Итоги и перспективы землеустройства, переселения и мелиорации

Реквизиты
Автор(ы): 
Гуров П.Я.
Направление: 
Государство: 
Период: 
1913-1932
Источник: 
Журнал Плановое хозяйство №1 за 1928 г. стр. 57-70.

П. Я. Гуров

Итоги и перспективы землеустройства, переселения и мелиорации

Общие замечания

Октябрьская революция ликвидировала помещичью собственность на землю и тем самым всем остаткам крепостнических отношений в нашей деревне был нанесен сокрушительный удар.

После этого величайшего революционного акта перед советской властью сразу встали новые грандиозные задачи как политического, так и технического характера.

В области земельных отношений и после октября оставались еще многочисленные путы, задерживающие развитие сельскохозяйственного производства: дальноземелье, длинноземелье, узкополосица, чересполосица, вклинивание земель одних селений в другие, чрезвычайная запутанность межселенных отношений, многодворность селений, тянувшихся иногда на целые версты, неурегулированность водоснабжения и т. д., — все это составляло величайшие препятствия к переходу на культурные методы работы в сельском хозяйстве, к введению многополья, плодосмена и т. д.

В таких условиях вопросы социалистического строительства не могли быть с успехом разрешаемы в массовом масштабе, пока не была разрешена основная проблема — проблема землеустройства.

Помещики были прогнаны со своих земель, земля передана крестьянству на условиях трудового землепользования, а неустроенность земель и запутанность земельных отношений во многих случаях лишала массы крестьянства, и в особенности его бедняцкую и середняцкую часть, фактического пользования землей. И в то же время планирующие государственные органы не могли в полной мере развернуть свою работу; не была еще проделана основная работа — не была устроена земля.

Характерно отметить, что именно это отсутствие землеустроенности создавало также большие затруднения в проведении нашей классовой политики в деревне, мешала поднять бедняцкие и середняцкие хозяйства и вести развитие этих хозяйств по пути кооперирования и коллективизации.

И в это же время кулацкая верхушка в деревне, прекрасно используя в своих интересах запутанность земельных отношений, старалась всемерно противодействовать проведению землеустройства, старалась на неземлеустроенности нажить хотя бы и небольшой, хотя бы и временный капиталец.

Неустроенность земельных отношений способствовала дифференцированности нашей деревни и мешала плановой регулирующей работе в деревне; аграрное перенаселение также до некоторой степени являлось результатом этой неземлеустроенности.

Все эти обстоятельства в первые же годы после Октябрьской революции выдвинули, естественно, землеустройство в разряд первоочередных работ.

Необходимость проведения целого ряда агрономических мероприятий для поднятия производительных сил сельского хозяйства и для усиления роста социалистического сектора в сельском хозяйстве связывало землеустройство теснейшим образом с агрономией и жизнь выдвигала задачи уже агроземлеустройства.

Бедняцко-середняцкая масса крестьянства резко реагировала на отсутствие землеустроенности, и мы наблюдаем повсеместно, прямо стихийное стремление этой части деревни к проведению землеустройства в целях скорейшего приспособления земельной территории к проведению агрикультурных мероприятий, способных значительно поднять товарность и доходность крестьянского хозяйства и повести его по пути социализма через кооперацию.

В настоящее время, когда восстановительный процесс в сельском хозяйстве закончился и мы перешли в целом ряде районов Союза к реконструкции сельского хозяйства на более высокой технической и социальной основе, землеустройство вступает в более высокую фазу своего развития — оно не может ограничиваться лишь техническими мероприятиями, оно должно носить на себе яркий отпечаток классового подхода и производственного начала.

Посмотрим, какие же итоги мы имеем за истекшее десятилетие в области землеустройства.

Рассматривая данные о количестве исполненных землеустроительных работ с 1919 по 1926 гг. включительно, мы видим, что в этой области нашей работы мы достигли хотя и значительных, но все же только количественных результатов. Надо иметь в виду, что наибольший процент произведенных до, сих пор работ падает на межселенное землеустройство, а именно 65,5% всего землеустройства относится к межселенному. Правда, что в последние годы наблюдается постоянная тенденция к снижению работ по межселенному землеустройству и перенесению центра тяжести на внутриселенное землеустройство.

Это ясно видно из следующего ряда цифр: на межселенное землеустройство приходилась в 1919 г. — 83,4%, в 1920 г. — 92,7%, в 1921 г. — 87,9%, в 1922 г. — 69,6%, в 1923 г. — 57,7%, в 1924 г. — 65,7%, в 1925 г. — 53,4% и в 1926 г. — 47,4%.

Мы видим, что удельный вес межселенного землеустройства с каждым годом снижается. И в то же время растет удельный вес внутриселенного землеимущества.

Посмотрим, как в деталях изменяется удельный вес внутриселенного землеустройства (выдел частям селений, поселки и выселки, широкие полосы, устройство отрубов и хуторов и коллективных хозяйств).

По годам эта работа шла все время по восходящей линии. Так, на долю внутриселенного землеустройства приходилось 1919 г. — 16,6%, в 1920 г. — 7,3%, в 1921 г. — 12,1%, в 1922 г. — 30,4%, в 1923 г. — 42,3%, в 1924 г. — 34,3%, в 1925 г. — 46,6% и в 1926 г. — 52,6%.

Особенно заметное увеличение падает на выдел земли частям селений (группам) с 8,4% в 1922 г. до 16,8% в 1926 г. и поселкам и выселкам с 1,6% в 1919 г. до 5,2% в 1926 г.

И на партийных съездах и на съездах советов неоднократно подчеркивалась важность внутриселенного землеустройства. Из приведенного ряда цифр мы видим, что эта проблема постепенно находит свое разрешение и удельный вес внутриселенного землеустройства, хотя и медленно, но непрерывно возрастает.

Итак, за 10 лет проделана огромная работа по земле устройству (в га);

На межселенное и межволостное землеустройство приходится
86.900.000
На внутриселенное землеустройство
41.500.000
На прочие виды землеустроительных работ приходится
12.500.000
Итого
140.900.000

Кроме того, произведена земельная регистрация на площади 27 млн. га.

Необходимо отметить, что на долю устройства колхозов в нашем землеустройстве приходится все еще незначительный процент. Так, в 1919 г. приходилось на долю колхозов 3,5%, в 1920 г. — 2,4%, в 1921 г. — 3,7%, в 1922 г. — 2,5%, в 1923 г. — 2,2%, в 1924 г. — 1,4%, в 1925 г. — 1,2% и в 1926 г. — 1,6%. Всего за истекшие годы на устройство колхозов приходится, в общем, 2.435.345 га, или 2,1% всей землеустроенной площади.

Как видим, и размер площади, приходящейся на колхозы, и удельный вес их пока незначительны. Необходимо обратить самое серьезное внимание на этот вид землеустройства, ибо производственный эффект колхозов теснейшим образом связан с их землеустроенностью.

Переходя к другим формам землепользования, к так называемым участковым (отруба и хутора), следует отметить, что эти виды внутриселенного землеустройства из года в год остаются почти неизменными или даже идут к сокращению, при чем отруба занимают почти в два раза больше места, чем хутора.

В резолюции XV съезда ВКП(б) о работе в деревне в п. 5, касающемся вопросов землепользования и землеустройства, мы имеем вполне точную формулировку отношения партии к вопросам участкового землепользования.

Тезисы подчеркивают необходимость ограничения участковых форм землепользования, и в особенности хуторских, в тех случаях, когда эти формы ведут к росту кулацких элементов. Здесь категорически выдвигается классовый подход в землеустройстве.

Тезисы дают директиву, заключающуюся в том, что, ограничивая отвод земель под отруба и хутора, следует обращать внимание, кто и с какой целью переходит к этим формам землепользования.

В каждом случае необходимо изучать всесторонне социальный состав селений, производящих землеустройство, выяснять, кто является руководящей головкой при проведении землеустройства, и там, где будет обнаружено кулацкое руководство, следует всемерно противодействовать этому виду землеустройства.

В огромном большинстве наших районов можно определенно сказать, что уже сейчас созрели условия, при которых можно вести более уверенно и определенно бедняцко-середняцкие группы крестьянства по пути товарищеской формы землепользования, начиная с самых простейших объединений и кончая сложными коллективами (товарищества по общественной обработке земли, сельскохозяйственные артели и коммуны).

Если еще три — четыре года тому назад, в особенности при утверждении Земельного кодекса (октябрь 1922 г.), самому крестьянству предоставлялась свобода выбора форм землепользования, то в настоящее время уже созданы материальные условия, при которых необходимо и вполне возможно взять более решительный курс на усиление проведения товарищеских форм землепользования.

В самом деле, за последние три года народное хозяйство Союза — и промышленность и сельское хозяйство — восстановилось и выросло. Усилилось снабжение крестьянских хозяйств средствами производства.

Возьмем машинизацию сельского хозяйства. В условиях диктатуры пролетариата и при правильной классовой политике оно является важнейшим фактором роста социалистических элементов в сельском хозяйстве. Данные говорят о том, что дело машинизации и тракторизации быстро двигается вперед. Если в 1913 г. в пределах нынешнего Союза размер машиноснабжения выражался в 87 млн. руб., то уже в 1926/27 г. было отпущено машин на 106 млн. руб. и в то же время всего пять лет тому назад — в 1922 г. — мы могли отпустить для крестьянского хозяйства машин только на 8,5 млн. руб.

Как известно, в старой России почти не было тракторов, а к 1927 г. мы уже имеем количество тракторов, достигшее по СССР до 27.667 штук.

Если мы перейдем к другому показателю мероприятий, способствующих как укреплению крестьянских хозяйств, так и стимулирующих их объединение, то и здесь увидим значительное достижение. Система сельскохозяйственного кредита объединяет в настоящее время около 5 миллионов членов, т. е. более 20% всех крестьянских хозяйств. Сводный баланс всей системы возрос с 250 млн. руб. в 1924 г. до 760 млн. руб. в 1925 г. и 1.284 млн. руб. в 1926 г.

В 1927/28 г. различными путями, по преимуществу через систему с.‑х. кредита и по различным отраслям сельского хозяйства, направляется свыше 700 млн. руб. государственных средств.[1]

Этих цифр, мы полагаем, достаточно для того, чтобы сказать что переход к товарищеской форме землепользования переход к крупному общественному хозяйству, может быть в настоящее время не только рекомендован как мера, способная, действительно, улучшить положение бедняцкой массы крестьянства, но что мы располагаем значительными материальными ресурсами для действительного производственного укрепления коллективных форм землепользования.

Чтобы осуществить ряд мероприятий в крестьянском хозяйстве и реконструировать его на базе кооперирования и коллективизации, нужна широкая сеть агрономических участков.

Практика показала, что огромное количество коллективов именно оттого и не удержалось, что на местах мы не могли эти, вновь образованные хозяйственные организмы надлежащим образом снабдить руководящим агрономическим персоналом. Поэтому часто даже лучшие коллективы распадались, не будучи в силах справиться с довольно большими трудностями ведения крупного сельского хозяйства без надлежащего агрономического руководства.

Сейчас и в этой области мы имеем значительные достижения. Так, если в 1923 г. число агрономических участков только по одной РСФСР было 1.457, а число участкового агроперсонала тоже по РСФСР было только 1.750, то в 1926 г. мы уже имеем число агроучастков по РСФСР 3.000, а число участкового агроперсонала по РСФСР 4.285. Но этого мало — к началу 1927 г. губернского и уездного агроперсонала, связанного в своей работе с деревней, было до 2.000 человек.

Если сравнить эти данные с тем, что было в дореволюционной России, когда была так называемая земская агрономия, то мы с особенной отчетливостью увидим громадный рост наших достижений. Перед империалистической войной, если взять территорию нынешнего СССР, на ней было только 1.700 агрономических участков, а на долю РСФСР приходится только 1.000 участков. Мы значительно опередили все довоенные нормы, не говоря уже о том, что между земским агрономом и современным советским агрономом существует огромная разница — эффективность работы нашего советского агронома во много раз превышает эффективность земского агронома.

В 1923 г. на один агроучасток приходилось в среднем 8.400 дворов, а в 1927 г. на один агроучасток приходится уже только 4.200 дворов.

Все изложенные обстоятельства: рост машиноснабжения, рост сельскохозяйственного кредита, рост агропомощи, — еще раз свидетельствуют о том, что настало время решительного перехода крестьянских хозяйств бедняцко-середняцкой его части к крупному коллективному хозяйству.

При проведении землеустройства для работы агронома открывается широкое поле деятельности. Здесь необходимо отметить чрезвычайно важное распоряжение Наркомзема от 23 сентября 1927 г. — об агроэкономическом обслуживании землеустройства. Этим постановлением НКЗ обязывает агронома иметь самую тесную связь с землеустроительными работами, устанавливая пути хозяйственного развития каждого мелкого района. Агроном обязан найти те формы землепользования, которые бы соответствовали социальным и организационным типам хозяйств и вели бы эти хозяйства к кооперированию, при чем на первом плане должна стоять работа по укреплению хозяйств деревенской бедноты и середняков. В то же время вся эта работа должна проходить под углом зрения быстрого землеустройства хозяйства данного района в сторону его рационализации и интенсификации на социалистических началах.

По этому постановлению Наркомзема в обязанности участкового агроперсонала входит также особенно тщательное обслуживание землеустройства, связанного с расселением и с организацией коллективных форм землепользования, при чем особенное внимание должно быть обращено на социальный состав расселяющихся групп хозяйств.

Пятилетний план землеустройства

По перспективному пятилетнему плану предположено землеустроить площадь, равную 116 млн. десятин. Государство предполагает затратить на это дело 326 млн. руб. по ценам 1926/27 г.

На долю межселенного землеустройства в целях уничтожения чересполосицы, вклиниваний и т. д. предполагается обратить особенное внимание, при чем в первую очередь межселенное землеустройство будет проводиться только в тех районах, где без его проведения невозможно осуществление и внутриселенного землеустройства.

Внутриселенное землеустройство по пятилетнему плану предположено провести на 39 млн. десятин. Эта работа будет направлена на уничтожение дальноземелья и многодворности земельных обществ в целях вовлечения в хозяйственный оборот отдаленных участков, которые в настоящее время не эксплуатируются. Кроме того, тому виду внутриселенного землеустройства, которое направлено на приспособление земельной территории внутри земельных обществ, к наиболее рентабельному использованию этой площади, к введению улучшенных севооборотов и т. д., отводится 40 млн. десятин.

Вовлечение в нормальный хозяйственный оборот бросовых и пустующих земель в результате проведения межселенного и внутриселенного землеустройства, по подсчетам Центральной комиссии по пятилетнему плану, даст увеличение культурных земель на 7 млн. десятин пашни и 2.086 тысяч десятин лугов. Та же Комиссия делает подсчет, из которого видно, что при получении 50 пуд. зерна с одной десятины даже при трехпольном севообороте получится лишних около 235 млн. пуд. зерна в год, а при переводе на деньги, считая по одному рублю за пуд, 235 млн. руб.

Кроме того, считая урожайность с лугов по 75 пуд. с десятины, получается около 150 млн. пуд. сена, что на деньги даст также 30‑35 млн. руб.

Таким образом, одно только увеличение культурных угодий в результате землеустройства за пять лет в один год почти окупает все капитальные вложения со стороны государства на землеустройство.

Переходя к операционному плану Наркомзема на 1927/28 г., следует отметить, что по этому плану Наркомзема главное внимание должно быть обращено на самое широкое проведение внутриселенного землеустройства с доведением его по возможности до двора.

На 1927/28 г. предполагается охватить 29.115.000 десятин (32.350.000 га). Главные работы предполагается провести на Северном Кавказе, Сибкрае, Центрально-Промышленном и Центрально-Земледельческом районах.

На внутриселенное землеустройство предполагается отвести 69,3% и на межселенное — 30,7%. Как видим, внутриселенному землеустройству отводится гораздо больше места, чем это было до сих пор.

По отдельным видам внутриселенного землеустройства план предусматривает выдел земли поселкам — 8% от всех землеустроительных работ. Затем — выдел частям селений в размере 31,1%, дальше — выдел земли на широкие полосы — 25,9%, выдел земли колхозам — 2% и, наконец, разверстание земли на хутора и отруба — 2,3%.

Землеустроительный состав в 1927/28 г. достигает почти 9.000 человек, из которых на полевую работу будет направлено около 8.000.

За последние четыре года наблюдается значительный рост землеустроительного персонала. Так, только по одной РСФСР мы в 1923 г. имели 4.351 техника, в 1924 г. их было 5.437, в 1925 г. — 6.867, а в 1926 г. уже 7.416.

Количество землеустроительного состава на 1927/28 г. уже превышает дореволюционные годы, когда даже в годы наивысшего подъема землеустройства общее число землеустроителей в тогдашних границах России не превышало 7.000 человек. Но этого мало, мы наблюдаем и качественное улучшение землеустроительных кадров: во-первых, растет количество землеустроителей, вышедших из рабочих и крестьян, а затем процент землеустроителей со средним и высшим специальным образованием в настоящее время уже превзошел довоенное время.

Финансирование землеустройства на 1927/28 г. выражается по госбюджету в 7.299.000 руб., ссудный кредит составляет 5.188.000 руб., на расселение — 7.004.000 руб., на компенсацию неиспользованных затрат ассигнуется 3 млн. руб. и средства самого населения предусматриваются планом в сумме 20.333.000 руб.[2]

Но следует отметить однако, что и эти прогрессивно-растущие ассигнования не могут еще покрыть огромного спроса крестьянских масс на землеустройство. В то время как в 1922 г. государство удовлетворяло до 70% общего числа заявок по землеустройству, в настоящее время даже при вышеуказанных значительно возросших ресурсах удастся удовлетворить не более 40% заявок.

Надо сказать, что в перечисленные нами финансовые ассигнования не вошли 10 млн. руб. на бесплатное землеустройство бедняцких и маломощных крестьянских хозяйств, ассигнуемых, на основании юбилейного манифеста ЦИК СССР 1927 г.

Вопросы переселения

Постановлением президиума ЦИК СССР от 30 июля 1926 г. очередными задачами переселенческого дела было установлено прежде всего скорейшее усиление заселения Дальневосточной области, острова Сахалина, Сибирского края и Карело-Мурманского края; в то же время в план входило и одновременное заселение свободных земель в обжитых районах Поволжья, Северного Кавказа и южной части Урала.

На ближайшее пятилетие предположено переселить всего около 335.000 семей, что составит около 1.600.000 душ. В пятилетие предполагается израсходовать из союзного и республиканского фонда безвозвратных ссуд около 100 млн. руб. и возвратных на выдачу ссуд 83 млн. руб. Из средств самого населения — на оборудование хозяйств в новых местах (не считая труда) предполагается израсходовать не менее 83 млн. руб.[3]

По последнему отправному варианту Госплана на переселение в течение 1927/28‑1931/32 гг. предположено израсходовать: по госбюджету 178 млн. руб. и средств населения 96 млн. руб., а всего 274 млн. руб. по ценам 1926/27 г., таким образом, разница с первоначальными предположениями выражается в 12 млн. руб.

Выполняя плановое построение народного хозяйства и считаясь с тем, что в ряде районов имеется чрезвычайное обострение аграрного перенаселения, мы должны признать, что переселенческое дело играет весьма важную роль в деле разрешения очередных плановых проблем. Поэтому, уже начиная с 1925/26 г., один за другим открываются новые районы для переселения и самое количество переселяющихся быстро растет. Так, если в 1925 г. переселилось на Урал, в Сибирь и Дальний Восток 103.871 чел., в 1926 г. — 108.587, то в 1927 г. уже — 150.000 чел.

На все переселенческое дело государством затрачено, начиная с 1923 г., около 61 млн. руб.

Вопросы мелиорации

Задачи, стоящие перед сельским и лесным хозяйством, не могут быть успешно разрешены без проведения ряда гидротехнических и культуртехнических мелиоративных мероприятий.

Эти мероприятия будут следующие: а) мероприятия по организации территории, т. е. по землеустройству и расселению, по обводнению новых поселений, по улучшению водоснабжения и т. д.; б) мероприятия по увеличению кормовых ресурсов, т. е. мелиорация луговых и выгонных площадей; в) мероприятия по интенсификации и приданию устойчивости земледелию и развитию технических и специальных культур; г) мероприятия по рационализации лесного хозяйства (улучшение лесосплава, осушение заболоченных площадей и т. д.); д) мероприятия по организации торфяного хозяйства.

Общий подъем мелиоративных мероприятий на пять лет по Союзу определен суммой затрат в размере 577.800.000 руб.[4] (по госбюджету — 278.400, по кредиту — 143.400.000 и за счет средств населения — 156.000.000 руб.).

По последнему отправному варианту Госплана предположено за пять лет израсходовать: по госбюджету 117 млн. руб. и из средств населения 68,4 млн. руб.; таким образом, не считая кредитных сумм, разница получается всего в 13 млн. руб.

Рассмотрим объем мелиоративных мероприятий по отдельным республикам.

По РСФСР (не считая ирригационных районов Казакстана и Киргизстана) общий объем мероприятий намечен на сумму 245 млн. руб. (из бюджетных средств — 67 млн. руб., кредитных — 87 млн. руб. и на средства населения — 91 млн. руб.). Основным заданием здесь будет: увеличение кормовой площади, улучшение водоснабжения поселений и мелиорация площадей как в целях борьбы с засухой, так и в целях интенсификации сельского хозяйства, т. е. развитие технических и специальных культур, наконец, организация торфяного хозяйства.

По УССР план предусматривает расход по бюджету 17.200.000 руб., по кредиту — 30.400.000 руб. и за счет средств населения — 24.800.000 руб., а всего 72.400.000 руб.

План намечает расширение культурных площадей, обводнение поселков, орошение полевых и садово-огородных культур, укрепление оврагов и закрепление песков, организацию торфяного хозяйства.

Большие работы также предположены по Белорусской ССР. В этой республике, как известно, мы имеем особенно острые формы аграрного перенаселения. Общий объем работ по БССР намечен на сумму 30.400.000 руб. (по бюджетному — 6.200.000, по кредиту — 5.000.000 руб. и за счет средств населения — 19.200.000 руб.

План намечает следующие мероприятия: осушение заболоченных площадей, культуртехническое улучшение луговых площадей, улучшение водоснабжения и организацию торфяного хозяйства.

В 3СФСР мы имеем план весьма значительных мелиоративных и ирригационных мероприятий. План ставит своей задачей расширение хлопковых площадей, а также расширение земельного фонда для обеспечения потребности населения особо перенаселенных районов Грузии. Объем работ исчисляется в 46 млн. руб. (по бюджетному 34 млн., по кредиту 6 млн. и за счет средства населения 6 млн. руб.).

Мелиоративно-ирригационные мероприятия по Средне-Азиатским республикам планом намечены из того предположения, что в 1930 г. здесь предположено довести получение хлопкового волокна до 18.900.000 пуд., а в 1940 г. — до 25 млн. пуд.

Общий объем расходов намечен в 184 млн. руб. (по бюджету — 154 млн., по кредиту — 15 млн. и за счет средств населения — 15 млн. руб.). Намечено провести орошение на площади в 650.000 га.[5]

Мелиоративное дело за последние годы растет чрезвычайно быстрым темпом. Об этом свидетельствует значительный рост и развитие мелиоративной кооперации (мелиоративных товариществ), что видно из следующей таблицы:

Периоды
Число мелиоративных
товариществ
Количество членов
Площадь,
подлежащая  мелиорации (га)
На 1/Х 1919 г.
7
173
628
На 1/Х 1920 г.
26
2.376
5.041
На 1/Х 1921 г.
317
14.895
32.192
На 1/Х 1922 г.
1.131
37.305
84.276
На 1/Х 1923 г.
1.950
134.400
281.073
На 1/Х 1924 г.
2.405
209.279
528.173
На 1/Х 1925 г.
3.852
433.158
1.044.760
На 1/Х 1926 г.
4.848
318.581
1.165.342
На 1/Х 1927г.
5.500
450.000
1.300.000
Всего
5.500
450.000
1.300.000

Выполнение работ видно из следующей таблицы (в га):

Периоды
Осушено
Орошено
Культур.
технич.
работы
Всего
охвачено
работами
На 1/Х 1922 г.
13.000
5.000
15.000
На 1/Х 1923 г.
11.602
22.000
14.000
45.000
На 1/Х 1924 г.
33.000
14.100
18.000
60.000
На 1/Х 1925 г.
49.754
14.000
28.000
90.000
На 1/Х 1926 г.
70.968
7.488
37.000
112.000
На 1/Х 1927 г.
90.000
10.000
50.000
150.000
Всего
268.324
67.588
152.000
472.000

На все эти работы затрачено средств: из мелиоративного кредита — 2.750.000 руб. и за счет средств и труда населения — 6.500.000 руб.[6]

Если общая стоимость мелиоративных работ (осушение, орошение, культуртехнические работы, устройство и ремонт искусственных сооружений, выполнение земляных работ) в 1917/18 г. выражалась в сумме 180.000 руб., в 1921/22 г. — в сумме 1.400.000 руб., то уже в 1926/27 г. она выражалась в сумме 16 млн. руб.

Из наиболее крупных мелиоративных предприятий следует назвать: 1) Канал Октябрьской революции ДАССР, протяжением до 70 верст, общей площадью орошения до 45.000 га (орошается в настоящее время 10‑12 тыс. га); 2) Куро-Марьинский канал на Северном Кавказе (капитальный ремонт на протяжении 175 верст, с площадью обводнения до 100.000 га); 3) Эристовский канал на Северном Кавказе (капитальное переустройство на протяжении до 150 верст, с площадью обводнения до 80.000 га); 4) работы по орошению земель Северной Кабарды, площадью до 30.000 га; 5) восстановление осушительной сети Барабинской степи Сибкрая на площади 300.000 га; 6) крупные осушительные работы в Московской губ. по реке Дубне, с площадью осушения до 25.000 га. Кроме того, большие работы производятся над Прикубанскими плавнями, в Уйбатской степи и др.[7]

Во всех этих работах средства и труд населения, а также и средства местных организаций играют значительную роль. Так, в 1922/23 г. эти средства выражались в размере 33%, в 1923/24 г. — 30%, в 1924/25 г. — 16%, в 1925/26 г. — 32% и в 1926/27 г. — 30%.

Мелиоративный персонал на 1 октября 1926 г. был: гидротехников — 766 человек, культуртехников — 142, гидрологов и гидромодулистов — 35, а всего 943 человека, при чем лиц со стажем более 10 лет было 30%, а лиц с высшим образованием — 24%.

Операционный план Наркомзема на 1927/28 г. определяет общий объем мелиоративных работ по всем районам в следующих цифрах: осушение на площади 186.000 га; культуртехнические работы — 142.000 га; регулирование рек — 75 километров; обводнение путем устройства 7.400 сооружений и орошение 27.500 га. Особенно важное значение в этих работах придается работам в районах засухи. Обводнительные мероприятия по устройству прудов и колодцев стимулируют возможность проведения землеустройства, а также расселения многодворных общин и тем самым приближают землю к хозяйству. Поэтому на них по плану НКЗ обращается особое внимание.

В засушливых районах планом предусматривается устройство и оборудование 4.500 обводнительных сооружений, в том числе 1.200 прудов.

Орошаемые земли на площади в 27.000 га распределяются по районам таким образом:    Северный Кавказ —10.000 га, по Сибкраю — 10.000, Нижнее Поволжье — 5.000, Среднее Поволжье — 2.000 и ЧЦО — 500 га.

Особенное внимание обращено в плане на работы по расширению площадей, пригодных для увеличения кормовых средств.

Финансирование мелиоративных мероприятий на 1927/28 г. предусматривается планом по госбюджету — 4.555.000 руб., ссудный кредит — 10.627.000 руб., местный бюджет — 1.883.000 руб. и средств населения 8.200.000 руб., а всего 25.265.000 руб. против затраченных 16 млн. руб. в 1926/27 г.[8]

По последнему варианту Госплана на 1927/28 г. на мелиорацию предположено израсходовать: по госбюджету 57,8 млн. руб. и из средств населения 13,3, а всего 71,1 млн. руб. Таким образом, разница с оперативным планом Наркомзема получается довольно значительная, а именно на 45,9 млн. руб. Такое расхождение можно объяснить только тем, что Госплан в свои расчеты вводит, очевидно, некоторые капитальные вложения за счет следующих лет пятилетнего плана.

В заключение следует остановиться на директивных указаниях ЦК ВКП(б) от 20 октября 1927 г. по вопросу о выработке союзного закона о землеустройстве и землепользовании.

По вопросу о землеустройстве директивные указания касаются прав населения на свободный выбор форм землепользования. Указывается на необходимость содействия таким формам землепользования в зависимости от местных условий, которые способствуют подъему сельского хозяйства, кооперированию и коллективизации. Мы уже касались этого вопроса и здесь еще раз отмечаем, что от общинного и многодворного порядка землепользования настало время более решительно переходить к товарищеской форме землепользования, проводя это дело с сугубой осторожностью и с самых простейших видов объединения.

Землеустройство должно содействовать интенсификации и рационализации сельского хозяйства, введению многополья, борьбе с чересполосицей и дальноземельем; оно должно способствовать развитию мелиоративных и осушительных работ и сельскохозяйственному освоению новых земель. Приведенные нами выше данные свидетельствуют, что эта работа уже в значительной степени развернута Наркомземом и очередной задачей является углубление и расширение этой работы на основе данных директив.

Коллективным хозяйствам (коммунам, артелям, товариществам по общественной обработке земли) должно быть оказано всемерное содействие и поощрение по линии экономической, финансовой, технической и культурной.

Землепользование должно быть устойчивым. Директивные указания обязывают провести в безотлагательном порядке меры, обеспечивающие необходимую устойчивость и прочность землепользования. Только при этих условиях мы можем стимулировать усиленное вложение труда и средств в сельскохозяйственное производство в целях его улучшения.

Борьба с частыми переделами, в особенности если они не связаны с агрикультурными улучшениями, должна вестись по всему фронту. И именно широкие землеустроительные работы, и в особенности разбивка многодворных общин на поселки, дает нам гарантию прекратить, наконец, разорительную для всего народного хозяйства уравнительность земель путем частых переделов. Эта постоянно висящая над землепользованием угроза переделов является чрезвычайно серьезным, задерживающим началом в деле развития производительных сил и роста социалистических элементов в нашей деревне. Однако не следует забывать, что в ряде районов не было еще ни одного уравнительного передела после Октябрьской революции, и тем более зажиточная часть крестьянства пользуется земельными наделами в значительно большем размере, чем им причитается по разверсточным единицам. Поэтому в этих районах необходимо широко применять примечание к ст. 116, по которому для передела требуется заявление хотя и меньшинства членов земельного общества. При проведении этого передела, необходимо твердо осуществлять классовый подход (отвод близлежащих земель бедняцким и маломощным хозяйствам и т. д.).

Вопросы о возмещении землепользователям за произведенное ими коренное улучшение (искусственное осушение, орошение и т. п.) также находят свое осуществление в землеустроительных работах. А рост кредитных операций, приведенный нами выше, дает основание надеяться, что директивные указания о кредитовании бедняцких хозяйств на предмет возмещения землепользователям за произведенные улучшения будет выполняться.

При проведении нашей землеустроительной, переселенческой и мелиоративной работы необходимо осуществлять классовый подход. В этом отношении мы имеем директиву оказывать бедняцким, маломощным и середняцким хозяйствам всемерные льготы и преимущества, создавая тем самым благоприятные условия для социалистического строительства в деревне.

Директивные указания говорят о необходимости принятия на государственный счет землеустройства всех бедняцких крестьянских и маломощных хозяйств середняков. Они указывают на необходимость предоставления указанным слоям деревни особых экономических преимуществ в области землеустройства и землепользования (отвод более удобных земель, льготы при переселении и выделах и т. п.). В этом отношении уже приняты практические шаги: помимо общих ассигнований будет отпущено 10 млн. руб. на землеустройство по юбилейному манифесту ЦИК СССР.

На этом мы заканчиваем с вопросами устройства земельной территории и переходим к другим итоговым мероприятиям Наркомзема в области поднятия производительных сил деревни, ее кооперирования и коллективизации. Об этом в следующий раз.

Примечания:

[1] См. доклад тов. Молотова на XV съезде.

[2] См. “Сельскохозяйственная жизнь”, № 40, 1927 г., стр. 30.

[3] См. “Перспективы развертывания народного хозяйства СССР на 1926/27-1930/31 гг.”. Изд. Госплана, стр. 223, 224.

[4] “Перспективная ориентировка на 1927/28-1931/32 г.” затраты на ирригацию и мелиорацию определяет в 643 млн. руб. за пять лет (стр. 33).

[5] См. “Перспективы развертывания народного хозяйства СССР на 1926/27-1930/31 гг.”, стр. 225 и след.

[6] “Землеустроитель”, № 10, 1927 г., стр. 33, 34.

[7] См. М. И. Лацис, “10 лет борьбы за новую деревню”, стр. 29.

[8] См. “Сельскохозяйственная жизнь”, № 40, 1927 г., стр. 30.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.