270.000

Спрос на тракторные пахотные агрегаты определяется в 1927/28 г. в 10 тыс. штук, 1928/29 г. — 15 тыс. штук 1929/30 г. — 20 тыс. штук, 1930/31 г. — 25 тыс. штук и 1931/32 г. — 30 тыс. штук.

Продукция плановых заводов в СССР за этот период по пятилетнему плану с.‑х. машиностроения и тракторостроения ВСНХ СССР будет такова (в тыс. пр.-кур. дов. руб.):

Годы
С.-х. машины
и орудия
Тракторы
Всего
1927/28
127.800
5.100
132.900
1928/29
134.000
7.500
141 500
1929/30
144.000
10.600
154.600
1930/31
163.000
13.500
176.500
1931/32
174.000
16.000
190.000

Примечание к таблице:

¹ Комитет по регулированию с.‑х. машиноснабжения при НКТорговли СССР в августе 1927 г. понизил предполагаемые размеры машиноснабжения до 138 млн. руб. Контингент тракторных агрегатов также значительно сокращен.

Развитие тракторного производства в СССР предвидится такое 1927/28 г. —1900 шт.; 1928/29 г.— 3020 шт.; 1929/30 г. — 4620 шт.; 1930/31 г. — 6250 шт. и 1931/32 г. — 8350 шт.

Этот план предусматривает участие новых заводов, а именно: с.‑х. машин и орудий в Ростове-на-Дону, тракторного в Сталинграде и косного цеха Златоустовского завода.

Ростовский завод — комбинат рассчитан на выпуск плугов конных и тракторных, сеялок конных и тракторных, уборочных машин, крестьянских ходов и запасных частей, всего на сумму около 35 млн. пр.-кур. дов. рублей.

Ростовский завод проектируется в составе общих цехов дерево, обделочного, кузницы, литейных ковкого и серого чугуна и стали-инструментального и силовой станции, а также специальных цехов — заводов плужного, сеялок, уборочных машин и ходов.

В основу производства Ростовских заводов положен принцип массового производства при полной механизации производства и межцехового транспорта. Выпуск на 1 рабочего намечен в 7000 руб. в год, т. е., примерно, вдвое больше, чем в настоящее время на существующих заводах.

Завод предполагает начать выпуск крестьянских ходов в 1928/29 г., тракторных плугов и сеялок — в 1929/30 г., уборочных машин — в 1930/31 г., конных плугов — в 1931/32 г. Полное развитие производства намечено с 1932/33 г. Косной цех Златоустовского завода рассчитан на 2,5 млн. кос в год и начнет выпуск с 1927/28 г.

Кроме этих заводов, сооружение которых уже осуществляется, планомерное и целесообразное по районированию развитие с.‑х. машиностроения потребует сооружения еще ряда заводов.

Проблема дальнейшего строительства новых заводов представляется в следующем виде:

1) С развитием в Сибири металлургии Кузнецкого бассейна естественно возникает вопрос о с.‑х. машиностроении на базе этой металлургии и именно в части уборочных, молотильных и зерноочистительных машин, так как пахотные орудия представлены существующими Челябинским и Омским заводами. Предполагаемые пункты — Новосибирск или Красноярск.

2) До сих пор лишено с.‑х. машиностроения Среднее и Нижнее Поволжье, которое, по условиям транспорта, сырья и готовых изделий и близости к богатым районам сбыта, имеет основания для развития с.‑х. машиностроения в части молотилок и зерноочистительных машин. Предполагаемый пункт — Саратов.

3) В районе Полесья напрашивается завод машин, требующих много леса (мелкие молотилки, веялки, сортировки), а также машин для подготовки кормов (соломорезка, жмыходробилки, корнерезки и т. п.), для обслуживания Северо-Западного и Западного районов. Подходящее место для такого завода — Гомель.

Организация этого завода концентрирует производство указанных машин для крупного района, что будет способствовать удешевлению машин и устранению такие ненормальных явлений, как производство мелких молотилок и веялок-сортировок на Украине для Северного и Сев.-Восточного районов.

С целью концентрации и удешевления дефицитного по себестоимости веялочного производства, желательна организация его еще в одном районе СССР, с дешевым лесом и обширным районом сбыта. Таким пунктом может быть Вотская область с ее лесными массивами, удобством снабжения рабочей силой (Приуралье) и широким рынком сбыта.

4) Окраинные республики Союза, а именно Средне-Азиатские и Закавказские, пользуются преимущественно примитивным с.‑х. инвентарем и частично привозным общеевропейских типов, мало подходящих, нередко, к местным условиям. Почти нет снабжения этих районов из внутреннего производства квалифицированным инвентарем для специальных местных культур хлопка, виноградарства, кукурузы и др. Снабжение обще-земледельческим инвентарем этих районов, очевидно, пойдет за счет ростовских и уральских заводов, но производство с.‑х. машин и орудий для местных специальных культур должно быть организовано на местах — в Средней Азии в основе применительно к хлопку и кукурузе, в Закавказье — к виноградарству и виноделию.

* * *

Из изложенного можно сделать выводы о социальной и экономической роли машины — орудия и машины — двигателя в сельском хозяйстве. Эта роль в главнейшем сводится к следующему: 1) Машина способствует подъему культурного уровня в сельском хозяйстве. 2) Машина вызывает укрупнение размеров землепользования и, вследствие этого, в условиях нашего строя, — обобществление трудовых с.‑х. процессов. 3) Машина повышает производительность труда в сельском хозяйстве и, вследствие этого, поднимает благосостояние деревни. 4) Машина оказывает влияние на улучшение социально-бытовых условий жизни деревни. 5) Машина неизбежно сокращает путь к индустриализации сельского хозяйства.

Темп роста нашего с.‑х. машиностроения можно назвать бурным: такие скачки в росте, как 6,9 млн. руб. выпуска в 1921/22 г., 16,4 млн. руб. — в 1923/24 г., 93 млн. руб. — в 1926/27 г. и 127,8 млн. руб.— в 1927/28 г., не имеют прецедентов в истории с.‑х. машиностроения. Однако, потребность сельского хозяйства в орудиях производства, при условии осуществления грандиозной задачи индустриализации, настолько велика, что упомянутые размеры с.‑х. машиностроения все еще малы. Приведенное выше сравнение с С.‑А. С. Ш. подтверждает это.

В заключение необходимо отметить, что процесс индустриализации сельского хозяйства предусматривает не только широкое снабжение деревни механизированными орудиями производства, но и создание планомерной сети предприятий по переработке продуктов сельского хозяйства, как-то: мельницы, маслобойные, консервные, бэконные заводы и др. Организация этих предприятий потребует также снабжения их машинами, как орудиями производства. Это очень большая задача, обсуждение которой должно быть предметом особого очерка.

Примечания:

[1] “К вопросу о тракторах в сельском хозяйстве”. Труды Госплана, книга IV. М., 1923.

[2] “Условия и применение трактора в сельском хозяйстве”. Берлин, 1922.

[3] Инж. Корсунский, “Трактор”. Нью-Йорк, 1921.

[4К. Ф. Дудин, “Применение трактора в крестьянском хозяйстве”. М. 1927.

[5К. Ф. Дудин, “Применение трактора в крестьянском хозяйстве”. М. 1927 г.

[6] “Тракторизация нашей деревни”, статья С. Грая, М., 1927.

[7] См. 1) “Вестник металлопромышленности”, № 9‑12, 1923. 2) “Farm Implement News”, № 4, 1923 г. и №№ 16, 18, 23 и 32, 1926 г. При пересчете 1 доллар принят везде равным 2 рублям.

[8] По другим источникам — около 200 млн. га.

[9] Farm Implement News, № 18, 1926 г.

[10] Farm Implement News. №№ 16 и 18, 1926 г.

[11] Farm Machinery and Hardware. № 1714, 1926 г. Обработанная площадь примерно вдвое больше, чем в СССР.

[12] Farm Machinery and Hardware. № 1714, 1926 г.

[13] Это — по подсчету НК РКИ. По другим источникам до 1 миллиарда рублей.

[14] По данным проф. Н. П. Огановского.

[15] “Chilton Tractor Index”, т. VII, 1921 г.

[16] Эта машина заменяет тракторную только при недостатке сложных молотилок.

[17] В 1927/28 г. завозы “Серп и Молот” и “Красная Звезда” начали массовый выпуск тракторных молотилок.

[18] “Тракторизация нашей деревни”. Изд. “Книгосоюза”, М. 1927 г.

[19Е. Измайловская, “Русское с.‑х. машиностроение”. М. 1920 г.

[20] По производственному плану на 1927/28 г. Люберецкий завод даст продукции на 10,7 млн. руб., т. е. значительно превысит 1913 г.

[21] Данные за 1913 г. — Е. Измайловская, “Русское с.‑х. машиностроение”. М. 1920 г.

[22] Обычно берут срок амортизации меньший — около 6 лет.

[23] Разработка плана машиноснабжения произведена Сельмашконвенцией

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.