Справка заместителя начальника отдела населения и здравоохранения ЦУНХУ Госплана СССР М.В. Курмана о результатах обследования постановки учета естественного движения населения в марте 1934 г. 4 апреля 1934 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1934.04.04
Источник: 
Голод в СССР 1929-1934. Том 3. Лето 1933 - 1934 гг. М.: МФД, 2011. Стр. 602-608
Архив: 
РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 329. Д. 132. Л. 56—66. Подлинник. Л. 67. Заверенная копия.

№ 500

Справка заместителя начальника отдела населения и здравоохранения ЦУНХУ Госплана СССР М.В. Курмана о результатах обследования постановки учета естественного движения населения в марте 1934 г.1*

Секретно

Всего обследованием было охвачено по командировке ЦУНХУ: 10 сельсоветов Павлоградского р. УССР (обследователь т. Горянов); 10 сельсоветов Курского р. ЦЧО (обследователь т. Прокофьев); 11 сельсоветов Чудовского р. Ленинградской обл. (обследователь т. Семидевкин); 5 сельсоветов Рославльского р. Западной обл. (обследователь т. Помпеев); 1 городской пункт Республики Немцев Поволжья (обследователь т. Сикра); 10 сельсоветов Аткарского р. Саратовского края (обследователь т. Гуревич); 4 сельсовета Мальчевского р. Азово-Черноморского края (обследователь т. Толмачев); 30 сельсоветов Московской обл., из них: 10 сельсоветов Калужского р. (обследователь т. Курман); 10 сельсоветов Краснохолмского р. (обследователь т. Карасев); 10 сельсоветов Чернского р. (обследователь т. Сазонов); 2 сельсовета Армавирского р. Азово-Черноморского края (обследователь т. Курман). Кроме того УНХУ Украины было обследовано 12 сельсоветов в Днепропетровской, Киевской и Харьковской областях, и Ивановским облУНХУ было обследовано 14 сельсоветов в Нерехтском, Середском, Ивановском и Родниковском районах. Общее число сельсоветов, охваченных обследованием, составляет 1172*.

1.    Всеми обследователями установлено, что записи в книги актов гражданского состояния производят, как правило, секретари сельсоветов. Лишь в незначительном количестве случаев записи производят счетоводы и делопроизводители. В отдельных случаях ведение записей секретарями передоверяется в связи с занятостью другим лицам из числа активистов сельсоветов, школьных работников и др. С другой стороны, частая сменяемость секретарей при низкой их квалификации и при недостаточном их инструктаже в деле постановки ЗАГС приводит к халатности, нечеткости, а часто и прямым безобразиям в деле ведения книжек. Обследователями приведен ряд фактов (по Чернскому р. Московской обл., Калужскому р., Республике Немцев Поволжья и т.д.), показывающих, что при продолжительной работе секретаря работа ЗАГС по регистрации актов поставлена сравнительно удовлетворительно.

2.    Как общее правило, хранение книг ЗАГС не гарантирует их полной сохранности и невозможности злоупотреблений. В подавляющем большинстве случаев книги ЗАГС хранятся в шкафах с общими делами сельсоветов, причем эти шкафы либо совсем открыты, либо снабжены плохими замками, между тем как по своему значению книги ЗАГС должны были бы храниться наравне с денежными и секретными документами. Правда, в отдельных случаях хранение книг ЗАГС хорошее, однако в других случаях (Турынинский сельсовет Калужского р., Колобовский сельсовет Краснохолмского р.) хранение книг ЗАГС настолько безобразно, что книги можно было унести из сельсовета в отсутствие должностных лиц. В результате такого положения фактический доступ к книгам, как правило, имеют не только председатели и секретари сельсоветов, но и гораздо более широкий круг людей из числа членов сельсовета, сельсоветского актива и т.д. Возможен доступ к книгам также и частных лиц.

3.    В ряде сельсоветов имелись серьезные перебои в снабжении ЗАГСов книгами. Не обеспечены были книгами ЗАГС следующие сельсоветы: Магачевский и Хвощевский сельсоветы Краснохолмского р. Московской обл. — книгами смертей; Казацкий сельсовет Курского р. — книгами смертей; Вербкинский, Поводачинский, Богуславский, Жемчужный, Богдановский и Юрьевский сельсоветы Павлоградского р. — книгами смертей; Сватовский сельсовет Киевской обл., Кулебовский, Бороновский, Больнянский, Орловский сельсоветы Днепропетровской обл., Ягодинский сельсовет Харьковской обл., Мальчевско-Полонинский сельсовет Азово-Черноморского края и Терновский сельсовет Республики Немцев Поволжья, т.е. всего не хватило книг по 17 сельсоветам (из 115 обследованных).

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что не хватило книг учета смертей. Не было ни одного случая недостачи книг записи рождений. Вполне вероятно, что нехватка книг учета смертей в этих сельсоветах была вызвана повышением в них в 1933 г. смертности. Это предположение оправдывается как при анализе географического положения этих районов (почти все эти районы относятся к Украине, Северо-Кавказскому краю и Нижней Волге), так и при анализе того периода, когда книги отсутствовали. Во всех случаях отмечается отсутствие книг в период мая—августа, и только в Краснохолмском р. отмечается отсутствие книг с февраля мес., очевидно, по местным причинам. Этот вывод целиком подтверждается материалами Украины, имевшимися в ЦУНХУ и до настоящего обследования.

4.    В период отсутствия книг ЗАГС записи смертей производились в тетрадках, списках, свидетельствах о смерти, на клочках бумаги и т.д. В дальнейшем при получении книг ЗАГС записи, произведенные в период отсутствия книг, по инструкции должны были быть перенесены в книги записей, однако в 5 случаях они не были перенесены (Павлоградский р. — сельсовет ограничился лишь посылкой в район копии списка и тетрадей), а в 2 случаях в Днепропетровской обл. записи были перенесены лишь частично. Во всех других случаях записи по заявлениям работников сельсовета были перенесены в книги, но и тут необходимо отметить, что полнота и правильность перенесения всех записей из тетрадей, клочков бумаги и списков в книги никем не проверялась. Поэтому и в данном случае возможны значительные пропуски, и как результат их — недоучет смертей.

5.    Нумерация всех актов как по рождению, так и по смертям, ведется в довольно значительной массе сельсоветов неудовлетворительно (в 25 % сельсоветов); в довольно большой группе сельсоветов имеются отдельные случайные перебои в нумерации (около 20 % сельсоветов), и только лишь в половине сельсоветов нумерация удовлетворительная, причем наиболее скверно поставлено это дело в Чудовском р. Ленинградской обл., Краснохолмском р. Московской обл., в русских сельсоветах Республики Немцев Поволжья. В наибольшем порядке записи в Ивановской обл., в Павлоградском р. Украины и в Чернском р. Московской обл.

6.    В ряде сельсоветов обнаружены в середине заполняемой книги ЗАГС пропущенные бланки. Во всех областях, кроме Кулебовского и Песчанского сельсоветов Днепропетровской обл., без номеров. Так, в Краснохолмском р. таких сельсоветов, имеющих незаполненные бланки в книгах, обнаружено 8, в Калужском р. — 5, в Курском р. — 2, в Аткарском р. — 1, то же во всех пяти русских сельсоветах Республики Немцев Поволжья. Однако число пропущенных бланков в середине книг очень незначительно. Необходимо обратить внимание на оставление незаполненным большого количества листов в незаконченных книгах. Это происходит в том случае, когда в книгу, в которой произведено некоторое число записей, перестают записывать и начинают запись в новую книгу. Так как при этом никакими актами не оформляется число заполненных листов, то этим самым создается возможность для всякого рода недоразумений и даже прямых злоупотреблений.

7.    Обследователями отмечено значительное число актов рождений и смертей, не подписанных заявителями. Так, по Чудовскому р. актов рождений без подписи заявителя 96 из 793, актов смертей без подписи заявителя 118 из 742. По Курскому р. актов рождений без подписи заявителя 217 из 682 и актов смертей 482 из 1763. По 12 сельсоветам, обследованным УНХУ УССР, отмечено отсутствие подписи заявителя на актах рождений в 131 случае из 774 и 1989 случаях из 5047 — смерти. По г. Энгельсу отмечено отсутствие записей заявителя под всеми актами. Несколько меньший процент актов без подписи заявителя отмечен по Калужскому р., Чернскому р. и Краснохолмскому р. Московской обл., а также по Ивановской обл. Как правило, хотя бы несколько случаев отсутствия подписи заявителя имеются почти во всех советах за небольшим исключением. Председатели и секретари сельсоветов объясняют отсутствие подписей заявителя рядом причин, например: а) отсутствием инструктажа по этому вопросу; б) невозможностью получить подпись заявителя при погребении неизвестных, а также жителей из другого села (такие случаи отмечаются по Сватовскому сельсовету Киевской обл., Больнянскому — Днепропетровской обл. и некоторым другим сельсоветам УССР). Иногда отсутствие подписей заявителей, а также и подписи должностных лиц объясняют тем, что подписывался экземпляр, отправленный в район, и этим ограничивались.

8.    Обнаружены также почти во всех сельсоветах случаи отсутствия подписей должностных лиц под актами рождений и смертей, причем в ряде районов не подписано больше половины актов, таковы русские сельсоветы Республики Немцев Поволжья; Вороновский, Орловщинский, Песчанский, Ягодинский сельсоветы — обследованы УССР; 2-й Рыжковский, Казакский и Стрелецкий сельсоветы — ЦЧО. Значительно лучше обстоит в этом отношении дело в большинстве сельсоветов Московской обл., Западной обл., Ивановской обл. и Саратовского края. Надо отметить, что за редким исключением даже там, где акт подписан должностными лицами, не имеется требуемых законом двух подписей (председателя и секретаря), скрепленных печатью. Как правило, подписывает только одно лицо, чаще всего секретарь сельсовета. Скрепление печатью отмечено только в немецких сельсоветах Республики Немцев Поволжья и в одном сельсовете Московской обл. Отсутствие подписей должностных лиц в сельсоветах объясняется опять: 1) недостаточным инструктажем; 2) тем, что подписывались вторые экземпляры, отсылаемые в район (подписывание первых экземпляров откладывалось до конца месяца и часто забывалось либо вообще не считало обязательным); 3) либо, наконец, тем, что при перенесении массовых записей из списков в книги считали достаточным то, что список в свое время был скреплен подписью должностных лиц, и поэтому предполагали, что вторичное подписание должностными лицами в книге уже излишне. Это тем более практиковалось, что весьма часто в книгу переписывал уже другой секретарь сельсовета, а не тот, который в свое время заполнял список или получал его от колхоза, специальной комиссии и т.д. Такие случаи наблюдались в Прочноокопской станице Северо-Кавказского края, а также в отдельных сельсоветах Украины. Такое положение дел в сельсоветах, нарушающих как закон, так и ряд инструкций по ведению книг записей гражданского состояния, является совершенно нетерпимым. Оно, с одной стороны, не исключает возможности ряда серьезнейших злоупотреблений вплоть до прямого использования полной беспризорности этого дела классовым врагом, а с другой стороны, лишая самый факт записей характера ответственнейшего государственного документа, может дать повод целому ряду серьезных недоразумений как частноправового характера (установление факта состояния в браке, родства и т.д.), так и в случае недоразумений в связи с призывом на военную службу и проч. Наконец, совершенно не исключена возможность в ряде мест пропажи основных книг, что (в особенности в части записи рождений) сделает совершенно невозможным в дальнейшем на базе бесспорного установления факта возраста, социального происхождения и места рождения большого количества лиц. Имели место записи смертей, выявленных специальными обходами или проверкой, организованной сельсоветами (Прочноокопская станица Азово-Черноморского края, Терновский сельсовет Республики Немцев Поволжья, Володарский р. Киевской обл., Песчанский сельсовет и др).

9.    Как правило, причина смерти заполняется самим сельсоветчиком по словам родственников умершего или по собственному разумению (по закону представления медицинских свидетельств о причинах смерти в пределах РСФСР не установлено; в 1931 г. ЦУНХУ поставило вопрос в СНК РСФСР, который его отклонил вследствие протеста НКЗдрава).

Из характера записей причин смерти особенно ярко выявляется не только чрезвычайно низкая квалификация лиц, производящих регистрацию, но и их чрезвычайно небрежное и безответственное отношение к этой части своей работы. Преобладают следующие причины: «старость», «слабость», «неизвестно». В качестве примера безответственности при записи причин смерти можно привести «такие причины смерти»: «умерла от дамской болезни», «лег отдохнуть и умер», или такой случай, когда на сорокапятилетнего мужчину в качестве причин смерти указывается «старость» и др. Помимо того по ряду сельсоветов обследователями установлено наличие негласных указаний, чтобы в случае заявления родственников умершего о том, что причиной смерти был голод, писать «истощение» (Республика Немцев Поволжья) либо «неизвестно» (Украина).

10.    Случаи двойной записи умершего обнаружены в Кулебовском сельсовете Днепропетровской обл. В акте, подписанном инспектором главной учетной инспекции УНХУ Украины т. Шофманом, указано: «обнаружены факты как по записи рождений, так и по смертям, что на одних и тех же лиц выписывали по 2—3 карточки. Например, Волокита Артем Иванович 37 лет записан: 23 марта 1933 г. под № 110, 25 марта 1933 г. под № 111 и 10 августа 1933 г. под № 512; Цвокао Гиршка Авсеевич за №№ 243—244; Яшный Савва за №№ 350—352; Ткаля Алексей Трофимович зарегистрирован 2 раза под № 123. Объяснений этим фактам нет. Один случай двойной записи был обнаружен в с. Смеловке Республики Немцев Поволжья, однако он был обнаружен инспектором УНХУ еще до обследования, и его же распоряжением вторая запись была аннулирована. Других случаев двойной записи не обнаружено.

11.    Записи неизвестных — обнаружен 1 случай в Вербкинском сельсовете, в Павлоградском р. 339 случаев, в Сватовском сельсовете первом и втором 30 случаев, в Гончаровском сельсовете 4 случая, в Больнянском сельсовете 50 случаев, в Орловщинском сельсовете 6 случаев и в Яготинском сельсовете УССР 4 случая. Единичные случаи записей неизвестных имеются в ЦЧО, 12 по Курскому р. и даже 1 случай в Турининском сельсовете Калужского р. Московской обл.

12.    Записей умерших вне территории данного сельсовета обнаружено: в Животиловском сельсовете (записано 2 чел., умерших в РСФСР. По словам председателя, записи сделаны на основе получения оттуда справки об их смерти).

13.    В значительном числе сельсоветов отмечается недоучет явлений, главным образом, смертей в 1933 г. Так, по Павлоградскому р. УССР по заявлению самих сельсоветов не учтено 8 чел. Общая цифра учтенных в сельсовете умерших превышает цифры, имеющиеся в районном УНХУ, на 240 чел. По Сватовскому сельсовету по заявлению самого сельсовета обнаружено 8 случаев недоучета. По Кулебовскому в 1934 г. председателем сельсовета было дано задание уполномоченному проверить количество случаев незарегистрированных смертей за 1933 г. В результате этой проверки выявлен недоучет больше 100 чел. На них записей в книге не сделано. О точном количестве ни председатель, ни секретарь не могут дать ответа, т.к. по их словам «это еще уточняется». По Вороновскому сельсовету 4 случая, по Больнянскому «на территории сельсовета в 1933 г. было обнаружено 50 неизвестных трупов, которые в сельсовете не зарегистрированы». По Песчанскому сельсовету «недоучет регистрации по приблизительным подсчетам может выразиться примерно в 300 чел. Однако, как видно испугавшись подобной цифры, председатель и секретарь сельсовета стали настаивать на том, что недоучет по Песчанскому сельсовету не превышает 150 чел.». Как ту, так и другую цифру проверить нет никакой возможности. По Володарскому р. по сообщению инспектора райУНХУ значительное число умерших не попало в регистрацию. Характерна также справка, полученная из судебно-медицинской инспектуры г. Киева (см. приложение). По Саратовскому краю по Николаевскому сельсовету по заявлению председателя сельсовета т. Мелинцева зарегистрировано не более 50 % случаев смертей.

Случаи недоучета отмечаются также по Республике Немцев Поволжья. Так, по Квасниковскому сельсовету «по мнению секретаря сельсовета и по заявлению т. Меркачевой (работающей в 1933 г. в политотделе, в настоящее время в УНХУ) численность смертности, имеющейся в распоряжении УНХУ, преуменьшена ввиду того, что летом были случаи погребения без регистрации». По Прочноокопскому сельсовету Азово-Черноморского края число смертей, числящихся в районной сводке, составляет 557, между тем как по данным самого сельсовета это число достигает 984, кроме примерно 23 неизвестных и т.д. Случаи недоучета имеются и в других районах, главным образом, вследствие неотсылки вторых экземпляров актов в район. Такие случаи отмечены по Чудовскому р., Краснохолмскому, Калужскому и Чернскому р. Как правило, случаи недоучета смертей или рождений вследствие неотсылки вторых экземпляров касаются каждый раз только нескольких карточек. Однако в отдельных случаях вторые экземпляры не отсылаются в район по несколько месяцев: так, по Чудовскому р. по Грузинскому сельсовету второй экземпляр не отослан за период июль—декабрь 1933 г. По Больше-Опочиваловскому сельсовету записи с апреля 1933 г. по январь 1934 г. не нумеровались и не отсылались, и лишь в январе 1934 г. отосланы были сразу за 8,5 мес. и т.д. Случаи недоучета отмечаются также по Мальчевскому р. Азово-Черноморского края (за 4 мес. нет никаких записей), по г. Энгельсу, по прилегающему к городу совхозу не регистрируются умершие в горЗАГСе, а их хоронят без всякой регистрации. По Малоосиновскому сельсовету Аткарского р. Саратовского края все записи смертей, по словам секретаря сельсовета, якобы производятся колхозом, т.к. все село состоит в колхозе. При этом, во-первых, отсутствует всякая запись в книгах ЗАГС и, во-вторых, даже по заявлению самого секретаря сельсовета случаи смертей нетрудоспособных вообще никем не записываются. Такое своеобразное «сращивание» колхоза с сельсоветом является таким образом также одной из форм, приводящей к недоучету смертей. Случай переучета обнаружен в Кулебовском сельсовете Днепропетровской обл. (см. выше случаи двойной записи). В том же Кулебовском сельсовете обнаружен случай, «когда жена заявила о смерти мужа при его жизни для получения помощи из колхоза». Карточка на него выписана, и сельсовет установил о том, что он жив, но не уничтожил этой карточки и не сообщил в милицию; в Животиловском сельсовете УССР (см. выше случай записи умерших на другой территории). По Прочноокопской станице Азово-Черноморского края среди умерших был записан колхозник Бацай. Однако, как выяснило расследование, действительно умершая его жена и трое детей не были зарегистрированы. По-видимому, в данном случае имела место ошибочная запись после заочного сообщения о смерти в семье Бацай, причем это облегчалось еще своеобразной фамилией, не дающей возможности сразу учесть, относилась ли она к мужчине или к женщине.

Таким образом обследованием выявлен сравнительно незначительный переучет смертей и очень большой их недоучет.

Случаи двойной записи смертей и рождений обнаружены также и в Калужском, Краснохолмском районах Московской обл., и в Республике Немцев Поволжья в связи с неправильно понятой работниками сельсовета техникой заполнения актов: в связи с тем, что по инструкции требуется заполнение копии и отсылки ее в район, некоторые сельсоветские работники заполняли 2 экземпляра и на листе, остающемся в сельсовете. Случаев такого переучета немного, причем есть основание думать, что в вышестоящих звеньях системы УНХУ эти случаи, как следующие непосредственно один за другим и как правило проходящие даже под одним номером, будут изъяты.

Обнаружена также случаи переучета рождений (в Азово-Черноморском крае, в Чудовском р., в Республике Немцев Поволжья), когда в книгу рождений записывали лиц, родившихся много лет тому назад, в связи с необходимостью получения ими паспортов. Так, в Прочноокопской станице Азово-Черноморского края из 63 случаев рождений, записанных в 1933 г., точно установлено, что в 33 случаях имели место записи лиц, давно родившихся, а в 7 случаях, по-видимому, имело место это же явление, хотя это документально не удалось подтвердить.

Общий вывод из всего изложенного может быть сделан в том смысле, что организация дела записей актов гражданского состояния в сельсовете (ведение книг и их хранение, нумерация, своевременность отсылки, скрепление актов подписями заявителя и должностных лиц и др.) находится в скверном состоянии. Уже сейчас имеет место случай ненахождения целых книг ЗАГС за ближайшие к нам годы (Чудовский р., Курский р., Чернский р.). Между тем это дело по своей несложности может быть поставлено на должную высоту. Одним из доказательств того, что в условиях сельсоветов вполне возможно удовлетворительное ведение регистрации смертей и рождений, служит выявленный обследованием тот факт, что всюду в немецких советах (как в Республике Немцев Поволжья, так и в Азово-Черноморском крае, в Мальчевском и Армавирском р. Азово-Черноморского края) состояние книг было найдено вполне удовлетворительным3*.

Курман

 [Приложение]

Справка судебно-медицинского инспектора об умерших по г. Киеву за 1933 г.

29 марта 1934 г.

Совершенно секретно

Трупным покоем г. Киева за 1933 г. всего принято подобранных по городу трупов 9472, из них зарегистрировано в Сталинском райЗАГСе 3991; не зарегистрирован 5481 труп согласно директивным указаниям прокуратуры (устным и письменным).

Судебно-медицинский инспектор

1* Обследование проводилось сотрудниками ЦУНХУ, УНХУ УССР и Ивановского облУНХУ.

2* Так в тексте.  По подсчетам составителей —  108.

3* Конец предложения после слова «состояние» вписан от руки.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.