Докладная записка заместителя начальника отдела населения и здравоохранения ЦУНХУ Госплана СССР М.В. Курмана начальнику ЦУНХУ И.А. Кравалю о естественном движении населения в период между переписями 1926 и 1937 гг. 14 марта 1937 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1937.03.14
Период: 
1926-1937
Источник: 
Голод в СССР 1929-1934. Том 3. Лето 1933 - 1934 гг. М.: МФД, 2011. Стр. 645-647
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 56. Д. 15. Л. 62—68. Копия.

№514

По данным переписи 1926 г. в СССР насчитывалось 147 млн чел.: по данным переписи 1937 г. — 162 млн чел. Таким образом, население СССР по данным двух переписей выросло на 15 млн человек.

По данным регистрации рождений и смертей прирост населения за тот же период составляет 21,3 млн человек или на 6,3 млн больше.

О характеристике полноты данных регистрации ЗАГС можно сказать следующее: до 1933 г. никаких цифровых материалов об охвате территории учетом ЗАГС не имеется, за последующие годы охват населения учетом ЗАГС характеризуется следующими цифрами:

 

Численность населения по территории, представившей отчетность, в процентах ко всему населению СССР

Процент охвата населения учетом ЗАГС внутри отчитавшейся территории

Процент охвата учетом населения СССР (142)

1933 г.

83,2

94,0

78,2

1934 г.

90,7

95,7

86,8

1935 г.

97,6

98,3

95,9

1936 г.

     

Таким образом, прямые отчетные данные охватывают подавляющую часть населения СССР, и произведенные доисчисления касались лишь территории с незначительной частью населения СССР. При некоторых условностях этих исчислений они сколько-нибудь значительно на общую цифру прироста населения СССР (21,3 млн) влиять не могли.

Однако мы не располагаем почти никакими цифровыми данными о полноте обращаемости населения для регистрации случаев рождений и смертей даже на территориях, по которым отчетность получается исправно.

Между тем, есть ряд оснований утверждать о неполноте регистрации рождений и особенно смертей, что вызвано главным образом возможностью похоронения трупов без справок ЗАГС и, следовательно, без регистрации (особенно в сельских местностях) и отчасти некоторыми местными обычаями (Бурято-Монгольская АССР, Калмыцкая АССР и т.д.).

Этот недоучет отдел населения и здравоохранения отмечал в ряде записок (докладные записки в связи с обследованием постановки первичной регистрации рождений и смертей).

Можно ли считать, что весь разрыв в шесть с лишним миллионов приходится за счет дефектов в учете естественного движения населения?

Некоторые расчеты показывают неправильность этого предположения.

Такой разрыв может произойти только вследствие недоучета смертей (двойной счет рождений в сколько-нибудь массовом размере невероятен).

Но так как, на самом деле, имеет место и некоторый недоучет рождений (хотя, очевидно, в меньших размерах, чем недоучет смертей), то, на самом деле, для обоснования разрыва в 6,3 млн чел. недоучет смертей должен выразиться, по крайне мере, в 8 млн чел.

За истекшее десятилетие общее число смертей, по расчетам отдела населения на основе материалов ЗАГС, выразится примерно в 32,5 млн чел., а с прибавлением восьми миллионов оно должно равняться 40 с лишним миллионов.

Таким образом, этот расчет показывает, что отнесение всей величины разрыва за счет дефектов в учете естественного движения населения обозначает недоучет каждого пятого случая смерти в среднем за 10 лет (8 млн: 40). Такой процент недоучета смертей невероятен, тем более, что в последние несколько лет положение с учетом ЗАГС значительно улучшилось, и таким образом почти весь недоучет смертей должен концентрироваться на отрезке времени в семь — восемь лет, что практически обозначает для этих лет недоучет каждого 4 или даже 3 случая смерти.

С другой стороны, если принять, что число смертей за 10 лет равно 40 млн при относительно низкой смертности последних лет (с 1934 г. — 1936 г. — около 8 млн), то за семь лет число смертей составляло бы свыше 32 млн, или в среднем больше 4,5 млн в год, или примерно 30 чел. умерших на тысячу населения в год. Такой коэффициент смертности невозможен в условиях СССР, он более чем в два раза выше смертности всех европейских стран и совпадает со смертностью населения в старой Российской империи, бывшей по этому показателю на первом месте.

Все изложенное заставляет искать объяснения разрыва не только за счет цифр естественного движения населения, но и за счет других источников.

1.    Таким источником, во-первых, является уход части населения за этот промежуток за пределы СССР. Так, по сообщению КазУНХУ (см. объяснительную записку к исчислению численности населения в Казахской ССР с 1 января 1927 г. по 1 января 1933 г.) число ушедших из Казахстана за пределы СССР (с вычетом возвратившихся) составляло за 1930—1932 гг. 1,3 млн чел.

Процессы ухода из Казахстана за пределы СССР имели место и в 1933 г., и т.к. подобные явления были и на других территориях (Туркменская ССР, Таджикская ССР), то, безусловно, число ушедших за пределы СССР должно быть увеличено. С учетом возвратившихся все же можно полагать, что сальдо составляет примерно около 2 млн чел., ушедших за этот период за пределы СССР.

То обстоятельство, что Туркменская ССР, Таджикская ССР, Киргизская ССР и Узбекская ССР повысили свое население между двумя переписями в темпах выше среднего по СССР, еще не говорит о невозможности ухода из этих районов населения за пределы СССР. Дело в том, что в эти районы была усиленная миграция из других районов СССР на новостройки и т.д.

2.    Второй источник разрыва надо искать в цифрах населения по переписи 1926 г.

Бесспорно, в некоторых отдельных районах, в особенности национальных, перепись дала некоторый недоучет, но, с другой стороны, есть основание утверждать, что по стране в целом перепись 1926 г. дала переучет, что вытекало из самой организации переписи 1926 г.

Как известно, перепись 1926 г. продолжалась в городе 7 дней, а в сельских местностях — 15—20 дней. Все опрашиваемые должны были указать, где они провели ночь с 16 на 17 декабря. В условиях столь длительного периода проведения переписи учет наличного населения должен был неминуемо дать переучет.

Об этом говорит проверка точности учета наличного населения, произведенная в Германии Беккерманом (Гозулов. Переписи населения. Стр. 66). Беккерман установил переучет по Германии в размере 0,7%.

Принимая во внимание гораздо большую длительность проведения переписи в СССР, большую подвижность населения, с другой стороны, некоторый недоучет в национальных районах, можно полагать, что перепись 1926 г. дала переучет около 1%, т.е. около полутора млн человек.

3.    Одновременное проведение переписи 1937 г. привело, как показала проверка, к некоторому недоучету населения. При различных оценках степени недоучета можно полагать, что в среднем по СССР перепись 1937 г. недоучла 0,5—0,5 процентов населения, что составляет около 1 млн человек.

Кстати, необходимо отметить, что проверки не могли по самой своей организации охватить лиц, сознательно уклонявшихся от переписи (в городах не паспортизированных, не прописанных и т.д.), часть которых, по-видимому, в переписи не попала.

Перечисленные три источника объясняют разрыв примерно в 4,5 млн чел.

4.    Остальные 3,5 млн человек, по-видимому, приходятся за счет недоучета смертей за истекшее десятилетие.

По отдельным годам этот недоучет был неравномерен и максимум приходится на 1933 г.

Ряд специальных обследований с выездом на места показали, что на Украине, в Азово-Черноморском крае, Саратовском и Сталинградском крае, Курской и Воронежской областях имели место значительное количество случаев смертей, не записанных в книгах ЗАГС.

На основе имеющихся материалов можно считать, что в 1933 г. недоучтено около 1 млн случаев смерти (по данным отдела населения число смертей в 1933 г. составляло около 5,7 млн, а с прибавлением недоучета — около

6,7 млн чел. (15 % недоучета). Такой процент недоучета для 1933 г. возможен.

Далее можно думать, что из недоучтенного количества смертей не меньше 1—1,5 млн приходится за счет смертей, регистрация которых не попадала в общегражданскую (спецпереселенцы, заключенные в концлагерях и проч.). Эти данные, очевидно, должны быть в ГУЛАГе НКВД.

Таким образом, на долю ЗАГСовской регистрации за 9 лет приходится недоучет примерно в 1—1,5 млн чел. на 27 млн, что составляет 3,7—5,6 % недоучета.

Считая примерно, что для 1935—1936 гг. процент недоучета может быть выше трех (5 млн), что дает недоучет абсолютного числа смертей за 1935— 1936 гг. около 150 тысяч, мы имеем остаток в 850—1350 на 7 лет, который можно более или менее равномерно распределить, что составляет в среднем за год 121,4—192,9 тыс.

Зам. нач. отдела населения и здравоохранения Курман

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.